EdTech
#статьи

«Худший шторм». Как китайские EdTech-компании справляются с ограничениями спустя полгода?

Новые правила отражаются не только на местном, но и на зарубежном рынке. Страдает даже Россия.

Фото: ViewStock / Getty Images

Летом 2021 года власти Китая ввели новые правила для EdTech-компаний, работающих со школьниками. Местным центрам внешкольного образования запретили размещать рекламные объявления, проводить занятия в выходные и праздники, преподавать предметы из школьной программы и привлекать средства от иностранных инвесторов. Новые правила игры фактически обрушили рынок внешкольного образования в Китае. Тогда оценка сектора превышал 120 млрд долларов и он охватывал 75% школьников от 6 до 18 лет. Только на слухах о возможных ограничениях публичные китайские EdTech-компании, которые торгуются в США, Китае и Гонконге, потеряли 126 млрд долларов капитализации, подсчитали аналитики Bloomberg. Эти новости лишь усилили падение. Как рынок оценивает произошедшее спустя полгода и ждать ли послаблений со стороны китайских властей — в материале Skillbox Media.


Китай ослабил часть ограничений. Почему?

Новые правила обсуждали все, даже таксисты, говорит вице-президент по инвестициям Blue Elephant Capital Джоуи Цзяо. Его компания вложила деньги в 90 образовательных стартапов на ранних стадиях. Из-за новых запретов топ-менеджер «ощущал горько-сладкий привкус»: Цзяо огорчался как инвестор, но радовался как гражданин.

В последнее время маркетологи крупных компаний умело играли на чувстве вины родителей и мотивировали их покупать всё новые и новые курсы, чтобы обеспечить блестящее будущее детям. Более трети сотрудников Yuanfudao, работавших «ассистентами преподавателя», в действительности занимались продажами, подсчитали аналитики.

13–17 часов в сутки. Столько времени многие школьники проводили на занятиях.

Иностранные учителя нередко замечали, что их ученики практически спят на уроках, а родители жаловались на поздние звонки от онлайн-платформ. В Китае даже придумали отдельный термин «куриный ребёнок» (鸡娃) — так называют детей, чрезмерно загруженных из-за амбиций их родителей. Поэтому многие китайцы не возражали, когда власти запретили онлайн-платформам работать по выходным. Чиновники также потребовали завершать онлайн-занятия не позднее 21:00 и сделать между ними перерывы не менее 10 минут.

Мать абитуриента молится перед школой во время вступительных экзаменов в национальный колледж, Гуанчжоу, Китай, 7 июня 2017 года. Фото: plavi011 / Shutterstock

Главными противниками реформы стали «матери-тигрицы» — родители, нацеленные на сверхдостижения своих детей. Журналисты китайского издания Sixth Tone поговорили с 30 семьями в Шанхае и Пекине. Подавляющее большинство (92%) продолжали искать внешкольные курсы для своих детей и после запрета. Три из четырёх заявили, что власти не облегчили воспитание детей, а добавили напряжённости в жизни семей.

Китайских детей начинают готовить к выпускным экзаменам с младшей школы, рассказывает Skillbox Media основатель и генеральный директор компании China Insiders Ольга Болкунова. Под давлением мотивированных родителей власти готовы идти на компромиссы. В ноябре 2021 года газета The Wall Street Journal сообщила, что Китай планирует разрешить сервисам зарабатывать на студентах и учениках старшей школы. Но в обмен на это площадки должны организовать бесплатные занятия со школьниками до девятого класса. Переговоры вели Gaotu и Yuanfudao, заявляли тогда источники издания.

Изменения начались только в июле, и пока рано делать выводы, говорит Ольга Болкунова. Частные тьюторские компании с середины декабря переводятся в статус некоммерческих организаций и вновь начинают предоставлять услуги. Правительство регулирует цены и их соответствие нескольким требованиям: руководителем должен быть гражданин Китая, проживающий на территории КНР; курсы должны соответствовать школьной программе, а школа — иметь офлайн‑классы и сертификаты преподавателей. Реформы затеяли, потому что квалификация преподавателей в дополнительном образовании низка, а цены на курсы — космические, уверена Болкунова.

Стоит ли ждать послаблений в будущем?

Китайские чиновники страдают от хронического дефицита информации — этим объясняется нестабильность политических решений. Часто незнание реальной ситуации приводит к тому, что власти колеблются между очень слабыми и очень жёсткими правовыми мерами, замечает Анджела Чжан, директор Центра китайского права в Университете Гонконга.

Основная цель нынешней реформы — разгрузить школьников и сократить затраты родителей на их обучение. Эти затраты часто так высоки, что не дают семьям завести второго и третьего ребёнка. Вряд ли правительство полностью откажется от этой линии (снижение рождаемости считается одной из угроз для экономики Китая в будущем). Неслучайно Министерство образования Китая наряду с послаблениями ввело и новые ограничения. В декабре 2021 года оно остановило регистрацию приложений с домашними заданиями, через которые школьники загружали вопросы и искали правильные ответы. По данным профильных медиа, новые ограничения затронули Xiaoyuan Souti и Zuoyebang от Yuanfudao — им придётся заново пройти регистрацию в местных органах образования.

Фото: humphery / Shutterstock

Несмотря на новые ограничения, негативных заголовков становится меньше. И это поднимает настроение инвесторам, которые ещё недавно советовали держаться подальше от акций китайских технологических компаний. В начале 2022 года Alibaba, JD.com и Baidu показали рост на американских биржах. За ними могут последовать и EdTech-гиганты. Худший из регуляторных штормов в мире технологий позади, хотя законодательная база всё ещё обновляется, а изменения повлияют на рост технологического сектора в долгосрочной перспективе, считают аналитики Societe Generale. 2022 год должен принести меньше неприятных сюрпризов и, следовательно, меньше неопределённости.

Пострадал не весь EdTech, а дополнительное образование в секторе К-12 по предметам школьной программы, говорит Ольга Болкунова из China Insiders.

«EdTech в Китае не умер. В целом в этом нет ни трагедии, ни непредсказуемости». Ольга Болкунова

Подход правительства к инновациям всегда строится по модели «Сначала даём зелёный свет индустрии и наблюдаем, а затем регулируем». Послаблений ждать точно не стоит, но появятся новые схемы взаимодействия частных компаний и школ, не сомневается она.

Как ситуация повлияет на Россию и другие страны?

Сразу после введения новых правил аналитики предсказывали переезд пользователей на западные образовательные онлайн-платформы, в том числе американские, после закрытия китайских сервисов. И не исключено, что американские EdTech-бумаги будут выстреливать на новостях, связанных с адаптацией под китайскую аудиторию, говорил в интервью РБК эксперт «БКС Мир инвестиций» Валерий Емельянов.

Эксперты также опасались, что ограничения в Китае станут поводом для разработки стандартов онлайн-образования и методов сурового контроля в России и в остальном мире. Отчасти они правы. В Индии правительство с января 2022 года предостерегло высшие учебные заведения от сотрудничества с образовательными площадками для организации дистанционного обучения. Под угрозой могут оказаться программы для менеджеров руководящего звена, например Upgrad и Eruditus, опасаются аналитики и журналисты.

Первая реакция профессионального сообщества в России носила скорее эмоциональный характер. Она отразила прежде всего наши внутренние опасения, связанные с усилением госрегулирования — «Вдруг у нас захотят повторить?», говорит Skillbox Media Маргарита Арановская, сооснователь агентства Smart Ranking, которое выпускает ежеквартальный рейтинг крупнейших EdTech-компаний.

«Интересно сравнить реакцию России и стран Западной Европы. Россия больше считывала такие тревожные слова, как „запрет иностранного владения, частного капитала и НКО“, а Европа — такие как „декоммерциализация обучения“, „запрет зарабатывать на детском образовании“, „равный доступ“ и прочее», — продолжает Арановская.

То, что возможности упущены, российские компании ощутят в будущем, когда начнут покорять международный рынок. Китая им будет не хватать. Российские предприниматели хоть и недавно, но начали выходить на пекинский рынок, причём именно в сегменте детского дополнительного образования. Если бы в сегментах математики и программирования они заняли те же ниши, что и американские компании в сегменте изучения иностранных языков, они получили бы 1% рынка и очень существенную часть выручки.

«В Китае почти в 15 раз больше школьников, чем в России. И это рынок, которому нет аналогов». Маргарита Арановская.

По словам эксперта, ближайший по размерам — рынок Индии. Но его проблема в том, что дети есть, а денег нет.

Как справляются китайские EdTech-компании?

Инфографика: Майя Мальгина для Skillbox Media

Zuoyebang, которую поддерживает Alibaba, закрыла три из 14 региональных центров поддержки — их использовали в качестве офлайновых офисов для учителей и отделов продаж. Компания New Oriental за полгода сократила 60 тысяч человек. На выплаты уволенным сотрудникам, возмещение платы за обучение и сборы за отказ от аренды помещений компания потратила около 20 млрд юаней (3 млрд долларов).

Китайские компании решают проблемы разными путями. По оценкам основателя и генерального директора China Insiders Ольги Болкуновой, половина онлайн-школ переходят на курсы по искусству, спортивной подготовке и программированию, которые формально не входят в школьные программы и не попали под запрет. Четверть онлайн-заведений перерегистрируются как некоммерческие организации и постепенно перестраиваются под сектор B2B или hardware: разрабатывают технологии умных классов, умные ручки и лампочки, облачные решения (например, роботов для автоматизации проверки домашних заданий и трекинга успехов студентов). Ещё 25% уходят с рынка.

Самые расторопные компании осваивают ниши, поддерживаемые китайскими властями, — например, цифровизацию сельского хозяйства. Недавно основатель New Oriental Ю Минхонг пообещал, что сотни преподавателей помогут продавать фермерам сельскохозяйственные товары во время прямых стримингов на платформе.

Ещё один вариант — переключение на профессиональное образование, говорят опрошенные Skillbox Media эксперты.

«В западных СМИ много писали про суровую политику в отношении дополнительного образования и почти не упоминали реформу среднего специального образования». Ольга Болкунова.

В 2015 году правительство Китая приняло программу «Интернет+» (互联网+), по которой власти планировали внедрять инновации в традиционные отрасли промышленности. Местные специалисты в области образования называют её «Интернет+. Образование». В Китае активно создают программы подготовки специалистов, необходимых для новой цифровой экономики: в сфере высокотехнологичного оборудования, умных технологий, биомедицины, космоса, сервисов по уходу за пожилыми людьми. Так как новые кадры для инновационных производств нужны везде, то этот тренд уйдёт и в другие страны.

Наиболее отчаянные компании стараются переориентироваться на другие страны — в том числе Индонезию, Камбоджу, Мьянму и Японию. Так, штат международного отдела MeiShuBao вырос с 16 до 80 сотрудников всего за несколько месяцев. Но эксперты полагают, что путь за рубеж окажется куда длиннее, чем планировалось изначально. Когда компании решают выйти на зарубежные рынки, им нужно потратить много времени и усилий на локализацию и специализацию, полагает Зете Кеттлкамп, куратор контента в Midwest Virtual Academy. Глубокая локализация EdTech-продукта выходит за рамки перевода контента и программного обеспечения и требует совместимости с местным законодательством, платёжными платформами и культурой, отмечает он.



Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Научитесь: Продюсер онлайн-курсов с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована