Образование
#статьи

4 идеи, как развивать дополнительное профессиональное образование в вузе

Где искать аудиторию для программ ДПО региональному вузу? Представители четырёх университетов поделились своими подходами.

Фото: Drazen Zigic / Getty Images

Практически в каждом вузе есть свои подразделения по дополнительному профессиональному образованию. Большинство из них, правда, ориентируются на узкую аудиторию — местные предприятия, региональные ведомства, муниципалитеты. Выйти за пределы региона большинство университетов не стремились. А в последние годы, когда EdTech-компании завоевали рынок обучения новым профессиям, многим казалось, что у вузов получится удержать только традиционные и не слишком доходные ниши: слишком очевидной была разница маркетинговых бюджетов в пользу EdTech.

Сейчас ситуация изменилась и стала неоднозначной. С одной стороны, вузы — участники программы «Приоритет-2030» взяли на себя обязательства наращивать доход от ДПО. С другой стороны, в последние месяцы весь образовательный рынок столкнулся с падением спроса, и ДПО в университетах этот тренд явно не обойдёт стороной.

В то же время вузы, как и частные компании, могут участвовать в госпрограммах переподготовки, например, в проекте «Содействие занятости». Здесь конкуренция с EdTech-компаниями тоже есть, но для успешного отбора не так важно, сколько средств вложено в продвижение конкретной программы. Может быть, у вузов даже больше шансов войти в проект.

Так или иначе, вузовские департаменты ДПО оказались в ситуации, когда нужно срочно сменить стратегии работы. На недавнем Московском международном салоне образования (ММСО-2022) в ходе дискуссии «Дополнительное профессиональное образование в вузах: второе дыхание» представители четырёх университетов рассказали, какие подходы к ДПО они внедрили в последние годы и как будут их обновлять.

Университет Иннополис: заказчики из IT и отсутствие бюрократии

Университет Иннополис не похож на другие российские университеты. Его представитель, директор Института дополнительного образования Мария Образцова признала, что организация работает как IT-компания, а высшее образование для неё — дополнительный вид деятельности. У традиционных вузов вряд ли получится скопировать модель ДПО Университета Иннополис, но изучить её особенности будет полезно.

По словам Образцовой, сейчас доходы от ДПО обеспечивают треть всего бюджета Университета Иннополис. С 2019 года дополнительное образование в вузе получили 40 тысяч человек. 10 тысяч из них пришли из корпоративного сектора, это сотрудники компаний — партнёров университета.

Фишка Университета Иннополис именно в такой ориентации на корпоративное обучение. Программы ДПО, как рассказала Мария Образцова, вообще изначально появились в вузе именно для корпоративных клиентов. Дело в том, что IT-компании, расположенной в городе Иннополисе, требовалось большое количество Java-разработчиков. Тогда университет и разработал методологию точечной подготовки команд разработчиков под нужды работодателей. Будущих сотрудников с компетенциями, близкими к требуемым, ищут по всей России, затем проводят краткосрочное интенсивное обучение и трудоустраивают выпускников в компанию, которая выступает заказчиком.

Зачастую такая адресная программа ДПО — только первый контакт вуза с заказчиком. Потом запускаются ещё стратегические сессии, программы аудита и цифровой трансформации.

Кроме того, Университет Иннополис участвует в проекте «Цифровые профессии» и обучает частных клиентов. Привлекательными для студентов такие программы, как считают в университете, делают тоже тесные связи с IT-компаниями. В прошлом году, по словам Образцовой, одна из компаний-партнёров оплатила обучение 500 тестировщиков по программе «Цифровые профессии» (точнее, оплатила половину обучения — вторую часть суммы обеспечило государство). Выпускники получили работу в этой компании. Студенты курсов ДПО для физических лиц тоже нередко получают работу у партнёров университета.

Работа с корпоративными клиентами как в области обучения, так и в консалтинге, подразумевает множество дополнительных функций. Обычно ДПО-подразделения в вузах гораздо менее самостоятельны, признала Образцова:

«У нас в принципе такой самодостаточный организм. Есть свой центр аналитики и отчётности, отдел продвижения продуктов, отдел организации мероприятий, assessment-центр, исследовательский сектор. <…> Есть центр программ корпоративного обучения, который занимается в большей степени консалтингом, проведением стратегических сессий для регионов, для корпораций».

Ещё одна нетипичная для большинства вузов особенность обучения в Университете Иннополис — автоматизация процесса. Всё, что связано с оформлением договора на обучение и выдачей сертификатов по итогам программы, требует минимального участия сотрудников. «Это, наверное, отчасти секрет, почему мы так быстро развиваемся и растём, — подвела итог Мария Образцова. — Потому что мы не зависим от бюрократического процесса, который есть в большом университете».

НовГУ: формирование экспертного имиджа в регионе и ориентация на повестку

Большинство региональных вузов развивают ДПО по другой модели: заказчиков они ищут при поддержке региональной власти и в самих государственных ведомствах. На ММСО об этом рассказала руководитель управления развития компетенций Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого Инна Андреянова. По её словам, в дотационных регионах задача вузовских подразделений двоякая: нужно не только выполнить заказ на обучение, но и для начала «вытянуть» его. «Для того чтобы это в принципе происходило с нами, у университета должен быть сформирован экспертный имидж», — подчеркнула она.

НовГУ формирует свой имидж на различных мероприятиях по продвижению региона: на каждую выставку или переговоры представители региональных и муниципальных властей берут с собой материалы об университете. В своём регионе представители вуза участвуют во всех совещательных органах, например, в инвестиционном совете. При запуске любого нового промышленного или социального проекта университет выступает с предложениями по подготовке и переподготовке кадров. Таким образом, подытожила Андреянова, вуз завоёвывает позицию «мозгового центра» в регионе.

В федеральных проектах поддержки занятости НовГУ тоже участвует. В них университет, по словам Ирины Андреяновой, тоже увязывает свои программы с потребностями региона:

«[Нужно] не самим придумывать программы, а посоветоваться с региональной властью и с индустриальными партнёрами — лидерами отраслевой специализации региона — и делать это конкретно под них».

При всей ориентации на региональную повестку Инна Андреянова отметила, что вузам не стоит замыкаться на себе и рассчитывать только на внутренние компетенции. Многие заказы на обучение можно выполнить лишь с помощью внешних экспертов. Тем самым вуз покажет свои менеджерские компетенции (собрать программу с преподавателями из разных городов — задача нешуточная) и не оставит без работы своих сотрудников — они могут выступать в программе ДПО кураторами, проверяющими преподавателями и так далее.

Похожие идеи на другой дискуссии ММСО «Университеты и дополнительное образование: социально-экономическая устойчивость территорий и отраслей» высказывал представитель ещё одного регионального вуза — проректор по инновационному развитию и цифровой трансформации Ульяновского госуниверситета Дмитрий Шабалкин. Он подчеркнул, что сегодня университетам в регионах гораздо больше, чем раньше, приходится задумываться над востребованностью программ ДПО. Перемены он описал так:

«Не выдавать на рынок тот материал, который у университета есть, — просто потому, что он есть, — а проектировать этот продукт совместно с внешней средой».

Иными словами, даже внутри привычных региональных экосистем университетам сейчас приходится по-новому позиционировать себя и создавать новые образовательные продукты.

ЮФУ: ДПО как часть единой системы с программами высшего образования

Проректор по проектной деятельности Южного федерального университета Максим Бондарев представил ещё одну модель дополнительного профессионального образования в вузе. Конкурировать на открытом рынке программ ДПО, отметил спикер, университетам достаточно сложно. Выходом может стать сотрудничество с EdTech-компаниями. Не менее перспективным решением Бондарев считает интеграцию программ ДПО с высшим образованием.

ЮФУ не собирается переключать все программы ДПО на собственных студентов (хотя последним программы ДПО предлагают как дополнительные квалификации). Наоборот: короткие дополнительные курсы станут инструментом привлечения тех, кто их окончил, на классические программы, например, в магистратуру. О том, что курсы ДПО отлично могут вовлекать людей и «продавать» внешней аудитории магистерские программы, много говорили на ММСО и во время сессий, посвящённых магистратуре как образовательному продукту.

Но чтобы такая система привлечения магистрантов сработала, программы ДПО нужно делать конкурентоспособными: разрабатывать их в современном педагогическом дизайне, ориентировать темы и продвижение на запросы целевой аудитории. Пока для российских университетов, в том числе и для ЮФУ, задача кажется сложной, отметил Бондарев.

По его словам, для перезапуска ДПО в ЮФУ появился проект внутреннего корпоративного университета. В частности, он будет готовить менеджеров образовательных программ. Ведь без ДПО вуз не сможет решить другую свою задачу — развитие программ магистратуры. Разные образовательные направления будут сближаться, рассказал спикер:

«Для нас приоритетная задача — интеграция программ ДПО, программ магистратуры и отчасти программ бакалавриата в единое пространство построения образовательного продукта на основе модулей, с возможным пересечением как непосредственно модулей, так и целевых аудиторий, формирования комплексных групп».

Как такое единое пространство будет выглядеть? Например, слушатели программы ДПО смогут поступить после одного курса на следующий и за пару лет получить знания и компетенции в объёме магистерской программы. Но их гибкая траектория обучения будет собрана из отдельных модулей.

Возможен и обратный вариант: изначально вместе с партнёром проектируется магистерская программа, а потом её блоки продаются по отдельности.

Фото: Gorodenkoff / Shutterstock

«У нас есть программа „Педагогический дизайн и анализ образовательных данных“, которую мы делаем совместно с Университетом 2035, — привёл пример Максим Бондарев. — <…> Мы рассматриваем возможность представить её как набор определённых модулей. С одной стороны, это увеличение количества обучающихся и фактически привлечение средств. А с другой стороны — промоушен, предложение более широкой аудитории именно магистерской программы».

ДВФУ: бизнес-подход к задачам государственного масштаба

Опыт Дальневосточного федерального университета на дискуссии представил Михаил Кривопал, заместитель проректора по развитию и руководитель Академии управления ШЭМ. Подход ДВФУ к ДПО объединяет модели, представленные другими спикерами: вуз сильно ориентирован на задачи региона, но есть и ряд корпоративных клиентов, к тому же популярной у слушателей стала бизнес-школа. Но в целом задачи вуза подчиняются государственным приоритетам по развитию Дальнего Востока, подчеркнул Кривопал:

«Вся страна смотрит на нас, рассматривая как возможность реализации того самого восточного вектора. О нём много говорят сейчас, чтобы мы научились готовить профессионалов, которые умеют работать со странами Восточной и Юго-Восточной Азии, выводить туда товары, выстраивать технологические цепочки».

Конечно, не всё так просто: настоящего задела в области партнёрских связей с азиатскими странами пока нет, отметил спикер. Сейчас неясно, что российский бизнес может предложить китайским или другим партнёрам со своей стороны. Поиск возможностей идёт индивидуально, в ручном режиме, и универсальных решений пока нет.

Повысить шансы на успешное решение этой и других задач можно, считает Кривопал, меняя подход к ДПО. Выход он видит в уменьшении показателя Time to market (TTM) — времени, необходимого на разработку решения и его вывод на рынок.

Сейчас корпоративные и частные клиенты воспринимают вузы как неповоротливые государственные структуры, где проектирование программ занимает месяцы, а то и год, а каждый шаг требует многочисленных согласований. В новом формате вуз должен предстать перед клиентами бизнес-структурой. «У нас запущен целый проект по развитию модели клиентоориентированного вуза», — пояснил Кривопал. Одно из планируемых изменений — создать отдельную структуру управления ДПО, чтобы сделать это направление более самостоятельным и гибким. С новой моделью ДВФУ, по словам спикера, будет готов конкурировать с EdTech и корпоративными университетами, предлагая комфортное обучение и для индивидуальных слушателей, и для компаний.

Комментируя каждое из выступлений коллег, модератор дискуссии проректор по стратегическому развитию Сибирского государственного индустриального университета Игорь Воскресенский подчёркивал «бизнесовость» их подходов. Представленные на ММСО вузы ориентируются на разную аудиторию — крупные IT‑компании, местные предприятия, индивидуальные слушатели — но в любом случае они применяют продуктовый подход к своим программам ДПО. Почему это правильное решение, на дискуссии «Университеты и дополнительное образование: социально-экономическая устойчивость территорий и отраслей» пояснил проректор по персоналу и организационному развитию Тюменского государственного университета Андрей Латышев.

По разным оценкам, падение доходов на рынке EdTech в России составит от 40 до 80%, напомнил спикер. Объём внешнего заказа на программы, разработанные в вузах, будет сокращаться. Задача подразделений ДПО — идти к заказчику самим и предлагать решения для реальных проблем компаний и людей. Это должны быть программы, основанные не на имеющихся у вуза компетенциях, а на потребностях клиентов, а значит, на исследованиях рынка, понимании его задач. «Только за них будут платить в ближайшие два-три года», — подчеркнул Латышев.

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована