Образование EdTech
#статьи

Итоги-2022 для EdTech-рынка: как будет дальше развиваться онлайн-образование

Главные тренды сферы по версии EdCrunch Reload.

Иллюстрация: Andrea Piacquadio / Pexels / Colowgee для Skillbox Media

Сессия «Тренды глобального EdTech в условиях замедления рынка» при поддержке агентства Smart Ranking открыла EdTech-трек на ежегодной конференции по новым технологиям EdCrunch. На сцене конференции в Алматы (Казахстан) и в режиме видеоконференции участники обсудили тенденции развития мирового рынка онлайн‑образования и образовательных технологий и выбрали из них актуальные для российской ситуации.

Как развивается мировой рынок EdTech

Самые успешные в мировом масштабе EdTech-компании — из США. На данный момент, отметила CEO и основательница аналитического агентства Smart Ranking Дарья Рыжкова, половина из 50 крупнейших мировых компаний работают в этой стране.

Китайских компаний меньше, но на их примере ярко видна характерная для EdTech гигантомания: десять крупнейших китайских компаний имеют такую же выручку, как 25 лидеров рынка из США.

EdTech-компании на развивающихся рынках тоже растут: среди 50 крупнейших компаний четыре родом из стран Латинской Америки, две — из Индии. За последний год трендом стало продвижение на эти рынки игроков из других стран, в том числе из России.

Что касается сегментов рынка, в которых зарабатывают крупнейшие EdTech-компании мира, это онлайн-образование и образовательный софт (программное обеспечение). А вот два других сегмента — образовательные приложения и образовательные гаджеты, оборудование — составляют всего по 6%. При этом в сегменте обучения самую большую долю составляет образование взрослое (46%), чуть поменьше — детское (36%) и 18% — обучение иностранным языкам.

Фото: goodluz / Shutterstock

В целом за год рынок растёт на 17%, но по сравнению с периодом 2020–2021 годов рост замедлился. Отчасти это связывают с обвалом огромного китайского рынка после того, как в 2021 году власти страны ввели новые ограничения для EdTech-компаний, работающих со школьным образованием.

По словам Дарьи Рыжковой, самое заметное влияние китайский «шторм» оказал на венчурные инвестиции: за 2022 год в EdTech по всему миру инвесторы вложили около 5 млрд долларов США, в то время как в 2021 году — 15 млрд. Инвестиции в российские EdTech-компании в 2022 году упали в четыре раза на фоне боевых действий в Украине.

Почему темпы роста снижаются

Эксперты считают, что у глобального замедления темпов роста EdTech-рынка есть и естественные причины. По мнению основателя и генерального директора Maximum Education Михаила Мягкова, большой рост инвестиций и динамику развития создали на фоне хайпа 2020–2021 годов непрофильные инвесторы. Когда по мере снятия коронавирусных ограничений интерес к онлайн-обучению поутих, эти инвесторы ушли. По сути, EdTech-рынок возвращается к нормальному состоянию.

Сокращение инвестиций и общий экономический спад осложняет выход на рынок новых EdTech-компаний. Им и так становится всё труднее по мере развития сферы.

По мнению Михаила Мягкова, в EdTech шанс на успех есть у компаний, которые первыми выходят на рынок с абсолютно новым продуктом либо повторяют чужой успех, совершенствуя его. Например, делают более качественный продукт, чем уже существующий на рынке, или масштабируют его. Но с обоими вариантами у стартапов сейчас проблемы. Придумать что-то принципиально новое всё сложнее, так как незанятых ниш всё меньше. А для второго варианта у начинающих команд не хватает ресурсов.

Тренд: компании перерастают сегменты рынка, в которых стартовали

Крупным игрокам, считает генеральный директор «Яндекс Практикума» Илья Курмышев, сложности стартапов могут играть на руку — в условиях экономического спада действующие компании только рады тому, что новых конкурентов появляется меньше. Но даже при условии, что крупные компании сохраняют за собой B2C-рынок (то есть обучение индивидуальных клиентов), им этого недостаточно. Компании перерастают этот сегмент рынка, заявил Курмышев.

Фото: fizkes / Shutterstock

Переход EdTech-компаний к работе с корпоративными (B2B) и государственными (B2G) заказчиками — мировой тренд. Как отметил единственный зарубежный участник дискуссии, вице-президент по обучению и инновациям General Assembly (США) Дэвид Поркаро, у индивидуальных клиентов может быть недостаточно ресурсов, чтобы платить за своё образование. Потому лидеры образовательного рынка стремятся работать уже не с отдельными студентами (в В2С), а с компаниями, заинтересованными в найме специалистов с определёнными навыками и в переобучении сотрудников.

В странах с сильным государственным регулированием сферы образования — например, во Франции или Сингапуре — программы профессионального переобучения нередко финансирует государство. Примеры таких программ есть и в России — это «Содействие занятости» и проект «Цифровые профессии» (который сейчас, правда, замораживают).

Российские EdTech-компании включились в госпроекты переподготовки, а также активно выстраивают сотрудничество с государственными вузами, причём со взаимным интересом. По словам генерального директора Skillbox Дмитрия Крутова, в большинстве российских университетов понимают, что часть их студентов хотела бы быстро получить востребованную профессию и обеспечить себе доход. Чтобы создать в вузе такие возможности и не потерять аудиторию, многие готовы сотрудничать с EdTech-компаниями.

Тренд: фокус на трудоустройство и запросы работодателей

В дискуссиях представителей российских EdTech-компаний, занятых в сфере дополнительного профессионального образования взрослых, доля трудоустроенных выпускников часто выступает одной из метрик качества обучения.

Как отметил Дмитрий Крутов, EdTech, по сути, возвращает людям веру в то, что образование может быть результативным. Этим объясняется всплеск интереса к профессиональному обучению онлайн в развивающихся странах.

Илья Курмышев тоже считает, что главное преимущество EdTech в профессиональном обучении — гарантированный вход в выбранную профессию с последующим трудоустройством.

Но кроме того, отметил Курмышев, тренд на обучение под конкретные профессиональные задачи ещё ярче проявляется в сотрудничестве с корпорациями. Происходит смычка EdTech и HRTech, так как в корпоративном обучении обучение неотделимо от HR-процессов оценки сотрудников и управления талантами.

Поэтому многие вещи, которые раньше развивались внутри корпораций, по его словам, теперь становятся частью крупных EdTech-продуктов. Эту комбинацию спикер назвал продуктом будущего для многих игроков на рынке.

Тренд: человекоцентричность за счёт технологий и не только

То, кому именно EdTech-компания продаёт обучение, влияет на содержание и структуру образовательных программ. Об этом на дискуссии напомнил Дэвид Поркаро: если курс заказывает корпорация или университет, то он отражает потребности заказчика, а не самого студента.

Но для достижения результата принципиально важна вовлечённость учащихся. Поэтому в EdTech развивается тренд на человекоцентричность — компании стараются учесть потребности студентов в обучении.

С точки зрения Дмитрия Крутова, Skillbox и другие крупные компании вступают в новую фазу развития бизнеса, задача которой — поставить в центр обучения человека. Если в первой фазе развития компании формировали продукт, занимали рынок, производили контент, то сейчас есть готовность к большим решениям с точки зрения индивидуальных траекторий обучения — повышению его скорости, результативности и вовлечения пользователей. Причём самый важный показатель результативности — карьерные изменения и трудоустройство.

Важно учитывать возможности аудитории для обучения — ведь кто-то готов уделять много времени и учиться интенсивно, а у кого-то нет таких возможностей, и им нужно упрощать процесс. Непонимание вероятных сценариев вредит и учащимся, и создателям обучения: у первых могут быть завышенные ожидания и, как следствие, разочарование, у вторых тоже возникают затруднения. Поэтому важны адаптивные траектории, использование IT-инструментов для понимания того, как пользователь лучше усваивает информацию и как он быстрее достигает результата. Это то, над чем сейчас, по словам Дмитрия, работает Skillbox.

«Для нас задача номер один — сделать так, чтобы прямо сейчас дополнительное профессиональное образование стало прозрачным и понятным. И чтобы не случалось завышенных ожиданий, сколько ты будешь учиться, сколько ты будешь зарабатывать. Важно давать человеку на старте очень хороший ассесмент и ориентировать, предоставить возможность выбирать из множества траекторий. Но, безусловно, помогать ему в выборе, подсказывая в процессе обучения на основе анализа его поведения», — пояснил Дмитрий Крутов.

А задаче трудоустройства должны помочь и повышение вовлечённости студентов (кто интенсивнее учится, у тех лучше успехи с поиском работы), и интеграция обучающихся в новую для них профессиональную среду. На это нацелено открытие офлайн-центров и развитие креативных сообществ.

Другие участники обсуждения тоже отметили, что технологии помогают сделать учащегося центром обучения. Но в то же время призвали не ждать быстрого эффекта.

Например, Михаил Мягков отметил, что технологии ИИ в образовании можно развивать лишь шаг за шагом, автоматизируя часть практики, постоянно возвращаясь и проверяя, какой эффект это дало, бесконечно экспериментируя. Массивными шагами изменить EdTech-технологии и персонализировать обучение, по его мнению, невозможно — это слишком сложная задача, ведь на обучение человека влияет множество факторов, и внешних, и внутренних.

А Дэвид Поркаро рассказал, что работал над целым рядом провалившихся систем ИИ в образовании. На его взгляд, идея выстроить весь образовательный путь студента с помощью технологий пока не сработала, а наиболее успешны узкие системы, нацеленные на адресную обратную связь для каждого учащегося.

Жизнь можно сделать лучше!
Освойте востребованную профессию, зарабатывайте больше и получайте от работы удовольствие. А мы поможем с трудоустройством и важными для работодателей навыками.
Посмотреть курсы
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована