Образование
#статьи

Стандартизированные школьные тесты: польза или вред? Что об этом думают в США

Наши ГИА (ЕГЭ и ОГЭ) похожи на американские прообразы, насчёт пользы которых там тоже идут жаркие споры.

Позволяют ли стандартизированные тесты объективно оценивать знания школьников? А если нет, то чем их заменить? В чём их вред? Такими вопросами педагоги, чиновники и менеджеры образования в США задаются не первое десятилетие. Претензий к стандартизированным тестам там накопилось немало. Пожалуй, нам было бы полезно учесть их опыт и присмотреться, как меняется общественное мнение.

Как бывшая чиновница от образования изменила мнение о тестах

В России ЕГЭ появился в экспериментальном порядке 20 лет назад и стал обязательным чуть больше десяти лет назад. ОГЭ для девятиклассников ввели в 2014 году. Всё это время регулярно ставится вопрос об их отмене. В отношении ОГЭ он в очередной раз возник совсем недавно.

В США экзамен SAT (Scholastic Aptitude Test — академический оценочный тест) появился ещё в 1926 году и со временем распространился на все школы страны. Амбициозные американские президенты, начиная с Рональда Рейгана, горели идеей сделать отечественных школьников самыми умными в мире. Достичь этой цели они собирались через введение стандартных тестов. Главное при таком подходе — рейтинги, а реальные знания школьников — уже потом. Если рейтинги плохие, школу нужно наказать. В итоге президенты принимали одну за другой новые образовательные программы, которые постоянно умножали количество экзаменов и шкал оценивания. Из-за этого учителям вместо точечного обучения и решения реальных проблем учеников приходилось заниматься натаскиванием на тесты и вслепую готовить детей к экзаменам, точное содержание которых было неизвестно даже самим преподавателям.

Не удивительно, что среди американцев растёт неприятие стандартизированных тестов. Их противницей стала даже Дайан Рэвич, автор ряда книг и блога об образовании. Сегодня она защитница школ от контроля властей, а когда-то и сама была чиновницей: с 1991 по 1993 год она работала в Министерстве образования, была советницей тогдашнего главы министерства. В тот период она с радостью встретила закон «Ни одного отстающего ребёнка», согласно которому каждый школьник с третьего по восьмой класс должен был ежегодно проходить единое тестирование по чтению и математике. Авторы закона полагали, что к 2014 году каждый ребёнок добьётся высоких результатов в этих предметах.

Мнение Дайан изменилось, когда она увидела, как закон работает на деле: подготовка школьников к ежегодным тестам по английскому языку и математике привела к сокращению времени на естествознание, социальные науки, творческие дисциплины — вплоть до полного исключения этих предметов из программы. Бывшая чиновница стала одной из главных активисток, защищающих государственное школьное образование от жёсткого регулирования сверху.

Пересказываем статью Рэвич о том, как появились стандартизированные тесты, и как дух гонки вооружений захватил даже систему образования. О том, какие результаты дал курс на строгое регулирование школьных стандартов, и о том, кто на самом деле должен составлять тесты для проверки школьников.

Одиозная история создания SAT: «глупых» — под пули, русских в США не пускать

Современные единые школьные тесты своими корнями восходят к IQ-тестам. Психологи, участвовавшие в их разработке в начале XX века, ошибочно полагали, что интеллект мы полностью наследуем от родителей и, как бы мы ни старались, изменить его нам не под силу. Сегодня такие заявления звучат по крайней мере неоднозначно. Масла в огонь подливает то, что использовались эти тесты в том числе для отбора призывников в американскую армию в годы Первой мировой. Тех, кто сдавал тест с высокими баллами, зачисляли в офицеры. Тех, у кого баллы были ниже, отправляли на фронт, в самое пекло.

Но и это ещё не всё. Одним из психологов, участвовавших в создании IQ-тестов тех времён, был профессор Принстонского университета Карл Бригем. В 1923 году он написал ставшую популярной книгу «Исследование американского интеллекта». В ней он высказал одиозную идею о том, что самым высоким интеллектом обладают представители «нордической расы». Поэтому США, чтобы население не глупело, стоит ограничить приток мигрантов из стран Южной и Восточной Европы. Они, мол, менее развиты интеллектуально. Сегодня это звучит невероятно, но тогда к Бригему прислушался конгресс, и въезд в страну правда ограничили — для выходцев из «низших» стран вроде России, Польши и Италии.

Именно Бригем в 1926 году разработал единое тестирование SAT, пришедшее на смену письменным экзаменам, подготовкой и оценкой которых занимались сами учителя. Главным аргументом в пользу SAT стало то, что задания одинаковы и их легко проверять.

Как стандартизированные тесты закрепились в американских школах

Тесты по типу SAT время от времени использовались в отдельных американских школах, но до конца XX века их применение не было массовым. Тесты не навязывали сверху: применять их или нет, решали на местах. SAT имел значение для поступления в отдельные колледжи, тем не менее ученик государственной школы мог за все 12 лет учёбы ни разу не столкнуться со стандартизированным экзаменом.

В 1983 году всё начало меняться. Тогда администрация Рейгана выпустила доклад «Нация в опасности» (Nation at Risk), в котором утверждала, что американские государственные школы накрывает «всё нарастающая волна посредственности». Дело было якобы в том, что требования к ученикам слишком невысокие. А в 1989 году Джордж Буш старший потребовал, чтобы к началу XXI века американские ученики стали лучшими в мире по математике и научным дисциплинам. Кроме того, ученики, оканчивающие четвёртый, восьмой и двенадцатый классы, теперь должны были доказывать, что обладают достаточными знаниями по родному (английскому) языку, математике, естествознанию, экономике и другим предметам. Чтобы достичь этих целей, нужны были единые тесты — так началось их массовое распространение.

В 2001 году Джордж Буш — младший предложил закон «Ни одного отстающего ребёнка» (The No Child Left Behind Act). Именно тогда ежегодные стандартизированные тесты стали нормой. Те государственные школы, где ученики справлялись не слишком хорошо, наказывали: могло дойти и до закрытия.

Демократ Барак Обама не только не отказался от наследия предшественников, но ввёл и собственную программу «Гонка к вершине» (Race to the Top), которая ужесточила санкции: наказать теперь могли даже отдельных учителей. Подобных программ, стандартов и тестов становилось всё больше.

Насколько полезными оказались для образования стандартные тесты

Может быть, несмотря на то, что стандартизированные тесты безразличны к интересам и потребностям конкретных учеников, они повышают общий уровень образования? Нет. Согласно информации, которую власти США собирают в рамках программы национальной оценки прогресса в образовании (National Assessment of Educational Progress), на протяжении последних десяти лет уровень знаний школьников оставался неизменным. Ни закон «Ни одного отстающего ребёнка», ни программа Обамы «Гонка к вершине», ни другие инициативы, повышающие уровень федерального вмешательства в дела школ, не привели к лучшим результатам обучения: итоги тестов остались прежними.

Может быть, результаты стандартизированных тестов рассказывают что-то полезное о детях их родителям? Им ведь не так уж важно, насколько сильно ребёнок преуспевает по сравнению с другими, — гораздо важнее, справляется ли он с домашними заданиями, отвечает ли на уроках, ладит ли со сверстниками, нравится ли ему учиться в принципе. Нет, стандартизированные экзамены ни на один из этих вопросов не отвечают, говорит Дайан Рэвич.

Более того, оказалось, вопреки тому, что единые тесты должны были сгладить социальное неравенство, они его усугубляют. Дети из богатых семей традиционно получают более высокие оценки, потому что у их родителей есть деньги на репетиторов (знакомая ситуация, правда?). Дети из бедных семей обычно получают более низкие баллы. По словам Дайан Рэвич, такая ситуация наблюдается не только в США, но и во всём мире.

Как же тогда оценивать учащихся?

По мнению Рэвич, властям стоит ослабить свой контроль над педагогами и вспомнить цели Закона о начальном и среднем образовании 1965 года. В частности, им следовало бы поддерживать деньгами самых нуждающихся учеников и самые бедные школы, а также вкладываться в профессиональное обучение преподавателей. Правительство не должно указывать школам, какие тесты ученики должны проходить. Да и от попыток реформировать образование сверху стоит отказаться — ведь власти не обладают теми информацией и опытом, которые есть у педагогов.

Кто же должен писать тесты? Дайан считает, что сами учителя-практики — основываясь на том, чему они учат детей на уроках. Благодаря этому педагоги будут понимать, какой материал их ученики поняли, а над чем стоит поработать. Стандартизированные тесты, навязываемые сверху, показали свою неэффективность, считает Рэвич. Её главная идея: для образования в США настало время нового мышления.

Настало ли время нового мышления у нас — как вы считаете?

Читайте также: Как американские учителя борются с формализмом

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована