Образование
#статьи

Как родительские установки влияют на шансы детей поступить в хороший вуз

Почему у нас не очень хорошо работает сценарий, когда ребёнок из бедной провинциальной семьи добивается успеха исключительно благодаря способностям.

Иллюстрация: Оля Ежак для Skillbox Media

На законодательном уровне в России всем гражданам обеспечено равенство в праве на образование, в том числе высшее.

На практике же в нашей стране, как и во многих других, существует глубокое образовательное неравенство. Оно проявляется, например, в ограниченном доступе в лучшие вузы. Конечно, отбор в них и должен быть конкурсным. Но на практике шанс пройти по конкурсу связан не столько с личными способностями абитуриента (что было бы справедливо), сколько с его социальным происхождением и материальным благополучием его семьи.

До ЕГЭ в самые престижные столичные вузы чаще всего поступали жители Москвы. С введением единого экзамена ситуация усложнилась. С одной стороны, студентов из других регионов стало больше. С другой, преимущество обеспечивают сильная школа, дополнительные занятия, победы в олимпиадах.

Всё это доступно более-менее обеспеченным семьям из мегаполисов. Остальные не всегда могут выбрать школу получше (если, например, она всего одна на посёлок или если возить ребёнка в хорошую школу некому), готовиться к олимпиадам (в сёлах и небольших городах мало, а то и вовсе нет педагогов с такими навыками) и тем более оплачивать репетиторов.

То есть вариант «юный талант из простой сельской семьи поступил в МГУ» по-прежнему редкий случай.

Что думают родители о шансах своих детей на хорошее образование

В информационном бюллетене Мониторинга экономики образования «Субъективное восприятие образовательного неравенства школьников» научные сотрудники Института образования Высшей школы экономики Юлия Керша и Роман Звягинцев исследовали проблему с неожиданной стороны. Они выяснили, что думают родители сегодняшних школьников о способностях и возможностях своих детей и о доступности образования в целом.

Почему стоит изучать субъективное восприятие образовательного неравенства? В комментарии для Skillbox Media Юлия Керша объяснила, что личные установки родителей — важный фактор в существовании образовательного неравенства. В некоторых случаях они работают как самосбывающееся пророчество: родители с невысоким доходом видят, что детям из небогатых семей непросто поступить в престижный вуз на бюджет, и соответственно расценивают шансы своего ребёнка.

«Эти стартовые установки не всегда отражают навыки и знания ребёнка. Взгляды на образовательное неравенство становятся барьером для того, чтобы талантливые дети продвигались и получали то, что они действительно заслуживают. То есть субъективное восприятие само по себе может приводить к усилению неравенства», — отмечает Юлия Керша.

Прежде чем выяснить, работает ли этот субъективный барьер в России, нужно узнать, а различаются ли установки об образовательных возможностях детей у семей с разным социально-экономическим положением. Этот вопрос и стал ключевым в исследовании. До сих пор тема восприятия образовательного неравенства в российском контексте не изучалась.

Исследователи сопоставляли взгляды родителей из разных социальных групп: с высоким и низким доходом, из городов-миллионников и населённых пунктов с населением менее 100 тысяч человек, с высшим образованием и без него. Всего было опрошено более девяти тысяч родителей — по одному человеку из семьи с детьми-школьниками — во всех восьми федеральных округах. Опрос проводился в 2020 году онлайн, поэтому в выборке больше представителей более обеспеченных семей с доступом к интернету.

Родители с разным доходом по-разному оценивают своих детей

Один из выводов исследования заключается в том, что обычные российские семьи видят проблему образовательного неравенства не хуже экономистов. Родители с низким доходом или проживающие в сёлах и малых городах осознают, что их дети лишены некоторых возможностей, и считают, что у них меньше шансов на хорошее образование.

Вполне логично, что выпускнику малокомплектной сельской школы труднее поступить в престижный московский вуз, чем его ровеснику из столицы. Даже при равных баллах ЕГЭ препятствием будут финансовые сложности переезда и жизни вдали от дома. Словом, вполне ожидаемо, что семьи здраво оценивают своё материальное положение.

Гораздо труднее объяснить другой вывод исследования: то, как родители оценивают текущие успехи и знания своих детей-школьников, зависит от доходов семьи.

По диаграммам выше видно, что респонденты с высоким доходом чаще отвечали, что их дети успешны в учёбе и опережают сверстников по уровню знаний и навыков. Аналогичная картина — в распределении по населённым пунктам. Респонденты из сёл и небольших городов чаще отмечают, что их дети менее успешны.

Может быть, различия в оценках отражают реальную ситуацию, то есть дети из менее обеспеченных семей в школе не слишком успешны в силу внешних обстоятельств?

В исследовании говорится, что в этом вопросе субъективные мнения родителей тоже соотносятся с российской реальностью. Так, предыдущие работы Института образования ВШЭ показали, что учащиеся из обеспеченных семей имеют больше возможностей и в результате учатся успешнее, чем дети из семей с низкими доходами.

Но в то же время, отмечается в исследовании, распределение ответов отражает давно известный социальным наукам факт: чем ниже социально-экономический статус человека, тем ниже его самооценка. Похоже, эта закономерность распространяется и на детей.

Обеспеченные семьи меньше замечают неравенство

Ещё одна закономерность состоит в том, что более обеспеченные люди чаще склонны поддерживать существующее положение вещей — ту систему, в которой они существуют.

«Люди с большими возможностями чаще говорят, что шансы есть у всех, как бы игнорируя неравенство, а те, у кого меньше возможностей, указывают на меньшие шансы детей из семей с низкими доходами», — подчёркивается в исследовании.

При этом каких-либо серьёзных отличий во взглядах родителей с разным уровнем дохода на то, какие факторы способствуют успеху ребёнка, исследователи не нашли. Респонденты из обеих доходных групп считают более важными природные способности детей и финансовое положение семьи, чем усилия ребёнка и вовлечённость родителей.

А вот если разделить семьи по месту проживания, выясняется, что в городах-миллионниках гораздо чаще связывают успехи в обучении и хорошее материальное положение семьи.

Отличия у групп с разными доходами нашлись по другим вопросам, связанным с ответственностью семьи за будущее ребёнка. Родители из группы с низкими доходами чаще считают, что современная система образования не помогает получать качественное образование, и не согласны с тем, что за плохие результаты экзаменов ответственность лежит на самих учениках и их семьях.

Любопытный факт: из другого исследования известно, что российские учителя склонны считать главными факторами образовательной успешности школьников личную мотивацию детей и помощь родителей. Значительная доля педагогов убеждена, что они не могут обеспечить академический успех учеников. Получается, что дети из менее благополучных социальных групп сталкиваются с неверием в их силы со стороны родителей и в то же время не встречают должной поддержки от учителей.

Источник данных и инфографики: «Мониторинг экономики образования» №12 (29)

Судя по ответам на вопрос о том, какие категории учащихся нужно особенно поддерживать в учебном процессе, родители с низкими доходами считают, что отстающим в обучении ученикам сейчас не хватает внимания. Респонденты с высокими доходами, напротив, чаще говорят о необходимости поддерживать одарённых учеников.

Все выявленные различия показывают, что для группы с низкими доходами более характерно рассчитывать на усилия школы и возлагать ответственность за образовательные результаты на учителей — в то время как сами педагоги перекладывают ответственность на семьи. При этом к системе образования у таких семей больше претензий — респонденты с низкими доходами чаще оценивают школы, в которых учатся их дети, как худшие по качеству образования по сравнению с большинством школ России.

Как ожидания семьи сказываются на детях

Взгляды родителей на то, что такое жизненный успех, и на образовательные шансы их детей зависят от уровня дохода, образования самих родителей, а также от типа населённого пункта, в котором они живут.

Как влияет на установки уровень дохода

Исследование подтвердило, что у родителей с разным уровнем дохода разные представления о том, что такое жизненный успех. Стоит начать с того, что респонденты с низким доходом гораздо реже считают, что успех в школе как-либо связан с будущим благополучием в жизни.

И, говоря о благополучии, разные семьи придают значение разным вещам. Для родителей с высоким уровнем дохода важнее образование и карьера, а с низким — семья и друзья.

Источник данных и инфографики: «Мониторинг экономики образования» №12 (29)

Конкретные ожидания от детей тоже разнятся. Например, в опросе родителей спрашивали о гипотетической ситуации, в которой их дети смогли бы зарабатывать достаточно со средним профессиональным образованием — не меньше, чем с высшим. Вопрос состоял в том, настаивали бы родители в таком случае на поступлении в вуз или нет. Оказалось, что 57% респондентов всё равно предпочтут, чтобы ребёнок получил высшее образование, пусть это и не сулит никаких преимуществ в доходах. А в группе с низкими доходами таких ответов было гораздо меньше — 39%.

Как влияет на установки образование и тип населённого пункта

Ещё заметнее различия во взглядах у родителей с разным уровнем образования. Респонденты без высшего образования, отмечают авторы, скептически относятся к возможности их детей учиться в магистратуре или получить два высших образования.

Похожая картина наблюдается для групп из различных населённых пунктов: родители из сёл и городов с населением менее 100 тысяч не рассчитывают на долгое образование детей.

Источник данных и инфографики: «Мониторинг экономики образования» №12 (29)

Как разные установки влияют на детей

Авторы исследования предполагают, что ожидания родителей могут работать как самосбывающееся пророчество. Ведь если родители и не ждут от детей рвения к учёбе и поступления в вуз, то шансы на такое развитие событий сокращаются. И доступ к высшему образованию, особенно в престижных вузах, по-прежнему получают дети таких же образованных и обеспеченных родителей.

«Есть работы, подтверждающие, что даже при одинаковой успеваемости дети из семей с разным социальным статусом принимают разные решения о поступлении. Чем выше социальный статус, тем вероятнее выпускник пойдёт в вуз. А его ровесник из семьи с более низким статусом, но такими же оценками, не пойдёт», — говорит Юлия Керша.

По поводу чего родители из разных социальных групп единодушны

Для родителей из всех доходных групп характерно общее представление о том, какие препятствия могут помешать образованию детей. Распределение отличается, но на первом месте — слишком высокие траты на обучение. Однако респонденты с более высоким доходом гораздо чаще боятся, что дети не доучатся, так как потеряют интерес к учёбе.

Источник данных и инфографики: «Мониторинг экономики образования» №12 (29)

Можно ли сокращать образовательное неравенство, влияя на взгляды родителей

Результаты опроса показывают, что вклад в образовательное неравенство вносят не только объективные материальные условия жизни разных семей, но и субъективное восприятие самими семьями возможностей детей.

Авторы исследования не затрагивали вопрос о прямых мерах экономической поддержки, они высказали идеи лишь о том, как можно изменить отношение родителей к будущим возможностям детей.

Особенное внимание, считают Юлия Керша и Роман Звягинцев, стоит уделить тем родителям, кто недоволен существующей образовательной системой. Как показало исследование, в группе с низкими доходами их больше. Многие из таких родителей считают своих детей менее успешными по сравнению со сверстниками и уверены, что школа не делает достаточно, чтобы их поддержать. Но одновременно родители склонны возлагать чрезмерную ответственность за качество образования на школу.

«Мы предполагаем, что позиция родителей связана не с недостатком мотивации или ­ленью, а, скорее всего, с тем, что они не имеют достаточной информации о возможностях и необходимых ресурсах (в том числе времени) для их использования», — говорится в исследовании.

Справиться с этой проблемой можно с помощью программы информационной поддержки населения — нужно рассказывать о доступных детям возможностях, считают исследователи. Сейчас, уверена Юлия Керша, существует явный информационный дисбаланс:

«Семьи с высоким социально-экономическим статусом имеют больше информации о том, как происходит поступление в вуз, какие вузы лучше, куда стоит поступать. В том числе они знают это по своему опыту — ведь это родители, которые сами получали высшее образование. А родители, которые никогда не учились в вузах, имеют минимальную информацию о системе, лично они с ней никогда не сталкивались. Поэтому они могут опираться только на то, что им преподнесёт, например, школа».

Для этого авторы предлагают задействовать социальные сети, в том числе методы таргетированной рекламы. Это поможет сообщать о доступных образовательных траекториях конкретным родителям и их детям в зависимости от их места жительства и интересов. В результате семьи, которые сейчас недополучают информацию о высшем образовании, будут получать её целенаправленно.

Высшее образование со Skillbox

Вместе с ведущими университетами страны — РАНХиГС, СПбГУ и МПГУ — мы запустили дистанционные программы обучения. Вы получите не только теоретические знания, но и практический опыт, которого всегда не хватает выпускникам.

Узнать подробнее

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована