Образование
#Интервью

Есть ли место субъективности в оценке ЕГЭ? На примере проверки сочинений по русскому

Расспросили эксперта ЕГЭ, как проверяют сочинения. Заодно обсудили, есть ли от них польза или они загоняют школьников в рамки шаблонного мышления.

Елена Иванова

Учитель русского языка и литературы г. Химки (Московская область), эксперт ЕГЭ по русскому языку

Чтобы проверять ЕГЭ, учителя сами сдают экзамен

— Как вы попали в проверяющую комиссию — по своему желанию, или это такое предложение, от которого обычно «нельзя отказаться»?

— Я уже очень давно проверяю ОГЭ, с самого начала его появления, а вот в комиссию по проверке ЕГЭ решила пойти только два года назад. Туда попадают по личному желанию — я пошла совершенно осознанно. Заявка на отбор в эксперты подаётся в начале учебного года (через завуча своей школы). Чтобы стать экспертом ЕГЭ, учителю нужна определённая экспертная квалификационная категория — первая или высшая. Учитывают педагогический стаж и работу в выпускных классах. Потом надо пройти обучение (в январе-марте) и сдать итоговый экзамен.

Кстати, экспертов ЕГЭ не так уж много, в отличие от экспертов ОГЭ (в ОГЭ бывает и так, что все учителя школы сидят на проверке экзамена). Связано это с тем, что одиннадцатиклассников меньше, чем девятиклассников, соответственно — экзаменационных работ тоже меньше. К тому же ЕГЭ — это более серьёзная подготовка и оценивание, потому что на кону поступление в вуз, конкуренция.

— Если учитель хочет стать экспертом ЕГЭ, он соответствующее обучение проходит единоразово или каждый год заново?

— Каждый год заново — с учётом всех поправок и нововведений в ЕГЭ. Есть очные и дистанционные занятия, и там нам дают много самостоятельных и проверочных работ, по которым оценивают, насколько мы готовы к проверке. Каждый раз в конце обучения проводится итоговая аттестация, и по её результатам принимается решение, может ли учитель стать экспертом ЕГЭ на этот год.

— Почему вы стали заниматься проверкой ЕГЭ — что вас мотивирует? Это же дополнительная нагрузка.

— Долгое время я готовила детей к экзамену, просто читая все необходимые материалы, и этого было достаточно, чтобы быть в теме. Но требования к сочинению начали усложнять, поэтому в первую очередь я записалась на проверку потому, что мне захотелось понять, как изнутри выглядит этот процесс, какие детали необходимо знать проверяющему. Без этого взгляда изнутри было не всегда понятно, чему нужно учить детей.

Во-вторых, мне это просто интересно. Для практикующего учителя это возможность посмотреть, что получается на выходе не только у своих, но и у других выпускников, какой уровень интеллекта, рассуждений, насколько сильнее или, наоборот, слабее получился выпуск. Какой-то год кажется выпуском сплошных интеллектуалов, а в какой-то видишь сплошь провальные сочинения.

— Доплачивают ли за эту нагрузку педагогам? И даёт ли эта работа ещё какие-то преимущества?

— За саму проверку платят по количеству проверенных работ. Время учёбы на курсах не оплачивается. В школе эта моя занятость никак не учитывается, это моё личное дело. Но есть такой плюс: на курсах по подготовке к проверке ЕГЭ нам выдают удостоверения о повышении квалификации, то есть для аттестации учителей это важно.

Под камерами, но без стресса: как проходит проверка

— Как устроен процесс проверки технически и организационно?

— На следующий день после проведения ЕГЭ все проверяющие съезжаются в пункт проверки. Его локация меняется каждый год в зависимости от вместимости здания. И дальше в течение 3–7 дней там идёт проверка работ. Самое малое время проверки — три дня, а чаще всего она длится пять дней. Это может занять неделю, если возникают какие-то спорные моменты и, соответственно, к проверке работ приходится подключать третьего специалиста (в норме одну экзаменационную работу смотрят два эксперта).

Проверяющие сидят в аудиториях — по одному человеку за партой. В прошлом году, в условиях пандемии количество человек в классе было значительно меньше, чем раньше, и мы сидели в масках (вообще все санитарные нормы соблюдались от и до).

— Для проверяющих обстановка в пункте проверки стрессовая или нет? Надо ли экспертам, как детям во время ЕГЭ, сдавать телефоны и другие личные вещи? Можно ли спокойно выйти из аудитории в любой момент или только в обед, строго по расписанию?

— Я бы не сказала, что обстановка стрессовая. Мы проверяем работы под камерами, но это не вызывает особого дискомфорта. Мы не сдаём телефоны, но убираем их в сумки, которые во время нашей работы лежат в отдельном шкафу. У нас с собой — вода, чёрные гелевые ручки, карандаши и ластики (мы проверяем не оригиналы, а распечатанные сканы работ, чтобы в них можно было отмечать какие-то ошибки). Если нужно выйти перекусить, позвонить или просто пройтись — всё это можно, но говорить с другими проверяющими мы не имеем права. И, конечно, выносить проверяемую работу из аудитории нельзя: если я выхожу, она должна остаться на моём рабочем столе.

Насчёт обеденного перерыва каждый решает для себя сам. Все приезжают из разных мест, и кто-то (если человек встал, например, в пять утра) проголодается уже через час после начала проверки, а кто-то до её конца может потерпеть без обеда. Так что все работают в своём темпе, это удобно.

— Вы сказали, что получаете экзаменационные работы для проверки в виде бумажной сканированной копии. Это копия всего заполненного бланка ЕГЭ, включая Ф. И. О. выпускника и тестовые задания, которые проверяет компьютер, или только часть с сочинением?

— Мы получаем копии только сочинений, тестовую часть не видим. Персональных данных выпускника мы тоже не знаем — на каждой работе стоит индивидуальный код, по нему она и идентифицируется.

А ещё на каждой работе заранее указаны Ф. И. О. эксперта, который будет её проверять (выбор делается случайным образом). Если какой-то эксперт не смог приехать на проверку (заболел), то его работы перепечатывают с фамилией другого эксперта. Нельзя просто взять и проверить какую-то работу за другого педагога — нужна точность, кто какую работу оценивал. Так что эксперты лично отвечают за качество проверки. Плюс это важно для учёта в целях оплаты.

В общем, каждый эксперт получает свою стопку сочинений, а к ним — оценочный лист, в который надо вписать баллы.

— Сколько работ вы обычно проверяете за один день?

— Первоначально для каждого эксперта печатают примерно по 20–30 работ. Дальше, если у эксперта есть силы и желание проверить ещё несколько, ему могут распечатать дополнительные работы. Я могу проверить 40–60 работ в день. Скорость проверки у каждого своя, соответственно, кто-то освобождается часа за три, а кому-то надо больше времени.

— Нет ощущения, что к середине или ближе к концу процесса глаз замыливается?

— На самом деле самое трудное — это проверка первой работы: пока вчитаешься, пока поймёшь проблему, то есть суть темы сочинения… Дальше — проще, потому что обычно эксперту дают один вариант работ — то есть все проверяемые сочинения написаны на одну тему. Это удобно. Около 10–15 работ можно проверить сразу, потом обычно хочется пройтись, попить воды или выйти на улицу — как раз, чтобы глаз не замылился.

Субъективный фактор: как оценить, если есть сомнения?

— Вы упомянули, что каждую работу проверяют сразу два эксперта — а как они это делают: совместно или независимо друг от друга?

— Независимо друг от друга. Каждый эксперт проверяет автономно. Они даже не знают, кто ещё проверяет эту же работу. Это нужно для того, чтобы дать максимально объективную оценку. Сочинение — личностное самовыражение выпускника, но и личное мнение эксперта играет роль. Кому-то работа покажется пустой, а кому-то гениальной. Если эксперты сходятся во мнении — хорошо, а если возникает разногласие, то важно, насколько отличаются баллы, которые они поставили (расхождения в оценках выявляет компьютер). Разница не должна превышать восемь. Если расхождение получилось больше, чем на восемь баллов, то привлекают третьего эксперта, который заново проверяет работу и смотрит, чьё оценивание более корректно. В зачёт тогда ставят баллы третьего эксперта.

— Если порой случаются такие серьёзные расхождения в оценке, не означает ли это, что кто-то подходит к оцениванию слишком строго? Условно говоря, с установкой: «Максимальных баллов за сочинение заслуживают только Пушкин и Толстой».

— Вообще, по-моему, эксперты настроены не завалить, а, наоборот, поставить баллы по максимуму. Ведь все понимают, что от этого зависит судьба ребёнка, его поступление в вуз. Всё-таки это дети, которые волнуются и переживают, испытывают большой стресс во время экзамена. Мне кажется, все стараются быть снисходительными.

К тому же критерии оценки таковы, что эксперт просто проверяет работу на предмет наличия или отсутствия в ней того, что должно быть по конкретному критерию. За большинство критериев оценки полагается всего один-два балла, и эксперту сразу видно, есть в сочинении нужное (за что полагается поставить этот балл) или нет.

Есть критерий с максимальным количеством баллов — шесть. Но и по нему оценивание имеет чёткий алгоритм, как и за что ставить или не ставить эти баллы. Хотя с этим критерием порой действительно возникают затруднения, и алгоритм стоило бы доработать.

— А если расхождение между оценками двух экспертов оказалось меньше восьми баллов, то считается среднее арифметическое?

— Нет, тогда при сравнении двух оценок экспертов ставятся наивысшие баллы по каждому критерию, и потом они суммируются. Например, один эксперт оценил по пятому критерию на один балл, а другой поставил ноль баллов — значит, по этому критерию сочинение получит один балл.

— Как вы поступаете, если сомневаетесь в оценке по какому-то критерию?

— Я для себя поняла и усвоила простое правило: если сомневаюсь, поставить один или два балла, то я поставлю два балла. Потому что если сомневаешься, значит, для этого есть причина (когда сомнений нет, всё и так очевидно). Я от многих экспертов слышала про такое же отношение и решила тоже им руководствоваться. Сомневаюсь я нечасто — всё же мы много тренируемся в период обучения, поэтому в процессе проверки чётко видим, есть в сочинении то, что нужно для баллов по конкретному критерию оценивания, или нет.

— Но если возникает всё-таки серьёзное сомнение по поводу оценивания конкретной работы по тому или иному критерию, у вас есть право с кем-то посоветоваться? Вы сказали, что эксперты не могут общаться между собой.

— В каждом помещении, где проходит проверка, есть ответственный человек — старший эксперт, к которому можно обратиться в таком случае. Если и он не сможет помочь — он вызовет «ещё более старшего» эксперта.

— Всё-таки одно дело — оценить по критериям грамотности, с ними всё понятно, и совсем другое — оценить комментарий к сформулированной проблеме исходного текста (тот самый второй критерий на шесть баллов) или проверить наличие либо отсутствие этических ошибок (11-й критерий). Вам не кажется, что всё это может быть слишком субъективно?

— Я считаю, что критерии оценки вполне объективны, и выпускникам, когда они готовятся, обязательно надо их прочитать и изучить. Плюс риск субъективности как раз и снижается двойной проверкой.

К тому же общая оценка складывается из суммы критериев. Даже если ученик неправильно понял проблему темы сочинения, запутался в ней — ему поставят ноль баллов по первым четырём критериям, но он может набрать баллы по критериям, касающимся речи, логики, грамотности, если он напишет идеальный текст. У одной из моих учениц-отличниц была такая ситуация.

— Окей, допустим, выпускник правильно понял проблематику темы сочинения и написал выразительным литературным языком хороший текст без единой ошибки, но привёл в пример ситуацию из классики, которую он трактует совершенно нестандартно. Как вариант оправдывает мотивы убийства старухи-процентщицы Раскольниковым и поддерживает его в этом. Это его личное мнение как-то скажется на оценке?

— Есть личный взгляд ученика, но есть и общие нормы морали, и при оценке сочинения тоже используется соответствующий критерий — соблюдение этических норм. Если в работе нет этических ошибок, она получает по этому критерию один балл, если есть — ноль баллов. То есть из-за этической ошибки выпускник может потерять балл.

Ещё в работе может прослеживаться проблема с логикой, если этот литературный пример с выводами идёт вразрез с тем, что ребёнок написал в тексте до этого. Из-за логических ошибок тоже можно потерять баллы.

— Вам, как учителю, абсолютно всё сейчас нравится в критериях оценивания, или что-то всё-таки, на ваш взгляд, стоило бы поменять?

— На мой взгляд, второй критерий оценивания — тот, где теперь шесть баллов максимум, всё-таки зря усложнили. Теперь и у детей, и у проверяющих возникают сложности. Чтобы получить максимальный балл, нужно много всего сделать, и не для всех эти требования прозрачны. Например, ребёнок нашёл примеры, объяснил, почему привёл именно их, указал связь с проблематикой сочинения, а эксперт её не разглядел. Сложно потом понять: связи действительно не было или эксперт её не заметил.

И ещё жаль, что за четвёртый критерий (аргументы к проблеме) теперь дают один балл вместо трёх. Раньше выпускники должны были вспомнить несколько литературных произведений и привести два примера, чтобы получить максимум по этому критерию, и только в крайнем случае прибегать к личному опыту. Сейчас достаточно просто обосновать своё мнение — не важно, на личном опыте или на литературном примере, — и если это сделано, то балл по этому критерию засчитывается. Получается, теперь пропал стимул повторять какие-то литературные произведения, ведь можно получить этот балл за пример из своего опыта. Мне сочинения по старым критериям нравились чуть больше.

Сплошные штампы: упрёки в бесполезности сочинения в ЕГЭ обоснованы?

— Частый упрёк в адрес сочинения в составе ЕГЭ — что это просто набор штампов, которые детям нужно заучить, чтобы набрать нужные баллы. Никакого творчества и развития индивидуальности. Как вы считаете, «натаскивание» детей на написание сочинений в формате ЕГЭ даёт им какой-то полезный навык?

— Даёт. Такой тип сочинения, как в ЕГЭ, учит выстраивать ход своих рассуждений. Это важно, потому что многие любят писать красиво, образно, но строят текст хаотично, перескакивая с одного на другое. А навык сочинения учит структурировать текст логично, не отступать от основной мысли, следовать ей.

Да, многие противники ЕГЭ упрекают его в штампах и натаскивании. Но ведь любое обучение — это натаскивание, разве нет? Заучивание формул и решение задач — тоже натаскивание. Так почему бы не «натаскать» учеников на полезное умение системно и стройно излагать свои мысли, не растекаясь мыслью по древу?

Сочинение — это не набор штампов. Конечно, ученик может выбрать для себя типичные фразы, которые помогут ему выстраивать рассуждение. Что в этом плохого? Это же экзамен, к нему можно и нужно готовиться. Заучил полезные выражения, которые можно использовать, — помог себе быстрее выстроить стройный текст на экзамене. Всё остальное в сочинении — рассуждения, поиски проблемы, аргументов — творческая работа.

В конце концов, вся наша жизнь состоит из штампов и заготовленных фраз. Мы каждый день желаем друг другу доброго утра, дня, вечера, приятного аппетита и так далее — одними и теми же фразами. Поэтому я в запоминании типичных формулировок ничего плохо не вижу.

— Ещё некоторые считают, что раньше (до ЕГЭ) школьники писали гораздо лучше и осмысленнее. Вы с этим согласны?

— Нет, я так не думаю. Как я уже сказала, экзаменационное сочинение — это определённый жанр, который учит стройно и логично выражать свои мысли, это сочинение-рассуждение. Раньше дети не писали таких работ.

До ЕГЭ было сочинение по литературе, когда школьники писали строго по определённым художественным произведениям. Я бы не сказала, что те сочинения всегда были стройно написаны. Ладно ещё — введение и заключение, но что творилось в основной части! Мысли у многих скакали как лошадки. Поэтому раньше после школы многие не умели писать эссе, речи для выступлений — словом, тексты, в которых надо логично выстраивать мысли. Этому просто не учили.

— Встречались ли в вашей практике проверки очень творческие, интересные сочинения с яркими мыслями?

— Да, такие работы бывают, читаешь и думаешь: «Какой талантливый ребёнок!». Если дети действительно творческие, начитанные, интересно мыслят, то в сочинении это всё прослеживается.

— А откровенно слабые работы часто бывают?

— Всё же в 11 классе дети в большинстве своём целеустремлённые, потому что хотят поступать в вузы. Так что совсем слабых сочинений бывает мало. В прошлом году, к примеру, у меня не было ни одной нулевой работы.

— Какие ошибки в сочинениях встречаются чаще всего?

— Нелогичность и неструктурированность текста. В задании ЕГЭ всегда прописан чёткий план для сочинения, но некоторые выпускники его игнорируют, отступают от него — и вот результат. Ещё бывает, что ребёнок нечётко определил тематическую проблему и начинает скакать с одного на другое. Например, ему надо написать о том, каким должен быть настоящий друг, а он пишет про дружбу вообще, в целом.

— Были работы, которые вам запомнились вообще навсегда?

— Нет, с таким количеством работ очень сложно что-то запомнить надолго. Когда читаешь, думаешь: «Ну, это-то я точно запомню на всю жизнь, так смешно!» или «Так здорово!», но через год видишь новые «шедевры» и старые уже забываешь.

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована