Образование Корп. обучение
#статьи

Нарративное мышление: что это такое и как оно помогает развивать креативность

Пересказ большой статьи о том, почему техники развития креативности нуждаются в обновлении и с помощью чего это можно сделать.

Иллюстрация: Катя Павловская для Skillbox Media

О развитии креативности сказано и написано уже столько, что, кажется, трудно добавить что-то новое. Но недавно американские учёные предложили новый подход к «прокачке» этого навыка.

Ангус Флетчер и Майк Бенвенист — специалисты из Университета штата Огайо и участники действующего при вузе проекта «Нарратив» (Project Narrative). Он объединяет исследователей теории повествования. Недавно Флетчер и Бенвенист опубликовали статью в международном научном журнале Annals of the New York Academy of Science и предложили новый метод развития креативности — через тренировку нарративного (то есть повествовательного) мышления. Мы приводим основные тезисы и техники из этой работы.

Почему стандартные способы развития креативности не слишком эффективны

Креативность считают основным источником инноваций, роста, адаптивности и психологической устойчивости. Именно поэтому современные школы и институты, бизнес и даже государственные структуры стремятся к тому, чтобы развивать этот навык — и у юных, и у взрослых учащихся.

Фото: Ivan Samkov / Pexels

Но что такое креативность? Исследователи приводят два определения, которые противоречат друг другу:

  • В классическом понимании креативность — это способность генерировать новые полезные идеи. А польза, практические результаты — как раз та цель, ради которой разные структуры вкладывают немало сил и средств в развитие креативности у людей.
  • Другой, неакадемический, подход гласит, что креативность — практически полный синоним новизны. Польза от неё может быть случайной, нерелевантной, и цель стремления к ней даже противоречит сути творчества, поскольку акцент на практичности может подавлять процесс создания чего-то нового.

На исследовании креативности и творческого процесса отразились оба подхода, однако остаётся вопрос, как интегрировать эти идеи, чтобы креативность и помогала прогрессу, и при этом не была задавлена требованием пользы.

Для развития креативности сейчас в основном используют дивергентное мышление, под которым обычно понимают способность мозга выдавать большое количество разных решений, основанных на одних и тех же данных. Использовать такое мышление для обучения креативности начали в пятидесятых годах, а сама идея и терминология выросли из работ американского психолога Джоя Пола Гилфорда.

Гилфорд видел человеческий мозг, условно говоря, как информационный процессор, который воспринимает данные через органы чувств, хранит их в памяти в виде образов, слов или символов и обрабатывает с помощью логических протоколов — таких, например, как дедукция, умозаключение, ассоциации и аналогии.

Подобный взгляд позволил систематизировать творчество как вполне рациональную науку, которую можно понять и оценить и которой можно обучиться. Поэтому дивергентное мышление, хотя и считается творческим, тренирует в первую очередь память, способность создавать логические и ассоциативные связи. А креативность воспринимается как вычислительный процесс, реагирующий на данные.

Дивергентное, как и конвергентное, мышление активно развивают в системах высшего и корпоративного образования. В том числе с помощью мозговых штурмов, упражнений на рассуждения по аналогии, на ассоциативную беглость.

Однако Флетчер и Бенвенист считают, что такой вычислительный подход хоть и помог снять с креативности налёт загадочности и принёс ощутимые результаты, но всё же привёл к меньшим инновациям и росту, чем ожидалось.

Авторы отмечают парадокс: согласно современным исследованиям, маленькие дети обладают более творческим воображением, чем взрослые, хотя память и логические ассоциации — навыки, на которые опирается дивергентное мышление, — развиты у них хуже, чем у взрослых. Кроме того, есть научные подтверждения, что способность детей к выполнению творческих заданий после четырёх-пяти лет обучения в школе падает. А ведь школьное образование интенсивно тренирует именно логику, память и семантику.

Этот парадокс приводит к вопросу: может быть, развивать креативность получится лучше, если сосредоточить внимание не на дивергентном мышлении, а на альтернативном, творческом механизме? Авторы статьи считают, что разница может оказаться значительной. Что это может быть за альтернативный механизм? Флетчер и Бенвенист предлагают использовать техники нарративного мышления.

Как развитию креативности поможет нарративное мышление

«Человеческий мозг может мыслить не только логическими правилами, „байтами“, представлениями и другими вычислительными методами и материалами. Он может размышлять в действии. Действие состоит из причины и её следствия. Действие, причинно связанное с другим действием (или действиями), — это повествование», — пишут в своей работе Ангус Флетчер и Майк Бенвенист.

Проще говоря, они представляют нарративное познание как мышление в действиях, мотивах и результатах. Такая модель познания описывает, как люди представляют себе причины и следствия, чтобы придумать новые действия. Это, по мнению авторов, и есть основная движущая сила способности мозга генерировать оригинальные действия и, как следствие, изобретать технологии, создавать сюжетные произведения искусства, например, романы и фильмы, и решать проблемы.

Хотя такое мышление, в отличие от дивергентного мышления, — процесс невычислительный и нелогический, он тем не менее относится к механическим операциям человеческого мозга, а значит, тоже поддаёся тренировке. Авторы статьи утверждают, что это заявление подтверждается их собственной работой со школами, правительственными организациями и бизнесом.

Нарративный подход отчасти может сгладить противоречие между новизной и практической пользой в понимании креативности и, следовательно, в её развитии. Ведь повествовательное познание в силу своих эволюционных целей «стремится к полезным результатам, не требуя явного акцента на полезности», пишут авторы. Другими словами, нарративный метод позволяет людям генерировать практические решения, не ограничивая их идеями, соответствующими критериям «уместности».

Как развивают креативность с помощью повествовательных техник

Идея, выдвинутая Флетчером и Бенвенистом, основана на тезисе из теории нарратива (ещё её называют нарратологией или теорией повествования), который гласит, что истории необходимы людям для осмысления мира. Например, интерпретация историй из повседневной жизни часто помогает мыслителю прийти к решению определённой проблемы.

Истоки самой теории повествования лежат в глубокой древности, а первая известная современному человечеству работа в этой области — посвящённый основам драматургии трактат Аристотеля «Поэтика», который был написан в 335 году до н. э.

Теория нарратива исследует повествовательное искусство в целом и те его инструменты, которые накопились за многие тысячи лет, что человечество придумывает, собирает и рассказывает истории. По мнению Флетчера и Бенвениста, те же инструменты из арсенала рассказчиков, писателей и сценаристов можно использовать и при разработке новых методов развития креативности, поскольку они отражают механику процесса повествования — естественного для мозга способа мышления.

Конечно, нарративные техники тоже довольно давно используют для развития креативности, однако, по мнению авторов статьи, не в полной мере. Дело в том, что к нарративному познанию долгое время тоже относились как к вычислительному методу. Но нарратив позволяет человеку не просто следовать некой модели как алгоритму, а генерировать новые идеи нелогично и внезапно.

«Чтобы лучше отточить и укрепить творческий потенциал мозга, необходимо применить новый подход, который поможет человеческому разуму создать более богатый и гибкий „каталог“ причинно-следственных субъектов и действий. И хотя этот подход нельзя вывести из логики, его можно вывести из теории повествования», — отмечают авторы.

Фото: Pavel Danilyuk / Pexels

В своей статье исследователи выделяют три категории нарративных техник:

  • построение мира;
  • изменение перспективы;
  • создание действия.

«Литература исторически завоёвывала интерес аудитории, переводя эти три естественных источника внимания в сюжетные миры, персонажей и сюжетные линии соответственно. В первом случае используются методы повествования, чтобы помочь мозгу представить себе новую обстановку, во втором — чтобы помочь мозгу представить себе различные перспективы, в третьем — чтобы помочь мозгу представить себе возможные будущие действия», — считают авторы исследования.

Авторы привели примеры использования каждой техники.

Построение мира

Часто в художественной литературе мир, в котором разворачивается повествование, создаётся путём фокуса внимания на каком-либо неожиданном событии или действующем лице — это побуждает сознание читателя выдвигать гипотезы о новых возможностях для действий. Авторы статьи приводят такой пример: если повествование начинается с заколдованной бури, читатель начнёт строить догадки — значит, в этом мире есть волшебство?

Эту технику исследователи использовали на тренинге для служащих вооружённых сил. Учащимся предложили сначала определить уникальные события и действующих лиц в их оперативной области. А затем попросили подумать, какие угрозы и возможности создают эти события и лица. То есть, с одной стороны, их задачей было представить некий мир, хоть и приближенный к реальности, но с новыми вызовами. А с другой — с помощью нарративной техники найти решения для этих вызовов и развить свою креативность.

Изменение (смещение) перспективы

Под смещением перспективы в данном случае понимается изменение точки зрения — то есть попытка посмотреть на ситуацию со стороны, глазами другого человека (другого персонажа или рассказчика, если проводить аналогию с литературным произведением), осознать его мотивы и предложить, какие действия он может предпринять.

Такую технику попробовали применить на тренингах для руководителей Fortune 50, то есть крупнейших американских корпораций, банков и страховых компаний. Выглядело это так: участники объединялись в пары, затем каждого руководителя просили решить какую-то проблему и объяснить мотивы этого решения партнёру. Затем им предстояло придумать решение уже для новой задачи, но используя мотивы партнёра, а не свои.

Например, руководитель крупной фирмы решил, как сократить время обслуживания клиентов в автоцентре, который включал около 300 магазинов. Он предложил повысить эффективность с помощью децентрализации процессов — и этот способ не был интуитивным, отметили авторы статьи. Именно его нужно было взять на вооружение второму руководителю, чтобы повысить эффективность хедж-фонда или запустить медиастудию на развивающемся рынке.

Создание действия

В литературном творчестве создание действия часто достигается путём столкновения, конфликта двух противоборствующих сторон. Обычно — двух персонажей с разными мотивами. Или конфликт может выражаться в том, что герой противостоит правилам своего окружения.

Эту технику исследователи использовали в работе со студентами магистратуры: им предлагали представить, что произойдёт, если в известных условиях появится новое действующее лицо или если известное действующее лицо окажется в новых условиях. Например, что сделала бы известный американский биолог Рэйчел Карсон, если бы проснулась в мире, где снижение уровня углеводорода обратило вспять изменение климата?

Зачем это нужно и как измерять креативность

Авторы говорят, что техник обучения повествованию намного больше перечисленных в их статье, а те, которые они описали, — лишь примеры, как можно использовать нарративную теорию для развития креативности. В целом такие методы уже применяют в обучении детей, но и для взрослых они будут полезны. Вопрос в том, что польза будет несколько иной, чем обычно представляется.

«Креативность нужна не для того, чтобы правильно предсказывать будущее. Речь идёт о том, чтобы открыть для себя совершенно другие возможности. Когда ты сделал это, ты можешь быстрее и остроумнее ответить на возникающие вызовы», — отмечал Ангус Флетчер.

Но как оценить итоговый результат развития креативности? Авторы статьи разработали собственный метод на основе техники консенсусной оценки.

В классической версии этой техники эксперты оценивают творческие продукты по нескольким параметрам и отвечают на вопрос, насколько полезными и оригинальными они их считают. Флетчер и его соавтор изменили подход и просят экспертов оценить, насколько они уверены, что некое новое действие на самом деле сработает. То есть, с одной стороны, фокус смещается с какой-то идеи или продукта на действие, а с другой — снимает «экспертный барьер». Он часто встречается в оценке креативности, поскольку в основном эта оценка опирается на логику, данные и предыдущие результаты. А значит, эксперты часто переоценивают или недооценивают возможности какой-то идеи либо действия. Новая постановка вопроса позволяет оценивающим под другим углом взглянуть на объект оценки.

Фото: Christina Morillo / Pexels

На сегодняшний день нет исследований, которые подтверждали бы тезисы Флетчера и Бенвениста научно и доказывали бы, что метод развития креативности через повествование однозначно работает. Поэтому их статья — скорее предложение для учёных, психологов и педагогов обратить внимание на крупную, давно сложившуюся и уважаемую область научных исследований — теорию повествования — как на ещё один возможный источник методов развития креативности.

Важно понимать: учёные не призывают полностью отказываться от дивергентного мышления как метода развития креативности. Они лишь предлагают признать их недостаточность. Это позволит освободить место для инноваций в подходе к обучению творческому мышлению и подключить также другие, иррациональные механизмы человеческого мозга, чтобы использовать их потенциал в обучении креативности.


Корпоративное обучение

Развиваем компетенции ваших сотрудников: линейных специалистов и управленцев

Узнать подробнее

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована