Образование
#статьи

Нужен ли сейчас диплом о высшем образовании для успешной карьеры?

Разбираемся, в чём ценность «корочки» вуза, если перспективную профессию гораздо быстрее можно освоить на курсах.

Иллюстрация: Оля Ежак для Skillbox Media

Конечно, если нужна отсрочка от армии, то выбор в пользу вуза очевиден. Но так ли важно обязательно учиться в вузе, если цель — получить профессию?

Поясним сразу: речь не идёт о профессиях, например, врача, инженера или юриста — их, разумеется, освоить можно только в вузе. Речь о прикладных специальностях, по которым устроиться на работу можно и без диплома. Например, о программистах, SМM-менеджерах, веб-дизайнерах. В таком случае важнее всего практические навыки, а получить их можно и на курсах. Полгода-год на курсах и минимум четыре года в вузе — разница существенная. Тем более с учётом того, что за высшее образование многим приходится платить.

Так может ли в таких случаях вуз дать что-то ценное или представление о том, что важно обязательно иметь высшее образование, сильно устарело? Этот вопрос обсудили на конференции Open Education, организованной Университетом ИТМО, представители вузов и онлайн-образования.

Кстати, по данным Росстата, общая численность студентов вузов за десять лет сократилась на три миллиона, с 7,04 млн человек в 2010/11 учебном году до 4,04 млн в 2020/2021 учебном году. Лишь в 2021/2022 году число студентов в России немного выросло. В августе 2021 года вице-премьер Дмитрий Чернышенко заявил, что с сентября к учёбе в вузах приступят 4,2 млн человек.

В то же время сектор альтернативного образования растёт. По данным «Нетологии», в 2021 году на онлайн-курсах прошли обучение 18 млн россиян.

Кого ждут в вузах и почему многие люди не верят в ценность высшего образования

Как получить качественное образование в стране, где хотя и немало вузов, но население — бедное? Таким вопросом задался Михаил Свердлов, бывший директор по развитию бизнеса Skypro, а ныне консультант по образовательной аналитике и образовательному продукту, а также куратор сообщества «Образование» в «Яндекс Кью». Он выступил на дискуссии, посвящённой вопросам цифрового развития образования, и сказал: «Люди не всегда могут обеспечить себе качественное обучение или купить обучение в вузе».

Фото: Alina Lebed / Shutterstock

Его размышления подтверждаются данными ежегодного мониторинга качества приёма в вузы, который проводит ВШЭ. Согласно мониторингу, из всех зачисленных в 2021 году в российские вузы примерно треть — платники. Причём на платное обучение далеко не всегда идут троечники, довольно часто это хорошисты и даже отличники по баллам ЕГЭ — просто они не смогли поступить на бюджетное место в желанном вузе на интересующем их направлении обучения. Причина — бюджетных мест в наиболее привлекательных университетах не хватает на всех желающих и конкурс там слишком велик.

Результаты такой системы приёма плачевны, отметил в своём выступлении Михаил Свердлов: по его оценке, большинство абитуриентов идёт учиться туда, куда хватило баллов ЕГЭ, потому что платить за обучение в топовом вузе они не в состоянии. То есть эти выпускники школ фактически лишены возможности выбрать место, где будут учиться.

«Мы получаем через пять-семь-десять лет людей, которые закончили вуз, иногда попробовали работать по своей специальности и поняли, что это не их», — резюмировал он и добавил, что, по данным Росстата, впоследствии 31% выпускников не работает по специальности. А по данным опроса SuperJob, 80% выпускников сталкиваются с трудностями при трудоустройстве после окончания учёбы, потому что их научили не тому, что нужно работодателям.

Всё это происходит на фоне растущих показателей удачных трудоустройств после обучения в коммерческом секторе. Михаил Свердлов привёл данные, по которым процент трудоустройства выпускников Skypro в ближайшие два месяца после окончания курсов достигает почти 100%, а в «Яндекс.Практикуме» — 71,1%.

Неудивительно, что, по данным опроса, проведённого сервисом «Работа.ру», 41% россиян либо совсем не верит в то, что диплом о высшем образовании важен для успешной карьеры, либо считает, что его наличие не принципиально.

«Люди хотят быстрого отклика. Это связано с экономическими реалиями российской действительности. То есть население, к сожалению, беднеет, нужно как можно быстрее выходить на рынок труда, чтобы семьи могли обеспечивать себя», — подвёл итог Михаил Свердлов.

Однако во время другой панельной дискуссии конференции ректор Московского городского педагогического университета (МГПУ) Игорь Реморенко дал понять, что современные вузы отходят от чисто академической модели и всё больше ориентируются как раз на практику и экономические реалии:

  • пытаются встроить в свои образовательные программы конкретные практические профессиональные навыки: «Data Science сейчас все пытаются как-то „прикрутить“, например»;
  • по-новому организуют профессиональную деятельность студентов — вместо классической защиты диплома дают возможность создать стартап;
  • ради уклона в практику пересматривают даже традиционные научные протоколы, потому что стали появляться диссертации в виде проектных, а не чисто научных работ, и для них не подходит прежний протокол в строгом соответствии с планом: «Гипотеза, объект исследования, предмет исследования, структура задач, научно-теоретическая значимость».
Фото: xalien / Shutterstock

При этом Игорь Реморенко отметил, что вузы больше всего ждут мотивированных студентов, которые нацелены на изменение своего мировоззрения в результате обучения, — это так называемый трансформационный тип учащегося. В меньшей степени им нужны другие типажи — инерционные студенты, которые пошли в университет просто потому, что все знакомые поступали в вузы, и мечтающие лишь о «корочке» престижного вуза, а также те, кто поступил только ради социальных связей, например, чтобы выйти замуж или завести выгодные знакомства (ориентационный тип).

Высшее образование может дать крепкий фундамент

Краеугольный вопрос конференции звучал так: «Какую роль играет „корочка“ о высшем образовании, если сейчас есть более быстрые альтернативы, чтобы получить профессию?»

«„Корочка“ однозначно нужна, остальное можно рассматривать только как дополнительные форматы, и, хотя сейчас между двумя форматами происходит интеграция, одно не заменяет другого», — заявил сооснователь российской платформы для бизнеса Kinescope Александр Павлычев.

Александр Сафонов, старший вице-президент по развитию «Сколтеха» продолжил ту же мысль так: короткие курсы могут стать заменой магистерскому образованию и его главным конкурентом, но учиться на них, не получив до этого фундаментального образования в бакалавриате или специалитете, почти невозможно.

Взять хотя бы Школу анализа данных (ШАД), которую «Яндекс» открыл 15 лет назад. Туда нельзя пойти вместо вуза, поскольку, если человек не окончил вуз и не получил фундаментальных знаний в точных науках, он просто не поступит в ШАД. А это значит, что придётся сначала поступить в вуз и только потом на эти курсы.

Александр Крайнов, директор по развитию технологий искусственного интеллекта «Яндекса», тоже отметил ценность фундаментального, системного образования. Причём в быстро меняющихся условиях — особенно.

Трудно угадать, какие профессии будут востребованнее в ближайшее время, сказал он. Человек, который может это точно предсказать, обеспечит себе безбедную жизнь и сможет играть потом на акциях, пошутил он. Но одно бесспорно: мощная фундаментальная подготовка, которую даёт вуз, незаменима. Если первые пару лет концентрироваться на фундаментальных знаниях, то точно не потеряешь в университете время зря.

«В нашей IT-области — это сильная математическая подготовка, знание алгоритмов и английского языка, — пояснил он. — Это то, что прямо нужно. И умение программировать. Неважно, на каком языке, просто ты должен уметь программировать. Это база, фундамент».

А более конкретные навыки и компетенции, которые нужны работодателю, потом легко нарастить на эту базу — в этом основная мысль.

Кроме того, пока человек получает базовые фундаментальные знания, у него складывается понимание, что ему интересно и чем он хочет заниматься, продолжил Крайнов. Возможно, это окажется не та специальность, которой он сейчас обучается. Но ему будет легко научиться чему-то новому, имея базовое высшее образование.

Получать фундаментальные знания важно ещё и потому, что в мире в последние годы наметился тренд на обучение в течение всей жизни, добавил Александр Капитонов, декан факультета инфокоммуникационных технологий ИТМО.

Раньше человек выпускался из вуза и работал на одном месте до самой пенсии. Сейчас после наступления пенсионного возраста люди живут ещё долго и, конечно, хотят чем-то заниматься в это время. Именно фундаментальные знания, структурированное и вместе с тем гибкое мышление, которое дал им вуз, помогают освоить любую специальность. Университеты живут сотни лет, и именно они могут учить людей не только фундаментальным знаниям, но также гибкости и адаптации к меняющемуся миру, считает спикер.

«Классическая высшая школа, фундаментальное образование — это просто жизненная необходимость, без неё дальше двигаться нельзя», — резюмировал Александр Павлычев. И хорошо, если на этапе обучения в вузе у студента есть возможность перемещаться из одной области в другую, чтобы самоопределиться, понять, что ему интересно, а дальше углубляться уже в конкретном выбранном направлении.

Однако, как показала дальнейшая дискуссия, как раз с этой возможностью «перемещения» и выбора направлений в высшем образовании всё не очень радужно.

За что ценят высшее образование работодатели: конкурсный отбор и упорство

Что ещё может дать студенту вуз, кроме фундаментальности, и чем отличается учёба там от учёбы на различных онлайн-курсах?

Александр Крайнов пояснил, что для принятия решения, брать человека на работу или нет, «корочка» о высшем образовании не так уж нужна.

«Но „корочка“ очень сильно помогает попасть на собеседование, потому что, конечно, если человек из какого-то хорошего вуза, ты вероятнее его позовёшь, — пояснил спикер, имея в виду прежде всего IT-сферу. — Но то, какую позицию человек получит по результатам собеседования и получит ли он её [вообще], зависит от результатов собеседования, а не от того, какая „корочка“ у него есть».

По словам Крайнова, диплом вуза просто-напросто демонстрирует работодателю, что получивший его человек в течение долгого времени делал не только то, что ему нравилось, но и то, что не нравилось, ставил перед собой долгосрочные цели и достигал их. Иными словами, получение «корочки» — это хороший признак того, что человек может выполнять долгосрочные задачи, завершать проекты и выполнять KPI.

Аналогичный тезис высказал и Евгений Терентьев, директор Института образования НИУ ВШЭ на секции конференции «Альтернативное образование». Он тоже отметил, что умение долго и упорно идти к цели важно даже само по себе, вне зависимости от полученных в вузе навыков.

Фото: skrotov / Shutterstock

«Одна ситуация, когда мы тратим на массовый открытый онлайн-курс 50 часов своего времени, другое дело, когда четыре года человек инвестировал в это занятие. Это сохраняет ценность для работодателей», — считает Терентьев.

Яков Сомов, сооснователь платформы «Лекториум», выделил ещё один ценный для работодателей факт: вузы, в отличие от онлайн-курсов, своих будущих студентов отбирают. Чем хороши те же ИТМО или МФТИ? Тем, рассуждает спикер, что там воронка на входе, туда сложно попасть. И для работодателя наличие диплома — сигнал, что человек прошёл такой отбор.

Что ещё можно получить от вуза: развивающую среду и социальные связи

Евгений Терентьев и Яков Сомов высказали одну и ту же идею: преимущество вуза в том, что тщательно отобранные при поступлении студенты потом совместно учатся несколько лет, а значит, параллельно обогащают друг друга знаниями. Иными словами, в вузе благодаря этому создаётся развивающая среда.

Александр Капитонов тоже поддержал эту мысль: в такой атмосфере лучшие подтягивают до своего уровня более слабых. «Значительная часть образования происходит именно в этих студенческих группах, когда они между собой обсуждают задачи, вопросы, курсовые», — считает он.

Ещё одна дополнительная ценность высшего образования — социальные связи, которые студенты приобретают в стенах вузов. Причём, по мнению Якова Сомова, этот фактор работает, даже если молодой человек оказался на одном из тех факультетов, которые в самих вузах считаются всего лишь «камерами хранения», потому что там студент четыре года подряд просто «хранится», а не учится чему-то полезному.

«Если вы хотите связей, „клуба“, экосистемного понимания, „волшебства“, то вы идёте в вуз. Это абсолютно нормальная история. Научат ли вас при этом Python или алгоритмам структуры данных, это другой вопрос. Может, и не научат», — рассуждает спикер.

Если вспомнить, о чём говорил в начале конференции Игорь Реморенко, получается любопытный парадокс: если университеты не очень-то заинтересованы в студентах, ищущих от образования прежде всего социальных связей, то для самих студентов это очень весомый аргумент в пользу поступления в вуз.

Если высшее образование так важно, зачем тогда люди идут учиться на курсы?

Что же может дать человеку обучение на онлайн-курсах? Главный вывод, к которому пришли участники конференции, можно сформулировать так: в вузе люди получают фундаментальные, базовые знания, но им не всегда дают там профессию, которой они хотели бы заниматься. И чтобы получить эту профессию, а также добрать прикладные навыки, которые не дал вуз, но которые нужны для работы, они идут на короткие курсы. Иными словами, курсы — это более практико-ориентированное обучение.

Практико-ориентированное оно за счёт того, что преподают там не теоретики, а представители тех самых специальностей, которым на этих курсах обучают. Да, они не профессиональные педагоги, но грамотно упаковать их знания в формат учебного курса помогают методисты, объяснила Ася Фурсова, декан факультета School of Education и тимлид продюсеров негосударственного университета креативных индустрий Universal University.

Кроме того, у вузов есть проблема: они обучают по стандарту, и индивидуализации учебного процесса, о которой сейчас так много говорится, в действительности в большинстве случаев нет. В доказательство Евгений Терентьев из Высшей школы экономики привёл исследование, которое в прошлом году он проводил с группой представителей 13 университетов. Из 40 тысяч опрошенных студентов вузов 67% сказали, что у них нет возможности выбрать тот или иной учебный курс.

«О какой индивидуализации, какой персонализации можно говорить, если у нас две трети студентов не имеют возможности выбора курса во время обучения?» — задал спикер риторический вопрос.

Ася Фурсова согласилась с тем, что гибкая образовательная модель, при которой человек даже во время учёбы в вузе может продолжать пробовать разные предметные направления и выбирать между ними (система мейджоров и майноров, Liberal Arts), пока у нас не очень распространена. «Ты пошёл в 17 лет [учиться] на маркетинг, логистику или психологию, и ты этому учишься», — сказала она, назвав эту модель «профессиональной трубой».

Но проблема в том, что выбирать свою «профессиональную трубу» молодёжи приходится довольно рано и зачастую не самостоятельно, а под влиянием семьи. Или молодой человек вообще в вуз идёт, чтобы просто «отсидеться». Ровно об этом же говорил и Михаил Свердлов.

В результате курсы закрывают потребность, которую пока не совсем закрывает система высшего образования. А именно: они помогают человеку попробовать разные профессии и освоить, наконец, ту, которую хочется.

«Самый частый портрет нашего студента: это взрослый человек, лет 30–35, который когда-то учился на экономическом факультете, потому что так сказали родители, потом работал в банке, и, наконец, заработав собственные деньги, он решился уже идти на ту мечту, на которую давно хотел», — поделилась Ася Фурсова.

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована