Образование
#Интервью

Полный дистант: как организовать онлайн-бакалавриат и сделать его привлекательным

Онлайн-бакалавриат — программа полностью дистанционного высшего образования. Мы выяснили, что это такое, как устроено и зачем вообще нужно.

В интервью мы обсудили:

Персоны интервью

Сергей Маруев, заместитель директора и заведующий кафедрой системного анализа и информатики Института экономики, математики и информационных технологий РАНХиГС.

Евгения Герман, руководитель департамента развития бизнеса онлайн-университета Skillbox.

Юлия Анисимова, руководитель направления высшего образования в Skillbox.

Партнёрство вузов и онлайн-платформ: в чём соль

— РАНХиГС и Skillbox запустили онлайн-бакалавриат. А что вообще значит «онлайн-бакалавриат»? Есть очная форма, есть заочная — а где в этой структуре находится онлайн?

С. М., РАНХиГС: Онлайн — это не заочка. Это очная форма обучения с применением таких инструментов, как электронное обучение и дистанционные образовательные технологии.

Возможность их использования предусмотрена частью 2 статьи 13 и статьёй 16 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

— Эти нормы присутствуют в законе с 2013 года, но очные программы бакалавриата полностью в онлайн-формате стали появляться в ведущих вузах только сейчас. Пандемия и тотальный переход на дистант поспособствовали?

С. М., РАНХиГС: Нет, не в этом дело. Интерес к онлайн-формату возник давно, ведь ещё это возможность расширить аудиторию, дать образование всем желающим вне зависимости от того, где люди живут, и не ограничиваясь количеством мест в помещениях вуза.

Ещё за год до пандемии РАНХиГС в партнёрстве с МФТИ запустил магистерскую онлайн-программу «Цифровая экономика». А первая российская онлайн-магистратура появилась, насколько я помню, в 2016 году.

К запуску онлайн-бакалавриата мы шли чуть дольше. Просто для этого требовалось накопить некую критическую массу опыта по онлайн-преподаванию с использованием дистанционных образовательных технологий и сначала обкатать эти технологии на онлайн-курсах.

Накопив такой опыт, можно открывать и дистанционную программу бакалавриата. Так уж вышло, что параллельно с этими процессами началась пандемия.

— По идее, вуз может запустить онлайн-бакалавриат самостоятельно. В чём его выгода от партнёрства?

С. М., РАНХиГС: Да, вуз может запустить такую программу самостоятельно, если у него есть соответствующие ресурсы и опыт.

Чтобы записать онлайн-лекцию хорошего качества, нужны определённая инфраструктура (студия, техника) и понимание, как это правильно делать. Ведь тут имеют значение даже такие, вроде бы, мелочи (а на самом деле совсем не мелочи), как правильное выстраивание кадра, рациональное размещение изображения на слайде и правильное освещение — чтобы было отлично видно, что преподаватель пишет на доске.

Для трансляции онлайн-занятий тоже нужна инфраструктура. Если такую инфраструктуру готов предоставить партнёр, если он при этом обладает большим опытом создания образовательных продуктов, это облегчает задачу.

Для разработки программы требуются методисты, которые понимают специфику построения онлайн-курсов, — опять же, прекрасно, если у партнёра есть опытные специалисты. И нужны люди, которые будут сопровождать дистанционных студентов, отвечать на их организационные вопросы, напоминать, что пора бы сдать домашнюю работу, — это всё тоже инфраструктура.

Словом, партнёрство — это способ для вуза расширить свои возможности по ресурсам, объединив усилия и компетенции с партнёром.

Кроме того, партнёрство — это возможность привлечь дополнительную аудиторию абитуриентов в образовательную программу.

— Благодаря чему?

С. М., РАНХиГС: Смотрите, традиционная целевая аудитория вузов — выпускники школ. А у нашего партнёра есть своя особая аудитория людей, которые давно окончили школу и привыкли обращаться к возможностям Skillbox, когда им нужно получить практические знания и навыки. Это могут быть уже профессионально вполне состоявшиеся люди, работающие по IT-специальностям и осознавшие, что пора бы им получить и высшее образование в этой сфере.

Эта аудитория нам очень интересна. Если предложить им высшее образование на той платформе, которой они доверяют, к которой привыкли, можно получить хороший эффект.

— Но зачем уже состоявшимся айтишникам, когда-то обучившимся с нуля на курсах, получать профильное высшее образование? В чём может быть интерес этой аудитории к бакалавриату?

С. М., РАНХиГС: Когда человек развивается в профессии, он рано или поздно сталкивается со сложными рабочими проектами, для которых ему уже недостаточно привычных алгоритмов и надо придумывать нестандартные. Для этого нужно обладать некоторым кругозором в своей профессиональной и смежных областях, знанием математики, структур данных и опыта предшественников.

А если специалист становится руководителем проекта, он чувствует, что разрозненных навыков и знаний ему уже недостаточно, нужно уметь шире смотреть на какие-то вещи и понимать их во взаимосвязи. Так что высшее образование этой аудитории нужно для систематизации и углубления знаний.

Высшее образование — это не только обучение некой компетенции, прикладным навыкам, это ещё и формирование системного мышления у человека. Чтобы он мог потом осваивать другие предметные области, опираясь на эту базу. А чтобы осваивать новые прикладные навыки, надо сначала мышление построить.

Вот когда взрослый человек это осознаёт, он приходит за высшим образованием. Это, кстати, не только в IT происходит, но и в других сферах. В IT это явление просто заметнее, потому что тут много тех, у кого не было базы.

Е. Г., Skillbox: Я ещё добавлю: ведь многие программисты стремятся работать за границей, в западных компаниях. Тем более что удалённый формат позволяет это делать, физически не покидая Россию. А там наличие профильного высшего образования имеет большой вес в глазах работодателя.

— А почему Skillbox заинтересовался партнёрством с вузами? Ведь до сих пор компания занималась только дополнительным образованием.

Е. Г., Skillbox: Нам хотелось бы помогать людям получать знания на протяжении всей жизни. А на разных этапах у человека могут быть разные образовательные цели. Мы не можем самостоятельно закрыть потребность в высшем образовании, да и не стремимся вступать здесь в конкуренцию с вузами, дублировать их функции, но мы можем пригласить вузы стать нашими партнёрами.

Вуз — это же не только образовательное учреждение, но и научно-исследовательская база, центр компетенций, накопления экспертных знаний. Работа там идёт вокруг науки. А у нас, как у центра практических профессий и навыков, работа строится вокруг бизнеса и карьеры человека.

У разных людей разные потребности: у кого-то исследовательская активность, у кого-то стремление сделать хорошую карьеру, самореализоваться на высоком профессиональном уровне. Важно дать хорошие возможности для реализации всех потребностей. Партнёрство это позволяет.

Хочется делать программы высшего образования, совмещающие в себе преимущества классического академического образования и сильную практическую составляющую. Так, чтобы программы обучения были основаны на потребностях рынка труда и готовили выпускников к работе по профессии. Мы обратились с инициативой к РАНХиГС, и там её поддержали.

— Зачем с коммерческой точки зрения онлайн-платформам идти, кроме образовательных курсов, ещё и в сферу высшего образования, делать гораздо более сложные и затратные в производстве и сопровождении программы бакалавриата и магистратуры? Какая от этого коммерческая выгода?

Е. Г., Skillbox: С коммерческой точки зрения мы ожидаем от таких крупных образовательных программ не только сиюминутной, но и большой отложенной пользы. Развитие человека не останавливается никогда: если опыт обучения в бакалавриате или магистратуре окажется успешным, то студент потом вернётся к нам, когда ему понадобится какой-то новый навык, новая компетенция для работы. Или порекомендует нас знакомым и коллегам.

Это соответствует нашей главной цели — стать теми, кто помогает людям получать знания на протяжении всей жизни.

Как подружить теорию с практикой

— То есть идея не в том, чтобы просто перевести в онлайн готовую вузовскую программу, а в том, чтобы «подружить» в новой программе сильную научно-теоретическую базу с практическими навыками?

Ю. А., Skillbox: Да, именно. Главная цель — чтобы выпускники выходили на рынок труда с сильной теоретической подготовкой и в то же время были востребованными специалистами-практиками. Чтобы во время учёбы они получили полное представление о своей профессии, опыт взаимодействия с реальными рабочими проектами и представителями индустрии.

Онлайн-школы актуальных профессий могут выступать партнёрами вузов не только как инструменты для оцифровки готовых учебных программ. Мы можем привнести и своё экспертное знание рынка — понимание, чего ждут от выпускников работодатели.

У нас широкий круг индустриальных партнёров, мы можем приглашать для участия в учебном процессе, помимо преподавателей вуза, экспертов-практиков из компаний индустрии. Они ведут практические занятия на настоящих рабочих кейсах.

Мы также задействуем возможности нашего Центра развития карьеры. Он организует ребятам качественные стажировки, чтобы они выпускались не только с дипломом, но и с портфолио рабочих проектов.

— Но у ведущих вузов, таких как РАНХиГС, есть и свои возможности для стажировок.

С. М., РАНХиГС: Конечно, у нас есть наши, условно говоря, «традиционные потребители», то есть работодатели, которые ждут наших выпускников на стажировки и затем на работу. Но если перечень возможностей и выбора для выпускников расширяется, это всегда ценно.

— Вузы уже давно используют такой формат, как индустриальное партнёрство. Индустриальный партнёр — это будущий работодатель, который учит студентов востребованным практическим навыкам. Чем это отличается от партнёрства вуза с онлайн-платформой?

С. М., РАНХиГС: Смотрите, когда делается программа с участием индустриальных партнёров, в вузе создаются базовые кафедры конкретного предприятия (например, крупной IT-компании). На таких базовых кафедрах преподают сотрудники предприятия, а студенты выполняют учебные задачи и квалификационные работы, связанные именно с деятельностью этого предприятия.

То есть цель индустриального партнёра — подготовить специалистов для себя. Пусть даже на эту кафедру придёт совсем немного студентов, допустим, всего пять, — но, может быть, партнёру и нужно только пять молодых специалистов в год.

У нашей партнёрской программы со Skillbox цель иная: сделать массовую программу, готовящую востребованных специалистов для всего рынка. Объединение ресурсов даёт синергетический эффект.

Е. Г., Skillbox: Я бы добавила, что идеальная форма партнёрства для онлайн-программ высшего образования, на мой взгляд, трёхсторонняя: вуз, онлайн-платформа и индустриальные партнёры (их ведь можно привлечь сразу несколько в одну программу).

У каждой стороны своя роль, и каждая привносит свой опыт в программу. Вуз — это академическое образование в лучшей его форме, системные базовые знания и развитие человека как личности. Индустриальный партнёр — это конкретный индустриальный запрос и возможность стажировок. А онлайн-платформы, помимо технологий, могут предложить более гибкие методики и персонализированный трек обучения, а также привлечь дополнительных индустриальных партнёров для стажировок.

То есть основа и скелет хорошего онлайн-бакалавриата — сильная вузовская программа, а его мышцы — это практические знания и опыт взаимодействия с разными рабочими проектами, разными специализациями. Вот эту «мышечную» часть можем обеспечить мы с индустриальными партнёрами.

— Вы сказали, что Skillbox может привнести в бакалавриат более гибкие методики обучения. Что вы имеете в виду?

Е. Г., Skillbox: Быструю адаптацию учебной программы к потребностям конкретных студентов и к меняющейся профессиональной практике. Чтобы не получилось так, что знания устаревают уже к моменту выпуска. В отношении IT- и диджитал-профессий, где всё меняется очень быстро, это особенно важно.

Сила образовательных онлайн-платформ — как раз в применении гибких методик обучения и выстраивании персонального образовательного трека. Наша модель обучения изначально настроена на это.

Модель академического образования в вузах иная, потому что у неё другие цели. К тому же вузы сильно зависят от государственного регулирования. Но у вузовской модели есть и свои большие преимущества. Объединив наши плюсы, мы можем создавать сильные продукты.

— Модульный онлайн-курс можно пересобрать в любой момент, а уже запущенную учебную программу высшего образования так просто, на ходу, не откорректируешь. Как с этим быть?

Е. Г., Skillbox: У нас есть такой инструмент модификации, как дополнительные лекции и курсы. Учебный план не запрещает их вводить.

Помните, как было раньше? Студентам всегда предлагали что-то сверх основной программы: вот вам список литературы — приходите в библиотеку и занимайтесь.

А сейчас можно вместо этого самостоятельного поиска информации предложить студентам онлайн-курсы или разовые вебинары по дополнительным темам, не меняя при этом стоимость обучения.

У нас есть возможность делать это быстро, реагируя на ситуацию. И тут нам в помощь аналитика. Преимущество цифровизации в том, что можно ориентироваться не только на успеваемость по оценкам и субъективные впечатления, но и на данные о поведении студентов на онлайн-платформе.

Мы видим, какие темы и задания вызвали у группы в целом и отдельных студентов наибольшие затруднения (например, по времени просмотра лекций, количеству переделок домашних заданий, дополнительным вопросам от студентов и качеству усвоения материала). По таким темам стоит предложить дополнительные занятия.

Или наоборот: мы видим, что у нас подобралась группа гениев, они со всем легко справляются. Значит, можно предложить им, помимо обязательных предметов и часов, изучить что-то углублённо сверх учебного плана.

По такому же принципу можно вводить дополнительные курсы для обучения компетенциям, которые не были учтены в учебном плане, но на наших глазах становятся важными для работы по профессии.

С. М., РАНХиГС: На самом деле возможности для гибкости существуют не только в рамках дополнительных, но и в рамках основных курсов тоже. Ведь что такое государственные стандарты? Это определённые группы универсальных профессиональных компетенций.

Специалист, который соответствует образовательному стандарту, — тот, кто обладает определённым стандартным набором компетенций. Но то, как мы идём к приобретению этих компетенций учащимися, и есть специфика, отличающая ту или иную образовательную программу.

Например, в программе есть обязательный курс алгоритмизации и программирования. Его можно давать как на языке С, так и на С++ или на Java. Компетенция одна и та же — студент научится составлять алгоритмы. Но реализовать эту компетенцию он может на разных языках программирования.

И здесь выбор либо за вузом, либо за самим студентом (если это вариативный курс). Получается, что для реализации какой-то конкретной профессиональной компетенции студенту будет предложено несколько путей.

С чего начать и как всё организовать

— Почему вы решили начать с программы Data Science & Machine Learning?

Е. Г., Skillbox: Мы исходили из трёх факторов. Во-первых, у работодателей высокая потребность в специалистах по машинному обучению и анализу данных.

Во-вторых, в IT-направлении легче реализовать онлайн-формат — студенты к нему психологически готовы, меньше предубеждений против него.

В-третьих, на рынке сейчас существует очень много разрозненных онлайн-курсов на тему Data Science & Machine Learning, а нам хотелось сделать большую, системную программу на эту тему.

С. М., РАНХиГС: Подготовка специалистов по направлению прикладной информатики предполагает как обучение теории, так и то, что студенты в процессе обучения создают некий работающий продукт, проект. Когда к нам обратились представители Skillbox, который уже умеет учить таким практическим вещам онлайн, мы поняли, что можем хорошо дополнить друг друга.

С нашей стороны — опыт преподавания теории, со стороны партнёра — опыт создания качественных онлайн-курсов по программированию, их быстрого обновления и дополнения, а также знание рынка образовательных технологий и рынка труда.

На самом деле учить практическим вещам онлайн довольно сложно, так что для нас было важно то, что партнёр этой компетенцией обладает.

— Как в идеале должны распределяться обязанности в партнёрском образовательном проекте, кто из сторон что должен обеспечивать?

Е. Г., Skillbox: Идеальная модель — когда каждый партнёр берёт на себя то, что у него лучше всего получается, а нейтральные вопросы они решают вместе. Вуз берёт на себя разработку и реализацию основной части программы, то есть системных дисциплин, а отраслевую часть программы и выстраивание практико-ориентированного трека принимаем на себя мы.

Продакшн, оцифровка учебной программы, разработка методических материалов для онлайн-формата и поддержка сервиса, разумеется, на нас, это наша профильная часть.

Логично, что маркетинг, каналы дистрибуции для привлечения абитуриентов и соответствующие расходы тоже на нашей стороне, а процесс поступления и зачисления студентов на программу — на стороне приёмной комиссии вуза. Но в то же время мы обеспечиваем абитуриентам сервисное сопровождение: обрабатываем их первичные обращения, когда они увидели рекламу программы, консультируем по процедуре поступления.

— Кто сопровождает студентов во время учёбы?

Ю. А., Skillbox: По учебным вопросам студенты общаются онлайн непосредственно с преподавателями вуза, но при этом у группы есть с нашей стороны тьютор и куратор чата — они могут помочь со всеми организационными вопросами, в том числе во время сессии.

Плюс, задача тьютора — следить за успеваемостью группы, чтобы вовремя добавить дополнительные материалы (то, о чём мы говорили выше), а также за вовлечённостью и успеваемостью. По ряду факторов можно увидеть, теряет ли студент интерес к программе, мотивирован он или демотивирован, и в зависимости от этого вовремя принять меры.

— А какими нормами регулируется такое партнёрство, как у РАНХиГС и Skillbox?

С. М., РАНХиГС: Оно строится по договору сетевой формы реализации образовательных программ, которая предусмотрена в статье 15 закона «Об образовании в РФ». Если раньше вузы могли делать сетевые программы исключительно между собой (один вуз — с другим вузом), то сейчас путь открыт и для участия таких представителей индустрии образования, как Skillbox. Порядок реализации сетевых программ утверждён приказом Минобразования России №882/391 от 08.08.20.

— Как считаете, какие вузовские программы проще всего запустить полностью в онлайн-формате? На что важно обратить внимание?

Е. Г., Skillbox: Я бы ориентировалась на три условия.

Во-первых, нужно смотреть, насколько содержание программы поддаётся адаптации под диджитал-формат. Например, очевидно, что навык личного выступления оцифровать сложнее, чем навык программирования. То, что обязательно требует личного контакта, в онлайн, конечно, не выведешь. И наоборот: диджитал-профессиям можно качественно учить онлайн.

Во-вторых, очень важно, насколько конкретный вуз готов к экспериментам — открыты ли преподаватели новому опыту, как они перенесли дистант во время пандемии, есть ли внутреннее сопротивление на уровне руководства, сложная ли в университете цепочка согласований. Без желания и поддержки со стороны руководителей и самих преподавателей сделать что-то будет сложно.

В-третьих, нужно, чтобы в вузе был «внутренний драйвер» — кто-то увлечённый идеей, кто возьмёт на себя её продвижение, преодоление сомнений руководства и коллег, если это необходимо, и организационную рутину — это ведь время и силы.

С. М., РАНХиГС: Конечно, на каждой программе бакалавриата или магистратуры есть люди, которые в большей степени, чем остальные, вовлечены в проект, горят им. В нашем случае такими драйверами стали декан факультета информационных технологий и анализа данных Павел Евгеньевич Голосов и директор этой программы профессор Оксана Николаевна Ромашкова.

Ю. А., Skillbox: Я бы ещё добавила, что даже в рамках одного вуза бывает разный расклад на разных направлениях и кафедрах. Нужно ориентироваться на те из них, где самые прогрессивные коллективы и наиболее гибкие подходы.

— Как вы оцениваете перспективы подобного сотрудничества вузов и платформ онлайн-образования?

Е. Г., Skillbox: Что касается ближайших перспектив, то программа Data Science & Machine Learning — это первый шаг, сейчас у нас в планах ещё около 10 программ в сотрудничестве как с РАНХиГС, так и с другими ведущими вузами. Это будут и бакалавриат, и магистратура, направления в сфере разработки, дизайна, менеджмента и проектирования педагогического опыта.

С. М., РАНХиГС: А что касается глобальных перспектив, то всё движется к большему и большему сотрудничеству вузов и других представителей рынка образования, а также образовательных технологий и рынка труда.

Е. Г., Skillbox: Согласна. Очень хотелось бы видеть будущее за партнёрствами, причём в гораздо более глобальном смысле. Необязательно только по онлайн-программам. Для удобства обучающихся должны быть и онлайн, и офлайн, и их сочетание — для кого что удобнее.

Главное: для общего блага будущее должно проходить не под знаком конкуренции между разными образовательными формами и форматами (коммерческие и некоммерческие, онлайн и офлайн), а под знаком сотрудничества, потому что только так мы приносим пользу и друг другу, и экономике.

Структурный запрос развития всей экономики — как раз на партнёрства и экосистемы. Это заметно на разных рынках, в первую очередь в самых современных направлениях, таких как IT и digital. Потому что это упрощает получение услуги конечным потребителем. Значит, постепенно этот тренд распространится и на остальные рынки.

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована