Образование
#Интервью

Что такое образовательная урбанистика и кто такой педагог-исследователь городской среды

Новое направление в педагогике позволяет даже рутинный путь от дома до школы сделать полезным. В чём другие его преимущества — узнали у эксперта.

Анастасия Россинская

  • кандидат педагогических наук;
  • руководитель магистерской программы МГПУ «Педагог-исследователь городской среды»;
  • ведущий научный сотрудник лаборатории социокультурных образовательных практик НИИ урбанистики и глобального образования МГПУ.

В интервью мы обсудили:



анна судейская

Редактор направления «Образование» Skillbox Media.


Что такое образовательная урбанистика

— Давайте прежде всего разберёмся, что же это за новое направление такое — образовательная урбанистика?

— Краткое определение будет таким: образовательная урбанистика — это, с одной стороны, исследование города как образовательной среды, а с другой — проектирование учебных продуктов с использованием ресурсов города. Учебными продуктами могут быть и задания, и занятия, и экскурсии, и даже целые учебные курсы, в том числе онлайн, то есть те продукты, которые уже есть в арсенале современных педагогов.

— Когда это направление появилось?

— Довольно трудно сказать точно, как и сказать о том, когда возникла образовательная урбанистика. Мне кажется, это был вполне логичный процесс развития урбанистики в целом. Причём на этот процесс нужно смотреть с двух сторон, потому что образовательная урбанистика — двойное понятие.

Урбанистика или городские исследования, то есть urban studies, появились в начале ХХ века и развивались в двух направлениях. С одной стороны, они связаны с городским планированием — дизайном, архитектурой. А с другой — с городской антропологией, то есть изучением жителей, локальных сообществ.

Естественно, оба эти направления сталкивались или периодически попадали в поле зрения образовательных учреждений, образовательной практики горожан. Одновременно быстрыми темпами развивалось образование. Мы постоянно ищем подходы и методы, соответствующие современности и реализующие научные достижения педагогики и психологии. И вот недавно урбанистика и образование, наконец, встретились.

— А почему школы стали проявлять интерес к городу, как вы считаете?

— Мне кажется, что интерес к городу — это вполне естественное развитие. Уже несколько десятков лет назад стало понятно, что образование не может ограничиваться стенами школьного класса.

Нельзя запереть детей на 11 лет и сказать: «Мы вас сейчас готовим к жизни, а потом идите в мир», потому что это неправда. Жизнь и так уже идёт, дети уже и так в мире и в жизни. Выходя из школы после шести-восьми уроков, они живут в городе.

Прорыв, который произошёл за последние 10–15 лет, заключается в том, что мы стали рассматривать внешкольные практики как образовательные. Мы поняли, что они тоже являются очень важными, а иногда даже более ценными, чем школьные.

Кто занимается образовательной урбанистикой

— Как вы сами стали изучать образовательную урбанистику?

— Я поняла, что шла к этому с детства, потому что меня всегда интересовал город. Я родилась и выросла в центре Москвы, в очень красивом месте. Мне были интересны история города и его архитектура. Я любила гулять, любоваться, наблюдать. Наверное, это логично переросло в моё образование и учёбу на географическом факультете МПГУ.

Уже во время обучения я сделала свою первую экскурсию для однокурсников. После выпуска окончила курсы гидов-переводчиков. В последние десять лет руковожу неформальным образовательным проектом «Квестигра», где мы разрабатываем городские квесты, экскурсии и краеведческие занятия для детей. Это помогло мне ещё внимательнее посмотреть на разнообразные неочевидные образовательные возможности, которые предоставляет город.

Квесты показали, что очень много интересного в городском пространстве мы не замечаем и не воспринимаем как познавательное. Выяснилось также, что многие люди, даже взрослые, не очень хорошо умеют «пользоваться» городом, той же навигацией.

Таким образом я накопила большой опыт работы в городской среде, а в 2015 году меня пригласили в Московский городской педагогический университет, в лабораторию социокультурных образовательных практик. Здесь мы вместе с коллегами занялись осмыслением и обобщением этого опыта, дальнейшим исследованием города именно с точки зрения образования и методическими разработками в области образовательной урбанистики.

Мастер-класс «Город как учебник» для педагогов Санкт-Петербурга на фестивале «Нулевое сентября», организатор ИЦАЭ. Фото: из архива А. Россинской

— Как вам кажется, образовательная урбанистика сейчас активно развивается везде или это пока такая точечная история?

— Она развивается и в России, и за рубежом. Ведь сама городская среда всё больше и больше привлекает людей. Они интуитивно начинают видеть очень много интересного для себя — такого, мимо чего раньше пробегали, не замечая.

Могу привести конкретный пример. Некоторое время назад я начала вести в Instagram небольшой тематический блог про городскую среду, выкладывала смешные или просто интересные, творчески продуманные таблички, объявления. В то время никаких аналогичных ресурсов я не знала. А сейчас очень многие мои коллеги, знакомые в Facebook и Instagram без конца выкладывают такие фотографии. То есть ходят по городу и внимательно смотрят.

Конечно, этот процесс не может обойти стороной образование. Педагоги замечают, что людям интересно, что это их цепляет, и думают, как этот интерес методически использовать в своей работе.

— Вы чувствуете со стороны педагогов интерес к образовательной урбанистике как к подходу, которому стоило бы научиться, или ещё нет?

— Да, мы видим большой интерес к курсам по образовательной урбанистике, которые ведём в МГПУ и ВШЭ, и к мастер-классам, которые проводим в разных городах. Причём по итогам обучения от участников бывает много откликов-открытий: «Надо же, оказывается, можно город, по улицам которого обычно просто пробегают, использовать в обучении!» И, конечно, мы видим это по откликам на нашу новую магистерскую программу в МГПУ — она называется «Педагог-исследователь городской среды».

Судя по абитуриентам этой программы, образовательная урбанистика интересна как будущим педагогам (примерно треть наших абитуриентов — выпускники бакалавриата 2021 года), так и опытным школьным учителям. А ещё она привлекает представителей неформального образования, в том числе людей без базовой педагогической подготовки, которые нашли себя в каких-то образовательных или просветительских проектах. Очень отрадно видеть такой разнообразный и широкий отклик.

— По вашему опыту, ожидания тех, кто приходит учиться образовательной урбанистике, совпадают с реальностью? Бывают какие-нибудь трудности с восприятием нового направления?

— Самая большая трудность — сломать стереотип, что образование — это приобретение знаний. Это уже давно не так, но в таком ключе по-прежнему думают очень многие педагоги, и опытные, и начинающие.

Дело в том, что человечество уже накопило такой объём информации, который за всю жизнь не освоишь, да это и не нужно. Сейчас необходимо знать, где и как найти конкретные факты, уметь их критически оценивать, отбирать и структурировать.

Кажется, что это не слишком связано с вашим вопросом, а на самом деле очень связано. Когда мы начинаем работать с нашими студентами, мы предлагаем им поискать образовательные возможности в городской среде и разработать свои задания. Так вот, первое, что они обычно делают, это задания на знания: например, узнать, как зовут человека, которому поставлен памятник, или когда что-то произошло и так далее.

В этот момент студенты совершенно забывают или не принимают во внимание, что главное — научить думать и делать. Анализ информации, работа в команде, критическое мышление, творчество — всему этому может научить город.

Город даёт не только знания, из него можно извлечь очень много практики: наблюдать его, самому что-то проектировать, придумывать, учиться общаться. Даже получить какую-то информацию. Как часто мы от взрослых людей слышим, что они боятся спросить о чём-то? Вот она — практика коммуникативных умений, которые нужны каждому человеку. Практиковать их мы можем как раз в городе, в естественной среде. Он для этого даёт огромные возможности.

Мастер-класс «Город как учебник» для педагогов Смоленска на фестивале «Научные встречи: человек будущего», организатор ИЦАЭ. Фото: из архива А. Россинской

Кто такой педагог-исследователь городской среды

— У магистерской программы МГПУ необычное название — «Педагог-исследователь городской среды». Что это за специалист?

— Можно было бы его просто называть городским учителем. Почему мы отдельно выделяем сельского учителя, у которого есть специфика, но не выделяем городского? Ведь он тоже существует в условиях определённой среды со своими правилами и особенностями. Мы об этом задумались и попытались описать такого городского педагога. Пришли к выводу, что городской педагог владеет четырьмя группами компетенций: исследовательской, коммуникативной, методической и предметной.

— В чём эти компетенции заключаются?

— Возьмём, к примеру, учителя литературы и русского языка. Что он должен уметь? Находить в городе места, связанные с творчеством писателей, с литературными произведениями, которые будут вдохновлять детей на литературное творчество. Ещё такой учитель должен уметь находить городские ресурсы, которые нацелены на удовлетворение читательских потребностей ребят и их родителей, описывать и оценивать их, изучать языковую среду города — это тоже исследовательская компетенция.

Предметная компетенция более узкая, чем исследовательская: нужно знать, какие образовательные ресурсы в городе помогут совершенствоваться по предмету. Учитель должен владеть информацией о том, где, кроме школы, ребёнок может поучиться и где самому педагогу повышать свою квалификацию.

Методическая компетенция заключается в умении проектировать учебные задания, занятия по своему предмету в городской среде.

Стоит ещё раз подчеркнуть, что образовательная среда города — это не только какие-то курсы или лектории. Любой объект может стать источником образования: стенд в парке, объявление на подъезде или в общественном транспорте, дерево в парке.

И, наконец, коммуникативная компетенция учителя состоит в том, чтобы, с одной стороны, суметь договориться, например, о посещении, встрече, экскурсии. С другой стороны — уметь донести до всех участников образовательного процесса, почему выйти в город со школьниками так важно.

— Прямо человек-оркестр: учитель, педдизайнер, гид-экскурсовод и организатор. А можно ли сказать, что педагог-исследователь — это новая профессия?

— Это скорее логичное развитие профессии педагога, которое, по-хорошему, необходимо всем учителям. Уже нельзя постоянно оставаться внутри класса, этот подход отстал от жизни. Педагог-исследователь городской среды просто идёт в ногу со временем, привлекая городскую среду в образовательный процесс.

— Получается, педагог-исследователь городской среды — не отдельная специализация, а просто школьный учитель, владеющий, кроме прочего, особым набором инструментов?

— Да, но это может быть не только школьный учитель. Будет здорово, если и преподаватели вуза будут работать в логике образовательной урбанистики, потому что студентам тоже очень важно видеть свою применимость в городской среде. Плюс студенты — очень активная сила. Мы знаем об их готовности участвовать в разных проектах и о том, как важны для них проблемные социальные вопросы. Хорошо, если преподаватель может их в этом направить, помочь в русле продуктивного активизма.

Кроме того, педагог-исследователь городской среды может стать методистом, разрабатывать городские образовательные программы для педагогов, чтобы облегчить им задачу. Или — продюсером неформального образовательного проекта, который будет посвящён именно городской среде. И такие проекты уже есть и нуждаются в специалистах.

Мастер-класс «Город как учебник» для педагогов Санкт-Петербурга на фестивале «Нулевое сентября», организатор ИЦАЭ. Фото: из архива А. Россинской

— Значит, городскую среду может задействовать практически любой учитель-предметник в рамках своей учебной программы?

— Именно так. Это подтверждает наш опыт работы со студентами ВШЭ и МГПУ, где в одной группе учатся преподаватели разных предметов. Все они презентуют друг другу свои проекты, показывают, как по-разному можно использовать одни и те же возможности среды. Благодаря тому, что учителя рассказывают друг другу о своих проектах, порой возникают и идеи интересных партнёрств.

— Можете привести пример, как городскую среду использует какой-нибудь предметник по точным или естественным наукам?

— Например, в 2016 году мы проводили мастер-класс для педагогов в парке «Музеон», и одна из групп придумала такой проект как раз по химии: нужно было изучить, как изменяется памятник Суворову под воздействием окружающей среды и как его почистить. Это, конечно, очень оригинальный подход.

Есть и другой необычный пример. На своих занятиях я всегда прошу студентов разработать задания к городским объектам и образовательный маршрут. Один студент из ВШЭ придумал образовательный маршрут «Стань рок-звездой»: нужно было зайти в музыкальный магазин и выбрать гитару, посетить музыкальную студию, попробовать записать какое-то своё музыкальное произведение, сходить на рок-концерт. К каждому из этих визитов была разработана серия несложных заданий. По физике, например, были задания на определение уровня громкости.

Эти примеры показывают, что есть вещи, которые мы не воспринимаем как образовательные, а на самом деле благодаря им многому можно научиться, в том числе и по предметам.

— Что конкретно в городе может стать образовательным ресурсом?

— Всё что угодно. Образовательным ресурсом город мы делаем сами. Вот, например, я привожу студентов в парк и каждому из них выделяю какой-то объект там — фонарь, фонтан, урну, рисунок на плитке. Прошу внимательно посмотреть и придумать список того, чему можно научить, каких образовательных результатов можно достичь с помощью этого объекта. Списки получаются очень длинные. Огромное количество знаний, умений, ценностей, качеств личности.

Сам объект — рисунок на плитке — разве образовательный? Нет, конечно. Но если мы на него посмотрим профессиональным педагогическим взглядом, мы можем с его помощью научить очень многому. Мы сами наделяем его этим образовательным содержанием. Получается, что любой объект в городе потенциально полезен для учителя, для образования.

— А часто ли вообще практикующие педагоги вдохновляются городской средой?

— Конечно, у меня нет информации про всех педагогов. Но могу привести в пример анкетирование московских учителей, которое мы провели этой зимой. Участие в нём приняло более 300 человек, это хороший охват.

Оказалось, что очень многие учителя используют городскую среду, видят в ней образовательный ресурс и используют его довольно разнообразно. Например, 94% респондентов сказали, что ходят со своими классами в музеи, — это очень большая доля. Причём из них 80% такие экскурсии проводят чаще одного раза в четверть, что тоже очень хороший результат. И 26% учителей проводят экскурсии сами.

Опрошенные педагоги посещают и парки, и библиотеки, и промышленные предприятия, университеты, колледжи, неформальные образовательные проекты, да и просто городскую среду без привязки к какому-то учреждению.

Я бы сказала, что есть тенденция на повышение — учителя всё больше замечают городскую среду. Поэтому в нашей лаборатории мы стараемся им помочь: выпускаем специальные пособия, проводим мастер-классы, семинары. По моим наблюдениям, достаточно одного шага, чтобы понять возможности городской среды. Когда опытный или творческий учитель их осознал, зачастую дальше он уже не нуждается в поддержке, а самостоятельно проектирует, придумывает и работает.

Образовательная урбанистика ведь не требует от учителя совершенно новых или неизвестных компетенций, полной смены профессии. Профессиональному педагогу будет нетрудно внедрить эту городскую повестку в свою работу.

Образовательная урбанистика как поле для сотрудничества школы и города

— Чем образовательная урбанистика полезна школе?

— Школа таким образом работает со своим районом. Изучение города не означает же, что надо всем ехать на Красную площадь, если речь о Москве, например. Можно изучать собственный район, да хотя бы начать с названий улиц — почему они так называются? А расположение или качество детских площадок — почему они именно такие, как они устроены, удобны ли жителям?

Наблюдение за досуговой активностью, перемещением людей — всё это тоже образовательная урбанистика. Город можно изучать по дороге в школу и из школы. Это может заинтересовать не только детей, но и их родителей, если те придут на презентацию таких проектов и узнают о своём районе что-то новое.

— Кроме узнавания подробностей о конкретном месте, что ещё может дать детям и взрослым знакомство с городской средой?

— Как минимум — выход из зоны рутины, шанс попробовать что-то новое и заинтересоваться. Кроме того, город даёт огромные возможности для непрерывного образования, и речь далеко не только про образовательные учреждения и курсы. Развитие наблюдательности, общение, формирование сообщества по интересам — это всё тоже базовые навыки XXI века, и они приобретаются в процессе изучения среды.

А ещё есть такой аспект, как компетентность городского жителя. Вы удивитесь, но многие люди не знают, что нумерация домов в городе по одной стороне улицы чётная, по другой нечётная. Или не понимают, что значит дробь в обозначении домов. Возможно, им в детстве просто никто этого не объяснил. Такое незнание простых вещей мешает найти в городе нужный адрес. Конечно, сейчас все привыкают всё больше полагаться на навигатор в смартфоне, а если тот сломается, потеряется? Образовательная урбанистика этому тоже учит, причём как с точки зрения знаний того, как город устроен, так и с точки зрения коммуникативной компетенции — как правильно задать вопрос и не бояться этого.

— Нет ли сейчас каких-то административных препятствий для учительских экскурсий? Может педагог привести детей в музей со своей учебной программой, не получая для этого специальную аккредитацию?

— Мне отрадно отметить, что за последние пять лет произошёл (во всяком случае в Москве) очень большой прорыв в этом направлении. Когда я начинала заниматься образовательной урбанистикой, учителю нельзя было проводить экскурсию в музее без разрешения, а теперь официально все столичные музеи обязаны учителям позволять такие мероприятия.

Единственное условие — учитель должен заранее уведомить музей, а лучше договориться, в какое время он приведёт класс. Это важно исключительно для того, чтобы не создать лишнюю толпу в залах. Не могу, конечно, сказать, что все музеи этим довольны, слышатся и критические отзывы. Но, к счастью, в этом направлении уже сделан большой шаг вперёд.

В Москве ещё есть такой проект — «Учебный день в музее». Его суть в том, что несколько десятков московских музеев создали (и продолжают создавать новые) методические разработки по разным предметам. Школьные учителя могут привести класс в музей и провести там как минимум три урока по своим сценариям или пользуясь такими разработками самого музея — сценариями, раздаточными и справочными материалами. Например, в Музее космонавтики есть уроки и по физике, и по русскому языку, и даже урок по физкультуре.

Учителям в крупных городах важно помнить, что музеев огромное количество. Не надо ограничиваться, условно говоря, одним Эрмитажем или Третьяковской галереей. Самые известные музеи, конечно, больше всех на слуху, но они перегружены. Поэтому их представители достаточно негативно относятся к массовым посещениям школьников, и это можно понять. Они всё время подсказывают: «Посмотрите вокруг. Ведь есть очень много других интересных музеев, специализированных, узкотематических». И это совершенно справедливо!

В знаковые музеи, которые должен посетить каждый человек, я считаю, детям лучше ходить с родителями, чем с классом. А вот если класс придёт с учебным заданием в специализированный музей, дети сделают для себя очень много открытий.

Мастер-класс для Школы музейного лидерства во Всероссийском музее декоративно-прикладного искусства, организованный Благотворительным фондом В. Потанина. Фото: из архива А. Россинской

— Так получается, что мы всё время говорим про мегаполисы. Педагоги из небольших городов скажут: «Ну конечно, у вас-то в Москве вон сколько всего…» Какие есть возможности для образовательной урбанистики в маленьком городе?

— Знаете, в каком-то смысле использовать среду маленького города в образовательных целях даже легче, потому что там меньше условный список мест, которые дети или студенты непременно должны посетить. А значит, больше поводов для настоящего творчества вместо очередного похода в обязательный музей.

Я сейчас говорю не чисто теоретически, а опираясь на практику. Мои коллеги проводили множество проектов в Ижевске, Первоуральске, Глазове и других небольших городах. Например, вместе с учителями и школьниками описывали местность, картировали, искали какие-то дефициты городской среды, придумывали, как можно её улучшить.

Есть проекты по театральной педагогике, когда городские объекты осмысляются через искусство. В Кирове и Туле я знаю подобные.

Может быть, для маленького города использование городской среды в обучении даже важнее, чем для мегаполиса. Мы ведь знаем, какой массовый отток жителей из провинциальных городов происходит. Люди уезжают оттуда в Москву, Петербург, Новосибирск, потому что не видят ценного в своей среде. А если увидят, то это поможет им полюбить свой город, захотеть остаться в нём и сделать его лучше, современнее.

Я всю жизнь путешествую по России, в том числе по малым городам, и вижу, как они меняются в лучшую сторону. Совместная работа администраций, местных сообществ и учителей, которые будут учить детей ценить город, способствует развитию города в целом.

Образовательная урбанистика и пресловутый онлайн

— Не теряет ли городская среда своё значение, если из-за пандемии приходится всё больше полагаться на онлайн?

— Ну, во-первых, есть такие моменты, которые в онлайне не передашь. Проживание встречи с искусством, эмоции от него, прогулки, дорога до места работы и учёбы, посещение кафе — мы не думаем о них как об образовательном материале. Но свойство человека таково, что он учится постоянно, на ходу. И многое из этого опыта невозможно перенести в онлайн. Можно обсуждать опыт в онлайне, но приобретать его всё равно нужно в реальности.

А во-вторых, онлайн-среда — это инструмент, а не содержание образования. Новые технологии очень удобны для сборки, доступа к информации, коммуникации, оптимизации образовательного и рабочего процесса. Но у всего этого должно быть содержательное наполнение: о чём мы будем говорить, что будем изучать и что делать вместе. Так или иначе, получается, что мы в цифровую среду будем приносить нашу офлайн-повестку.

Что мы прежде всего видим, когда листаем, к примеру, ленту Facebook или Instagram? Фотографии мест, которые посетили наши знакомые. В онлайне мы всё равно рассказываем о том, что с нами происходит офлайн.

— Кстати, в программе вашей магистратуры есть такая дисциплина, как «городской блогинг». Это дань моде или вы правда считаете, что педагогу-исследователю городской среды важно освоить навыки блогера?

— Да, педагогу важно не только уметь видеть в городской среде образовательные возможности, но и уметь увлекать ими своих учеников, их родителей, коллег, администрацию школы.

Блогинг как современный способ рассказать широкой аудитории о своих интересах нам кажется очень полезным и несложным инструментом, который может использовать каждый. Учителю он даёт большие возможности ненавязчиво донести то, что не помещается в хронометраж уроков и чего нет в учебниках.

Ещё один важный момент — формирование активной жизненной позиции. Чтобы быть городским учителем, нужно уметь осмыслять процессы, которые происходят в городе, формулировать к ним собственное отношение. Блогинг способствует тому, чтобы люди обсуждали город и благодаря этому делали его лучше, удобнее для жителей.


обложка: Светлана Козлова для Skillbox Media

Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована