Образование
#Мнения

Так ли страшен стресс от ЕГЭ? И как учителю правильно настроить детей: мнение психолога

Большинство страхов в отношении ЕГЭ идёт не от детей, а от родителей и педагогов, считает Ирина Млодик.

Ирина Млодик

  • Кандидат психологических наук;
  • психолог и психотерапевт;
  • автор нескольких уникальных программ для работы с детьми;
  • сооснователь проекта «Площадка. Место, где можно»;
  • автор книг по детской психотерапии, среди которых — «Современные дети и их несовременные родители», «Школа и как в ней выжить. Взгляд гуманистического психолога», «Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему», «Метаморфозы родительской любви, или Как воспитывать, но не калечить».

Есть мнение, что система ЕГЭ настраивает и школьников, и их родителей не на учёбу как процесс познания, а на конкуренцию за баллы. Как это влияет на психику подростков?

Конкурентная гонка в том виде, в котором она есть сейчас, не очень полезна детям. Главным образом потому, что при сдаче экзаменов большая часть их психических сил уходит не столько на конкуренцию друг с другом и даже не на возможность показать свои знания, а на обработку родительской и учительской тревоги. ЕГЭ становится не столько мерилом детских знаний, сколько показателем взрослых вложений: родительских и учительских. И родителям, и учителям сложно «отдать» процесс и результат учёбы ребёнку.

Конечно, школа как система, которая это обучение и предоставляет, отчасти отвечает за результат. Но школе бывает трудно признать или осознать, что оценки — не окончательный, объективный и единственный критерий полученных и усвоенных ребёнком знаний. И тогда школа видит в качестве сути и цели обучения скорее сдачу экзаменов. Хотя, разумеется, ни сутью, ни целью обучения ЕГЭ не является.

Родители часто приравнивают высокие оценки по ЕГЭ к счастливому будущему их ребёнка, что тоже далеко не так. В жизни «побеждают» (если уж мы говорим о конкуренции) не столько отличники по ЕГЭ, сколько психически здоровые, хорошо знающие себя и свои потребности дети. На основе высоких баллов, но с нарушенной психикой счастья не построишь. А вот если ребёнку легко даётся учёба и никто вокруг него не создаёт сверхценности из баллов и оценок, то ему будет легче добиваться и других успехов в жизни.

Как вы видите по опыту взаимодействия с подростками, является ли ЕГЭ для них стрессом? И насколько этот стресс вреден?

Конечно, любой экзамен — стресс. Не только потому, что из него делают какое-то особое, сверхценное мероприятие, но и потому, что его нагружают особыми ожиданиями. А ожидания всегда рождают много напряжения.

Сам по себе стресс не очень вреден для организма, он позволяет мобилизоваться, собраться и сделать что-то важное. Но сверхстресс и особенно длительный стресс действуют разрушительно. Процесс сдачи ЕГЭ, к сожалению, не ограничивается только тем, чтобы прийти в экзаменационный пункт, пройти через рамку-металлоискатель и написать тест. Это длительная подготовка, в течение которой детей стращают, пугают и создают вокруг естественного мероприятия — итогового тестирования — немыслимый ажиотаж и напряжение длиною в год, а то и в два.

Может быть, стресс во время экзамена нормальное явление, просто современные подростки стали более ранимыми, менее устойчивыми по сравнению с прежними поколениями и поэтому хуже переносят этот стресс?

Я не считаю, что нынешние подростки чем-то отличаются от подростков прошлого. А вот родители отличаются.

Если советское время давало нам всем примерно равные возможности, то современная система — нет. Бесплатных мест в вузах не так много, не все родители хотят или могут платить за обучение. Многие из них считают платное образование чем-то невозможным и почти оскорбительным, даже если у них есть деньги на образование для детей, хотя на Западе это традиционная практика: там большинство детей учатся платно, и лишь особые категории получают гранты или льготы, чтобы учиться за меньшую плату или без неё.

Поэтому многие родители считают сверхценностью необходимость попасть на бюджет. А для этого нужно быть суперребёнком и иметь высшие баллы по ЕГЭ, чего могут достичь далеко не все дети — и совсем не потому, что они не умны или у них мало знаний. Они не всегда могут выдержать это давление ожиданий окружения.

Есть мнение, что строгая атмосфера во время проведения экзаменов для подростков даже полезна. Вы с этим согласны?

Да, строгая атмосфера скорее полезна. Потому что это какие-то границы и правила, которые ребёнок должен уважать. Например, не списывать, не жульничать. Это важно, это справедливо. Это жизнь, в конце концов: если ребёнок будет жульничать не только на экзаменах, но и в жизни, то это обойдётся ему ещё дороже. Поэтому в строгости этих правил, если они продуманы и адекватны ситуации, нет ничего плохого.

Стресс на экзаменах неизбежен, потому что всё-таки это оценивание знаний в условиях ограниченного времени и пребывание в сосредоточенном состоянии несколько часов. Но повторю: важно, чтобы сам стресс от экзамена не превращался в годы стресса до экзамена, а также в ужас и тотальное разочарование взрослых в случае провала или неудачи в результатах экзамена.

Справедливо ли сказать, что ЕГЭ более жёсткий для подростковой психики, чем прежний экзаменационный порядок? Ведь и раньше вступительные экзамены в вузы были сопряжены с большим волнением и страхом.

Дело, полагаю, не в самом экзамене, не в том, как он устроен, а в том, как к нему относятся окружающие подростка взрослые.

Безусловно, и раньше поступление в вуз для многих было огромным стрессом, особенно если в семье всё было поставлено на карту ради поступления. Нанимались репетиторы, платились деньги. Если в семье, например, все — потомственные врачи, то каково ребёнку, которому внушают, что он просто обязан поступить в медвуз, иначе он как будто не член этой семьи, выпадает из неё и становится общесемейным разочарованием? Это сложно пережить.

Или другой пример: семья хочет, чтобы ребёнок учился в столичном вузе и воплотил родительскую мечту о более благополучной жизни в столице. Как в таком случае он может не поступить? Тем самым ребёнок обрушит все родительские мечты, подведёт их. То есть он поступает не для себя, а для них.

Важно, что стоит за родительскими ожиданиями по поводу будущего их детей. Многим родителям очень сложно принять, что экзамены ребёнка и его будущее — это его будущее, а он не должен воплощать их несбывшиеся (или сбывшиеся) мечты и чаяния. Он всего лишь заканчивает одно обучение и сможет либо не сможет начать другое. Даже если у ребёнка не получится поступить в какой-то вуз сейчас, это не значит, что он вообще не будет учиться, что жизнь его пойдёт под откос и он будет несчастен отныне и во веки веков. Есть множество способов продолжить обучение и состояться в жизни.

Какой психологический настрой детей и родителей на ЕГЭ со стороны школы был бы правильным?

Школе важно транслировать детям, что подготовка важна, но не менее важно, чтобы они верили в себя, опирались на полученные знания и смогли показать себя. Они учились, занимались и что-то знают — важно во время экзамена это знание извлечь из памяти или импровизировать (что возможно на гуманитарных предметах), быть креативными, гибкими.

И, конечно, важно транслировать, что даже проваленный экзамен — не конец света. Любая неудача — это просто необходимость сделать ещё одну попытку. Поэтому желательно, но не критично обязательно, чтобы всё получилось с первого раза.

Важно не пугать и не заставлять детей и взрослых тревожиться из-за экзамена. Тревога и страх, как любые сильные чувства, сильно мешают процессу мышления. Любой аффект оттягивает на себя большую долю психической энергии и энергии вообще. Поэтому накрученные тревогой дети соображают хуже, чем те, кого не пугали, а успокаивали и поддерживали. Тревожные дети хуже учатся, хотя не хуже соображают в спокойном состоянии, и они больше истощаются от любых тестов, контрольных и экзаменов.

Как вы считаете, нужно ли в пунктах проведения экзамена организовать дежурство психологов?

В момент сдачи экзамена, мне кажется, психологи не нужны. Они нужны до экзамена и после него (особенно в случае неудачи). И больше всего психологи нужны учителям и родителям, чтобы им было где и с кем обсудить свои тревоги, ожидания и страхи, чтобы не перегружать ими своих детей.

Как классный руководитель может помочь детям правильно настроиться на экзамен, чтобы тот стал для них меньшим стрессом?

Прежде всего, классному руководителю не помешало бы самому меньше нервничать. Конечно, успеваемость — важный показатель работы учителя и школы в целом. Но у педагога, способного ориентироваться не на показатели, а на детей, ученики, как правило, любят предмет, а значит, в целом неплохо по нему успевают. И такой учитель больше фокусируется на процессе обучения, а не на том, чтобы все дети непременно хорошо написали ЕГЭ. Он понимает, что экзамен — всего лишь точка, этап на длинной прямой обучения в школе и обучения в жизни вообще.

Можно ли как-то улучшить психологическое состояние подростка непосредственно перед экзаменом, если видно, что он в панике?

Если у ребёнка есть контакт с этим учителем (например, это сопровождающий от своей школы, с которым ребёнок в хороших отношениях), то достаточно улыбки, поддерживающих слов: «Ты справишься», «Просто возьми себе немного времени, чтобы успокоиться», и тёплого прикосновения к плечу.

Что точно не стоит говорить школьнику, который тревожится перед экзаменом?

Не стоит говорить: «Да чего тут тревожиться-то? Ну подумаешь — экзамен». Лучше сказать: «Ну конечно, ты тревожишься, это же важное событие, и перед экзаменом все обычно волнуются».

Не нужно говорить: «Ну подумаешь — не сдашь! Мир не рухнет». Ребёнок не хочет «не сдать», он хочет сдать. И поэтому лучше сказать ему: «Конечно, тебе хочется сдать экзамен, было бы очень обидно не сдать, тем более что ты так готовился».

Сейчас модно использовать выражение «поколение ЕГЭ» в контексте поверхностности знаний и натаскивания на тесты. Видите ли вы какие-то особенности у тех, кто учился в эпоху ЕГЭ, в сравнении с теми, кто учился до неё?

Я не думаю, что есть особенное поколение ЕГЭ. «Натаскиваемость» на экзамен была в любые времена, и ЕГЭ здесь ни при чём.

Я думаю, что всё зависит от персонального учительского решения — что он считает важным, на чём сфокусирован в своей работе: на процессе, глубине знаний, интересе к предмету или на результате экзамена. Хороший учитель будет давать предмет глубоко и заботиться не о баллах, а о построении в сознании учеников системы глубоких знаний и практики. Даже в одной школе могут быть разные учителя в зависимости от их отношения к детям и процессу обучения — что уж говорить об учителях и детях в целом.

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Обучение: Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована