Бизнес
#статьи

«Россия — не то место, куда можно безопасно вкладывать деньги»: чем закончилось дело Калви

За что осудили американского инвестора и какие последствия это будет иметь для российского инвестрынка? Разбираемся в громком деле.

5 августа 2021 года Мещанский суд Москвы признал Майкла Калви — основателя инвестиционного фонда Baring Vostok — виновным в хищении 2,5 млрд рублей у банка «Восточный». На следующий день стало известно, что он приговорен к 5,5 года условно. Это решение «глубоко оскорбительно для меня как для профессионала в области инвестиций», — горько резюмировал сам американский бизнесмен, выступая перед журналистами.

Так завершилось одно из самых громких дел в истории российского инвестрынка. Разбираемся, как развивались события и что будет дальше.



Анастасия Саломеева

Журналист и исследователь крупного российского бизнеса.


Как всё начиналось

Задержание Майкла Калви и его коллег (всего по этому делу было осуждено семь человек) 15 февраля 2019 года оказалось серьёзной неожиданностью для всего бизнес-сообщества. Формальным основанием стало заявление акционера банка «Восточный» Шерзода Юсупова. Он был давним партнёром второго крупнейшего совладельца этой кредитной организации Артёма Аветисяна (ему принадлежало 32% акций банка, Baring Vostok — 52%).

Вместе с Калви арестовали также партнёров фонда Филиппа Дельпаля, Вагана Абгаряна и Ивана Зюзина, которые входили в совет директоров банка «Восточный» в 2017 году. Правоохранительные органы задержали и гендиректора Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максима Владимирова, а также советника предправления «Норвик Банка» Алексея Кордичева, который в прошлом возглавлял «Восточный».

Справка

Группа фондов прямых инвестиций Baring Vostok работает в России с 1994 года. За это время она вложила свыше 2,8 млрд долларов в более чем 80 проектов в России, Казахстане и Украине. В их числе «Яндекс», Ozon, «Вкусвилл», «Тинькофф Банк», Европейский медицинский центр, «Сладко», «СТС медиа», Avito​, Etalon Group, Gett, «ЭР-Телеком».

Как сообщается на сайте Baring Vostok, 47 проектов были полностью или частично завершены с внутренней нормой доходности около 38%. В год фонд реализует не более четырёх проектов на сумму от 30 млн до 200 млн долларов. Майкл Калви — основатель и управляющий партнёр Baring Vostok.

Задержанию инвестора предшествовал акционерный конфликт в банке «Восточный» между представителями фонда и Аветисяном. Камнем преткновения стала докапитализация банка, оказавшаяся одним из приоритетных вопросов после присоединения «Юниаструм Банка» Аветисяна к «Восточному» в январе 2017 года.

По информации «Коммерсанта», Аветисян хотел выкупить ещё акции, чтобы получить контроль над банком, но ему не хватало денег. Допэмиссия ещё сильнее размыла бы его долю. Baring Vostok имел средства для выкупа, но не хотел их тратить и давно пытался выйти из актива. В итоге стороны начали судиться в Лондоне, а в банке несколько раз сменился топ-менеджмент.

Арест Калви и его коллег по фонду вызвал бурную реакцию бизнес-сообщества. Российский союз промышленников и предпринимателей, а также иностранные торговые палаты направили обращение главе Следственного комитета Александру Бастрыкину с просьбой заменить Калви меру пресечения на домашний арест (впоследствии это было реализовано). О том же ходатайствовал глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев.

В поддержку Калви высказывались генеральный директор компании «Яндекс» Аркадий Волож, председатель Счётной палаты Алексей Кудрин, спецпредставитель президента России Анатолий Чубайс, создатель инвесткомпании «Тройка Диалог» Рубен Варданян, бывший глава Morgan Stanley в России Райр Симонян, глава Сбербанка Герман Греф.

Обвинения

Калви и его коллег обвинили в том, что в 2015 году они организовали незаконную выдачу «Восточным» подконтрольному ему ПКБ двух заведомо невозвратных и необеспеченных кредитов в рублях и долларах. Деньги были переданы под видом пополнения оборотных средств на общую сумму более 2,5 млрд рублей. По версии следствия, эти деньги похитили, а обязательства перед «Восточным» ПКБ погасило через отступное соглашение с передачей банку 59,9% акций International Financial Technology Group (IFTG). Их реальная стоимость составляла 254 млн рублей, указывало обвинение.

Подсудимые свою вину не признали. Калви заявлял, что кредиты, которые «Восточный» выдал ПКБ, пошли на погашение обязательств самого «Восточного» перед кипрской компанией BrokerCreditService на 2,5 млрд рублей. Стоимость пакета спорных акций IFTG, переданных банку в рамках отступного соглашения, существенно превышала сумму кредитных обязательств ПКБ, настаивал американский инвестор.

В конце 2020 года ПКБ и «Восточный» заключили мировое соглашение, по которому банк получил 2,5 млрд рублей — сумму вменённого Калви и его коллегам ущерба. После этого кредитная организация отказалась от гражданского иска, заявленного к фигурантам в рамках уголовного дела. В марте 2021-го Совкомбанк объявил о подписании с фондами Baring Vostok, компанией «Финвижн» и Шерзодом Юсуповым соглашений о покупке банка «Восточный».

Решение суда

6 августа Мещанский суд Москвы встал на сторону обвинения и приговорил Майкла Калви к 5,5 года лишения свободы условно. Кроме него условные сроки получили партнёр фонда Baring Vostok Филипп Дельпаль (4,5 года), топ-менеджеры фонда Абгарян (4,5 года) и Зюзин (5 лет), экс-гендиректор Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максим Владимиров (4 года), экс-директор по инвестициям «Восточного» Александр Цакунов (4 года), экс-глава «Восточного» Алексей Кордичев (3,5 года).

«Суд, к сожалению, не стал или не смог разобраться в сути дела, в котором нет ни потерпевшего, ни ущерба, ни каких-либо выгодоприобретателей, помимо самого банка „Восточный“. На фоне большинства таких дел получение условного срока — это уже почти победа. Но, с другой стороны, быть осуждённым за преступление, которого не было, — это просто возмутительно. Обвинение в растрате глубоко оскорбительно для меня как для профессионала в области инвестиций», — заявил сам инвестор.

Последствия

Сразу после оглашения приговора Ассоциация европейского бизнеса, Франко-российская торговая палата и Советники по внешней торговле Франции выпустили пресс-релиз, в котором заявили, что разочарованы приговором. По их словам, дело Калви — коммерческий спор, который должен был разрешиться с помощью гражданского судопроизводства, такого как арбитраж.

«Мы также полагаем, что подобное резонансное дело и принятое решение по нему могут нанести серьёзный урон российскому бизнес-климату, поскольку напрямую затрагивают одно из важнейших условий инвестиционной привлекательности страны — безопасность ведения бизнеса в стране иностранными предпринимателями», — говорится в заявлении.

О том, что обвинительный приговор основателю Baring Vostok указывает на повышенные риски для иностранных инвесторов в России и усложнит привлечение иностранного капитала, заявил «Интерфаксу» глава Американской торговой палаты в России Алексис Родзянко. Посол ЕС в РФ Маркус Эдерер отметил, что приговор окажет негативное влияние на бизнес-климат и доверие инвесторов, а обвиняемые по этому делу «должно быть, чувствуют себя так, словно оказались в романе Кафки „Процесс“».

Опрошенные Skillbox Media эксперты указывают, что к моменту оглашения приговора рынок уже пережил все возможные негативные последствия от судебного процесса Калви — мало у кого были иллюзии относительно того, что правосудие встанет на его сторону. Тем не менее в долгосрочной перспективе повышается уровень риска для инвесторов, которые вложились в российские активы. Соответственно, при прочих равных они будут требовать более высокой доходности, говорит инвестменеджер компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. «На практике это означает, что рублёвые активы в течение длительного периода времени будут дешевле, чем их аналоги из других стран», — поясняет он.

По словам заместителя генерального директора «Универ Капитала» Дмитрия Александрова, после возбуждения «дела Калви» многие представители бизнес-сообщества задумались о том, что любой, кто занимается прямыми инвестициями, может оказаться в подобной ситуации.

«Этот процесс продемонстрировал, что хозяйственная деятельность, нормальная с точки зрения инвестиционного процесса и бизнес-практики, при должной подаче может выглядеть как правонарушение, карающееся уголовными статьями», — развивает мысль эксперт. По мнению Александрова, для исправления подобного рода ситуаций необходимо выработать механизм определения подсудности и порядка возбуждения подобных дел, который будет признан бизнес-сообществом.

«Многие иностранные инвесторы достаточно скептически относились к России после 2014 года, поэтому „дело Калви“ стало лишь очередным эпизодом, который подтверждает, что Россия — не то место, куда можно безопасно вкладывать деньги. Крупные международные инвесторы ещё до этого активно снизили аллокацию своих капиталов на этот рынок. Кто-то, наверное, её подкорректировал после этого процесса», — говорит директор по инвестициям Mint Capital Кирилл Веселов.

Уголовный процесс отразился негативно не только на желании инвесторов работать в России, но и на планах предпринимателей развивать здесь свои проекты, отмечает управляющий партнёр фонда Xploration Capital Евгений Тимко. «После „дела Калви“ стало понятно, что больших инвестиций на развитие российских проектов точно не будет», — говорит он.

По словам Тимко, российские стартапы понимают, что для получения справедливой оценки им нужно уехать из страны. «Россия используется как полигон для дешёвого теста. Здесь легче продавать, здесь дешевле маркетинг, здесь проще запуститься», — поясняет он.

«Дело Калви», по словам Тимко, наглядно продемонстрировало российскому инвестрынку, что даже самый влиятельный его игрок может оказаться фигурантом уголовного дела.

«Это очень разрушительно для инвестклимата. После этого дела можно поставить крест на том, чтобы какие-то западные инвесторы вкладывались в Россию», — резюмирует он.


Обложка: Bloomberg / Getty Images

Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована