Кино Музыка
#новости

Тейлор Свифт выпустила новый альбом The Tortured Poets Department

All’s fair in love and poetry.

Фото: Кристофер Джу / TAS24 / Getty Images

19 апреля Тейлор Свифт выпустила The Tortured Poets Department — работу над этой пластинкой она начала ещё в ходе тура Eras. А через два часа после релиза певица внезапно объявила о том, что альбом-то двойной, — и в дополнение к 16 трекам фанаты получили ещё 15. Они идут своеобразным приложением или даже полноценным вторым томом и носят название The Tortured Poets Department: The Anthology.

Альбом получил высокие оценки: критики The Independent, Rolling Stone и The Times поставили пять звёзд из пяти. При этом The Tortured Poets Department — самый однообразный альбом в карьере Тейлор: все (ну или почти все) песни похожи друг на друга. Концептуальное это решение или Тейлор Свифт просто исписалась — разбираемся в нашем материале.

Послушать альбом

Из нашей статьи вы узнаете:

Подписывайтесь на телеграм-канал «Ты как?». В нём наши коллеги душевно и научно рассказывают о психологии и саморазвитии, а мы по выходным будем делиться там свежими подборками фильмов и музыки 🙂

Почему альбомы Тейлор Свифт — это такие видеоигры

Никто в современной музыке не смог заманить столько людей в свою вселенную, как это сделала Тейлор Свифт. Её песни — это дневники, в которых мир читает её личность. Популярность певицы росла, она взрослела, но не перестала откровенничать. Она сделала искренность своей фишкой — и эта невиданная на поп-сцене вещь привлекала к ней внимание всё новых людей.

Сейчас новинки от Тейлор вызывают реакцию, которая свойственна скорее не альбомам, а видеоиграм. Мы изучили рецензии на The Tortured Poets Department в крупнейших западных СМИ (Independent, New Yorker, Guardian, Pitchfork, NME, Variety) и сравнили их с тем, что писали, например, о новом альбоме Бейонсе Cowboy Carter или Eternal Sunshine Арианы Гранде. Все эти статьи в равной степени посвящены как музыке, так и личной жизни певиц.

А вот альбомы Тейлор Свифт воспринимают скорее как компьютерную игру: её нужно побыстрее пройти, а затем обсуждать с другими геймерами, какие где пасхалки спрятаны, какие квесты самые интересные, как найти в игре скрытые возможности и баги.

Сегодня Тейлор Свифт интересует общество как женщина, личная жизнь которой — что-то вроде арт-объекта или затянувшегося перформанса, поэтому все её любовные успехи и неудачи надо знать. Интернет-рецензии на её релиз почти не затрагивают собственно музыку — зато препарируют отношения Свифт с обществом, СМИ, фанатами и, конечно, с мужчинами, которым и посвящены песни The Tortured Poets Department. Журналисты следуют за свифтиз, проходят квест «Разберись во вселенной Тейлор Свифт» и пытаются вычислить, про кого из бывших она поёт. Разве что New York Times всё-таки уделили внимание песням — впрочем, и они написали целую статью о мужчинах в лирике Свифт.

Мнения фанатов и рецензентов сошлись на том, что The Tortured Poets Department посвящён одному или двум людям, причём среди них нет футболиста Трэвиса Келси, с которым Тейлор Свифт встречается сейчас. Зато там есть Мэтт Хили, вокалист группы The 1975, с которым Тейлор встречалась всего месяц. Но фанаты Свифт так хотели отменить Хили из-за его спорного публичного образа и неполиткорректных шуток, что певица, похоже, пошла им навстречу. А ещё в альбоме есть отсылки к актёру Джо Элвину — он был партнёром Тейлор в течение шести лет.

Вот несколько хайлайтов, которые больше всего обсуждают свифтиз:

  • Название альбома взято из группы WhatsApp, в которую входил Элвин.
  • Элвин и Хили — британцы, а альбом вышел 19 апреля — в этот день в 1775 году произошло одно из первых сражений войны США за независимость от Великобритании.
  • В «Guilty as Sin?» Свифт поёт о «роковых фантазиях» человека из прошлого, который прислал ей песню The Downtown Lights группы The Blue Nile — а это любимая группа Хили. В песне The Black Dog Тейлор вспоминает ещё одну любимую группу Хили — The Starting Line.

Как ковид изменил музыку Тейлор Свифт

Если вы помните, в начале карьеры Свифт писала кантри-музыку, где нашлось место и интимным балладам, и драйвовым подростковым радостям. Аранжировки были такими же разнообразными: от банджо до скрипки и виолончели.

Фото: A.PAES / Shutterstock

После выхода альбома Red в 2012 году творчество Тейлор и вовсе стало напоминать американские горки — певица решила уйти в поп-музыку и искала новый звук в самых разных областях. В её альбомах каждый раз соседствовали абсолютно непохожие песни, и трудно было предугадать, музыку в каких стилях она сыграет в следующий раз.

Фанаты получали то элегантные синтезаторные песни (Wildest Dreams, Style), то хипхоповые ритмы (Bad Blood, Look What You Made Me Do, …Ready for It?), то нечто среднее (Blank Space), то радостную танцевальную поп-музыку (22, We Are Never Ever Getting Back Together). При этом Тейлор не забывала про корни, так что в её альбомах можно было найти и что-то кантрийное и даже роковое (All Too Well, Holy Ground). А потом шёл дабстеп (I knew You Were Trouble).

Всё изменил ковид. Ковид в принципе перевернул музиндустрию, но Тейлор он помог нарастить влияние. Всё из-за альбома Folklore — певица записала его в апреле — июле 2020-го, во время локдауна. Большие студии были недоступны, и Свифт работала на самоизоляции. Вместо попыток создать модные поп-хиты она вернулась к живым инструментам и мягкому неторопливому звучанию.

Запертые в своих квартирах люди жаждали музыки, которая соответствовала бы их душевному состоянию, и альбом Folklore идеально попал в него. Это антипоп — песни тихие, чувственные и личные. В них смешались инди-поп, чембер-поп и лёгкие намёки на фолктронику в виде раскиданных тут и там электронных звуков, соседствующих с гитарой, фортепиано или виолончелью. В записи помогали Аарон Десснер из The National и Джек Антонофф из Fun и Bleachers — звёзды инди-рока, в дальнейшем ставшие постоянными соавторами и продюсерами Тейлор.

Дело, конечно, не только в музыке, но и в самой Тейлор и её способности говорить на личные темы — такая откровенность в тот момент была очень нужна слушателям. Это сработало безотказно и на простых меломанов, и на привередливых критиков, которые обычно не расценивают поп-музыку как нечто серьёзное. Посмотрите на данные сайта BestEverAlbums, который агрегирует оценки из множества рецензий. За 2020 год Folklore занял 4-е место — раньше певица выше 19-го не поднималась. А такие медиаавторитеты, как Time, Billboard и Rolling Stone, поместили альбом на первое место в списке лучших в 2020 году.

Тейлор поняла, что, выплёскивая содержимое своей души в музыку, она покоряет мир. Ставка зашла: рекордный тур на миллиард долларов, влияние на экономику других стран благодаря нашествиям фанатов и, как апофеоз всего этого, — статус человека года по версии журнала Time.

Как Тейлор Свифт стала инди-певицей

Все её следующие альбомы вышли из Folklore. Минималистичные аранжировки, никаких громких или агрессивных исполнений и тем более выбивающихся из общего концепта синглов — никакого внезапного дабстепа. Такой подход свойственен инди-рокерам, которые не пытаются продать побольше пластинок, растягивают один звук на весь альбом и знают, что слушатель доверяет им и готов вникать в их личные переживания.

С тех пор песни Тейлор и звучат как инди. Взять Epiphany — редкие тягучие звуки виолончелей и фортепианные стаккато, тягучий синтезаторный эмбиент. На фиты Тейлор приглашала гостей под стать инди-идеологии: Bon Iver, The National, Haim. В новом альбоме в этот список попали также Florence + the Machine, а единственная поп-звезда в этой компании Post Malone лишь подпевает Тейлор.

А дальше были Evermore — продолжение Folklore, но игривое, оптимистичное, и Midnights — синтипоп с элементами хауса, хип-хопа, фолка, R&B, сохранивший деликатность и утончённость двух предыдущих пластинок.

В каждом из этих «инди»-альбомов Тейлор выжимала максимум из минималистичного звука благодаря неожиданным решениям: блюзовой губной гармошке (Betty), брутальному баритону приглашённого гостя (Bon Iver в Exile), повторению басовой партии (Peace), эротическому придыханию (Willow), сочетанию электронной бас-бочки и оркестровок (Gold Rush) или просто запоминающейся мелодии (Mad Woman, Champange Problems).

The Tortured Poets Department — логичное продолжение предыдущих альбомов: здесь электроника гармонично переплетается с живыми инструментами. Это очередная инди-пластинка от Тейлор: лиричная, длинная, негромкая, целостная и однородная. Её сложно разобрать на отдельные треки — так похожи песни друг на друга. Включите любую наугад, например «Who’s Afraid of Little Old Me?», — так звучит практически весь альбом.

Из общей массы выделяются треки Fortnight с синтезаторами в стиле восьмидесятых, I Can Do It With a Broken Heart с энергичным диско-ритмом и So High School с вайбом школьного рока, хотя Тейлор так и не решается выдать действительно энергичную композицию.

В большинстве же песен музыка сводится к минимуму и исполнение из пения превращается в чтение стихов: I Look in People’s Windows, loml, Peter, Robin, The Manuscript.

В Folklore и Evermore Тейлор писала запоминающиеся припевы — как, например, в No body, no crime. The Tortured Poets Department же настолько монотонен, что песни практически не развиваются: припев не отличается от куплета ни интонационно, ни инструментально — как их вообще различить?

Создаётся впечатление, что или альбом не доделан, или Тейлор решила привлечь внимание к лирике. Судя по количеству треков — второе, хотя здесь тоже есть вопросики: зачем так много? 31 трек, 122 минуты — это не слишком для исповеди души? Обычно авторы двойных альбомов начиняют их разными звучаниями — так, например, поступили рэпер Future и битмейкер Metro Boomin, которые этой весной выпустили альбомы We Don’t Trust You и We Still Don’t Trust You. Мы писали о них в нашем апрельском дайджесте.

Как Тейлор Свифт всё усложнила названия песен

Названия песен на The Tortured Poets Department тоже необычные. Раньше Тейлор называла песни как положено в поп-музыке: Style, August, Happiness и прочие простые слова. Названия новых песен похожи на хокку: My Boy Only Breaks His Favorite Toys, I Can Fix Him (No Really I Can), I Can Do It With a Broken Heart, The Smallest Man Who Ever Lived, I Look in People’s Windows. Или вот Chloe or Sam or Sophia or Marcus — это могло бы стать названием независимой драмы, вроде «Марта, Марси Мэй, Марлен».

Другая фишка — это «диалоговые» названия, причём диалог певица ведёт сама с собой: But Daddy I Love Him, „Guilty as Sin?“, „Who’s Afraid of Little Old Me?“, „How Did It End?“. Ну и, конечно, некоторые названия воплощают любимые антигугл-приёмы инди-групп: это названия, где несколько слов слепились в одно — imgonnagetyouback, или бессмысленный и трудно запоминаемый набор букв — loml.

Фото: Brian Friedman / Shutterstock

Такие сложные названия песням обычно дают, когда хотят отпугнуть непосвящённых слушателей или когда хотят сделать акцент на смыслах, а не на музыке. Первый вариант — мимо, он точно не для поп-звезды, а вот второй вполне про Тейлор Свифт. Она обладает абсолютным доверием фанатов, может позволить себе пуститься в метатекстуальные игры и начинить альбом лирикой, в значениях и отсылках которой свифтиз ещё долго будут разбираться.

То ли певице не терпелось выговориться, то ли она приняла общественное мнение, которое считает, что музыка не так уж и важна в феномене Тейлор Свифт. Так или иначе, певица перестала доказывать свою самобытность как музыканта и переключилась на самоутверждение в поэзии. Вполне логичное развитие карьеры, тем более что в Гентском университете уже запустили курс «Литература: версия Тейлор», и его создатели расценивают Тейлор Свифт не иначе как новую Эмили Дикинсон. И кто знает, быть может, наша Тейлор станет вторым музыкантом после Боба Дилана, кто получит Нобелевскую премию в области литературы.


Запишите ребёнка на бесплатный урок в Skillbox Kids ➞
Учим детей программированию, веб-дизайну и разработке игр. Преподаватель — IT-эксперт — подберёт курс по интересам ребёнка. Подробности — по клику.
Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована