Образование
#статьи

Проиграет ли высшее образование профессиональным курсам? Ищем ответ в дискуссиях ПМЭФ

Как сегодня выглядит рынок профессионального образования в России и чего его участники хотят достичь завтра — мнения экспертов.

Ландшафт профессионального образования в России меняется под влиянием многих факторов: вслед за мировыми трендами, из-за пандемии и внутренних перемен. Вузы, похоже, теряют монополию в этой сфере. Для успешной карьеры в ряде отраслей диплом иметь не обязательно, важны конкретные навыки — и зачастую короткие курсы с преподавателями-практиками позволяют освоить их быстрее, чем в вузе.

В каких сферах роль университетского образования остаётся главной, как вузы меняются, чтобы оставаться актуальными, и какое место на рынке профессионального образования занимают EdTech-компании, обсуждалось на нескольких сессиях Петербургского международного экономического форума. Вот какие выводы мы сделали, прослушав их все.

«Вышка» правда нужна не всем. Но есть нюансы

Многие спикеры на тематических дискуссиях ПМЭФ уверенно заявляли, что вуз — необязательная веха на пути востребованного специалиста.

Директор по стратегическому маркетингу Яндекса Андрей Себрант на сессии молодёжной части форума «Век учись: образовательные траектории молодых профессионалов и компетенции будущего» назвал представление об образовательной траектории как фиксированном маршруте развития вредным мифом:

«Всё самое интересное, где вы захотите быть через пять лет, ещё не существует. Есть сотни специальностей, которые появятся в ближайшие пять лет и которых вам никакой вуз не даст».

При этом Себрант оговорился, что во многих традиционных профессиях — в медицинских, научных и других — фундаментальное университетское образование, конечно, необходимо. На разных сессиях об этом напоминали и другие спикеры — от руководителей нефтегазовых компаний до представителей банкинга. Хороший вуз, говорили они, формирует глубокие знания и умение учиться.

Но параллельно на форуме обсуждалась и другая позиция. По мнению ряда участников, нередко вуз — просто средство для получения формальной квалификации. Управляющий партнёр Skyeng Александр Ларьяновский выразил эту мысль в самой жёсткой форме: общество в России, по его словам, кастовое, и человек без высшего образования воспринимается как человек второго сорта. Без диплома не берут в госкомпании и на госслужбу, да и вообще смотрят косо.

Другие участники уверены, что дело не только в формальностях. «Корочка» важна, подчеркнула заместитель президента-председателя правления банка ВТБ Ольга Дергунова, когда это «корочка» вуза с устойчивой репутацией, а в её получение вложено много личных усилий и знаний. Об этом Дергунова, которая одновременно руководит Высшей школой менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, рассуждала на дискуссии «Новая элита. Как накопленные знания конвертируются в капитал». В ВШМ, заявила она, принято беспощадно отчислять всех, кто не соответствует ожиданиям вуза — не справляется с учёбой, не разделяет его ценности, — чтобы «породу не портить». Выпускники вуза должны гордиться тем, с кем вместе им довелось учиться:

«С момента, как ты учишься, начинается нетворкинг, который поддерживает тебя дальше в жизни. Из нашей Плехановской академии вышло три министра финансов, два премьера, два вице-премьера правительства, руководители Счётной палаты. И когда ты вырастаешь в определённый момент своей жизни, работаешь в своей стране и приносишь пользу своей стране, с некоторыми людьми проще снять трубку и сказать: „Слушай, помнишь, как мы с тобой на картошке вместе были и в стройотряде?“ И ты достигаешь результата значительно быстрее, чем когда надо думать, как бы с этим человеком поговорить».

Конечно, сети знакомств имеют значение не только для сокурсников членов правительства: другой пример Дергуновой касался предпринимателей-инноваторов, которые приходят за первыми инвестициями в свои проекты именно к друзьям и близким знакомым, в том числе однокурсникам.

Главный путь обновления университетов — партнёрства с работодателями

Университеты замечают, как меняется ситуация, и некоторые из них находятся в процессе переосмысления своих подходов к образованию. Объединить «вечные» преимущества высшего образования — фундаментальные знания, формирование базового умения учиться и выстраивание ценных связей — с актуальными прикладными профессиональными компетенциями вузам позволяет сотрудничество с бизнесом. Участники ПМЭФ рассказали о нескольких его вариантах.

Создавать среду для практики

Ольга Дергунова выступала на сессии «Новая элита. Как накопленные знания конвертируются в капитал» одновременно в качестве работодателя (будучи топ-менеджером банка ВТБ) и представителя университета (как руководитель Высшей школы менеджмента СПбГУ). С её точки зрения, одним из показателей эффективности профессионального образования должен быть срок, в который работодателю приходится переучивать выпускника вуза. Если это необходимо делать сразу, как только вчерашний студент пришёл работать в компанию, — значит, в вузе его недоучили.

Решить эту проблему можно через новые, более активные форматы вовлечения бизнеса в образование. Нужны не лекции компаний о себе и не формальные стажировки (студенты и так очень заняты, поэтому ещё одно мероприятие для галочки им точно ни к чему), а точно направленные на развитие недостающих компетенций образовательные продукты, которые практики и преподаватели создают вместе.

Пример такого решения — общий проект ВШМ и «Мегафона». Команды студентов разных факультетов СПбГУ разрабатывали новые продукты на основе сетей 5G под руководством специалистов компании. В ходе этой работы студенты ВШМ применили на практике знания по проектному управлению, менеджменту, командообразованию и подготовились к повседневной работе в реальной бизнес-среде. Важный момент, по словам Дергуновой, в том, что такие проекты дают не отдельные узкие навыки, а системные знания, с которыми выпускники будут востребованы на рынке труда.

Подробнее об этом проекте ВШМ и «Мегафона» читайте в этой статье.

Объединять фундаментальное и актуальное знание

Директор по развитию технологий искусственного интеллекта в Яндексе Александр Крайнов тоже рассказал на дискуссии «Бизнес и университет: какое образование требует экономика сегодня?» о программах сотрудничества компании с вузами. Симбиоз бизнеса и высшего образования, по его словам, заключается в разделении труда. Высшая школа в целом хорошо справляется с передачей фундаментальных знаний — например, по математике, — в сути которых ничего не меняется десятилетиями. Но практические знания, востребованные в сфере прямо сейчас, обновляются постоянно. В сфере ИИ от появления научного открытия до его внедрения в практику мировых компаний проходит не больше нескольких месяцев, в рекордном случае — три дня. Для изучения таких сфер и нужны практикующие эксперты. «Если мы хотим получать хорошие сильные кадры, то здесь абсолютно равная ответственность коммерческих компаний, вузов и науки», — заключил Крайнов.

Выстраивать цепочки сотрудничества с несколькими партнёрами

Ректор Университета ИТМО Владимир Васильев в ходе той же дискуссии подчеркнул, что освоить минимум необходимых для работы навыков, особенно в IT-сфере, правда можно за несколько месяцев. Университет нужен не для этого. Помимо фундаментальных знаний, он даёт «постановку мышления» — критического и креативного.

Развитие гибких и профессиональных навыков вуз должен разделять с другими работодателями. Смысл в том, что университет — тоже работодатель, но в сфере науки, и именно сотрудники университета понимают, что должны знать и уметь будущие учёные и преподаватели. А вот что требуется в других сферах — лучше знает бизнес. Поэтому, считает Васильев, вузу обязательно нужно сотрудничество с работодателями в самых разных форматах. Неважно, будут это совместные летние школы, целые факультеты, подключение к онлайн-платформам, разработка проектов или что-то другое. И необязательно ограничивать это сотрудничество только с одним крупным партнёром: ректор ИТМО выступает скорее за «цепочки коллабораций», в которых студенты получат возможность осваивать разные навыки и знания.

Про примеры сотрудничества вузов и бизнеса читайте в этой статье

Обучать на «челленджах», а не на рядовых задачах

Проректор по цифровой трансформации Санкт-Петербургского Политехнического университета Петра Великого Алексей Боровков на сессии «Future skills: ответ на вызовы рынка труда» поделился мнением, как объединить науку, бизнес и обучение в университете:

«Должны быть три части: фундаментальное образование, передовые цифровые технологии и задачи-вызовы, если мы говорим про магистратуру. Подготовка инженеров — мы называем их „инженерный спецназ“, — которые решают задачи, которые не может решить промышленность. Всё остальное будет пассивным практикоориентированным обучением на кейсах, которые были когда-то».

В этом варианте сотрудничества промышленные предприятия размещают в университете заказ на решение конкретной сложной задачи и обеспечивают финансирование. Преподаватель, который никогда не работал в промышленности, или тот, кто не следит за развитием научной и технологической базы отрасли, решить такую задачу не сможет. Заказы предприятий выполняют лучшие умы, и студенты учатся у них.

Эти и другие примеры с дискуссий ПМЭФ показывают, что вузы готовы — и они уже делают это — обновлять образовательные программы и форматы вместе с крупными работодателями. Вписывается ли в эту систему EdTech?

EdTech не конкурирует с университетами

По выступлениям представителей EdTech-компаний на форуме можно сделать вывод, что пока частный бизнес в сфере профессионального образования развивается параллельно с вузовской системой.

Управляющий партнёр Skyeng Александр Ларьяновский о своих взглядах на эту тему рассказал в дискуссиях «Век учись: образовательные траектории молодых профессионалов и компетенции будущего» и «Оружие массового обучения». С его точки зрения, частный образовательный бизнес призван исправлять ошибки государственной системы образования:

«У нас страна всепоглощающей, полной некомпетентности. Найти хорошего врача, сантехника, портного, любого хорошего специалиста — это задача. Каждый, кто набирает себе сотрудников, прекрасно это знает. У нас хорошее покрытие не высшим образованием, а выданными дипломами, если называть вещи своими именами. Хороших вузов, которые дают образование, очень немного, и легко понять, какие это вузы. Достаточно спросить эйчаров, дипломы каких вузов они серьёзно считают чем-то значимым… У нас есть проблема с социальным заказом на изменения в образовании. Нет заказчика, который бы хотел, чтобы было по-другому».

Одна из причин такой ситуации, считает Ларьяновский, в том, что вузы, как и школа, настроены на выдачу человеку «датасетов» знаний, не связанных с жизнью. И только после двадцати четырёх лет, когда формальное образование уже получено, человек начинает понимать, зачем на самом деле оно нужно, что знания и навыки могут сделать его богаче и (или) счастливее.

Генеральный директор Skillbox Дмитрий Крутов в своих выступлениях определил место компании на образовательном рынке через личные карьерные ожидания студентов. Подробнее о модели индустриального образования в Skillbox он рассказал на дискуссии «Новые смыслы и ценности в образовании». Компания работает в основном в сегменте профессиональной переподготовки со студентами 24–45 лет, чья цель — трудоустройство в выбранной отрасли. Задача образовательной платформы — предоставить не только контент, но и необходимый для смены карьерной траектории опыт решения практических задач.

На многих тематических сессиях ПМЭФ возникал вопрос, а как определить, дают ли EdTech-компании запланированный результат. Если это новая модель образования, учатся ли люди в ней более активно, вовлечённо, с лучшими итогами для себя и для работодателей, чем в традиционной модели?

На популярную метрику доходимости до конца курса, как говорили многие представители EdTech на форуме, полагаться не стоит. Люди нередко начинают обучение на новых платформах просто из интереса, чтобы посмотреть, что это такое. Кроме того, у студентов меняются цели, жизненные обстоятельства, интересы. Поэтому доходимость до конца никогда не будет стопроцентной. Лучше подходят такие показатели, как трудоустройство выпускников и рост их доходов после обучения.

О том, как этого добиться, есть разные мнения. Дмитрий Крутов на сессии «Оружие массового обучения» рассказал, что задача образовательной компании — создать условия для осознанного выбора, а не мотивировать студента продолжать обучение, целей которого он не понимает. Условия — это контакт с живым преподавателем, участие в очных мероприятиях, возможность сменить курс, если предыдущий не подошёл, и вернуться к обучению после сколь угодно долгого перерыва.

Александр Ларьяновский, напротив, видит необходимость в дополнительной мотивации не только студента, но и образовательной платформы. Так он описал модель ISA (Income Share Agreement), которую Skyeng начал тестировать на курсах по профессиям. В ней студент платит за обучение только в том случае, если после него нашёл работу с определённым заранее высоким доходом. По мнению Ларьяновского, это мотивирует платформу к тщательному отбору на входе (нужна уверенность, что студент хочет и будет учиться) и к совершенствованию процесса обучения: чем быстрее и эффективнее оно будет, тем выше доход платформы.

С точки зрения Дмитрия Крутова, этот подход — просто завуалированный и очень дорогой образовательный кредит, и будущее EdTech-компаний в профессиональном образовании совсем не в таких финансовых схемах. Оно скорее в партнёрстве с другими участниками рынка, в том числе государственными вузами:

«Наша задача — выстраивать союзы. Только в коллаборациях мы сможем делать что-то большее. Мне кажется, что вузы точно так же нуждаются в наших данных, в нашем опыте, как и мы в них. Те программы, которые мы запускаем, — это прежде всего попытка наладить коммуникацию. На текущий момент это сложно, есть много стереотипов с обеих сторон… Эти барьеры, как мне кажется, человеческие. И чем больше мы будем делать попыток создавать совместную программу, тем будет лучше».

«Смотр» профессионального образования на ПМЭФ, очевидно, получился не совсем полным. Например, в общих с представителями вузов и EdTech-компаний дискуссиях практически не звучала тема среднего профессионального образования. Между тем оно становится в России всё популярнее, и колледжи с техникумами ждут большие перемены, в частности экспериментальное внедрение нового уровня образования — профессионалитета. Подробнее проблемы и тенденции развития среднего образования обсуждали в рамках «Недели образования» — Skillbox Media рассказывал об этом в другом репортаже.

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована