Развитие
#статьи

Как пережить смерть близкого человека

И нормально ли, если переживаешь из-за утраты того, кого не знал лично.

Изображение: Карл Блох, «Дочь Иаира», 1863 г. / SMK OPEN

Смерть не принято обсуждать. Но это часть нашей жизни, и табу на эту тему не поможет её избежать и уберечь от неё своих близких.

Нарушаем негласный запрет и отвечаем на главные вопросы о горе и утрате:

Мы завели телеграм-канал «Ты как?». Будем в удобном формате рассказывать о саморазвитии, психологии и о том, как эффективно учиться и строить карьеру в любом возрасте. Подписывайтесь!

Как описать чувство утраты

«Скорбящие часто говорят, что они понятия не имеют, куда направляются, и чувствуют себя так, словно живут на другой планете без проводника», — это отрывок из статьи «„Обычного“ горя не бывает» Кристин Микхоф, специалиста по проживанию горя, социального работника и соавтора книги «Руководство вдовы по исцелению». В пять лет Кристин потеряла отца, а в 30 — мужа.

Чувство утраты каждый ощущает и проживает по-своему. Есть ряд факторов, которые напрямую влияют на степень «тяжести» эмоций после смерти близкого. К таким факторам относятся:

  • уровень эмоциональной устойчивости человека;
  • неожиданность потери;
  • финансовое положение скорбящего;
  • уровень поддержки от окружающих.

Каким бы ни было горе, торопить его, подгонять под шаблоны и прописанные стадии принятия не стоит. Да и не выйдет. Горе часто называют обратной стороной любви, и как невозможно точно определить любовь, так и единого словаря для описания горя не найти. Вот что об этом пишет писательница Лин Хайтауэр:

«Большинство советов и размышлений о горе призваны заставить всех вокруг почувствовать себя лучше. Люди боятся горя, и это оправданно. Они хотят думать о нём как о чём-то преходящем — вроде пищевого отравления. Бери уроки танго, гуляй, и через две недели всё будет в порядке. Но горе — это любовь. И только человеку свойственно испытывать сильные и продолжительные чувства, которые подобны то цунами, то лёгкой ряби. И поскольку горе — это любовь, горе вечно».

Сколько длится проживание горя

Скорбящий имеет неограниченное по времени право горевать. Месяц, год, три, всю жизнь — у горя нет срока годности.

«В отношении трагедии такого масштаба фраза „произошла только что“ может значить и „восемь дней“, и „восемь лет спустя“».

Отрывок из книги психотерапевта Меган Девайн «Поговорим об утрате. Тебе больно, и это нормально»

Время лечит, но порой не спешит. В среднем люди восстанавливаются в течение года после потери, но не стоит слишком полагаться на этот прогноз.

Утрата родителей в раннем возрасте или потеря ребёнка могут отзываться болью и горем всю жизнь. Впрочем, это не значит, что те, кто пережил такие трагедии, навсегда остаются парализованы скорбью и тоской. Просто острое горе примерно через полгода сменяется фоновым и становится «немым спутником» будней, подавая голос в памятные даты и периодически напоминая о себе болезненными обострениями.

Можно ли горевать по незнакомому человеку

Да. В частности, так считает Кеннет Дока: доктор философии, почётный профессор Колледжа Нью-Рошель, вице-президент программ скорби Американского хосписного фонда и автор книг «Горе — это путешествие» и «Когда мы умираем».

Смерть любого, к кому у вас есть чувство некой привязанности, может спровоцировать горе. Певцы, актёры, известные общественные деятели и политики, любимые знаменитости — не исключение.

Например, в 2017 году после новостей о смерти фронтмена группы Linkin Park Честера Беннингтона люди по всему миру стали стихийно организовывать мемориалы в память о музыканте. Америка, Африка, Австралия, Европа, Россия, Азия — более трёхсот мест скорби возникло в разных уголках Земли. Это было коллективное горе.

Фото: 360b / Shutterstock

Кто-то из них утратил надежду попасть на концерт любимой группы и не мог поверить, что больше никогда не услышит голос кумира вживую. Кто-то потерял в 2017-м человека, музыка которого помогла пройти трудные периоды в жизни. Кто-то просто столкнулся с фактом: музыкант, песни которого меня вдохновляли, дарили надежду и ощущение, будто я не один, что меня понимают, мёртв. Это непросто принять, ведь вместе со значимым человеком (или даже просто его образом) мы теряем часть себя, своих воспоминаний, надежд и планов.

К сожалению, люди настолько боятся смерти, разговоров и упоминаний о ней, что даже для личной скорби выдают порой скудный «лимит дозволенного». На того, кто всё ещё тоскует по ушедшей супруге, снисходительно и недовольно начнут посматривать через полгода. А вот на тех, кто горюет о смерти значимых незнакомых, не стесняются сразу вешать ярлыки «любителей пустых страданий».

Скриншот: Woman.ru / Skillbox Media

При столкновении с подобным помните: с вами всё так. Никто не может решать, что и к кому вам чувствовать. Горе всегда легитимно. И если вам хочется выразить эмоции постом в соцсетях, если вам нужно остаться дома, не пойти на работу или учёбу, полежать и поплакать, вы имеете на это право.

Какие есть стадии принятия утраты

Их шесть:

  • Шок.
  • Отрицание.
  • Гнев.
  • Торг.
  • Депрессия
  • Принятие.

Шок. Теряя нечто важное или прощаясь со значимым человеком, мы впадаем в «оцепенение», потому что не можем поверить в случившееся и не представляем, как дальше стоять на ногах в новом мире «без …».

Отрицание. Дальше психика, не готовая к тотальным изменениям, говорит: «Нет, такого просто не может быть, живём как жили».

Гнев. Когда этот план даёт осечку, настаёт пора гнева: «Почему это случилось со мной?! Почему у меня (у нас) забрали самое дорогое и такое важное?! Это несправедливо!»

Торг. Затем злость угасает, и мы начинаем торговаться с невидимым оппонентом: «А может, всё ещё не так страшно? Может, всё можно изменить?» В ход идут мольбы, обещания богу и небу, попытки поговорить с судьбой и найти чудесные способы если не исправить, то хотя бы мотивировать всё происходящее чем-то значимым.

Депрессия начинается, когда договориться с собой не выходит. Пустота, бессилие и потерянность вступают в полную силу именно на этой стадии, когда человек понимает, что исправить ничего нельзя.

Принятие наступает, когда раны затягиваются достаточно, чтобы продолжить жить. Произошедшее встаёт на полочку внутреннего опыта, и человек учится делать свои первые осознанные шаги в новой реальности.

Но всё может пойти по другому сценарию, ведь жизнь не схема из учебника психологии.

«Будут моменты, когда вы почувствуете, что добились прогресса. Вероятно, это случится на какой-нибудь вечеринке, где вы почувствуете, что прошли некую веху. Например, наступит ваш день рождения и вы вдруг обнаружите, что выжили. И тогда случится то, чего вы меньше всего ждёте. Занимаясь повседневными делами, вы будете слушать песню или увидите кого-то, кто напоминает вам любимого. Одно это заставляет вас обхватить голову руками. Закрадывается сомнение, и вот вы уже думаете, что весь достигнутый вами прогресс смывается этими слезами».

Фрагмент из статьи психотерапевта Кристин Микхоф «Неразрешённое горе»

Стадии проживания горя могут наступать в любом порядке, повторяться и собираться в неожиданные комбинации. Например, можно одновременно чувствовать гнев и отрицание, принимать и находиться в депрессии. При этом в горевании иногда участвуют и другие эмоции: вина и сожаление, тревога и страх, навязчивые образы, подавленность и деперсонализация.

Переходить из одного состояния в другое можно по несколько раз за день. Чувствовать ярость, отрицание, гнев, а в следующие пару часов находиться в спокойствии и лёгкой эйфории от ощущения прогресса — тоже нормально.

Как справиться с горечью утраты

Горе индивидуально, как отпечатки пальцев, и единой стратегии для его переживания нет. Пока одни уходят в работу и засиживаются над бумагами вплоть до укоризненного покашливания уборщика, другие сидят дома и не могут заставить себя даже взять телефон в руки. Главное, что и те, и другие не больны, им не нужно «лечиться», «превосходить» горе и срочно «идти дальше».

Горе — марафон без видимого финала: остаётся только бежать, надеясь или нет, что заветная ленточка появится на горизонте. И если на вашей дистанции её не будет, это тоже нормально.

Пока бежите, оглянитесь: многие окружающие тоже переживали или переживают утрату. И некоторые из них наверняка готовы выслушать и побыть рядом. Если же ощущение отчуждённости от мира никак не проходит, самоизоляция затягивается и не стремится к завершению, можно записаться на встречи для людей, переживших схожую утрату.

Но главное — помните, что вы имеете право испытывать боль, плакать и горевать. Это кажется очевидным, но многие всё ещё считают, что быть сильным — значит стабильно выходить на работу, всем улыбаться и продолжать жить так, будто ничего не случилось. Стратегия стоицизма чревата.

Намеренное избегание тяжёлых эмоций после утраты, подавление скорбных мыслей и «натягивание» на себя образа «со мной всё хорошо» ведут к физическому перенапряжению, проблемам с вниманием и концентрацией, а также к повышенному риску появления навязчивых мыслей.

В умеренных «дозах» избегания нет ничего плохого — это естественная реакция психики на событие, которое трудно или невозможно принять. Сознание делает вид, что жизнь продолжается без всяких изменений, потому что эти изменения выжигают почву под ногами, рушат надежды, мечты и веру в завтра. Факт смерти значимого человека ломает рельсы, по которым бежит наша жизнь. И чтобы проехать чуть дальше без существенного изменения маршрута, психика «дозирует» масштабы разрушений избеганием. И это нормально, пока человек не перестаёт запрещать себе чувствовать и жить вообще. Слёзы и скорбь — это не слабость, а показатель человечности.

«Я могу сказать вам с уверенностью: исцеление предполагает определённую степень сострадания к себе. Ведь очень легко осуждать себя за свои ошибки и крайне трудно загладить вину перед самим собой. Исцеление может включать в себя обращение за помощью к лицензированному специалисту и к другу, который готов выслушать вашу историю без осуждения. Исцеление требует времени, и нежное отношение к себе может только помочь в этом процессе».

Фрагмент из статьи психотерапевта Кристин Микхоф «Горе, которое ждёт»

Ставьте перед собой маленькие цели и заново учитесь радоваться их достижению. Смогли отвлечься и почитать любимую книгу — отлично. Купили здоровой еды и вкусно поели — замечательно. Смогли выбраться на улицу и прогуляться — молодцы! Постепенно с помощью таких шажков и здоровых привычек вы сможете вернуть себе ощущение жизни.

Как помочь близкому пережить утрату

Последствия общественного табу на тему смерти приводят, в частности, к тому, что, желая поддержать человека, переживающего утрату, окружающие испытывают неловкость, неуверенность в себе, а порой и злость. Чужая скорбь становится напоминанием: о смерти не говорят, но она рядом. Сталкиваясь с таким жутким посланием, люди порой говорят что-то вроде: «Да соберись ты! Сколько можно сопли вытирать? Надо жить дальше!»

Конечно, большинство таких слов говорят не с плохими намерениями. Люди просто хотят успокоить скорбящего и самих себя. Но это не снижает урон от подобных высказываний.

Многие переживающие утрату и так испытывают чувство вины и стыда, терзают себя мыслями, что сделали недостаточно, что не предотвратили, подвели. И к этому потоку самоистязаний добавляются чужие обвинения в слабости, бездействии и жалости к себе. Принимать эти обвинения нельзя.

Неплохой сценарий помощи — спросить, чем помочь, у самого скорбящего. Если ответа нет, просто побыть рядом. Создать условия для тихого проживания горя. А вот вытаскивать из тоски насильно, везти в бары, театры, рестораны и в путешествия — не всегда хорошая идея.

Зачастую скорбящие чувствуют свою ответственность перед окружающими: «Все за меня волнуются, а я опять плачу. Наверное, они порадуются, если я улыбнусь». В итоге, чтобы оправдать чужие (и порой надуманные) ожидания, человек собирает последние силы, делает счастливое лицо и идёт жить полноценную, «здоровую» жизнь. Но только напоказ. Внутри всё ещё ранящие эмоции, и стоит человеку вернуться домой, остаться один на один с горем, как состояние ухудшится.

Порой скорбящие обманывают даже своих психологов, намеренно презентуя на сессиях вдохновенное лицо и рассказывая о возврате к жизни до трагедии. Мысль о том, что окружающим попросту скучно бесконечно слушать о боли и страданиях, заставляет тех, кто пережил утрату, камуфлировать истинные чувства, прятать тяжёлые переживания, чтобы не потерять друзей и близких. И лучшее, что можно сделать в такой ситуации, — прислушаться к тому, о чём человек не говорит. Кристин Микхоф пишет:

«Скорбящие не говорят: „Пожалей меня“. Они просят: „Не забывай меня. Помни обо мне“».

Фрагмент из статьи «Камуфляж горя»

Не нужно избегать имени умершего и делать вид, что всё в порядке, — напротив, покажите, что вы признаёте тяжесть чувств тоскующего, видите его горе и не боитесь его.

Чем горе отличается от депрессии

Горе — естественная реакция на утрату чего-то или кого-то важного. Депрессия — это болезнь, которая обусловлена, в частности, генетикой и нарушением в работе нервной системы. Именно поэтому антидепрессанты не уменьшают симптомы горя, но помогают в лечении депрессии.

Да, депрессия не проходит сама — нужна помощь специалиста и приём медикаментов. А вот с горем большинство людей так или иначе справляются самостоятельно. Заново учатся жить, работать, строить отношения и доверять миру. При этом боль при воспоминаниях об утрате может оставаться с человеком навсегда, просто «паралич» исчезает и скорбящий возвращается к жизни. Но так происходит не со всеми.

10–15% людей сталкиваются с осложнённым горем, или синдромом продолжительного горя. В случае с ним острое ощущение утраты так и не переходит в хроническую форму и сохраняет силу десятилетиями после трагедии.

В Международной классификации болезней 11-го издания такое состояние определяется как «Затяжная патологическая реакция горя», её симптомы:

  • сильная эмоциональная боль;
  • чувство утраты самого себя;
  • неспособность ощущать позитивные эмоции;
  • эмоциональное оцепенение;
  • трудности с вовлечением в работу, общение и любую другую социальную деятельность.

При затяжной реакции горя появляются навязчивые мысли об умершем, человек всё время ищет близкого в толпе, «рисует» образ ушедшего в памятных местах. Теряется смысл и воля к жизни. Такой персональный ад длится не менее шести месяцев и существенно ограничивает жизнь и возможности человека.

Осложнённое горе физиологически отличается от «обычного». В частности, исследования показали, что мозг в состоянии патологической реакции горя реагирует на напоминания об умерших родных активацией прилежащего ядра — центра вознаграждения. Тогда как в случаях «обычного» горя отзывался центр памяти.

Так происходит из-за острой тоски. Центр вознаграждения обычно активируется, когда мы находимся рядом с близкими. Вероятно, люди в состоянии осложнённого горя не могут принять смерть родных даже на уровне физиологии и подсознательно всё ещё ждут встречи и ощущения близости с умершими.

Чтобы справиться с затяжной реакцией горя, стоит обратиться к специалисту. Он поможет интегрировать потерю в жизнь, обрести новые смыслы в буднях и научиться ориентироваться в мире, который кажется пустым, ненужным и сбивающим с толку. А ещё можно записаться в группы поддержки: послушать слова людей, переживающих схожую боль, — тоже действенный путь к принятию и исцелению.

«Женщина перечислила некоторые признаки и симптомы: сильная тоска, которая мешает нормальной жизни более чем через год после смерти, оцепенение, неверие, избегание социальных контактов и трудности с движением дальше. Она как будто описывала мою жизнь в течение десяти лет после смерти моего сына. Впервые я не чувствовала, что неадекватно реагирую на потерю моего единственного ребёнка. Я чувствовала себя замеченной».

Фрагмент статьи Кэрол Смит «Жизнь с расстройством затяжного горя»

Научитесь: Твой путь. Как изменить жизнь. Бесплатный курс Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована