Образование Корп. обучение
#статьи

Корпорации пытаются профориентировать детей «под себя»: это полезно или не очень?

Что важнее: фокусироваться на вовлечении в профессию или показывать школьникам широкий горизонт возможностей — обсуждали эксперты ММСО.

Иллюстрация: KamrAydinov / EyeEm / Freepik / Pngwing / Colowgee для Skillbox Media

Дискуссия о том, должно ли детское допобразование служить целям профориентации, продолжается уже не первый год. По этому вопросу, а также по роли бизнес-корпораций в дополнительном образовании есть две основные позиции.

С одной стороны, корпоративные проекты и программы допобразования могут служить инструментом подготовки кадров для экономики, и в условиях кадрового дефицита эта задача крайне актуальна.

С другой стороны, для организаторов и инвесторов из бизнеса дополнительное образование традиционно является сферой реализации социальной политики — как вклад в развитие социальной среды региона, в котором работает компания.

Какому из двух направлений важнее всего уделить внимание сейчас и какие вызовы стоят перед корпоративным сектором детского допобразования, обсудили эксперты Московского международного салона образования (ММСО) во время дискуссии «Отраслевые и корпоративные практики дополнительного образования детей: подготовка кадров или социальная деятельность?».

Как детское допобразование превратилось в инструмент подготовки кадров и рекрутинга

Компания «РЖД» активно работает в системах школьного и дополнительного образования детей — в разных регионах страны, кроме профильных железнодорожных классов в школах, работает профориентационный проект «Детские железные дороги». В нём участвуют порядка 18 тысяч школьников.

По словам заместителя начальника департамента управления персоналом ОАО «РЖД» Александра Збарского, раньше корпорации вкладывались в детское дополнительное образование во многом в рамках реализации социальной политики, сейчас же ситуация изменилась. Вместо инструмента ознакомления детей с широким спектром профессий профориентация становится инструментом вовлечения школьников в конкретные профессии — те, в которых кадров не хватает особенно сильно.

В железнодорожной отрасли это помощники машинистов, монтёры пути, электромонтёры, дежурно-диспетчерский персонал. Ребята, обучающиеся на «Детских железных дорогах» знакомятся с профессиями и узнают про дальнейшие траектории среднего и высшего профессионального образования в отрасли. Совместно с Российским университетом транспорта РЖД проводит для будущих железнодорожников дополнительную подготовку для сдачи профильного ЕГЭ по физике.

Спикер упомянул также в качестве функции дополнительного образования, которой РЖД уделяет внимание, воспитательную, но признал: функция «воронки» между школой и приходом сотрудников на предприятие всё-таки ключевая.

Начальник управления талантами Российского университета транспорта Варвара Кублицкая добавила, что этот университет тоже действует по модели вовлечения детей в профессию, в том числе работает в связке с РЖД — выпускники «Детских железных дорог» часто становятся абитуриентами вуза, есть система целевого обучения будущих сотрудников компании.

Фото: mos.ru

Также университет проводит профильные олимпиады, и на его базе действует Детский технопарк, где школьники с пятого класса работают над инженерными проектами. Проектное обучение в дополнительном образовании, по словам спикера, в принципе становится очень важным направлением:

«У нашего университета две миссии, мы их давно для себя выработали. Первая — это, конечно, качественный абитуриент. Раньше мы больше рассуждали, чтобы он был высокобалльником, мечтали о высокобалльниках. Сейчас всё-таки мы приходим к тому, чтобы наш будущий абитуриент имел опыт проектной деятельности, умел коммуницировать в среде, поэтому мы перешли на обучение через проектную деятельность, когда ребёнок внутри команды что-то создаёт. Вторая наша миссия — это всё-таки популяризация транспортного образования в целом».

Директор Областного центра развития трудовых ресурсов и социально-трудовых отношений Свердловской области Олег Белошейкин также считает, что главная задача профориентации сейчас — закрыть потребности предприятий в кадрах. Чтобы аргументировать свою позицию, спикер привёл свежую статистику. За последние три месяца в центры занятости Свердловской области обратились 7757 человек, из них безработных — 4541 человек. А потребность компаний региона в кадрах — 60 886 человек, при этом больше половины вакансий предназначены для рабочих профессий.

Для решения проблемы кадрового голода начинать профориентацию, как считает Олег Белошейкин, обязательно надо со школьного возраста. И для этого нужно взаимодействие всех уровней образования и бизнеса, чтобы, как выразился спикер, «получив профессию сварщика, выпускник не шёл работать бариста, а всё-таки шёл на предприятие».

Директор «Академии талантов» Ингрид Пильдес тоже заметила, что в образовании на всех уровнях система профориентации перестраивается, двигаясь к бесшовному переходу от школы к организациям СПО и вузам, и в дальнейшем к работодателям.

Детское дополнительное образование, по словам спикера, сейчас уже не просто кружки по интересам — появляется всё больше содержательных программ, которые реализуют запросы отрасли или конкретного индустриального партнёра, дают школьникам знания и опыт, необходимые в будущей трудовой деятельности. Иными словами, дополнительное образование становится профориентацией.

Как рассказала Ингрид Пильдес, в «Академии талантов» большинство программ дополнительного образования ориентированы на создание продукта и достижение конкретных результатов в разных областях, будь то творческая деятельность или углублённое изучение предметов, подготовка к участию в различных олимпиадах:

«Мы не забываем про воспитательную, про социальную функции. Это тоже очень и очень важно, но мы говорим о том, что в процессе освоения той или иной программы ребёнок обязательно должен увидеть продукт своего труда, и он должен быть значимым для него самого и для общества».

Также Ингрид Пильдес напомнила, что в истории уже существовали учебно-производственные комбинаты для старшеклассников — первые пробы профессии в рамках школьной программы.

Всероссийская олимпиада школьников
Фото: mos.ru

По её мнению, этот опыт тоже стоит использовать, чтобы ответить на актуальные запросы бизнеса.

Есть ли польза от такого утилитарного допобразования ради потребностей бизнеса?

Для бизнеса такой подход, когда дополнительное детское образование становится профориентацией, а профориентация — способом подтолкнуть детей в те профессиональные области, где не хватает кадров, конечно, полезен. Ну а самим детям? Это противоречит современной тенденции поливариантности в карьере — когда человек в первую очередь развивает универсальные компетенции и в течение жизни неоднократно меняет профессию.

Об этом говорится в исследовании Михаила Зенкина, Ивана Иванова и Екатерины Остапенко «Профессия или развитие: потенциал, подходы и модели отраслевого дополнительного образования детей в России», проведённом в рамках Института образования НИУ ВШЭ.

Его результаты показали, что большинство детей и родителей по-прежнему рассматривает дополнительное образование не как путь к конкретной профессии, а как пространство для полезного досуга и универсального развития (то есть как те самые обычные «кружки по интересам», которые бесполезны с точки зрения бизнеса).

Отвечая на вопрос модератора, как оценить эффективность программ дополнительного образования, один из авторов этого исследования, младший научный сотрудник Центра общего и дополнительного образования имени А. А. Пинского НИУ ВШЭ Иван Иванов, пояснил, что здесь всё зависит от целей конкретной программы и тех, кто её финансирует.

В качестве примера он сравнил детские морские объединения, находящиеся в ведомстве муниципальных и региональных органов управления образованием, с детскими железными дорогами и опорными школами РЖД:

«Если морские объединения находятся под Министерством просвещения и органами управления образованием, то учредитель думает в первую очередь всё-таки про развитие ребёнка, про создание широкой развивающей среды и в меньшей степени — про профориентацию. Если мы смотрим на программы железнодорожников, то они ориентированы на профориентацию, у них конкретная целевая установка и выхлоп тоже соответствующий».

Так, по результатам названного выше исследования, в 2021/2022-м учебном году около 4% выпускников детских морских объединений России поступили в отраслевые вузы и колледжи, тогда как у программ железнодорожного допобразования, по статистике РЖД, этот показатель в несколько раз выше — 18%.

По словам Ивана Иванова, стремясь к эффективности отраслевого допобразования, «мы должны всё время держать в голове, что мы вообще-то не отраслевой учебный центр, у нас ключевое слово — „образование“». Как отмечает спикер, система, построенная исключительно на утилитарной функции подготовки детей к профессии, может в принципе уничтожить их мотивацию учиться новому.

Фото: Robert Kneschke / Shutterstock

Про корпоративный учебник физики, или Какой ещё может быть помощь бизнеса образованию

Заместитель генерального директора Корпоративной академии «Росатома» Алексей Пономаренко считает, что в образовании есть два ключевых ориентира, которые необходимо передать детям — любить своё дело и свою страну.

По словам спикера, здесь очень важна роль учителя: «Если учитель не влюбит ученика в предмет, то дальше мы не получим инженера, биолога, врача, кого-то ещё. И на самом деле совершенно неважно, будет ли он работать в „Росатоме“, в „Роскосмосе“, он просто не станет врачом, он просто не станет биологом, он станет кем-то другим и, возможно, не сделает то, что хотел бы сделать».

Индустриальные стейкхолдеры в допобразовании, по мнению Алексея Пономаренко, могли ли бы помочь решить эту проблему — например, усиливать подготовку по основным предметам. В случае «Росатома» это в первую очередь химия, физика, математика, биология. Также, как отметил спикер, школьникам важно знакомиться с людьми, которые успешно реализовали себя в той или иной профессии, и здесь тоже будут полезны представители различных индустрий.

По словам Алексея Пономаренко, важнее не направлять школьника по какой-то определённой траектории, а показать ему широкий горизонт карьерных вариантов, дать возможность попробовать себя в той или иной деятельности. «Росатом», как рассказал спикер, работает именно в этом направлении — делает ставку на инженерное и естественно-научное образование вообще, не привязывая его к будущему рекрутингу. Спикер рассказал о совместной с НИЯУ «МИФИ» и МФТИ подготовке учебника по физике для 6–11-х классов, о выпуске вузовского учебника по сварочным технологиям.

Как считает спикер, при этом не так уж важно, кем в результате будет работать нынешний школьник:

«Это может быть наука, это могут быть технологии, это может быть какая-то деятельность, связанная с тем, чтобы жизнь отдельно взятого человека или города просто была лучше. Он может работать и в кофейне, и в парикмахерской, и в любом муниципалитете, потому что это тоже жизнь, потому что эти предприятия не находятся в вакууме. Они находятся в этих же городах, и качество жизни в этих городах напрямую связано с ежедневной деятельностью каждого гражданина».

Какие вызовы могут дальше встать перед системой корпоративного детского допобразования

Подводя итоги дискуссии, её модератор и заместитель директора «Академии талантов» Михаил Зенкин попросил экспертов назвать вызовы, с которыми, по их мнению, в ближайшее время столкнётся сектор отраслевого и корпоративного допобразования.

Большинство спикеров снова упомянули кадровый дефицит, а Варвара Кублицкая и Олег Белошейкин добавили, что допобразованию также нужно работать с мотивацией выпускников трудоустраиваться в отрасли, вместо того чтобы выходить на фриланс.

Фото: GaudiLab / Shutterstock

«Многие молодые люди сейчас уходят на самозанятость, это мы с вами все прекрасно понимаем. Это получается путь в одну сторону — то есть, если человек побывал уже на самозанятости, он точно на завод не вернётся», — отметил Олег Белошейкин.

Александр Збарский назвал ещё два серьёзных вызова. Во-первых, это ресурсы на техническое оснащение центров допобразования. В таких проектах, как детский технопарк Российского университета транспорта и детские железные дороги, применяется дорогостоящее оборудование, которое со временем нужно обновлять. И, по словам Александра, требуемый объём вложений постоянно растёт: «Вагон мы покупали за 7–8 миллионов, а последнее коммерческое предложение от предприятия, которое мы получили, — уже 18 миллионов». А во-вторых — это нехватка молодых педагогов.

Эта проблема характерна не только для системы дополнительного образования — по прогнозам, озвученным президентом Российской академии образования Ольгой Васильевой, к 2029 году учителей моложе 30 лет будет не более 6%.

Иван Иванов снова подсветил конфликт интересов: «Я думаю, вызовом будет то, что у дополнительного образования есть свои какие-то установки, а корпорации будут пытаться подстраивать дополнительное образование под себя».

Больше интересного про образование ― в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

Попробуйте новую профессию на практике — бесплатно

Курсы за 0 р. для тех, кто ищет себя

Проверьте свой английский. Бесплатно ➞
Нескучные задания: small talk, поиск выдуманных слов — и не только. Подробный фидбэк от преподавателя + персональный план по повышению уровня.
Пройти тест
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована