Образование
#истории

«Прикольно оказаться в другой вселенной»: как из курса по литературе сделали спектакль-бот

Методолог и писательница с помощью новых технологий и игрового формата превратили чтение в опыт, сравнимый с путешествиями. Вот как им это удалось.

tesla / youtube

«Поперёк и набок»

Суть проекта

курсы по литературе и творчеству.


Год запуска

2021


Какое обучение проводит

онлайн-курсы для взрослых в Telegram.


сайт


Учиться и учить сегодня можно прямо в смартфоне, с помощью чат-бота в Telegram. Идея не оригинальна, но молодой проект «Поперёк и набок» вывел обучение «по телефону» на новый уровень: литературные курсы превратились в полноценные иммерсивные аудиоспектакли, они дают своим студентам возможность стать частью истории, прокачать софт-скиллы и даже поменять жизнь.

Проект придумали Тая Шенцева, методолог и проектировщица образовательного опыта, и Аня Гетьман, писательница и блогер. Свой первый курс в Telegram девушки выпустили в марте 2021 года, а сегодня в их копилке уже пять кейсов.

Фото: личный архив Таи Шенцевой и Ани Гетьман

Skillbox Media поговорил с одной из основательниц проекта Таей Шенцевой. Она рассказала:

  • как школьная система обучения приводит к страху перед книгами и почему обычные литературные курсы не могут его вылечить;
  • почему через кастомный чат-бот читать Сэлинджера интереснее;
  • как грандиозный провал на запуске может привести к чему-то хорошему, если быть честными с пользователями;
  • как второстепенная цель оказалась на самом деле главной для студентов;
  • какая польза от того, что слушатель проходит курс, играя некую роль;
  • чему ученики могут научить учителей и друг друга.

Начало: от случайной встречи к рыбкам Сэлинджера

Проект начался с моего знакомства с Аней Гетьман. У неё есть собственный lifestyle-блог, который насчитывает пятьдесят тысяч подписчиков, и она иногда консультирует новичков, как вести странички в социальных сетях. Я как раз решила взять такую консультацию в октябре 2020 года.

Как идея родилась из встречи и вопросов блогеру

При первом же общении мы очень понравились друг другу — настолько, что Аня предложила сделать какой-нибудь совместный проект. Мы даже не понимали тогда, какой именно, — просто решили, что сделаем что-то вместе, а направление обсудим при встрече. Но встретиться сразу не удалось: на тот момент я жила в Москве и работала методологом в Skyeng, вела проекты на фрилансе, Аня была в Петербурге и писала книгу.

Когда мы, наконец, увиделись в конце декабря, поняли, что хотя готовой идеи у нас нет, нам обеим хочется создать не просто курсы с лекциями, а опыт, который в ковидную эпоху отчасти заменил бы людям путешествия. Хотелось сделать настоящее приключение: постоянно звучали слова «эмоции» и «открытия».

У Ани уже была большая аудитория, и мы решили за основу взять запросы её подписчиков. Она очень любит литературу, часто пишет о книгах и опыте чтения. Ей регулярно присылали вопросы: «Как ты так много и вдумчиво читаешь?», «Почему тебе это так нравится?», «Ты видишь и подмечаешь детали, а я этого не вижу, как ты это делаешь?»

Почему избавление от страхов стало миссией проекта

В начале 2021 года начались наши кастдевы: мы созванивались и общались с теми, кто Ане писал — кто хотел читать как-то иначе и считал, что у него с чтением что-то не так.

Мы в очередной раз убедились, что проблемы с чтением зачастую неразрывно связаны с травмами, нанесёнными традиционной системой образования. Я и сама, как методист, часто замечаю, что многие выходят из школ и институтов с огромным количеством зажимов, страхов и негативных установок. Вспомнить одно только страшное «Что хотел сказать автор?», которое с нас «трясли» на уроках литературы. Многие в итоге очень зацикливаются именно на этом, пытаются понять, разгадать, отыскать эти запрятанные автором в тексте смыслы. Они боятся ошибиться в своих трактовках, потому что в школе им не разрешали ошибаться. Всё это очень сковывает, мешает человеку наслаждаться книгой, выражать своё мнение, а чтение превращается в экзамен.

Тяжело даже тем, кто получил филологическое образование. Они пресытились словом «надо», которое слышали на протяжении всего обучения. Надо читать только определённую, серьёзную литературу, никакого фэнтези, фанфиков и нон-фикшен. Надо читать много и обязательно дочитывать книгу до конца, даже если не идёт. Надо обязательно всё понять. Вся эта обязаловка тоже отвернула их от чтения.

При этом большинство проектов, которые мы могли бы назвать своими конкурентами, зачастую совпадают в одном: они все очень и очень серьёзные. Их УТП звучат примерно как «учись у умных и сам стань самым умным в комнате». Да, они делают достойный и качественный продукт. Но если ты не литературовед, у тебя дома нет шкафа во всю стену, заставленного книгами, тебе бывает страшно даже приступить к таким курсам.

Мы решили, что у нас не будет атмосферы «душного класса», мы доступные, «свои» и создадим дружественное место, где каждый может свободно и без страха высказываться. Место, где нет единственного правильного мнения всезнающего автора, где право на жизнь имеет любая, даже самая абсурдная мысль.

Нашим первым образовательным продуктом стал курс «Докопались: что можно найти в рассказе на пять страниц», посвящённый книгам и поиску смыслов. Создать его нам помогал эксперт-литературовед. Мы выпустили курс в марте, а подготовили всего за месяц — записывали в пустом карантинном Стамбуле между прогулками и поеданием хумуса.

В это же время у проекта появилось имя. Поскольку тогда мы видели проект исключительно книжной историей, хотелось подобрать название, которое, с одной стороны, было бы связано с книгами, пусть и не напрямую, а с другой — отражало бы нашу концепцию свободы и экспериментов.

Мы подумали: как читать книги не принято, но при желании — можно? Поперёк и набок! Так родился слоган: «Читай хоть поперёк, хоть набок». Это было наше обещание бренда.

Скриншот: курс «Докопались: что можно найти в рассказе на пять страниц»

Как рутина и идея приключений натолкнули на идею курса в формате бота

Мы с Аней понимали, что хотим делать интерактивный продукт, а не книжный клуб, в котором читают, а потом просто обсуждают прочитанное. Нужно было именно «надстроиться» над обычным чтением нашего пользователя, включиться в его повседневную жизнь, чтобы сделать её интереснее, необычнее. А ещё нам хотелось, чтобы теорию человек получал в нужный момент, прямо в процессе чтения книги: прочитал главу — и сразу же ему прислали задание, какие-то наводки, лекцию.

Чтобы наша идея сработала, нужно было включить обучение в ежедневную рутину наших слушателей, причём маленькими итерациями — чтобы они могли легко найти время, например, за какими-то утренними ритуалами или на прогулке. И для этого идеально подошёл чат-бот в Telegram.

Но мы решили пойти дальше и создать не просто бот, а интерактивные аудиокурсы-спектакли, в которых и мы сами, и наши эксперты выступали бы в качестве персонажей разворачивающегося сюжета. Наши боты заметно отличаются от остальных — как по содержанию, так и с технической точки зрения. Для этого не подходили готовые решения, даже те, которые можно настроить. Поэтому мы заказали у программиста собственный кастомный бот с кучей разных фишек и функций, которых ни у кого больше нет. На разработку первого бота ушло два месяца, но мы продолжаем обновлять и улучшать его.

Например, у нас есть важная функция обмена внутри бота голосовыми и текстовыми сообщениями и картинками. Зачем она нужна? Мне кажется, что когда мы читаем книги — важно услышать мнение другого человека, опереться на него или с ним не согласиться, да и просто увидеть, как по-разному люди воспринимают один и тот же текст.

Скриншот: из курса «Литхаб»

В нашем первом курсе мы разбираем рассказ Сэлинджера «Хорошо ловится рыбка-бананка». Участник курса читает сцену, где героиня по имени Мюриэль говорит по телефону, а потом мы даём задание — надо отправить в бот аудиосообщение и описать, как представляешь себе этого персонажа. В ответ приходят аудиосообщения от других студентов — и оказывается, что все воспринимают Мюриэль по-разному.

Она вывела пятнышко с юбки от бежевого костюма. Она переставила пуговку на готовой блузке. Она выщипнула два волосика, выросшие на родинке. И когда телефонистка наконец позвонила, она, сидя на диванчике у окна, уже кончала покрывать лаком ногти на левой руке.

Но она была не из тех, кто бросает дело из-за какого-то телефонного звонка. По её виду можно было подумать, что телефон так и звонил без перерыва с того дня, как она стала взрослой. Телефон звонил, а она наносила маленькой кисточкой лак на ноготь мизинца, тщательно обводя лунку. Потом завинтила крышку на бутылочке с лаком и, встав, помахала в воздухе левой, ещё непросохшей рукой. Другой, уже просохшей, она взяла переполненную пепельницу с диванчика и перешла с ней к ночному столику — телефон стоял там. Сев на край широкой, уже оправленной кровати, она после пятого или шестого сигнала подняла телефонную трубку.

— Алло, — сказала она, держа поодаль растопыренные пальчики левой руки и стараясь не касаться ими белого шелкового халатика, — на ней больше ничего, кроме туфель, не было — кольца лежали в ванной.

Дж. Сэлинджер. «Хорошо ловится рыбка-бананка»,
пер. Р. Райт-Ковалёвой

Сэлинджер в её описании вроде бы даёт миллиард деталей, но на самом деле ничего конкретного. Поэтому мы сначала помогаем слушателям понять, прочувствовать, заметить эту особенность, потом рассказываем, что именно сейчас произошло, какое открытие они сделали. А уже дальше даём какую-то теоретическую информацию.

В этом не только методическая польза, но и атмосфера: когда люди наговаривают свои аудиосообщения, у кого-то рядом мяукает кошка, кто-то идёт по улице, кто-то сидит в кафе — это саунд-дизайн естественного мира, и он очень вдохновляет.

Но есть ещё одна причина, по которой мы решили делать обучение в таком формате: всем уже давно приелись онлайн-курсы, лекции, вебинары — их так много, что даже само слово «курс» приобрело лёгкий негативный оттенок и скорее отпугивает пользователей, чем привлекает.

Как методолог, я вижу по клиентам, которые ко мне приходят, именно это: все хотят что-то обязательно уникальное. Если курсы, то курсы-сказки, а лучше просто сказки. Поэтому и разработчики хотят выделяться в море образовательных онлайн-программ. Мы как раз выделяемся.

Как у бота появился ещё и демобот

Наш формат новый, поэтому его трудно объяснить пользователям и при этом сохранить интригу. Кроме того, «иммерсивные аудиоспектакли в чат-ботах» — звучит страшновато. Понять нас можно только попробовав, поэтому ещё до запуска нашего первого курса мы сделали демобот.

Сначала мы давали возможность бесплатно пройти первые десять шагов курса. Но это плохо работало: далеко не всем хотелось 20 минут сидеть, вслушиваться, разбираться, тыкать на кнопки, чтобы просто понять, что за формат такой. В дальнейшем мы попробовали собирать кусочки из разных курсов, показывали, что бот умеет присылать лекции, аудиозаписи и так далее. Стало динамичнее, но мы лишили аудиторию вводного контекста — они не понимали, что происходит, им казалось, что это история для очень умных. А мы как раз не хотели преподносить продукт как элитарный — мы хотим встроить обучение и приключение в самый обычный день самого обычного человека.

Скриншот: демобот «Поперёк и набок»

В итоге мы сделали самостоятельный и законченный по сюжету демобот, в котором пользователи виртуально «путешествуют» по комнатам известных людей. Он рассчитан на 20 минут, и послушать его можно в любое время и в любом месте — хоть дома убирайся, хоть по улице гуляй. Читать при этом ничего не нужно. Для сохранения интриги тема никак не связана с нашей, но демобот хорошо демонстрирует и формат, и концепцию и неплохо отражает наши ценности.

Развитие: от провала к новой концепции

Мы многое делали сами, поэтому на выходе получился, можно сказать, MVP: это был полноценный чат-бот, но с точки зрения инвестиций он обошёлся нам примерно в 50 тысяч рублей — деньги, которые легко найти без кредитов и спонсоров.

В марте мы открыли продажи и тогда же запустили первый поток нашего курса. Никакого сайта не делали: у Ани была своя страничка с вебинарами, которые она продавала, и мы просто добавили туда кассу и кнопку «купить», а рекламу давали в своих аккаунтах.

И для Ани, и для меня это был первый опыт предпринимательства. У нас получился классный проект, сразу же удалось набрать 300 участников.

В общем, нам казалось, что мы большие молодцы. А потом в первый же день у нас сломался чат-бот. В первый день курса нашего первого запуска! Молодцы, ага.

Как проблема подружила проект с аудиторией

На самом деле неполадки начались ещё до старта курса. Мы запустили продажи за пять дней до его начала, а за два дня — открыли для пользователей демобот. Он сломался через сутки, и наш программист не мог понять, в чём дело, потому что до этого всё работало прекрасно. Но мы понадеялись, что с основным ботом таких проблем не будет.

Курс начался в среду, и через час после его начала чат-бот перестал работать. Конечно, мы запаниковали. Подумали, что, возможно, пользователей слишком много, поэтому создали ещё девять ботов-клонов, просто чтобы распределить по ним участников. Шесть клонов перестали работать в первую же минуту. Тогда нам ничего не оставалось, как честно поговорить с пользователями. Мы, пытаясь как-то шутить, объяснили, что бот не работает и нам нужно время до понедельника, чтобы его починить. А в качестве компенсации предложили участникам две бесплатные лекции и скидку на следующий курс.

Нам было ужасно страшно. Мы не понимали, что пошло не так, и не сразу разобрались, что делать. Сейчас мы с Аней шутим, что пережили тогда «приключения по тахикардии». Но в итоге эта история сработала нам даже в плюс, а не в минус. Наши пользователи почувствовали себя свидетелями нашего становления, вместе с нами прошли через эти испытания.

А то, что мы были с ними честны, дали дополнительные лекции, в итоге стало причиной лояльности. У наших курсов в целом довольно высокий уровень LTV — 20% участников за полгода успели прийти к нам ещё раз, но именно с первого запуска их больше всего. Так что эта история с провалом только сблизила нас со слушателями.

Потом выяснилось, что в проблемах было виновато обновление в Telegram — язык программирования, на котором был написан бот, просто перестал поддерживаться. Пришлось быстро всё поправлять, но со второго раза мы удачно запустились — а потом сидели и ждали. Час прошёл, ничего не сломалось. Два часа прошло, ничего не сломалось. Только тогда мы выдохнули.

После первого запуска мы с Аней жили в эйфории и уверенности, что если и не совершили революцию в мире образования, то точно к ней движемся. А потом, конечно же, всё опять пошло не так.

Почему Булгаков и Чехов не привели проект к успеху

Аня шутит, что бизнес — это абьюзивный партнёр, который сначала приносит тебе цветы и дарит конфеты, а потом тебя бьёт. Ты говоришь ему: «Всё, я от тебя ухожу!» — а он: «Ну подожди! Вот тебе снова цветочки!» И так по кругу.

У нас был очень хороший старт: без серьёзных инвестиций мы сразу заработали и получили потрясающие отзывы от пользователей. Стало понятно, что можно делать новые курсы, создавать сайт (на первом запуске он был не нужен), заниматься продвижением, расширять команду. Появились куратор, саунд-дизайнер, бухгалтер, юрист…

В июне 2021 года мы запустили второй наш курс-бот — по роману «Мастер и Маргарита». Он рассчитан на четыре недели и получился самым фундаментальным. Он тоже показал неплохие результаты, но прибыль оказалась ниже, чем на старте. Мы предположили, что формат для пользователей слишком длинный. Да и производство обошлось нам гораздо дороже первого курса. Поэтому мы решили, что будем делать продолжительность меньше, рекламировать продукт станем через медийных партнёров, а в качестве площадки для продвижения использовать Instagram*. Так появилось ещё больше членов команды.

Но гипотезы не сработали. Мы не просто не вышли из плато, на котором застряли, — в июне у нас случился первый минус. Для нас это стало ударом: мы столько всего сделали, подключили стольких классных специалистов и думали, что станет лучше, а стало только хуже. Мы продали меньше мест на курс, чем обычно, при этом стоимость проекта возросла.

Скриншот: Instagram-страница** «Поперёк и набок» / @popereknabok

В этом не было на самом деле ничего особенно страшного, так бывает. Минус был небольшой, мы по-прежнему смогли выплатить зарплаты всем, кто работал над курсом. Но эмоционально было очень тяжело, появлялись вопросы: «А нужно ли кому-то вообще то, что мы делаем? А понимаем ли мы, что мы делаем? А какие из нас предприниматели?»

Причём продукт, с которым мы попали в эту ситуацию, я искренне считаю офигенным, одним из наших самых лучших! Это курс по пьесам Чехова и Беккета. Он называется «Смех по причине: как авторам удаётся смешить нас?». По сценарию, участники курса становятся актёрами провинциального театра, к которым приезжают «эксперты» из Москвы учить их актёрскому мастерству. Бот — директор театра. Те, кто курс всё-таки прошли, писали нам, что он очень интересный, хочется вслушиваться и «смаковать» его. Поэтому я думаю, что причина провала была не в продукте.

Когда первый шок прошёл, мы начали искать выходы: у проекта есть потенциал, но нужно что-то менять. Распределили обязанности, отказались от таргета и SMM, поскольку поняли, что пока мы сами не можем выстроить нормальную маркетинговую стратегию — как мы о себе говорим, какие запросы мы решаем, кто наша целевая аудитория, чего она хочет, — мы не можем это делегировать. Иначе мы просто сливаем бюджет.

Как второстепенный элемент оказался самым важным

Я провела большое исследование аудитории через опросы, анкеты, кастдевы и выяснила: то, что нам казалось второстепенным, — для пользователей вообще-то главное.

Мы делали курс о книгах, учили, как их можно читать, и хотели, чтобы люди заодно проживали новый опыт, открывали что-то новое в себе, освобождались от зажимов и негативных установок. А оказалось, что они приходят к нам на курс не столько за чтением, сколько ради возможности высказаться, попасть в тусовку единомышленников, встряхнуть рутинное течение жизни.

Слушатели, к примеру, говорили, что после прохождения курса стали смелее и свободнее, как будто съездили в отпуск. Или что у них был ужасно грустный день, а потом они пообщались с ботом и зарядились энергией, эмоциями, и день наладился. То, что мы закладывали в качестве «побочных эффектов», оказалось ключевым.

Поэтому пришло решение изменить концепцию проекта, размыть её ещё больше, хотя ниша «учить читать» и так не самая понятная. Но теперь мы перестали делать упор на книги и стали говорить, что у нас курсы-открытия, которые каждый день превращают в приключение. И книжные, и творческие, и про кино.

Скриншот: отзыв к курсу «14 дней творческих экспериментов»

После смены концепции мы запустили наш четвёртый по счёту и первый некнижный курс — «14 дней творческих экспериментов». В нём мы возвращаем творчество в жизнь наших пользователей — это такая перезагрузка для тех, кто боится творить и обычно отмалчивается в сторонке. Кроме нас с Аней в курсе участвуют психотерапевт, художница из Британской высшей школы дизайна и режиссёр. Фрейм погружает пользователей во вселенную, в которой творчество украдено и вскоре будет уничтожено, поэтому его срочно нужно спасти. В этом фрейме участники курса — это творческий спецназ, выполняющий такую важную миссию.

Это был успех! Мы не только вышли из минуса, а заработали в два раза больше, чем во время первого запуска. Реакция аудитории доказала, что и акценты в задачах наших курсов мы тоже сместили верно. Например, одного слушателя курс побудил уйти с нелюбимой работы, а другой после курса вышел из токсичных отношений. Казалось бы, где чат-бот про 14 дней творчества, а где выход из токсичных отношений? Но, по словам пользователей, после курса жизнь может меняться самым неожиданным образом.

Суть проекта: от бота-героя к экспертам-хулиганам

Бот в каждом нашем курсе — это отдельный персонаж. Связано это с тем, что мы придумываем не только образовательные результаты, но и фрейм, то есть тот контекст, вокруг которого будет строиться курс. Это подразумевает, что все элементы образовательной среды могут быть наделены какой-то ролью, а у ученика с ними могут быть отношения и взаимодействие. В некоторых курсах бота озвучивает профессиональный актёр — у него красивый, звучный голос, который приятно слушать.

Бот, в свою очередь, общается и с нами, и со слушателями. Но если с ними он мил, всегда на их стороне, то над нами как бы посмеивается. Мы делали это осознанно — это помогает снимать барьеры. Он смеётся над нами, чтобы мы не казались какими-то элитарными и слишком умными.

Например, в курсе по «Мастеру и Маргарите» студентам предлагается почитать одну из глав романа в каком-то страшном месте. Мы это делаем тоже: я иду в кладовку, Аня — на трамвайную остановку (в мире Булгакова трамваи — это страшно!), наш эксперт — в католическую церковь. У студента, конечно, возникает вопрос: «Блин, нафига мне куда-то идти?» И бот ему как будто поддакивает: «Ну вот, что они ещё придумали!» Студент думает: «Окей, бот, не горячись, сходим, может и прикольно будет». Это помогает слушателям преодолеть сопротивление, которое может вызвать у них задание.

Наши курсы — это иммерсивные аудиоспектакли, но мы с Аней, как и наши эксперты, — не актёры. Мы не можем играть, мы — герои в предложенных обстоятельствах. Спектакль же создаётся по факту с помощью сторителлинга, и если нам нужно что-то отыграть, это как раз удобно сделать через бота.

Зачем каждому студенту нужна роль и вселенная

Каждый курс — это новая вселенная. Это важно не только с точки зрения сторителлинговой упаковки «чтобы было веселее». Просто человек позволяет себе больше, если проходит курс как игру — в роли спецназовца или, например, актёра театра. Это помогает ему несколько отстраниться от собственного «я» и лучше раскрыться. С помощью контекста проще решить образовательные задачи и снять какие-то барьеры, которые могли бы мешать этот курс пройти. А ещё это просто прикольно — оказаться в другой вселенной, примерить другую жизнь.

Когда мы определяемся с концепцией курса и фреймом, я продумываю «путь студента»: механику и логику курса. А Аня прописывает каждый модуль как сценарист, добавляет ему художественности. Но мы стремимся и к тому, чтобы не только «путь студента» с методологией влияли на фрейм, но чтобы и сторителлинг влиял на методический путь.

Например, в курсе «14 дней творческих экспериментов» мы выбрали драматургию, которую называем «Скуби-Ду»: построили сюжет, где герои сталкиваются с каким-то серьёзным, страшным злодеем, а потом выясняется, что это просто человек в костюме. В конце курса маски спадают, злодей раскрывается, а значит, нам надо запланировать методическое, образовательное событие, которое выполняло бы эту функцию. Пользователи должны осознать, прожить этот опыт: фух, облегчение, на самом деле монстр — не монстр. Мне кажется, это высший пилотаж проектирования таких курсов.

Мы к этому очень стремимся, что-то получается потрясающе, что-то — можно ещё улучшать и улучшать. Приходится напоминать себе (да и другим методистам это будет полезно запомнить), что иногда своё методическое надо отодвигать немножко в сторону и думать о продукте в целом. Иногда методические результаты должны уступать сюжетной канве.

Почему экспертам тоже нужно пошалить

Мы с Аней не литературоведы, не филологи и поэтому на каждый курс всегда приглашаем экспертов с необходимой фундаментальной теоретической базой. Это, как правило, те, с кем мы знакомы лично, либо те, у кого классный развитый личный бренд в онлайн-пространстве, который, как нам кажется, перекликается по духу с проектом. Нам важно, чтобы эксперт разделял наши ценности, видел общение с аудиторией так же, как мы, чтобы для него было важно то же самое. Например, в литературных ботах наши эксперты не ставят автора и его мнение во главу угла. Для них, как и для нас, важнее всего ученик — с его чувствами и мнением.

Наш проект для экспертов — как для взрослых возможность пошалить. Эксперты тоже хотят иногда побыть несерьёзными, «снять» свой условный строгий костюм с галстуком, «расстегнуть верхние пуговицы» и оказаться вовлечёнными в творчество, во что-то необычное и немного хулиганское.

Эксперты редко говорят нам «нет». Думаю, что их желанию сотрудничать способствует интересная идея проекта и симпатичный бренд.

Зачем проекту учиться у аудитории

Мы тоже учимся у нашей аудитории. Те находки по теме курса, которые они порой приносят в чат, мы искренне считаем гениальными. Не думаем: «Блин, почему мы сами не додумались добавить это в курс!» Нет, классно, что это приносят именно ученики!

К нам приходят люди с разным бэкграундом, разных профессий и разного возраста. Есть и совсем юные участники, которым 16–18 лет, а есть те, кто гораздо старше.

Например, один из самых лояльных наших слушателей — Михаил. Я не знаю его точный возраст, но это человек с богатым жизненным опытом. Он может прийти в чат и сказать: «А вот когда я читал „Мастера и Маргариту“ в 1980-м году, это воспринималось так-то». И это потрясающе! У меня нет опыта прочтения Булгакова в восьмидесятые, я тогда ещё даже не родилась. И то, что Михаил может прийти и поделиться, как это было, как обсуждалось в его окружении в те годы, — невероятно.

Так повелось с первого же нашего курса «Докопались». Мы тогда подключали сопровождение и чат, чтобы видеть реакцию пользователей уже в процессе обучения. Это подтвердило тренд на кросс-обучение: чат стал таким же образовательным элементом, как и наши лекции в боте.

В рассказе, который мы разбираем на этом курсе, Сэлинджер даёт множество деталей, которые можно интерпретировать совершенно по-разному. Например, он упоминает рыбку-бананку, которая съела 78 бананов и застряла в пещере. Почему именно 78? Ты не знаешь этого, и никто тебе не скажет. Нет умного дяди, который знает наверняка, почему бананов именно столько. И наши студенты начали строить свои предположения.

Одна ученица принесла в чат теорию о том, что рыбка, съевшая в рассказе 78 бананов, — это американский маньяк, убивший 78 человек. Она нашла преступника с фамилией Фиш, чья биография действительно интересно перекликается с сюжетом. Другой пользователь вспомнил, что карт в колоде Таро тоже 78, и предлагал искать трактовки в области эзотерики. И таких примеров — масса. Нам рассказали в чате даже про сценарий, в который перерабатывали этот рассказ. Это показало, как придуманную Сэлинджером историю пытались трактовать для сцены.

Поэтому мы всегда говорим: «Поперёк и набок» делаем не только мы, а мы и наши пользователи вместе. Общение аудитории в чатах — такая же важная часть обучения, как и наши лекции. Пользователи создают атмосферу, приносят свои идеи, а мы просто собираем этих людей и даём им возможность делиться друг с другом.

Рост: новые курсы и В2В

Сейчас дела у нашего проекта идут хорошо. У нас четыре книжных курса и один — о творчестве. В планах курс по ментальным экспериментам, писательский курс, а также курс по нон-фикшен литературе. А ещё мы начинаем работать в формате B2B: договариваемся с компаниями, чтобы они дарили курсы своим сотрудникам, и организовываем для них книжные клубы и творческие воркшопы.

В августе мы впервые повторно потоком провели курс «Литхаб», и нам удалось продать его в четыре раза лучше, чем в первый раз. Это наш самый недорогой продукт — маленький бот на четыре дня, поэтому прибыль исчисляется далеко не миллионами, но мы видим рост и прогресс. Кажется, мы наконец начали понимать, как всё должно работать.

И хотя я уверена, что без проблем в дальнейшем не обойдётся, и, возможно, однажды у нас опять случится «минус» или ещё что-то — это больше не кажется чем-то страшным. Раз мы уже справились — это даёт уверенность, что в случае новых вызовов мы сможем справиться и с ними. В общем, потихоньку становимся более зрелыми и опытными предпринимателями.

* Решением суда запрещена «деятельность компании Meta Platforms Inc. по реализации продуктов — социальных сетей Facebook* и Instagram* на территории Российской Федерации по основаниям осуществления экстремистской деятельности».
Жизнь можно сделать лучше!
Освойте востребованную профессию, зарабатывайте больше и получайте от работы удовольствие.
Каталог возможностей
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована