Образование
#статьи

Как психологические факторы влияют на эффективность онлайн-обучения

Эксперты поделились результатами исследований, посвящённых этому вопросу.

Иллюстрация: Оля Ежак для Skillbox Media

Психологические аспекты, без сомнения, играют важную роль в обучении, в том числе в онлайн-образовании. Методисты ищут способы проектировать учебные курсы так, чтобы поддерживать у студентов высокий уровень мотивации и вовлечённости, а также замеряют их удовлетворённость разными составляющими курса, которую отражают показатели NPS и CSAT.

Закономерно, что методисты и педагогические дизайнеры в EdTech пытаются повлиять на эти факторы, чтобы как можно больше людей проходили курс до конца и рекомендовали его другим. Но что, если речь идёт не только о дополнительном образовании, а, например, о высшем? Так ли вовлечённость и удовлетворённость важны для приобретения новых компетенций студентами вуза, обучающимися дистанционно? Какие психологические особенности говорят о готовности студента учиться онлайн и о том, что он, вероятнее всего, достигнет желаемых результатов? Можно ли выделить устойчивые личностные качества человека, наиболее успешного в дистанционном обучении?

Результатами исследований, посвящённых этим вопросам, поделились спикеры панельной дискуссии «Психологические аспекты онлайн-обучения», которая состоялась на международной конференции eLearning Stakeholders and Researchers Summit (eSTARS 2021), организованной НИУ ВШЭ и образовательной платформой Coursera. Мы предлагаем ознакомиться с тезисами экспертов.

Влияет ли удовлетворённость студентов на их успеваемость

Субъективные ощущения студента во время прохождения онлайн-курса становятся всё более актуальной темой, когда речь заходит о качестве образования. Но как удовлетворённость и вовлечённость студента коррелируют с его образовательными результатами? В этом решила разобраться Юсра Раджабали, кандидат наук, деятельность которой касается области образовательных технологий, и лектор в Маврикийском институте образования.

В её исследовании участвовали 884 студента-первокурсника с разных факультетов, которым предложили пройти онлайн-курс, состоящий из практических задач разных типов. Например, студентам нужно было собрать свой веб-сайт, создать интеллект-карту, написать рефлексивный пост для блога, снять видеоролик. Также модуль содержал тестовые задания на множественный выбор.

Данные об активности и результатах студентов собирали с помощью инструментов статистики на образовательной платформе. Кроме количественных показателей, исследовательница также получила качественные метрики: для этого по завершении курса она попросила учащихся заполнить анкету обратной связи и оценить их вовлечённость и удовлетворённость по разным параметрам (сложность заданий, поддержка тьютора и так далее).

Фото: DimaBerlin / Shutterstock

Проанализировав и сопоставив эти данные, Раджабали обнаружила ощутимую связь между уровнями удовлетворённости и вовлечения: чем больше студент был вовлечён, тем большую степень удовлетворённости он отметил.

примечание

А вот корреляция между уровнем удовлетворённости студентов и объективными результатами прохождения модуля оказалась довольно слабой. Поэтому Раджабали делает вывод, что удовлетворённость учащихся образовательным опытом не стоит использовать для прогноза их академических успехов. Проще говоря, студентам нравится учиться не потому, что у них это хорошо получается.

Также исследовательница обратила внимание, что некоторые студенты особенно отмечали нехватку тьюторской поддержки во время прохождения курса. Похожие наблюдения озвучили и другие спикеры, и это показывает, что роль службы сопровождения в образовании становится всё более значимой.

Как оценить готовность студентов к онлайн-обучению

Ещё один важный вопрос подняла Наталья Лызь, доктор педагогических наук, заведующая кафедрой психологии и безопасности жизнедеятельности Южного федерального университета. По её мнению, при организации онлайн-обучения много внимания уделяется созданию удобных платформ и инструментов, квалификации экспертов и педагогов, что, безусловно, необходимо. Но при этом из виду часто упускается такой фактор, как готовность учащегося к дистанционному обучению, способность эффективно использовать его возможности.

Поэтому Наталья вместе с коллегами выбрала для своего исследования такую цель — определить, что влияет на эту самую готовность, и оценить, насколько учащиеся подготовлены к онлайн-обучению.

На основе существующих моделей оценки готовности к онлайн-обучению, таких как Test of Online Learning Success («Тест успешности онлайн-обучения»), Online Learning Readiness Scale («Шкала готовности к онлайн-обучению») и других, Наталья выделила несколько базовых компонентов:

  • отношение к онлайн-обучению;
  • самостоятельность в обучении;
  • тайм-менеджемент;
  • коммуникативная компетентность;
  • техническая компетентность.

Эти параметры оценили с помощью специально разработанной анкеты, которую заполнили 252 студента первого и второго курсов, обучающихся по IT-направлениям.

В результате выяснилось, что большинство студентов высоко оценивают свою техническую компетентность — что, учитывая их профиль, совсем неудивительно. Чуть ниже оказалась самостоятельность в обучении. А вот высокие показатели коммуникативной компетентности и заинтересованности в онлайн-обучении отметило лишь небольшое количество учащихся.

Фото: Rido / Shutterstock

Также анкета содержала вопросы о мотивации студентов к онлайн-обучению, и большинство респондентов озвучили внешние мотивы: академическая конкуренция с однокурсниками, чувство долга перед семьёй или стремление хорошо зарабатывать в будущем. Причём наибольшую вовлечённость в онлайн-обучение проявили именно те студенты, которые назвали соревновательный мотив. Как считает Наталья, подобная мотивация помогает достигать высоких формальных результатов, однако без внутреннего стимула на старших курсах у студента «может возникнуть кризис профессионального становления».

примечание

Проанализировав связи между отдельными компонентами и общей готовностью к онлайн-обучению, исследовательница обнаружила, что важнейшую роль здесь играют самостоятельность студентов и навыки тайм-менеджмента. По словам Натальи, это ожидаемый результат, связанный с тем, что дистанционный формат предъявляет высокие требования к самоорганизации и саморегуляции, умению планировать свой процесс обучения.

Как считает исследовательница, современной педагогике стоит обратить особенное внимание на развитие именно этих гибких навыков, а также учитывать специфику поколения, выросшего в цифровой среде, опираться на ценности и потребности студента, чтобы предлагать наиболее подходящую для него образовательную траекторию. Также крайне важно, по мнению Натальи, пробуждать в учащемся ответственность за своё обучение и настойчивость в достижении целей.

На вопрос от слушателя, насколько готовность к онлайн-обучению связана с академической успеваемостью, спикер ответила, что зарубежные исследователи отмечали значимую корреляцию между этими показателями. Однако этот вопрос, на её взгляд, шире и сложнее, и в дальнейшем стоит также изучить, как готовность студента к дистанту связана с его собственной оценкой приобретаемого опыта.

Какие психологические особенности связаны с успешностью на дистанте

Тему, затронутую в финале предыдущего доклада, продолжила коллега Натальи Оксана Истратова, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии и безопасности жизнедеятельности Южного федерального университета. На основе того же исследования Оксана представила доклад о том, какую роль индивидуальные особенности студентов играют в эффективности онлайн-обучения.

В разработанной исследователями анкете содержался блок, предлагающий студентам самостоятельно оценить свои успехи в онлайн-обучении по четырём критериям:

  • удовлетворение образовательных потребностей;
  • решение учебных задач;
  • академический успех;
  • усвоение материала.

Также выборка была разделена на три группы согласно академической успеваемости по результатам прохождения онлайн-курса: с низким уровнем успешности, средним и высоким.

Исследователи сопоставили субъективные и объективные показатели эффективности обучения, выделив среди студентов две группы — с высокой и низкой успешностью по обоим критериям, — которые в дальнейшем и участвовали в анализе.

Фото: Rawpixel.com / Shutterstock

Изучив ответы учащихся на вопрос о мотивации к онлайн-обучению, Оксана обнаружила, что мотив личностной и профессиональной самореализации положительно коррелирует с высокой успешностью. Хотя, как ранее сообщила Наталья Лызь, этот стимул в анкетах студентов встречался гораздо реже, чем внешняя мотивация — например, соревновательная. Также стабильно значимым для успешности оказался материальный мотив — стремление к высокому заработку в будущем. И чуть менее сильная, но всё же заметная связь с успешностью ожидаемо обнаружилась у мотива достижений и конкуренции.

В качестве изучаемых характеристик исследователи выбрали те, которые напрямую связаны со способностью к самостоятельному обучению. В эти показатели вошли планирование, моделирование и программирование собственной учебной деятельности, оценка результатов, гибкость и самостоятельность. Ещё были выделены качества, приводящие к неэффективному использованию времени, так называемые дезорганизаторы времени: ценностно-смысловые, организационные, мотивационные, а также эмоциональная апатия и эмоциональное напряжение.

примечание

Изучив то, как эти характеристики представлены в группах с высокой и низкой эффективностью онлайн-обучения, исследователи заметили, что успешные студенты в большей степени способны ставить цели (планирование), продумывать шаги для их достижения (программирование), анализировать внутренние условия и внешние обстоятельства (моделирование), а также оценивать свои результаты.

Студенты с низкой эффективностью, в свою очередь, чаще демонстрировали отсутствие образовательных целей и желания добиваться результатов, а также склонность постоянно откладывать дела.

Что любопытно, показатели самостоятельности у обеих групп оказались приблизительно на одном уровне — среднем. Оксана предполагает, что это связано с юным возрастом респондентов, которые ещё совсем недавно были школьниками. Также все студенты проявили повышенный уровень эмоционального напряжения, и, по мнению исследовательницы, причиной может быть то, что сам дистанционный формат в новинку для ребят. Многие из них даже назвали онлайн-обучение демотиватором.

Подводя итог, спикер озвучила, что считает перспективным направлением развитие поддержки и сопровождения студентов в онлайн-обучении, а также культивирование внутренних саморегуляционных ресурсов, которые помогут учащимся более эффективно справляться со сложностями на дистанте.

Так ли важны личные качества в онлайн-обучении?

До сих пор спикеры говорили об отдельных психологических аспектах и компетенциях, которые принято связывать с дистанционным обучением. Но можно ли составить цельный психологический профиль человека, который будет максимально эффективен в онлайн-обучении?

Кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник Уральского федерального университета Марина Клименских и её коллеги выбрали амбициозную цель — выяснить, как академическая успешность на онлайн-курсе связана с особенностями когнитивной, эмоциональной, волевой и других сфер личности обучающихся.

Фото: fizkes / Shutterstock

В исследовании использовались анкетные опросы и инструменты психодиагностики, продолжалось оно четыре года, и в нём приняли участие более 2000 респондентов.

Работа была разбита на несколько этапов. Например, на одной из стадий исследователи изучали психологические особенности разных групп студентов, которые проходили один и тот же курс с теми же педагогами, но в разных форматах — очном и дистанционном. По словам Марины, выявить в группе «очников» определённые качества, которые выделяют отличников среди остальных студентов, не удалось. А вот отличники, обучающиеся дистанционно, показали более высокий уровень ответственности и общего интеллекта, чем их менее эффективные одногруппники.

примечание

К более неожиданному результату привёл анализ связи мотивации и успешности в обучении на другой выборке из 300 онлайн-студентов. Так, положительная корреляция обнаружилась у эффективности обучения с амотивацией — то есть в этой группе многие студенты с отсутствием мотивов учились хорошо. По словам спикера, этот удивительный результат, который выбивается из сложившихся представлений, поднимает важный вопрос для дальнейших исследований — насколько традиционные взгляды на роль мотивации в обучении актуальны для нового поколения учащихся?

В дальнейшем разные виды мотивации ожидаемо показали связь с эффективностью дистанционного обучения.

В результате исследователи составили матрицу предикторов (предсказывающих факторов) эффективности онлайн-обучения. В неё вошли шесть показателей:

  • F1 — внутренняя мотивация: познавательная, мотивация достижения, саморазвития;
  • F2 — уровень интеллекта;
  • F3 — внешняя мотивация: ориентация на общественное мнение, чувство долга, чувство вины за плохой результат;
  • F4 — собственно личностные качества: склонность к кооперации и согласию с другими людьми, добросовестность, а также, с отрицательным влиянием, эмоциональная восприимчивость, тревожность и незащищённость;
  • F5 — учебный стаж: более опытные студенты, уже прошедшие ранее минимум два онлайн-курса, как правило, показывают более высокую успеваемость;
  • F6 — открытость опыту, то есть любознательность, увлечённость.

Марина подчёркивает, что хотя полученные числовые измерения этих факторов «не очень яркие», а сами результаты довольно очевидные, они всё равно могут быть полезны при проектировании онлайн-курсов. Например, при работе с мотивацией, при организации учебного процесса — так, это исследование тоже показало важность сопровождения и поддержки студентов на дистанте.

Что касается дальнейших исследований, спикер считает, что, конечно, можно пересмотреть набор изучаемых характеристик и психодиагностических инструментов и продолжить «копать» в этом направлении, но сама она больше склоняется к тому, чтобы «оставить в покое личность студента». По словам Марины, педагогика и психология создали множество образовательных технологий и методик, которые вполне эффективны для обучения самых разных людей:

«Да, многие из них не очень корректно переносятся в онлайн-среду, но это скорее, наверное, вопрос цифровой грамотности преподавателя, каких-то технических моментов. Это не вопрос педагогической технологии как таковой».

Поэтому исследовательница предлагает в первую очередь сфокусироваться на педагогическом дизайне и условиях, в которых реализуется онлайн-обучение. Именно так, по её мнению, можно помочь достичь высоких результатов большинству студентов, а не только самым мотивированным и самостоятельным.

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее
Научитесь: Куратор онлайн-курсов Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована