Геймдев
#статьи

Конкурс на создание национальных игр — что это такое и нужна ли геймдеву господдержка?

Разбираемся в инициативе Института развития интернета.

Иллюстрация: Potion Craft / Pathfinder / Black Book / Colowgee для Skillbox Media

В феврале 2022 года Институт развития интернета, образованный в 2014-м при поддержке администрации президента России, запустил конкурс на создание национального контента в цифровой среде. Вместе с видео, подкастами, проектами в СМИ и блогосфере к такому контенту относятся игры. Редакция Skillbox Media связалась с представителем ИРИ, разузнала про инициативу и попыталась разобраться в том, насколько поддержка со стороны государства нужна российской игровой индустрии.

Подобные конкурсы ИРИ проводит не впервые, но инициатива так и не смогла заинтересовать крупные игровые студии по одной причине — прежде на разработку проекта в рамках конкурса выделялся всего год, по итогам которого необходимо было представить готовый продукт. Столь сжатые сроки отпугивали потенциальных участников.

В итоге за всё время существования инициативы именно игр в рамках конкурса вышло совсем немного — в основном это VR- и AR-приложения. Например, в Google Play можно найти приложение «Объёмная История».

Трейлер проекта «Объёмная История»

Что за конкурс Институт развития интернета запустил в феврале 2022-го

По словам руководителя отдела пресс-службы АНО «Институт развития интернета» Николая Тертычного, ИРИ и раньше получал множество заявок от разработчиков, но сроки реализации зачастую превышали установленные конкурсом рамки. В свою очередь организация была скована правилами субсидирования и только в 2021 году получила возможность изменить условия и увеличить сроки.

«Мы обратились в Правительство с просьбой об изменении этих правил, учитывая запрос отрасли, и нам пошли навстречу. Теперь в рамках конкурса на создание национального контента можем поддерживать игры со сроком реализации до 2024 года включительно», — сказал Николай Тертычный.

В конкурсе могут принимать участие только российские разработчики, при этом большим плюсом будет портфолио с законченными проектами — это добавит очков при принятии решения о получении субсидии. Сейчас говорить о кандидатах на получение госпомощи пока рано — приём заявок только стартовал и завершится 28 февраля.

Участие в конкурсе не накладывает на разработчика ограничения по части площадок, на которых можно будет разместить проект. Если участник захочет добавить свою игру в Steam, App Store или Google Play, он вполне сможет это сделать.

Примечательно, что конкурсанты не ограничены в запрашиваемой сумме субсидирования, но при этом они должны предоставить выверенную смету предстоящих расходов, а сама стоимость разработки не должна превышать рыночную. Зато ИРИ предлагает поддержку в создании контента и продвижении готового продукта.

«Превышение стоимости может отразиться на итоговом балле проекта, который ему присваивают независимые эксперты. В поддержку входит создание контента и продвижение. Когда вы подаёте проект, вы ставите определённую цель — количество просмотров или скачиваний. На достижение этой цели и даются деньги. После объявления победителей и подписания договора с проектами начинают работать продюсеры и менеджеры. Продюсер отвечает за качество итогового продукта — он ведёт проект с момента написания сценария до окончания производства», — отметил представитель ИРИ.

Тертычный подчеркнул, что Институт получает финансирование от государства в рамках национального проекта «Культура», и это подразумевает пристальное внимание со стороны контролирующих органов. Государство заинтересовано в том, чтобы вложенные деньги и усилия оправдали ожидания.

Идея создания контента патриотической и образовательной тематики сама по себе не нова. Например, в прошлом году ассоциация индустрии видеоигр IGEA призвала правительство Австралии ввести налоговую скидку в 30% на разработку видеоигр в стране. Льготы и послабления для игровых разработчиков давно практикуют во многих европейских странах, а также в США и Канаде.

В Германии, скажем, игровые студии могут подать заявку на субсидирование в том случае, если их проект имеет образовательный уклон или содержит культурные ценности. И в то же время государственное финансирование недоступно тем разработчикам, чьи игры нарушают Конституцию Германии или законы, а также оскорбляют этнические или религиозные группы либо изображают сексуальные или жестокие действия в грубой форме.

Представитель Института развития интернета отмечает, что в случае российского конкурса речь идёт не только о патриотической тематике:

«Под наши тематические линии можно подвести много проектов. Если брать мировой опыт, та же игра „Ведьмак“ основана на славянской мифологии. Она продвигает в том числе такие ценности. В любой проект можно завернуть какие-то вещи, которые будут образовывать человека и давать ему полезную информацию».

Скриншот: игра The Witcher 3: Wild Hunt / CD Projekt Red

Что представители индустрии думают о поддержке геймдева со стороны государства

За комментариями по теме мы обратились к Михаилу Пименову, директору по развитию направления игровой индустрии университета «Синергия», и к Вячеславу Уточкину, директору образовательных программ по игровой индустрии Центра развития компетенций в бизнес-информатике ВШБ ВШЭ.

«В российском геймдеве, как и в любом другом, существуют коллективы, которые на тех же джемах показывают впечатляющие результаты. И это могут быть разработчики, которым непросто выйти на интернациональные краудфандинговые площадки из-за юридических сложностей и вероятных проблем с выводом полученных денег. У них может не быть и собственных средств на масштабные амбициозные проекты, в то время как бизнесу больше интересны те проекты и модели монетизации, которые проверены и безопасны», — сказал Пименов.

И на таком фоне логично, что игр, которые несут социальную значимость, появляется единицы, отметил Пименов. Было бы неплохо, если бы у таких разработчиков была дополнительная возможность создать и выпустить игру — пусть даже благодаря подобной инициативе ИРИ. Речь при этом идёт не только о патриотических проектах, но и о тайтлах с исторической тематикой.

Впрочем, некоторый скепсис по отношению к инициативе Института у индустрии всё же есть, и это связано с тем, что участники рынка привыкли справляться с вызовами собственными силами, без поддержки со стороны. Однако если субсидии приведут к появлению новых прорывных проектов, в выигрыше останутся все, уверен Михаил Пименов.

В свою очередь Вячеслав Уточкин считает, что субсидии могут ускорить развитие игровой индустрии в России. При этом видеоигры сегодня — не просто бизнес, но и способ донести до людей своё видение мира, философию и передать знания. Одновременно с этим игры представляют собой вид искусства, который с каждым годом будет оказывать всё большее влияние на человечество.

«Я сам наиграл сотни часов и получил колоссальное удовольствие от серии игр Pathfinder московской Owlcat Games. Там собралась звёздная команда опытных и умелых мастеров, и я с нетерпением жду их следующую игру.

И я уверен, что всегда есть как те, кто может и сам сделать шедевр, и другим ещё потом помогать с этим, так и те, кто только начинает свой путь в геймдеве, очень талантлив и имеет высокий потенциал, но на старте нуждается в поддержке своего начинания. Так что любая поддержка как со стороны бизнеса, так и со стороны государства, на мой взгляд, очень ценна для начинающих игровых разработчиков», — отметил Уточкин.

Скриншот: игра Pathfinder: Wrath of the Righteous / Owlcat Games

Впрочем, патриотическая тематика и госпроекты в настоящее время плохо сочетаются с доверием со стороны молодёжи. Кроме того, государство не впервые запускает проект, направленный на развитие геймдева, при этом предыдущие попытки сложно назвать успешными. К примеру, в 2013 году правительство озвучило идею создания проекта по разработке патриотических видеоигр, однако инициатива так и не была реализована. Чуть дальше продвинулся проект «Кибер Россия». Организация просуществовала несколько месяцев и даже провела первый и единственный за её историю хакатон, но затем её активность свелась к нулю.

Ранее о вмешательстве в индустрию и о пропаганде в видеоиграх в комментарии для Skillbox Media высказывался ведущий геймдизайнер Apella Games Антон Токарев. По его мнению, российским разработчикам нужна поддержка государства, но она не должна превращаться в «вот вам мешок денег, идите делайте и рассказывайте, как у нас прекрасно и у них ужасно». Геймдизайнер считает, что государство должно выступать в роли управляющего органа, отстраниться от управления мнениями и удержаться от тотального контроля.

В свою очередь автор книг «Игра как бизнес. От мечты до релиза» и «Киберсайд» Алексей Савченко ранее отметил в комментарии для Skillbox Media, что государственная поддержка игровой индустрии нужна во всём, что касается упрощения законодательства, налогообложения, решения вопросов в поле авторского права и работы в поле образования. Эксперт считает, что государство должно создавать условия развития предпринимательства в разнообразных отраслях, в то время как бизнес должен делать всё остальное.


Нейросети для работы и творчества!
Хотите разобраться, как их использовать? Смотрите конференцию: четыре топ-эксперта, кейсы и практика. Онлайн, бесплатно. Кликните для подробностей.
Смотреть программу
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована