Образование
#Мнения

Чем больше у педагога в классе неуспешных, тем больше он приписывает ответственность семье

Хотя зачастую неуспешность учеников связана как раз с профессиональными дефицитами учителя, а не с какими-то другими факторами.

Фото: Peter Dazeley / Getty Images

На площадке Московского международного салона образования 30 апреля состоялась панельная дискуссия «Образовательный контент ДПО: чему и как сегодня обучать педагогов?». В ней принял участие Сергей Косарецкий, директор Центра общего и дополнительного образования Института образования Высшей школы экономики.

Эксперт представил результаты некоторых исследований и порассуждал о том, как неуспешность учащихся отражается на профессиональной самооценке учителей и, наоборот, как педагоги влияют на неуспешность детей. Пересказываем основные тезисы выступления.

Сергей Косарецкий

кандидат психологических наук, директор Центра общего и дополнительного образования имени А. А. Пинского Института образования Высшей школы экономики.


Фото: личный архив Сергея Косарецкого

По словам спикера, из мировых исследований хорошо известно, что квалификация педагога в значительной степени определяет успешность его учеников и школы, а также определяет качество образования на школьном уровне. Также известно, что дефицит знаний педагога — один из факторов, способствующих неуспешности учеников. Поэтому, когда речь заходит о постановке практических задач в области образовательной неуспешности, неизбежно поднимается тема повышения квалификации учителей, об обучении технологиям работы для профилактики рисков развития этой неуспешности и повышения успешности.

Чтобы понять, каких именно знаний не хватает педагогам, проводятся различные исследования. Например, опрос, проведённый Институтом образования НИУ ВШЭ в конце 2020 года в рамках Мониторинга экономики образования, показал, что, по мнению 25% учителей, им не хватает навыков работы с теми учащимися, у которых есть проблемы с поведением. И примерно столько же учителей испытывает дефицит в навыках работы с детьми с ограниченными возможностями здоровья.

«Педагог сталкивается с вызовами растущего разнообразия детского контингента, растущих особенностей детского контингента, и конечно, ему нужны источники знаний о том, как работать с этим разнообразием, как учитывать индивидуальные особенности. Мы стараемся — мне кажется, время уже такое — не просто указывать на необходимость индивидуального подхода, дифференцированного преподавания, но искать уже практические решения, предлагать те инструменты, которые с этим помогут», — сообщил Косарецкий.

В одном из исследований, о котором рассказал спикер, педагогов разделили на пять групп в зависимости от того, сколько в их классах неуспешных детей, по субъективной оценке самих же учителей:

  • таких нет совсем;
  • не более 10%;
  • от 10 до 25%;
  • от 25 до 50%;
  • свыше 50%.

Затем учителей спросили, хватает ли им знания методов индивидуального обучения детей с учебными проблемами. В результате выявили чёткую закономерность: чем больше в классе отстающих детей, тем больше педагогу не хватает таких знаний. Так, если в группе тех учителей, у которых в классе не более 10% отстающих учеников, лишь 7,8% отметили нехватку указанных знаний, то в группе педагогов, у которых свыше половины учеников неуспешны, в дефиците этих знаний признались 19,7%.

Однако исследователи заметили и позитивную тенденцию — учителя стали уделять больше времени восполнению дефицитов в этой области.

«Если раньше педагоги довольно активно говорили нам в опросах о том, что у них и нет возможности для удовлетворения таких дефицитов, то теперь возможности всё-таки появляются. Мы видим, что как раз <…> те педагоги, которые работают с большей долей неуспешных детей, больше вовлечены в соответствующие курсы профессионального развития и курсы повышения квалификации. Это отрадно», — отметил эксперт.

Правда, как пояснил Косарецкий, нельзя утверждать, что эти курсы обучают педагогов на высоком уровне, но и сам по себе тот факт, что учителя стали больше вовлекаться в такое обучение, — уже хороший признак.

Кадр: фильм «Детство Шелдона» / Warner Bros. Television

В то же время есть и настораживающие факторы. Спикер рассказал о другом исследовании — это был онлайн-опрос на спонтанной выборке из 2600 учителей, который в апреле 2022 года провели на I Международной ассамблее Российской академии образования «Ученик в современном мире: формула успеха». Там учителям задали вопрос: «Испытываете ли вы профессиональные дефициты, способные привести к трудностям у ваших обучающихся?» Судя по формулировке, акцент был сделан не на тех дефицитах, которые мешают педагогу эффективно повышать успешность проблемных учеников, а на таких дефицитах, которые как раз и становятся причиной развития неуспешности детей.

«То есть речь идёт не о том, что педагог не владеет методиками, повышающими эффективность его преподавания, а о том, что в его практиках есть такие приёмы, методы, способы организации работы, которые создают риски возникновения трудностей у детей, у которых их до этого не было», — уточнил Косарецкий.

И почти 40% респондентов ответили, что такие профессиональные дефициты у них есть.

Действительно, существует фактор неуспешности, связанный со школой и учителем, поясняет спикер. Хотя этот вопрос, по его словам, в частности, разбирался на одном из регулярных семинаров с МГППУ по проблематике неуспешности, в целом этому фактору обычно уделяется не так много внимания, хотя он очень значим.

«Традиционно и в наших опросах, наших исследованиях мы говорим так, что вот приходит ребёнок с трудностями, они связаны с семьёй и с обстоятельствами развития, и давайте мы вооружим педагогов инструментами, позволяющими с этим работать. Но вот [и ещё один] важный момент, важное знание о том, как рефлексировать свою деятельность, как осмысливать свой профессиональный потенциал: с точки зрения того, какие способы работы, какие твои представления о реальности могут способствовать возникновению трудностей, привести к рискам для благополучия, для успешности ребёнка», — подчеркнул эксперт.

Он указал и на другой нюанс — неуспешность учеников негативно отражается на состоянии педагогов. Как выяснилось, чем больше в классе детей, испытывающих трудности в обучении, тем выраженнее профессиональное выгорание учителей. Свыше 20% педагогов, работающих в классах, где более 50% неуспешных учеников, полагают, что совершили ошибку, став учителем. То есть они испытывают разочарование в профессии.

Кадр: фильм «Географ глобус пропил»

«Один из результатов, которые я вынес, тоже очень яркий: чем больше у педагога в классе неуспешных детей, тем меньше он верит в возможность обеспечить качественное образование, тем больше он приписывает ответственность за качество семье и всем другим силам, — подытожил Сергей Косарецкий. — То есть фактически с ростом вызовов растёт ощущение собственной несостоятельности, собственной профессиональной некомпетентности, и здесь нужна поддержка. Мы говорим о том, что одним из важных факторов школьной успешности являются высокие ожидания, когда педагог верит в возможности ученика. Видимо, нужны такие же высокие ожидания со стороны директора, администрации школы, руководства территориальных органов управления, которые позволяют педагогу найти силы для преодоления».

Курс

Методист образовательных программ

Вы пройдёте полный цикл создания образовательного продукта. Научитесь проектировать учебные программы для онлайн- и офлайн-курсов. Станете универсальным специалистом – сможете запустить свой проект или устроиться методистом в крупную компанию.

Узнать про курс

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее
Обучение: Методист образовательных программ Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована