Кино
#истории

«Понял, что рано или поздно сварюсь в рутине»: почему инженер стал писать сценарии

Александр с детства хотел стать сценаристом. Сейчас он пишет свой первый сериал, пилот которого уже вышел в финал на кинофестивале.

Иллюстрация: Freepik / Дима Руденок для Skillbox Media

Александр Кузнецов

Россия, Санкт-Петербург



Александр рассказал:


«Идея стать инженером казалась стабильнее, чем детская мечта»

— Александр, почему вы решили учиться на курсе по драматургии сериалов?

— Мне хотелось разнообразить свою жизнь. У меня было высшее образование, стабильная работа инженера с хорошей зарплатой и даже хобби, которое отвлекало и помогало отдыхать. Вроде всё хорошо — и всё же чего-то не хватало. Не было какой-то цели, от которой у меня горели бы глаза, и увлечения, за которое я бы брался с азартом.

Очень ясно помню момент осознания того, что погружаюсь в рутину: я ехал в автобусе на работу и вдруг в голове промелькнула мысль: «А что дальше? Рано или поздно я сварюсь в этом бульоне».

И тут я вспомнил, что в детстве писал рассказы, придумывал разных персонажей и мечтал стать сценаристом.

— А почему не получалось осуществить детскую мечту раньше?

— Я хотел поступить на сценариста в институт, но родители сказали: «Нет, будешь инженером». Они хотели, чтобы я продолжил инженерную династию. Да и действительно, идея стать инженером со стабильной зарплатой кажется разумнее, чем какая-то давняя детская мечта. Это надёжный путь.

А стать востребованным и успешным сценаристом — это очень сложно. Мне даже казалось, что попасть в киноиндустрию — это так же невозможно, как увидеть единорога или полететь в космос!

В общем, я послушал родителей и поступил на инженера, хотя большого желания получать эту профессию у меня не было. За время обучения я успел два раза отчислиться и даже попытался построить карьеру в танковых войсках.

— Ого! А туда вы как попали?

— Когда меня отчислили, сгорела отсрочка от армии, в двери постучался военком. Пока я был на срочной службе, семье понадобились деньги, и пришлось остаться по контракту.

Александр на службе
Фото: архив Александра Кузнецова

Временами было даже интересно. Учения, танковые биатлоны, но по вечерам я умирал от скуки. Многие парни не знали, чего хотят от жизни, и в армию пришли от безысходности. Я спрашивал их: «Почему вы решили остаться служить по контракту?» И почти все отвечали, что не представляют, кем ещё они могут стать, если не военными.

Я не хотел быть в их числе, мне надоело жить без цели. Поэтому я всё-таки взял себя в руки и твёрдо решил окончить вуз, стать первоклассным инженером, начать зарабатывать деньги.

О том, почему написать сценарий легче, чем нарисовать картину

Вы сказали, у вас есть хобби. Как вы всё это время отвлекали себя от рутины?

— В студенческие годы я столкнулся с 3D-моделированием, и меня затянуло. С тех пор я иногда делаю 3D-картинки. Ещё я много рисовал и до сих пор рисую, в основном когда морально устаю и нет настроения делать что-либо другое. Люблю выражать фантазию на бумаге и изображать места, в которых мне будет спокойно и уютно. Сейчас, например, часто рисую зимние деревенские пейзажи.

— Никогда не хотели стать иллюстратором или мультипликатором?

— В детстве я ходил в художественную школу, рисовал персонажей к своим рассказам. Да, у меня была мысль, что круто стать человеком, который делает мультики вроде «Южного парка». Но это очень трудоёмкая работа. Сделал одну ошибку — приходится всё перерисовывать. Мне не хочется заниматься настолько скрупулёзным делом. Я не люблю заморачиваться с прорисовкой деталей или с техникой композиции и перспективы, у меня напрочь улетучивается желание рисовать.

Сценарным мастерством я решил заняться в том числе и потому, что оно представлялось мне более лёгким, чем рисование или 3D-моделирование. Уже потом я убедился в своём предположении. Не спорю, сложно сесть и в десятый раз переписать текст. Но это всё же легче, чем перерисовать кадр.

«Меня не волновало, есть у меня талант или нет. Я просто хотел научиться писать»

— Что вы почувствовали, когда спустя столько лет наконец начали заниматься сценарным мастерством?

— Курс стал спасительным кругом. По вечерам мои мысли были посвящены не работе, а моим героям и их развитию. При этом я не задумывался о том, будет ли мой сценарий однажды замечен режиссёрами, позовут ли меня на проект, получу ли я награды.

Меня не волновало, есть ли у меня талант к написанию сценариев или нет. Мне просто хотелось научиться делать это, ради самого навыка. Даже если в итоге мой сценарий прочитает только десять человек.

Сложно было учиться новому?

— Поначалу, когда была только теория, совсем нет. Трудности начались, когда я начал прописывать первую сцену своей пилотной серии. Я не знал, с чего начать, и застрял на целый месяц.

Я читал сценарии разных сериалов — к счастью, их много в свободном доступе в интернете. Но когда садился за свой текст, дело не шло. Откладывал написание на потом, а потом возвращался снова. У меня не было дедлайна сдачи своей работы, и это одновременно и помогало, и мешало мне. Дисциплина иногда проседала. С другой стороны, у меня было столько времени, сколько мне потребуется, и я мог писать, когда захочу. Без спешки.

Это ощущалось так, будто меня учат плавать, скинув с лодки в воду. Вроде здесь и неглубоко, к тому же тебя подстраховывает наставник, а всё равно страшно и непонятно. Но это классный подход. Человек пытается, барахтается, и рано или поздно он плывёт, потому что другого выхода нет.

В общем, я долго был в ступоре, но ступор исчезает, если начать хоть что-то делать. Так я в конце концов написал сцену своего пилота. Дальше мы корректировали нюансы вместе с куратором. Последующие сцены мне давались уже легче.

— А что в процессе написания нравилось больше всего?

— Я часто сравнивал написание сценариев с рисованием: сначала прорисовывается силуэт, фон, потом ты добавляешь детали, оттенки — и получается законченная сцена. Я получал удовольствие и от придумывания, и от приближения к результату, когда всё сходится.

Сценарий фильма «Большой Лебовски» — одна из известнейших работ братьев Коэн
Кадр: фильм «Большой Лебовски»

Ещё мне самому всегда нравились фильмы и сериалы, в которых есть интрига, крючки, цепляющие зрителя и заставляющие его смотреть дальше. Как работы братьев Коэн, например. Когда у меня получалось придумать такой крючок для своей истории, я был очень рад.

Расскажете идею вашего сериала?

— Логлайн такой: аферист притворяется профессиональным футболистом. Он распиарен, все думают, что он талантливый игрок. Но на деле он симулирует травмы и каждый сезон меняет футбольный клуб, чтобы его не заподозрили, сидит на скамейке запасных и получает гонорары.

Мой герой один из тех людей, которые в детстве хотели стать футболистами, но не ради игры, а ради денег, славы и возможности иметь классную и красивую жену, как у Месси.

Сюжет вдохновлен историей реального человека. Бразильский игрок Карлос Кайзер за всю свою футбольную псевдокарьеру не сыграл ни одного матча. Он держался на региональном уровне, менял команды, придумывал себе травмы и только спустя 20 лет сам признался, что он аферист.

О питчингах, фестивалях и любимых режиссёрах

Вы были готовы к тому, что ваш сценарий прочитает только десять человек, но в итоге он попал в шорт-лист фестиваля Potential. Как так получилось?

— Когда пилот был написан, я стал отправлять его на всевозможные питчинги и фестивали. Думал — а вдруг повезёт, раз в год и палка стреляет! Но никто мне не отвечал.

А потом мой сценарий лично посмотрел Алексей Караулов, сценарист сериалов «Эпидемия» и «Звоните ДиКаприо!», и сказал, что сюжет откровенно сырой, недоработанный и нужно переделать. Я исправил ошибки, отправил проект на фестиваль, и, к моему удивлению, он прошёл отбор в полуфинал.

В итоге я попал в список финалистов, мы заключили с представителями фестиваля агентский договор на девелопмент проекта. Сейчас я должен дописать сезон сериала, а мне помогут в поиске платформ и кинокомпаний для реализации проекта.

— Насколько страшно было презентовать свой пилот?

— По эмоциям и мандражу презентация проекта — что-то между сдачей диплома и рассказом плохо выученного стиха в костюме снеговика на каком-нибудь утреннике. Чувствуешь себя неуклюже, запинаешься на каждом слове, в голове — уйма информации, которую нужно стройно выдать, но ничего не получается.

Было страшно узнать, что мой сценарий никому не понравится. Но волков бояться — в лес не ходить.

Кого вы хотели бы видеть в качестве режиссёра фильма по вашему сценарию?

Для меня важно, чтобы мы с режиссёром понимали друг друга и хорошо ладили. В этом смысле, мне кажется, работать с начинающими режиссёрами намного комфортнее, чем с известными и именитыми.

Но если говорить о тех, кого я сам смотрю и кем восхищаюсь, то я бы назвал братьев Коэн, Ридли Скотта и Никиту Михалкова. Ну и Тарантино, само собой. У него в фильмах как раз и мои любимые сценарные крючки, и глубокие, но простые по форме диалоги.

Вы уже добились определённого успеха. Всё ещё не задумываетесь о том, чтобы построить карьеру сценариста?

— Да, мечта и хобби переросли в цель стать профессиональным сценаристом. Это, конечно, игра вдолгую, в киноиндустрию люди попадают не сразу, но я к этому иду.

Запишите ребёнка на бесплатный урок в Skillbox Kids ➞
Учим детей программированию, веб-дизайну и разработке игр. Преподаватель — IT-эксперт — подберёт курс по интересам ребёнка. Подробности — по клику.
Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована