Геймдев
#статьи

История развития возрастных рейтингов в индустрии видеоигр

Рассказываем, как они появились и зачем нужны.

Иллюстрация: Альберто Блинчиков для Skillbox Media

Возрастные рейтинги существуют уже около 30 лет. Первая рейтинговая система появилась в Японии в 1992 году, а на западе необходимость формирования возрастных рейтингов назрела в девяностых с выходом игр, содержащих жестокие сцены, — Death Race, Mortal Kombat, Doom, Night Trap. Многие из них вызвали широкий общественный резонанс и привели к тому, что правительства разных стран разработали меры по ограждению несовершеннолетних от потенциально вредоносного контента.

С момента принятия системы рейтингов видоизменялись и подстраивались, и сейчас они порой значительно отличаются друг от друга. Однако цель их остаётся неизменной — дать пользователю первоначальное представление о контенте, с которым он столкнётся.

Скриншот: Doom Eternal / id Software

Цензура в Америке

О необходимости возрастных рейтингов одними из первых заговорили в США в девяностых на фоне нашумевшей Mortal Kombat. Примечательно, что волну возмущения подняла, скорее, не сама игра, а её масштабная рекламная кампания — Midway Games выкупила рекламные места на телевидении, в газетах и журналах, в результате чего об MK узнала практически вся страна. Перспектива подпустить своих детей к игре с жестокими и кровавыми сценами обеспокоила родителей.

Ажиотаж и реакция общественности вокруг Mortal Kombat в новостном сюжете на телеканале Fox News

Примерно в то же время вышла Night Trap — игра в жанре интерактивного кино, которую раскритиковали за неоправданное насилие и пропаганду сексуальной агрессии в отношении женщин. Вместе с MK они настолько обеспокоили американское общество, что дошло до слушаний в Сенате, по итогам которых разработчикам видеоигр предоставили выбор: либо индустрия начнёт самостоятельно информировать потребителей о взрослом контенте в играх, либо эту функцию возьмёт на себя государство.

Скриншот: Mortal Kombat / Midway Games

В качестве ответа индустрия, а именно — ассоциация Interactive Digital Software Association, основала в 1994 году ESRB (Entertainment Software Rating Board) — неправительственную организацию, которая занялась регулированием компьютерных игр и их рекламных кампаний, а также обеспечением конфиденциальности в интернете в рамках собственной системы возрастных рейтингов. Стоит отметить, что деятельность ESRB официально ограничена Канадой, США и Мексикой.

С момента основания ESRB все желающие выпустить свою видеоигру и распространить её через официальных дистрибьюторов должны направлять материалы на рассмотрение в Entertainment Software Rating Board. Далее комиссия, сформированная из представителей различных слоёв общества, принимает решение о необходимой возрастной маркировке.

Отметим, что материалы должны быть высланы в полном объёме и о наличии запрещённых сцен умолчать будет сложно. Даже если их скрыть, рейтинговое агентство с большой вероятностью узнает о факте нарушения, отследив отзывы пользователей, и изменит рейтинг игры. По итогу рассмотрения игра может получить одну из пяти возможных маркировок:

  • Е (Everyone) — для всех возрастов;
  • E10+ (​​Everyone 10 and older) — для детей от 10 лет и старше;
  • Т (Teen) — для подростков от 13 лет;
  • М (Mature) — для взрослой аудитории от 17 лет и старше;
  • АО (Adults Only) — для взрослой аудитории от 18 лет.

Маркировки E и E10+ допускают лишь минимальное насилие, чаще всего «мультяшного» характера. Другие маркировки допускают ненормативную лексику, изображение крови, убийств. Маркировкой AO помечают азартные игры на реальные деньги, проекты с откровенными сценами и особо жестоким насилием как, например, Manhunt. Первой игрой, получившей рейтинг АО, стала The Joy of Sex (1993) из-за наличия порнографического контента.

Изображение: Skillbox Media

Если правообладателя не устраивает выбранная маркировка, он может оспорить решение комиссии, либо отредактировать контент, удалив спорные сцены. В своё время ESRB вынесла решение по игре The Punisher, поставив её в один ряд с Manhunt, в то время как правообладатель целился на рейтинг Mature. В итоге игра претерпела корректировки — на сцены казней наложили чёрно-белый фильтр, — и её перенесли в другую, более щадящую категорию.

Лицензия ESRB не бесплатная — она может стоить от трёх тысяч долларов и более в зависимости от бюджета игры. В теории правообладатель может не направлять свою игру на рассмотрение рейтинговой комиссии, однако такой продукт не примет ни один ретейлер. Именно здесь проявляется момент саморегулирования индустрии; более того, создатели системы предполагают, что родитель будет ориентироваться на маркировку и на её основании принимать решение о приобретении игры своему ребёнку.

Европейский опыт

Если в США, Канаде и Мексике действует единая ESRB, то в Европе всё немного сложнее. В то время как большая часть стран приняла стандарт PEGI (Pan European Game Information), в Германии, например, продолжает работать USK (Unterhaltungssoftware Selbstkontrolle). Несмотря на одно направление деятельности, методы маркировки и принципы работы PEGI и USK имеют значительные отличия. Кстати, немецкая рейтинговая система старше — её ввели в 1994 году, в то время как PEGI появилась лишь спустя семь лет.

Для приобретения лицензии в Германии игра сперва должна получить одобрение отдельного органа Bundesprüfstelle für jugendgefährdende Medien, или BPjM. Эта организация проверяет контент на наличие «вредной для молодежи» информации, в том числе связанной с религиозными оскорблениями, расизмом и нацизмом.

Скриншот: Wolfenstein 2: The New Colossus / MachineGames

Именно поэтому версии игр, распространяемые на территории Германии, зачастую претерпевают значительные изменения. Например, в игре Wolfenstein 2: The New Colossus немецкие пользователи не нашли у Адольфа Гитлера усы. Примечательно, что в отличие от многих рейтинговых организаций представители USK самостоятельно проходят игры, а затем готовят отчёт для внутренней оценочной комиссии. За лицензию в Германии правообладатель обязан заплатить от 1200 евро и выше.

Градация немецкой рейтинговой системы:

  • 0+. Без возрастных ограничений.
  • 6+. В основном игры, подходящие для всей семьи, которые могут содержать простые соревновательные элементы.
  • 12+. Игровой процесс гораздо более соревновательный, сценарии содержат мало сцен насилия.
  • 16+. Могут присутствовать сцены насилия.
  • 18+. Игры часто содержат сцены жестокого кровавого насилия, превозносят культ войны или показывают нарушения прав человека в положительном свете.
Изображение: Skillbox Media

Pan European Game Information действует на территории практически всего Евросоюза и с момента принятия вытеснила другие рейтинговые системы, ранее существовавшие в разных государствах. По аналогии с немецкой системой PEGI маркирует видеоигры по возрастной планке:

  • 3+. Минимальное насилие в комическом подтексте, исключены пугающие звуки и изображения, а также использование грубой лексики.
  • 7+. Допускается использование некоторых пугающих звуков и сцен, остальные требования такие же, как в предыдущей категории.
  • 12+. Разрешаются нереалистичные сцены насилия, сексуальный подтекст, использование некоторой ненормативной лексики и изображение азартных игр.
  • 16+. Присутствуют умеренные реалистичные сцены сексуального характера и эпизоды насилия. Допускается грубая лексика, азартные игры, сцены курения, употребления наркотиков.
  • 18+. Игры с особо жестоким и неоправданным насилием, откровенными сценами, идеализацией наркотиков.

При этом цифры зачастую сопровождаются дополнительными изображениями-дескрипторами, которые могут предупреждать о внутриигровых покупках, нецензурной лексике, наркотиках, откровенных сценах, насилии.

Как и с ESRB, для оценки игры правообладатель направляет материалы комиссии PEGI, которая затем выносит решение о присвоении той или иной маркировки. В среднем лицензия стоит от 300 до 1000 долларов, при этом для каждой платформы она оплачивается отдельно. Эту модель не раз критиковали представители индустрии:

«Взимать с разработчика плату за оценку игры каждый раз, когда он выпускает её на отдельной консольной платформе — излишне и неразумно. TIGA предлагает полностью отменить плату за возрастную оценку одного и того же игрового контента для разных платформ. Нынешний подход PEGI может нанести вред стартапам и небольшим инди-разработчикам», — писал генеральный директор TIGA доктор Ричард Уилсон в открытом письме PEGI.

Со временем количество рейтинговых систем выросло — и поскольку для каждой из них правообладателю нужно получить отдельную лицензию, процедура оценки стала значительно сложнее. Чтобы упростить процесс, в 2013 году несколько рейтинговых организаций со всего мира, включая PEGI и ESRB, создали онлайн-платформу International Age Rating Coalition (IARC).

Через неё правообладатель может бесплатно получить лицензии для всех организаций, входящих в IARC. Для этого необходимо заполнить анкету, после чего игре присваивается возрастной рейтинг и дескрипторы по регионам. Вместе с тем надзорные органы IARC отслеживают маркировки и проверяют, чтобы игровой контент им соответствовал. Рейтинги IARC принимают почти все крупные сервисы цифровой дистрибуции игр, но для продажи физических копий правообладателю придётся покупать отдельные лицензии по стандартной схеме.

Азиатские рейтинговые организации

Японию можно по праву считать первопроходцем — там действует старейшая в мире рейтинговая система Ethics Organization of Computer Software (EOCS). Она была основана в 1992 году, а спустя десять лет в дополнение к ней появилась Computer Entertainment Rating Organization. И, конечно, здесь есть свои нюансы и особенности, отличающие японские рейтинговые системы от западных аналогов.

CERO и EOCS используют собственную маркировку, схожую с академической оценкой:

  • A — игры, предназначенные для пользователей всех возрастов;
  • B — для пользователей от 12 лет;
  • C — для пользователей от 15 лет;
  • D — для пользователей от 17 лет;
  • Z — категория 18+.

Маркировка также сопровождается дополнительными изображениями, предупреждающими о наличии в игре любовных и откровенных сцен, курения, употребления алкоголя и наркотических веществ, насилия, азартных игр, ненормативной лексики.

Изображение: Skillbox Media

Примечательно, что рейтинг Z может не спасти игру от некоторой цензуры — японская рейтинговая система запрещает показывать излишне откровенные сцены даже с пометкой 18+. Такой цензуре подверглась The Last of Us Part II — японцы вырезали откровенную сцену с Эбби и Оуэном.

Как и в случае с западными организациями, для получения лицензии правообладатели должны направить все материалы в CERO, при этом вся документация и деловая переписка ведутся на японском языке. Организация предлагает две модели оплаты: одноразовый платёж на сумму около 2000 евро или членство, которое включает в себя покупку лицензии и дополнительный членский взнос. Второй вариант подходит для тех, кто в будущем планирует запрашивать лицензии на несколько игр для разных платформ, поскольку в этом случае цена за каждую их них будет ниже.

Комиссии необходимо направить видео продолжительностью 15–120 минут и размером не более 4,5 гигабайта. В нём правообладатели обязаны продемонстрировать сцены с насилием, увечьями, убийством и смертью персонажей, эротикой и другими моментами, которые обычно подвергаются цензуре. По возможности записанный материал должен включать в себя весь игровой контент — от обзора локаций и внутриигровых предметов до пользовательского интерфейса и игровой заставки.

Скриншот: Sims 4: Perfect Patio Stuff / EA Games

Российская практика

В России существует своя рейтинговая система — Российская система возрастного рейтинга (Russian Age Rating System). В отличие от западных и азиатских аналогов, RARS не выделена в отдельную организацию. Фактически, это набор норм и правил, которые регулируют доступ к потенциально вредоносной для детей информации.

Российская рейтинговая система вступила в силу 1 сентября 2012 года вслед за федеральным законом «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Примечательно, что RARS распространяется не только на видеоигры, но и на кино и литературу.

Изначально предполагалось, что система будет оперировать в том числе такими понятиями как «отрицание семейных ценностей», «антиобщественное поведение», «угроза жизни и здоровью», однако эти дескрипторы в итоге не ввели. Текущая градация рейтингов в российской системе выглядит так:

  • 0+. Предназначены для детей до 6 лет. Допускаются эпизоды нереалистичного насилия в случае, если оно осуждается и добро торжествует над злом.
  • 6+. Допускается демонстрация нетяжёлых заболеваний человека, ненасильственной смерти или катастроф без их последствий, а также эпизоды антиобщественных действий, которые не оправдываются и не идеализируются.
  • 12+. Допускаются сцены насилия без увечий и убийств, нейтральное описание или изображение половых отношений между мужчиной и женщиной, упоминание сигарет и наркотиков, а также демонстрация антиобщественных действий.
  • 16+. Допускаются многие сцены, запрещённые в предыдущих рейтингах, но в мягкой форме. Например, последствия катастрофы или аварии показать можно, но без натуралистичных последствий, то же относится к сценам насилия. Разрешена ругань, но без нецензурных слов, а также информация о наркотиках и последствиях их потребления с условием, что это осуждается.
  • 18+. Допускается использование всех сцен без ограничения, если это не противоречит законодательству страны.

Любопытно, что RARS не имеет чётко прописанных стандартов маркировки, оставляя дизайн на откуп правообладателю. Например, применимо к печатным изданиям Роскомнадзор рекомендует использовать для обложки и возрастного знака отличающиеся друг от друга цвета и шрифты. Как результат, в российской практике маркировки могут сильно разниться — по цвету, форме знака и даже по сокращённому названию классификации (RARS или РСВР).

Изображение: Skillbox Media

С введением RARS правительство передало обязанность регулировать рынок самой индустрии — при этом в России не существует специализированного надзорного органа, контролирующего маркировки, как в других странах. Косвенно таковым можно назвать Роскомнадзор, однако в его ведомстве находится сразу несколько сфер: СМИ, теле- и радиовещание, информационные технологии, связь и массовая коммуникация. На видеоигры редко обращают внимание.

На практике российский геймдев чувствует себя гораздо свободней, чем, например, киноиндустрия. Для сравнения: кинолента «Смерть Сталина» была запрещена ещё за два дня до премьеры, а провокационная игра Sex With Stalin беспрепятственно продаётся в Steam с маркировкой «контент для взрослых» — хотя её критиковали на государственных каналах и призывали запретить.

Несмотря на то, что фактически государство не контролирует игровую индустрию, политики время от времени требуют запретить некоторые игры — от Manhunt и Company of Heroes 2 до Minecraft. Что характерно, подобные высказывания зачастую следуют за волной негодования в российском игровом сообществе и стали уже своеобразной традицией: массовые возмущения в интернете подхватывают федеральные медиа, после чего на ситуацию обращают внимание политики.

Между тем действенных попыток урегулировать рынок до сих пор не было. Время от времени правительство запускает в работу инициативы, призванные взять индустрию под государственный контроль, но каких-либо результатов ни одна из них не принесла.

Нейросети для работы и творчества!
Хотите разобраться, как их использовать? Смотрите конференцию: четыре топ-эксперта, кейсы и практика. Онлайн, бесплатно. Кликните для подробностей.
Смотреть программу
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована