Образование
#статьи

Между ростом и коллапсом. Какое будущее эксперты предсказывают высшему образованию

Вышел один из ключевых международных докладов о трендах в мире образования — Horizon Report. Вот что на этот раз пророчат нам эксперты.

Ассоциация Educause в конце апреля выпустила ежегодный доклад — Horizon Report — о преподавании и обучении. Организация нацелена на развитие высшего образования с помощью цифровых технологий, и доклад традиционно посвящён ключевым трендам в этой сфере.

Технологии, практики и явления из мира IT, которые сильнее всего повлияют на университеты в ближайшее десятилетие, для доклада отобрала экспертная панель. Её участники — представители вузов и технологических компаний из англоязычных стран, Европы, Азии. Каждый эксперт назвал главные с его точки зрения тренды развития университетов и наиболее значимые для образования технологии. Из ответов были сформированы длинные списки, и на следующих этапах эксперты голосованием выбрали из сотен вариантов 15 трендов и шесть технологий.

От того, насколько университетам удастся освоить технологии будущего и адаптироваться к трендам, зависит дальнейшее развитие системы высшего образования. Доклад Educause предлагает четыре сценария:

  • рост;
  • ограничение;
  • коллапс;
  • трансформация.

Посмотрим, что может привести к каждому из них. Сразу оговоримся: не всё из названного в докладе применимо к российским реалиям, но о мировых трендах тоже полезно знать.


Екатерина Ерохина

Обозреватель Skillbox Media. Магистр по научной коммуникации, интересуется социологией науки, историей и будущим образования.


Новый мир вокруг университетов

Крупнейшие тренды, на фоне которых разворачивается развитие высшего образования, в Horizon Report поделены на пять категорий.

1. Общественные сдвиги

К социальным трендам эксперты отнесли распространение удалёнки, растущий цифровой разрыв и проблемы психологического здоровья.

Как и другие сферы, высшее образование в мире пока не спешит возвращаться к допандемийному уровню офлайн-активности. Часть процессов надолго перешла в «цифру». Что это значит для вузов?

Студенты и преподаватели должны освоить новые навыки и технологии, чтобы взаимодействовать в новой виртуальной среде. Этому мешает цифровой разрыв: неравенство доступа к технологиям. И его влияние будет всё заметнее с течением времени, ведь многие будущие студенты перешли на онлайн-обучение уже на школьном этапе. Так как возможности — качество гаджетов, связи, условий для занятий из дома — у них сильно разнились, уровень готовности к высшему образованию тоже будет разным.

Вузам придётся учитывать и эти последствия цифрового разрыва, и воздействие пандемии на здоровье студентов и сотрудников, в том числе психологическое. В новых условиях университеты, если они хотят удержать контингент, обязаны обеспечить поддержку тем, кто в них учится и работает.

2. Новая технологическая реальность

Из технологических трендов эксперты тоже выделили три:

  • распространение моделей гибридного и смешанного обучения;
  • общий рост использования технологий в образовании;
  • профессиональное развитие преподавателей в онлайн-форматах.

Эти перемены стали следствием пандемии, но не окончатся с ней. У части преподавателей, которые до пандемии воспринимали образовательные технологии скептически, теперь проснулся к ним аппетит. Они продолжают внедрять новые инструменты и развивать навыки их использования — тоже онлайн. С одной стороны, эти тенденции связаны с появлением новых требований к университетам, а с другой — с помощью гибридных и смешанных форматов образование защищает себя от новых кризисов. Курсы, в которых уже на старте проектирования заложены гибкие переходы от очного формата к удалённому и обратно, можно провести в самых сложных условиях.

3. Экономические перемены

Сюда относятся сокращение доходов от высшего образования, потребность в сотрудниках с новыми навыками и глобальная неопределённость экономических моделей.

Студенты и их родители во всём мире считают, что удалённое и гибридное обучение должно быть дешевле очного, и кое-где вузам приходится действительно сокращать стоимость платных программ. Приём новых учащихся — особенно из-за рубежа — тоже снижается.

При этом затраты университетов только растут. Даже вузы, которые обзавелись всей необходимой инфраструктурой для поддержания дистанционных курсов в прошлом году, явно не успели закрыть все кадровые проблемы. Для работы в современных условиях нужно переобучать преподавателей и других сотрудников или нанимать новых. Например, принципиально новые кадры потребуются, чтобы воплотить в жизнь системы поддержки психологического здоровья студентов и сотрудников.

Со всеми этими экономическими трудностями университеты столкнулись на общем фоне нестабильности. Будет ли восстанавливаться экономика? Каких темпов роста ждать? Как и другие организации, университеты в разных странах мира урезают бюджеты, останавливают наём и временами увольняют сотрудников.

4. Изменения климата

В группу трендов окружающей среды эксперты объединили климатические изменения, сокращение рабочих поездок и ориентацию на устойчивое развитие.

Как эти явления влияют на высшее образование? Одна сторона перемен — экстремальные погодные события, вызванные глобальным потеплением. Где-то участились наводнения, где-то каждый год вспыхивают лесные пожары. Это влияет на количество студентов, которых могут привлечь университеты в пострадавших районах. И вторая сторона — внимание к повестке устойчивого развития. Университеты вступают в партнёрства для исследования климатических изменений, создают новые образовательные программы на эту тему. Постепенно изменения приходят и в повседневные рабочие процессы: во время пандемии число командировок и просто поездок на работу существенно сократилось — если не навсегда, то надолго.

5. Политические катаклизмы

Заключительная категория трендов — политические. Это рост онлайн-глобализации и одновременный подъём национализма, а также государственное финансирование высшего образования.

Глобальный рынок онлайн-образования растёт, в то время как традиционная академическая мобильность пострадала от пандемии и её последствий. Барьеры для реальной международной миграции выросли: государства периодически закрывают границы, и кое-где к таким решениям привязывают националистическую риторику. Цифровым форматам эти процессы не страшны, и хороший университет теперь не может не иметь студентов из других стран на своих онлайн-программах или хотя бы на массовых открытых дистанционных курсах.

Внутри государств развитие университетов становится вопросом политической удачи: где-то вузы поддержали, где-то помощь не была эффективной. И неясно, будет ли высшее образование завтра считаться важным для национальных экономик, могут ли вузы рассчитывать на поддержку в будущем.

Новые технологии и практики внутри университетов

Для Horizon Report эксперты отобрали как отдельные технологические области, так и важные для высшего образования организационные практики и подходы. Изначально список состоял, как говорится в докладе, из 141 позиции. После нескольких раундов голосования осталось шесть ключевых технологий и практик.

Каждую из них эксперты оценивали по шкале от нуля до четырех в следующих измерениях:

  • влияние на равенство, инклюзивность и на образовательные результаты;
  • риски провала и стоимость внедрения;
  • принятие преподавателями и значимость для выхода вузов из пандемии.

ИИ: дорого и не всегда честно

Искусственный интеллект эксперты оценили как самую дорогую и при этом достаточно рискованную область технологического развития.

Сегодня ИИ применяется при управлении учебным контентом, в системах прокторинга, в сервисах поддержки и информирования студентов или абитуриентов через мобильные приложения и чат-боты. Большинство проектов в этой области, отмечают эксперты, касаются решения текущих проблем высшего образования. Но есть и исследовательские идеи, направленные в будущее. Например изучается, как с помощью ИИ можно развивать навыки саморегулируемого обучения и формировать сети обмена знаниями.

При этом технология становится всё более противоречивой: системы прокторинга кажутся многим неоправданной слежкой, а наряду с ИИ-системами для эффективного обучения появляются сервисы по автоматическому рерайту учебных текстов, с помощью которых можно так переписать чужую академическую работу, что плагиат трудно будет заметить.

Учебная аналитика: полезно, но рискованно

Эта практика отчасти пересекается с ИИ-треком. Анализ данных может подразумевать задачи разного уровня и масштаба, начиная от отдельных курсов или кафедр.

Учебная аналитика в отчёте получила от экспертов одну из самых высоких оценок по позитивному влиянию на образовательные результаты. Не удивительно: система аналитики может подсказать, когда студент плохо справляется с заданиями, не заходит регулярно в свой учебный личный кабинет, мало вовлечён в курсы. При этом по рискам это направление — на втором месте после ИИ. В учебной аналитике много не решённых на отраслевом уровне проблем — это вопросы доступа к данным, согласия студентов и преподавателей на обработку информации о них, способности администраторов правильно интерпретировать результаты.

В докладе приведены в пример проекты, которые связаны как раз с решением этих проблем. Это персонализация аналитики на специальных дашбордах, чтобы студенты сами могли использовать данные о своём обучении, и развитие стратегий использования данных. Сейчас университеты накапливают больше данных, чем могут использовать, и для успешной учебной аналитики важно выбрать самые важные и разумно настраивать доступ к ним.

Открытые образовательные ресурсы: прекрасно

В открытом доступе могут размещаться как онлайн-учебники, так и более сложные ресурсы. Например, 3D-модели химических соединений и анатомических препаратов, целые онлайн-игры по сценариям из соответствующей профессиональной области. Ожидаемо у этого направления оказалась самая высокая оценка за развитие равенства и инклюзивности в высшем образовании. Кроме того, эксперты высоко оценили уровень принятия открытых ресурсов преподавателями. Но в докладе также говорится, что, несмотря на всю востребованность, бесплатные учебники и пособия разрабатываются не так активно.

Микростепени: ничего революционного

Микростепени — это короткие курсы, на которых студент осваивает один конкретный навык или тему. Обычно на такие микрокурсы можно разобрать более длительную университетскую программу — магистратуру, МВА.

Как и для открытых образовательных ресурсов, для этой практики эксперты определили самые низкие риски провала. При сравнительно невысокой стоимости у микростепеней также хорошие оценки по всем позитивным измерениям: эту идею хорошо принимают преподаватели, подход полезен с точки зрения равенства и для роста образовательных результатов. В этой области определённо стоит искать гибкие решения для выхода из пандемии: короткие курсы проще «упаковать» под потребности аудитории, при необходимости перевести в смешанный или онлайн-формат, продать компаниям для повышения квалификации сотрудников даже в условиях экономического спада. Похоже, среди экспертов сложилось согласие по поводу этой практики — все признают её пользу, но никто не видит в ней ни революции, ни панацеи.

Это не значит, что в распространении микростепеней нет ничего интересного. Во-первых, они переживают взрывной рост: по оценкам Educause, в следующие 3–5 лет их рынок удвоится. Во-вторых, на этом рынке университеты соревнуются со множеством других конкурентов. И работа с микростепенями не так проста, как кажется: вузам придётся существенно перекраивать курсы, а для этого, вероятно, нанимать новых и переучивать прежних сотрудников.

Смешанные и гибридные модели: наше будущее

Под гибридными моделями в докладе объединена серия моделей обучения, большинство из которых ещё не формализованы, просто имеется в виду, что в них сочетаются онлайн- и офлайн-форматы.

Эксперты считают, что стоимость внедрения таких решений достаточно высокая, но плюсы для обеспечения равенства в высшем образовании и роста образовательных результатов неоспоримы. К тому же у смешанных и гибридных моделей обучения самая высокая оценка по шкале значимости для будущего высшего образования. Большинство экспертов сочли их очень важными для поиска гибких подходов, которые помогут вузам выйти из пандемии.

Примеры проектов в Horizon Report связаны:

  • с созданием университетами фреймворков, на базе которых преподаватели могут выстраивать отдельные курсы в новых форматах;
  • с сотрудничеством университетов с компаниями-разработчиками, чтобы адаптировать массовые технологические решения (например, Zoom) под учебные задачи.

Качественное онлайн-обучение: залог образовательных результатов

Этот пункт — о совокупности практик, направленных на улучшение дистанционных образовательных программ. Они дороги и по оценке стоимости уступают только искусственному интеллекту, зато по влиянию на образовательные результаты опережают все остальные технологии и практики в списке.

Какие именно практики эксперты отнесли к этому пункту? Это специальный отбор технологий и подходов, которые работают в онлайн-обучении. Например, университетская база знаний для своих преподавателей. Или создание виртуальных выставок, музеев и другого контента, который помогает разнообразить онлайн-курсы. Это курсы-инструктажи для студентов, которые впервые обучаются онлайн. Словом, все меры для того, чтобы обучение в цифровой среде не просто не прерывалось, но и оставалось эффективным.

Сценарии возможного будущего

Заканчивается доклад Horizon Report коротким разделом со сценариями развития высшего образования на ближайшие десять лет. Каждый из них написан из воображаемого 2031 года и описывает, что в этом гипотетическом будущем произошло с университетами после 2021 года.

Направленность и названия сценариев — стандартные для методологии Института будущего, на которой основана подготовка отчёта Educause. Это не значит, что эксперты прогнозируют именно такие варианты развития событий. Построение сценариев — скорее мысленный эксперимент, попытка нарисовать разные траектории. Отличия между траекториями основаны на том, насколько университеты в них смогли справиться с последствиями пандемии.

  • Рост. В этом варианте возможного будущего университетам удаётся монетизировать растущий спрос на гибридные и онлайн-курсы через микростепени и другие формы обучения в концепции lifelong learning (обучение в течение всей жизни). Востребованность таких подходов обучения вызывает к жизни многочисленные онлайн-программы развития преподавателей. Они, в свою очередь, конструируют для студентов программы с богатым учебным опытом.
  • Ограничение. После пандемии вузы работают с меньшим количеством ресурсов. В этих условиях они выбрали разные стратегии. Некоторые продолжают работать в традиционных форматах, но с небольшим числом студентов и позиционируют себя как самые престижные, элитные организации. Другие ищут новые модели обучения в онлайн-среде, чтобы охватывать студентов по всему миру, несмотря на препятствия.
  • Коллапс. Сокращение государственного финансирования в этом сценарии приводит к вымиранию университетов — приток студентов тоже сокращается, и плата за обучение не позволяет вузам держаться на плаву. Наука в этих условиях становится более зависимой от финансирования со стороны бизнеса, а удалённое обучение — весьма посредственным, ориентированным на экономическую эффективность при недостатке ресурсов для развития преподавателей. Во многих случаях организации полностью полагаются на ИИ и учебную аналитику, не взаимодействуя со студентами по-человечески.
  • Трансформация. Вузы облегчают доступ к высшему образованию через бесплатные онлайн-программы и разнообразие технологий. Обучение становится более человекоцентричным и менее стрессовым, и число студентов на разных программах высшего образования достигает исторического максимума.

Посмотрим, каким будет сценарий будущего в реальности.

обложка:

Hammer & Tusk / Unsplash / akramalrasny / Runrun2 / sebra / 3000ad / Shutterstock / Полина Суворова для Skillbox

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы научитесь разрабатывать учебные программы для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете востребованным специалистом.

Узнать про курс
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована