Образование
#Мнения

Как между преподавателями и студентами стёрлась привычная субординация

Преподавание на дистанте — это не только проблема пресловутых «чёрных квадратиков». Это ещё и менее очевидные, но очень значимые изменения.

Иллюстрация: Катя Павловская для Skillbox Media

Алла Иванова

  • Кандидат педагогических наук,
  • доцент кафедры экономической теории Уфимского государственного авиационного технического университета,
  • автор более 80 научных и учебно-методических работ.

Текст статьи подготовлен по докладу на всероссийской конференции «Цифровая гуманитаристика и технологии в образовании», организованной МГППУ и Федерацией психологов образования России.

Переход на дистанционку стал неожиданностью для всей сферы образования, и к ней никто не был готов — ни администрации вузов, ни преподаватели, ни студенты. Вместе с коллегами на базе УГАТУ мы провели педагогическое исследование «Психолого-педагогические и организационные проблемы и итоги 2020–2021 учебного года» и выяснили, с какими подводными камнями столкнулись преподаватели и студенты — и с какими неочевидными и сложными последствиями им приходится работать сейчас.

Учебную иерархию и педагогический этикет заменило сетевое равенство

Полный переход на дистант нарушил привычную субординацию между преподавателями и студентами, а на смену деловому, академическому этикету пришёл сетевой. Как это произошло?

С одной стороны, многие педагоги обнаружили существенную нехватку цифровых знаний — не все умели пользоваться нужными приложениями, программами, девайсами. Для многих в «доковидной» жизни в этом даже не было необходимости. Например, преподаватели сварочных технологий даже в страшном сне не представляли, что будут вести занятия дистанционно!

Поэтому нередко студентам, которые в обычном образовательном процессе были ведомы преподавателями, приходилось брать на себя «руководящую» роль — они учили нас устанавливать приложения, демонстрировать экран в Zoom и так далее. В итоге они быстро привыкали к тому, что не только преподаватель может контролировать и модерировать учебный процесс, а это, в свою очередь, привело к нарушению традиционной иерархии.

С другой стороны, свою роль сыграли особенности сетевого общения.

Ведь в Сети нет «ни погон, ни званий» — все равны, да и учебная нагрузка увеличилась настолько, что стандарты деловой коммуникации быстро сошли на нет. Это привело к проблемам и для преподавателей, и для учащихся. Когда нужно написать 250 сообщений в течение дня, в какой-то момент просто перестаёшь говорить стандартные «здравствуйте», «спасибо», «пожалуйста».

Для экономии времени многие стали обходиться смайлами, что превращает деловую переписку в неформальную. К тому же не всегда понятно, что имел в виду автор: например, если преподаватель присылает «добрый» смайлик в ответ на сообщение, в которое вложена письменная работа студента, то это значит «Спасибо, получил» или «Отличная работа»?

К нарушению иерархии привело также размытие границ личной и профессиональной жизни. С переходом в онлайн преподавателям фактически пришлось «пригласить» студентов к себе домой: в их поле зрения попала и домашняя обстановка, и члены семьи, и кошки с собаками. В этот же период для быстрой коммуникации в разных каналах многие преподаватели добавили студентов в «друзья» во всех социальных сетях, а значит, те с лёгкостью могли увидеть то, что раньше оставалось приватным, личным — например, подписки, лайки, посты с выражением религиозных или политических взглядов.

Кадр: фильм «Простые сложности»

Чёткие временные границы также исчезли. Нормой стала ситуация, когда студент присылает лабораторную работу в два часа ночи, а в девять утра уже спрашивает: «А вы что, ещё не проверили?» Но и преподавателям тоже приходилось менять учебный график — например, те, у кого есть маленькие дети, нередко предлагали студентам перенести онлайн-консультации на поздний вечер, когда дети уложены спать.

Чем же всё это обернулось? Мы начали «с пониманием» относиться к нарушениям рабочего режима и к выключенным у студентов камерам во время онлайн-занятия — а вдруг им неловко показывать свою обстановку? Пусть хотя бы так присутствуют! А заодно мы стали снисходительны и к слабым знаниям студентов.

Есть легенда, что католический святой Франциск Ассизский приходил в лес и проповедовал птицам. Мы целый год проповедовали чёрным квадратикам. Трудно сказать, у кого эффект проповеди был лучше — у Франциска или у нас. Но, к сожалению, мы должны признать, что в результате качество и объём знаний упали.

На смену привычному рабочему процессу пришли выгорание и усталость

У преподавателей лавинообразно увеличилась учебная нагрузка. Например, на любые выполненные задания или лабораторные работы приходилось давать обратную связь письменно. Никто не заставлял так делать, но это приветствовалось — ведь такие ответы легко инкорпорировать в систему дистанционного обучения, а значит, отчитаться о проделанной работе. Однако эпистолярный жанр катастрофически съедал время.

А времени между тем не хватало. Например, его не хватало на быстрое переформатирование «обычной» программы в цифровую. Даже если у кого-то в вузе к тому времени уже были разработаны дистанционные курсы, они не подходили для тотального онлайна и не учитывали психологию такой формы обучения. Всё-таки есть значительная разница между небольшим курсом и необходимостью проводить пять виртуальных лекций в день.

Преподавателям пришлось срочно разбираться и с массой технических проблем, в том числе с оборудованием и ПО. Уровень цифровой грамотности низким был у всех: педагогов, студентов, администрации учебных заведений и вышестоящих инстанций и даже у работников служб технической поддержки, поэтому и оперативной помощи ждать не приходилось.

Конечно, замечательно, если у преподавателя дома уже были современный компьютер, лицензированное ПО, хорошая камера, микрофон, место для проведения учебных занятий, а главное — он всем этим умел пользоваться. Но к моменту внезапного перехода на дистант это был слишком идеальный сценарий, мало у кого отвечавший реальности.

Нам, педагогам, предъявляли много претензий — мол, какие же вы несовременные и отставшие от жизни! Но все забывают, что мы знали ровно то, с чем работали (и работали хорошо). Если у меня нет необходимости общаться в Skype, то неумение им пользоваться не имеет никакого отношения к моей квалификации и профессионализму. Если кто-то не работает постоянно в конкретной программе, то имеет право её не знать или знать поверхностно.

Кадр: фильм «Сеть»

Онлайн превратился в дополнительную, выматывающую нагрузку — масса времени и сил уходила на срочное обучение, переформатирование программ, а вот удовлетворения от работы было всё меньше. В итоге всё больше преподавателей стали жаловаться на психоэмоциональное выгорание и физическую усталость.

Студенческая дружба переросла в предпринимательство

Студенты во время «большого карантина» тоже столкнулись с массой трудностей и значительным стрессом. Особенно интересен феномен исчезновения взаимопомощи. Молодая преподавательница нашего вуза, аспирант и куратор группы, рассказывала, что после перехода в онлайн многие учащиеся вдруг превратились в «бизнесменов». За простую помощь (поделиться конспектом, объяснить что-то, дать подсказку), которую раньше они оказывали однокурсникам из чувства товарищества, ребята стали просить плату.

Например, кто-нибудь говорил: «Да, я знаю, как решить эту задачу. Но мы сейчас в такой сложной ситуации, поэтому я буду оказывать образовательную услугу за деньги». Кто-то платил разово, а некоторые стали предлагать деньги даже за такой вариант: «Раз ты оказываешь услугу — делай сразу два варианта контрольных: за меня и за себя». Они просто передали обучение на аутсорсинг. А вот те, у кого с деньгами негусто, попали в печальную ситуацию и «просели» в учёбе: им не хватало простой помощи, а услугу-консультацию они купить не могли.

Конечно, можно было бы попросить преподавателя что-то объяснить, но из-за высокой нагрузки педагогов подчас это оказывалось просто нереальным. Например, на небольших профильных кафедрах, которые работают только со своими группами, диалог был хорошо поставлен. А если кафедра общеуниверситетская и на поточной лекции присутствует по 200 человек — у преподавателя просто нет физической возможности помочь каждому студенту.

Какие решения можно предложить

Во-первых, необходимо снова возродить (а у первокурсников — воспитать) этику академического общения, а также восстановить классическую педагогическую субординацию. После дистанта также неплохо было бы вернуть уровень «докарантинных» стандартов знаний, которые мы требуем от наших студентов. Проще говоря — надо отказываться от «карантинных» поблажек.

Во-вторых, надо пересмотреть и уменьшить нормы нагрузки преподавателей на дистанте, ведь это другая система обучения — и методически, и психолого-педагогически, и организационно. Также нужно регулярно повышать компьютерную грамотность преподавательского состава, обучать работать на разных платформах. Во время локдауна мы уже начали осваивать цифровые сервисы, переходить на безбумажные технологии — это надо оставлять и развивать. Пока что многие преподаватели из разных вузов жалуются, что всё ещё многое приходится дублировать, но постепенно надо всё же переходить на цифру.

И, конечно, надо бы сокращать административную бюрократию: преподавателям нужно больше свободы и самостоятельности — без этого они чахнут и превращаются в «урокодателей». Давно замечено, что бюрократические процедуры часто запускают те, кто не ведёт занятий, а только контролирует процесс. Это ведь легко — написать циркуляр или указание, а вот, если бы «проверяющие» сами провели хоть одну лекцию, то, думаю, пересмотрели бы многие из своих решений.

Онлайн-обучение, как разновидность и дополнение к классическому образованию, пришло к нам надолго. Но его не стоит ни оголтело превозносить, ни огульно ругать. Пока мы прыгаем из онлайна в офлайн и обратно, нужно тщательно изучать накопленный опыт «карантинного периода» (как позитивный, так и негативный) и обязательно учитывать его при создании и внедрении онлайн-курсов. Поспешность, кампанейщина и непродуманность внедрения чего-то нового в стандартный образовательный курс — главные враги образования.

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована