Дизайн
#статьи

Мы никого не уволили: как дизайн-студии переживали кризисы прошлых лет

Основатели дизайн-студий рассказывают о том, что происходило с их бизнесом в прошлые кризисы и почему у дизайна всегда есть будущее.

Иллюстрация: Катя Павловская для Skillbox Media

Февраль 2022 года нарушил многие планы: на волне паники некоторые вспомнили мировой экономический кризис 2008 года, а кто-то подумал о приближении девяностых. Мы пообщались с тремя основателями ведущих дизайн-студий и попросили вспомнить кризис 2014 года ― как он отразился на их компаниях.

В этой статье:

  • Максим Десятых из red_mad_robot вспоминает, как на волне кризиса открыл собственную диджитал-компанию;
  • Арина Авдеева из Friends Moscow рассказывает, как кризис принёс агентству новых клиентов;
  • Дмитрий Салливан вспоминает, как его студия Sulliwan переживала чемпионат мира по футболу, когда рынок замер на всё лето.

Максим Десятых

Сооснователь, экс-арт-директор и член совета директоров red_mad_robot, автор телеграм-канала «Творческий руководитель»


Компания red_mad_robot основана в 2008 году, сегодня это один из лидеров российского диджитал‑рынка c восемью офисами в России и за рубежом.

Работает в сферах дизайна, проектирования интерфейсов, проведения исследований и Data Science.

Как появилась компания

Мне кажется, мы стартанули прямо синхронно с кризисом 2008 года. Я работал тогда арт‑директором в крупной студии. Компания в тот момент на глазах стала схлопываться, мне предложили уменьшить зарплату, что меня, конечно же, не устроило, и я оказался без работы.

За год до кризиса появился первый iPhone, а как раз в июле 2008‑го Стив Джобс открыл App Store. И мы с друзьями решили, что хотим делать бизнес на приложениях для смартфонов.

Я думаю, тот факт, что я был абсолютно свободен в этот момент и нигде не работал, сыграл большую роль. Если бы не это, не знаю, начал бы я свой бизнес когда-нибудь или нет. И почему-то не было страшно ― наверное, потому что мы были тогда очень молодыми.

Мы начинали вчетвером, и поначалу заказов практически не было. Поэтому мы делали приложения не для клиентов, а просто чтобы пользователи их скачивали и платили нам по 1 доллару, — это была наша бизнес-модель. Первые заказы у нас появились только, наверное, уже в 2009 году.

Кризис 2014 года

К 2014 году в компании работало всего чуть больше 30 человек, но уже было немало крупных заказчиков: «Билайн», банк «Открытие», РБК, «Газета.ру». Мы брали эти контракты, будучи одним из лидеров пусть и небольшого в тот момент рынка.

Начало кризиса по нам ударило, но скорее в форме некоторой паники заказчиков. Половина стала замораживать бюджеты ― либо останавливать контракты, либо отменять те планы, которые уже были. Это было пугающе для нас, но не смертельно для самой компании.

Когда паника закончилась, рынок очень быстро восстановился. Взамен тех заказчиков, что ушли, пришли какие-то новые. По большому счёту мы не заметили разницы ― у нас не было сокращения команды, мы не были на грани банкротства. Всё прошло для нас очень легко.

Так получилось, потому что мы работали в нише, которая сама по себе была растущей. С момента, когда Стив Джобс презентовал iPhone и App Store, рынок рос не переставая. Когда на растущем рынке происходят какие-то потрясения, то как только они стихают (на что требуется обычно месяц или два), он опять начинает движение в рост.

Возвращение к обычной жизни

Примерно два-три месяца потихоньку начали приходить новые клиенты. Также вернулись те, кто замораживал проекты, причём с мыслью, что нужно наращивать контракты.

Итоги кризиса для компании

Летом 2014 года по дороге из петербургского офиса (наши дочерние компании начали появляться за год до событий) мы ехали в «Сапсане» и обсуждали, что происходит. Макс Волошин ― один из основателей ― отдыхал в тот момент с семьёй где-то в Азии, и это удвоение курса доллара застало его в отпуске. То есть он ощутил на себе: всё резко стало в два раза дороже, хотя для нас в России ещё ничего заметно не было.

Вот мы ехали, обсуждали это и понимали, что происходит просто какой-то кошмар. Что мы будем с этим делать?

И тогда мы решили, что должны попытаться… Даже не попытаться, мы обязательно должны делать международный бизнес. Компания должна стать международной, мы должны заниматься экспортом наших услуг. И мы стали запускать международное направление развития.

Сейчас, потратив уйму времени, денег и сил, мы пришли к пониманию, что нельзя делать бизнес международным, находясь в России. Нужно отправляться жить и работать туда, где есть целевой рынок, — это пока только перспектива, нам ещё только предстоит это сделать.

Ближайшее будущее

Наше будущее я вижу довольно безопасным просто потому, что масштабы компании уже таковы, что она может быть устойчивой и её очень сложно пошатнуть. Это уже большая компания.

Профессия дизайнера

Сфера цифрового дизайна ― создания цифровых продуктов и интерфейсов ― растёт и развивается, это очевидная тенденция. Поэтому если вы как дизайнер выбрали эту профессию, то конкретно у вас точно всё будет хорошо.

Важно не впадать в панику или оцепенение ― продолжать делать своё дело и делать его качественно.

Возможно, стоит попробовать начать искать новые идеи и возможности, как однажды сделали мы ― создали компанию на фоне кризиса, воспользовавшись плохими новостями.

Кризис-2022 в лицах

Арина Авдеева

Соосновательница агентства Friends Moscow и школы mads


Агентство Friends Moscow основано в 2012 году. Занимается креативными коммуникациями, стратегией и брендингом.

Обладает множеством престижных российских и международных наград, среди которых Cannes Lions, Golden Drum, Epica Awards.

Как появилась компания

Мы начали как фриланс-банда Boroda Project в 2011 году и только через год переименовались во Friends Moscow.

В начале мы брали небольшие брендинговые заказы под ключ ― делали стратегию и нередко придумывали название, потом разрабатывали визуальную стилистику и айдентику.

У нас был свой подход к тому, как нужно разрабатывать бренды, и мы очень активно в это пошли. А потом начали появляться коммуникационные проекты.

Первым большим коммуникационным тендером, который мы выиграли, был проект Martini ― этот бренд делал много проектов в digital, и работа с ним положила начало более активному развитию.

Однако на рынке есть простое правило ― если ты делаешь интересные проекты для одного бренда из категории, то скоро жди в заказчиках и другие бренды из этой же ниши. Так случилось и с нами, поэтому к 2014 году наш клиентский портфель состоял из большого количества алкогольных брендов: Jim Beam, Jameson, Olmeca и так далее.

В этот же период в агентство пришёл ещё один важный для нас клиент ― Google. Это было очень круто, потому что мы всё ещё были маленьким независимым агентством и получить такого клиента было просто пределом мечтаний.

Кризис 2014 года

Кризис 2014 года мы, честно говоря, не заметили. У нас был активный рост, клиентов становилось всё больше. После работы с Martini мы искали клиентов в других сферах, сознательно отказывались от алкогольных заказов и тендеров. В этот момент мы начали работать с Kaspersky, Qiwi, «Утконосом», Line App. Опять же, приход Google как клиента помог получить много заказов из IT-индустрии.

В 2014 году мы стали российскими партнёрами Droga5 ― одного из самых награждаемых и известных агентств мира, и это дало большой PR-buzz для нашей команды.

Итоги кризиса для компании

Именно с 2014-го мы начали попадать в топ-10 самых награждаемых агентств на рынке. Можно сказать, что кризис помог нам вырасти, потому что многим потребовался яркий креатив и более современные команды в индустрии: гибкие, сочетающие много разного экспертного опыта, умеющие думать быстро.

Мы не были опытными управленцами и менеджерами, поэтому многие вещи делали по наитию, набивая шишки и накапливая опыт.

Был момент, когда нам пришлось сократить часть команды. Но это было связано не столько с кризисом, сколько с просчётами в планировании ― набрали много людей и потом пришлось ужиматься. Был сделан важный вывод, который определил развитие команды, ― мы пригласили стратегов.

Опыт работы с Droga5 помог нам понять, что стратеги в штате ― это очень хорошая возможность заходить разные ниши и получать долгосрочные контракты. Поэтому мы начали активно развивать это направление.

Ближайшее будущее

К 2022 году никто не был готов, как нам кажется. У всех были планы роста после ковида, был внутренний подъём ― вот теперь начнётся новая волна развития, было много идей. Февраль это всё разрушил на всём рынке.

Нам повезло, что ковидные два года мы прошли успешно, выросли и получили неплохую прибыль по итогам этих двух лет. Она помогает нам сейчас смотреть в будущее хотя бы немного спокойнее.

Мы не унываем и стараемся думать в оптимистичном ключе. Есть планы по созданию группы, чтобы соединить наши активы под одним брендом и продвигать его на рынке. Это поможет сформировать много разных точек входа для клиентов и усилить кросс-продажи экспертиз.

Профессия дизайнера

У дизайнеров или небольших студий сейчас появляются все возможности вырасти, поскольку будут, я думаю, востребованы более дешёвые услуги, чем у крупных агентств.

Дизайн будет нужен всегда ― материалы, промо. Даже в кризисные времена компании будут хотеть развиваться.

Возможно, начнут появляться какие-то новые истории ― хочется, по крайней мере, в это верить. А там будет видно.

Кризис-2022 в лицах

  Фото: Stas Alekseev

Дмитрий Салливан

Основатель и арт-директор студии Sulliwan


Студия Sulliwan основана в 2008 году, занимается digital-проектами, сайтами, приложениями и брендингом. Сотрудничает с образовательными и культурными институциями, медийными проектами. Среди клиентов студии Zimin Foundation, институт «Стрелка», Третьяковская галерея, Большой театр, Beat Film Festival.

Как появилась компания

В 2008 году я закончил свою последнюю работу по найму — это было брендинговое агентство, которое потом вошло в состав BBDO. Поскольку я привёл в агентство нескольких клиентов, мне выплатили небольшую комиссию, которой как раз хватило, чтобы открыть свою компанию и начать работу.

Это всё было сделано летом 2008 года, собственные клиенты у меня появились ещё во время работы в агентстве.

В конце года наступил кризис, и из шести-семи клиентов остался один. Это был самый тяжёлый и вместе с тем весёлый период. Я перепробовал все вкусы «Доширака» ― когда ещё была бы такая возможность.

В целом же это закалило ― когда тебе сразу на входе довольно крепко дают по голове, ты потом ощущаешь себя совсем по-другому.

В начале своего пути студия занималась в основном брендингом, графическим дизайном, мы оформляли мероприятия, делали стили, занимались книгами, альбомами ― то есть преимущественно печатным дизайном, который материализовывался в виде какого-то физического объекта.

Кризис 2014 года

К 2014 году мы начали потихоньку трансформироваться в digital-студию и переключаться на цифровые проекты. Мне хотелось не быть привязанным к одному месту, а работать из любой точки мира. Создание сайтов и приложений как раз давало такую возможность.

У нас уже была команда и ряд зарубежных заказчиков из Америки и Европы с довольно большим объёмом заказов. Поэтому большого резонанса этот кризис не дал ― никто от нас не отказывался, не прерывал контрактов. Ну, может, пара российских заказчиков заморозили проект, как это обычно бывает.

В целом раз я не могу вспомнить каких-то ярких моментов, значит, для нас кризис прошёл достаточно гладко.

Хотя мы никого не уволили, сложно было с точки зрения морального состояния сотрудников.

Чемпионат мира по футболу в 2018‑м

После кризиса 2014 года случилась другая история. Возможно, это какой-то наш индивидуальный опыт, но из всех кризисов больше всего на нас отразился чемпионат мира по футболу. Это прозвучит смешно, но в 2018 году во время чемпионата работа у нас практически встала. По моему ощущению, это был самый трудный год в истории компании.

Мы были буквально в шаге от банкротства, потому что где-то с апреля-мая везде наступила тишина. Притом что у нас уже была репутация, мы занимались собственным продвижением.

Тогда у нас практически все клиенты были из России. И для меня это до сих пор остаётся загадкой, почему в тот момент у всех в голове был только футбол.

По всем проектам, которые мы должны были вести, клиенты сказали: «Давайте обсудим всё это в августе». Я помню, как май, июнь, июль и часть августа я грыз ногти, рвал на себе волосы, потому что везде была полная тишина.

Всем, кто к нам приходил, я говорил: «Давайте мы для вас что-нибудь поделаем по очень дружественному прайсу». ― «Давайте сейчас чемпионат закончится, мы с вами это всё обсудим».

Я объяснял нашим ребятам суть происходящего, что, скорее всего, как только закончится чемпионат, всё нормализуется. Пришлось в каких-то процентах урезать зарплату, ушли премии, но цель была ― сохранить команду, core team. Себе я зарплату вообще не платил.

У меня изначально не было планов на большой штат сотрудников ― по опыту других компаний и из прочитанной литературы я знал, что чем меньше компания, тем легче ей будет справляться в сложных условиях. Из-за такого подхода так или иначе находились какие-то небольшие проекты или задачи, которые помогали закрыть первичные потребности.

Возвращение к обычной жизни

В себя мы пришли только в сентябре, когда чемпионат закончился, все немного ожили и мы вернулись в прежние объёмы.

Всё лето я нёс этот флаг надежды: ребята, надо сейчас подождать, потом всё будет окей.

В целом дизайн-бизнес, существование дизайн-студии ― это очень волатильная история, постоянные горки. Влияют не только экономические кризисы, но и разные глобальные процессы.

Итоги кризиса для компании

В начале 2018 года мы должны были начать работу с одной из ведущих IT‑компаний страны ― практически подписали контракт и поэтому не брали других проектов. В итоге получилось так, что начался чемпионат и мы остались ни с чем ― и контракт не подписали, и других клиентов нет.

Это научило, что всегда нужно иметь подушку безопасности, чтобы хотя бы три месяца можно было выплачивать зарплату. Может, без бонусов и премий, но была возможность удержать костяк команды.

Ещё поняли, как важно вместе с какими-то крупными клиентами иметь и ряд небольших с постоянным cash flow. Даже если большой клиент отвалится или поставит проект на холд, будет продолжаться работа с другими небольшими задачами.

Не клади все яйца в одну корзину ― классическая история.

После этой истории у нас началась история с партнёрской программой ― есть контрибьюторы, из которых мы формируем рабочие группы. Это позволяет не иметь большой штат сотрудников, которым нужно платить зарплату ежемесячно, а нанимать определённых специалистов в зависимости от проекта.

Ближайшее будущее

Изначально, когда я только открывал компанию, я себя ощущал человеком, включённым в мировые процессы, поэтому решение перенести бизнес за рубеж пришло быстро.

Есть ряд стран, которые довольно быстро открывают юрлицо. Мы сможем оплачивать софт, принимать оплату из-за рубежа ― то есть сохранять те ресурсы, за счёт которых мы работаем. Уже не стоит задачи по выполнению планов, объёмов проектов. Основное ― сохранить тот объём, который есть, и организовать процессы с учётом ограничений.

Сейчас наша задача ― стать иностранной компанией.

Также мы будем заниматься реструктуризацией нашего портфолио. Как мне кажется, теперь будут обращать внимание и на то, работает ли компания с госзаказом, с какими работает российскими компаниями. Поэтому нужно иметь разные версии портфолио для разных клиентов.

Профессия дизайнера

Найти работу можно будет всегда ― зарубежному рынку очень не хватает хороших дизайнеров, особенно востребованы продуктовые. При определённом опыте всегда можно будет найти если не постоянную работу с зарубежным заказчиком, то хотя бы фриланс.

Дизайнер ― это довольно космополитичная профессия, которая так или иначе включена в мировой контекст, она существует не только в рамках одной страны.

И потом, даже в каких-то совсем катастрофических ситуациях компании всё равно будут продолжать свою деятельность, поэтому работа дизайнера будет необходима всегда.

Читайте также:

Курс

Профессия Веб-дизайнер

Вы освоите веб- и UX-дизайн. Научитесь создавать удобные сайты, работать с анимацией и презентовать проекты клиентам. Сможете начать карьеру в дизайне и брать первые заказы уже после завершения первых двух курсов.

Узнать про курс

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Обучение: Профессия Веб-дизайнер Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована