Образование
#статьи

Что обсуждали на первой всероссийской ИОТ-конференции для вузов

Как и зачем российские университеты внедряют индивидуальные образовательные траектории.

pressfoto/ diana.grytsku/ yingyang/ freepic/ freepic/ Andrea Piacquadio/Ethan Wilkinson/ Pexels/ Meery Mary для Skillbox Media

Индивидуальные образовательные траектории (ИОТ) — не просто модный тренд, а самые истоки образования. По такому подходу учили ещё в первых европейских университетах почти тысячу лет назад. Но чтобы вернуть эту идею в современный вуз, придётся потратиться на цифровые платформы — не вручную же расписывать на миллиметровке тысячи индивидуальных расписаний. Хотя — стоп! — цифровизация вообще не главное. Если нет условий для субъектности студента, никакой индивидуализации у нас не будет…

Всё это можно было услышать на первой всероссийской ИОТ-конференции для университетов «Индивидуальные образовательные траектории в высшем образовании». Её провели при поддержке Министерства науки и высшего образования ИT-компания CUSTIS, национальный исследовательский технологический университет «МИСиС» и экспертно-аналитический центр «Научно-образовательная политика». Делимся основными выводами из десятичасового мероприятия.


Екатерина Ерохина

Обозреватель Skillbox Media. Магистр по научной коммуникации, интересуется социологией науки, историей и будущим образования.


Зачем вузам ИОТ

Индивидуальные образовательные траектории (или маршруты) — модная тема на всех уровнях образования. Модная и перспективная — новая стратегия цифровой трансформации науки и высшего образования предусматривает переход к ИОТ всех подведомственных Минобрнауки России вузов к 2030-му году. В идеале на такой траектории набор курсов, их содержание, форматы и темп изучения подстраиваются под потребности, интересы и возможности каждого студента.

Для любого университета переход к ИОТ от классических образовательных программ — очень сложная задача. Одно расписание на группу должно разделиться на десятки разных, общий учебник по каждой дисциплине придётся заменить набором учебного материала в разных форматах, а сверх того студентам понадобятся тьюторы. Зачем всё это?

Несколько вариантов ответа предложили участники пленарной дискуссии ИОТ-конференции «В „Приоритете“ ли индивидуальные образовательные траектории». На ней обсуждалось, как внедрение ИОТ может помочь вузам в достижении показателей государственной программы поддержки университетов «Приоритет-2030». Хотя, как отметил научный руководитель Московской школы управления «Сколково» и эксперт программы «Приоритет» Андрей Волков, напрямую в её документах ничего не сказано об индивидуальных траекториях, этот образовательный подход поможет вузам выполнить основные задачи программы, в том числе нарастить объёмы исследований. И вот почему.

Это лучший способ подготовить междисциплинарных исследователей

Об этом заявил проректор МИСиС Сергей Салихов на примере проектов МИСиС по изучению живых клеток, в которых участвуют физики и специалисты по полупроводниковой электронике:

«Работать в междисциплинарной лаборатории могут только студенты, которые имеют уникальный трек развития, получают особенные навыки, компетенции. Обеспечить подготовку исследователей и научную работу студентов в лаборатории без реального внедрения индивидуальных образовательных траекторий будет невозможно».

Фото: l i g h t p o e t / Shutterstock

Сама по себе идея сложного пути обучения будущих исследователей для университетов, конечно, не нова. Об этом Салихов рассказал на личном опыте: он пришёл учиться в МИСиС после специализированного учебно-научного центра (СУНЦ) имени А. Н. Колмогорова при МГУ, и при такой фундаментальной физико-математической подготовке часть материала первого курса была ему уже знакома. Чтобы талантливый студент не скучал, в МИСиС для него организовали настоящую индивидуальную траекторию с возможностью посещать занятия в других университетах.

Отличие современной ситуации в том, что в годы учёбы Салихова в 90-е такие условия требовались единицам студентов, они были «штучным товаром». Теперь же, отметил проректор МИСиС, нужно перейти к массовым ИОТ — то есть персонализировать образовательные пути многих студентов.

Как вузы будут решать эту задачу, предположил Андрей Волков. По его словам, «Приоритет-2030» ставит перед вузами задачу стать университетами мирового класса. Быть вузом мирового уровня значит в том числе иметь мультидисциплинарную обучающую среду. Это означает, что в университетском ландшафте России из отраслевых вузов произойдёт «сборка» больших и разносторонних, предсказал эксперт. И, конечно, вне зависимости от того, придут ИОТ в крупный вуз со множеством направлений или в отраслевой, их внедрение потребует больших вложений в цифровые технологии. Ведь надо будет рассчитать организацию учебного процесса для тысяч индивидуальных студентов.

На индивидуальной траектории студент не заскучает

Результат высшего образования складывается не только из возможностей, которые университет предоставляет студенту, но и из вовлечённости и усилий самого учащегося. По мнению Андрея Волкова, сейчас в России слишком много вузов и программ, где студентам легко и скучно.

«В университетах всегда, с момента появления в европейской версии, была индивидуальная траектория. Человек учился у конкретного учителя и переходил за нужным знанием из университета в университет. То, как мы учимся в последние сто лет, наоборот, такое отклонение от магистрального тысячелетнего пути индивидуального подхода к образованию… Люди же разные, по-разному учатся, и когда образовательное учреждение не может подхватить эту разность, они скучают и иногда теряют интерес к образованию».

ИОТ может решить эту проблему, вместо единообразной «образовательной трубы» предлагая каждому студенту интересный именно ему путь.

Но в этом и сложность: не только вузам трудно управлять тысячами разных треков, студентам непросто принимать решения. «Большинство людей не хотят ничего выбирать, они хотят, чтобы им сказали, что делать», — считает Волков.

На индивидуальной траектории ответственность за обучение более весомо, чем раньше, ложится на самого студента. Для университета это означает, что у студентов придётся развивать соответствующие качества и навыки: интерес к саморазвитию, привычку к интеллектуальной заботе о себе, умение критически оценивать варианты, принимать решения и нести за них ответственность.

ИОТ лучше «образовательной трубы» соответствуют рынку труда

Похожих навыков, кстати, хотят от своих будущих сотрудников и работодатели. «Компании всё чаще говорят: „Мы по месту доучим нужному, но дайте нам человека, который умеет работать в коллективе, умеет выражать свои мысли, вступать в сложную коммуникацию“», — отметил Андрей Волков.

Более подробно изменение описал проректор Высшей школы экономики Сергей Рощин:

«Бум массового высшего образования начался с технических изменений середины XX века и во многом работал на профессиональную подготовку и профессиональные компетенции, с этим связанные… Почему это не работает? Изменились технологии, профессии размываются, скорость появления новых технологических задач резко возросла. Технологические и бизнес-изменения заставляют не просто освоить сумму знаний, а формировать умение на основе образовательного фундамента осваивать новое и новое».

Университеты не должны, считает Рощин, обучать студентов точно по лекалам будущего места трудоустройства, это подход для СПО: «Даже когда у нас есть стратегические партнёры, мы же не готовим на самом деле человека, который выйдет к этому партнёру и потом 50 лет до пенсии-дряхлости будет работать только у него».

Готовы ли работать в таком подходе коллективы вузов? По большей части нет, считает Андрей Волков. Преподаватели привыкли к более-менее стандартным схемам и настороженно воспринимают инновации. К тому же руководство университетов часто не считает нужным детально обсуждать с сотрудниками переход к ИОТ, рассказывать, почему это нужно, каких целей новая система позволит достичь. Такой коммуникации уделяется недостаточно внимания, а результатом могут стать серьёзные репутационные потери.

Сергей Рощин заметил, что переход на ИОТ не означает, что от представлений преподавателей о том, как должно строиться обучение, нужно полностью отказаться. Оптимальная модель обучения по индивидуальным трекам не та, в которой студент изучает исключительно курсы по своему желанию:

«Мы таким образом нивелируем роль академического сообщества, которые как профессионалы знают, что нужно, чтобы выйти на определённые знания и умения, и с этой точки зрения являются не нейтральными тьюторами. И в этом ответственность университета: сказать студенту, что он должен взять, а что он может выбирать сам по своим наклонностям и предпочтениям».

Кадр: фильм «Улыбка Моны Лизы»

Благодаря гибкости ИОТ студент может выбрать своё призвание осознанно

В последнее время государственное регулирование высшего образования в России создаёт больше возможностей для выбора студентом индивидуальной траектории развития. Например, утверждённый в прошлом году порядок приёма в вузы позволяет принимать первокурсников не на конкретную образовательную программу, а на укрупнённую группу специальностей или направлений подготовки. Участники дискуссии «В „Приоритете“ ли индивидуальные образовательные траектории» такую возможность приветствуют:

«Честно скажу — слабо себе представляю человека после школы, который в 16 лет чётко знает разницу между горными машинами и технологическим оборудованием. <…> Но что характерно, не очень большое количество вузов перешло на приём по укрупнённым группам», — сказал проректор МИСиС Сергей Салихов.

Новая модель поступления — одна из составляющих перехода к новой схеме высшего образования. Когда-то обучение в вузе было пяти- или шестилетним, причём всё это время студент двигался в рамках одной специальности. Сейчас в большинстве университетов, за исключением медицинских и других специализированных, действует модель «4 + 2» — после бакалавриата можно выбрать магистратуру, напрямую не связанную с уже полученным дипломом. Следующий шаг — модель «2 + 2 + 2», когда в первые два года бакалавриата студенты изучают достаточно общие дисциплины и только к третьему году выбирают конкретную профессиональную область и погружаются в неё.

Схема «2 + 2 + 2», по словам Андрея Волкова, поможет вузам «подхватить» изменения в отношении студента к собственному образовательному пути уже внутри бакалавриата. Например, позволит выбирать между двумя схожими узкими специализациями не сразу, а спустя два года учёбы.

Это сложная задача для большинства вузов. Во-первых, рамки нормативных актов в сфере высшего образования всё-таки диктуют другое, напомнил Салихов. Сейчас перевод бюджетного студента с одной специальности на другую — очень непростая организационная операция. Во-вторых, как заметил Сергей Рощин, не на каждую специальность можно переключиться после двух лет на общем бакалавриате.

«Ты поступил на историю, а потом переходишь на биологию, — это возможно в рамках „2 + 2“? В разных предметных областях разный объём ядра знания. Универсализация „2 + 2“ не пройдёт, я это заранее предсказываю. Существует разный объём фундаментальных знаний, который дальше позволяет продвигаться по мэйджору. <…> Надо говорить в целом о том, какие у нас могут быть разные варианты», — подчеркнул Сергей Рощин.

Как строятся ИОТ сейчас

Большая часть ИОТ-конференции состояла из выступлений представителей вузов, которые делились своим опытом по внедрению индивидуальных образовательных траекторий. Найти все презентации можно в Telegram-канале мероприятия. А здесь мы выделяем основные принципы и тренды перехода к ИОТ, о которых говорили участники.

Появляется ядро универсальных компетенций

Пазл индивидуальной образовательной траектории можно сложить из разных элементов. Но во всех образовательных программах тех российских университетов, где уже внедрён этот подход, есть общая составляющая. Как правило, её называют ядром. Разработчики таких курсов исходят из того, что университет должен создать условия для развития универсальных компетенций, которые будут необходимы студенту на любой работе и в целом для жизни в современном мире.

Читайте также: Как обучить студентов и сотрудников командным навыкам и кросс-дисциплинарности

Например, в Казанском федеральном университете в ядро общеуниверситетских модулей входят дисциплины по развитию цифровой и юридической культуры, естественно-научной картины мира, философской и исторической грамотности. В Высшей школе экономики набор обязательных для бакалавриата дисциплин общего цикла и общеуниверситетских курсов похожий: экономика, право, Data Culture (цифровая грамотность), иностранный язык. Подобное ядро (модуль Core) выделяется и в образовательных программах Тюменского государственного университета.

Центральное место по-прежнему занимает мэйджор

Несколько участников ИОТ-конференции упомянули в своих докладах Брауновский университет в США как экстремальный пример индивидуализации. В этом вузе студент может самостоятельно выбирать 100% курсов в течение всего периода обучения.

Российские примеры ИОТ от этого далеки. Максимум — до 70% курсов по выбору — достигнут на факультете свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета. Остальные предпочитают, чтобы студенты уделяли выбранной образовательной программе максимум внимания.

Профессиональное ядро (часть дисциплин в нём может варьироваться в зависимости от специализации) есть везде. И его освоение должно начинаться сразу, уверены многие участники: если студент поступил в университет, выбрав конкретную программу, ему надо дать возможность изучать её с первого курса, пока он достаточно мотивирован. Такую позицию выразил, например, проректор ВШЭ Сергей Рощин. Так что даже при системе «2 + 2 + 2» первые два года бакалавриата не должны быть совсем общими и далёкими от профессиональной сути, считает эксперт.

В управление внедряются элементы искусственного интеллекта

Именно цифровые инструменты позволяют обучаться по индивидуальным траекториям большому числу студентов. Это подчёркивали многие участники конференции. На бумаге-миллиметровке десятки тысяч расписаний не рассчитаешь, отметил научный руководитель МШУ «Сколково» Андрей Волков.

На практике внедрение ИОТ базируется, как правило, на нескольких цифровых системах, в которые постоянно внедряются всё более продвинутые технологии. Так, в Казанском федеральном университете внедряется система предиктивной аналитики: по информации об учебных успехах студента в университете и до него (в какой школе учился, с какими баллами ЕГЭ поступил в вуз) она оценивает вероятность отчисления. О некоторых студентах, участниках программы «Академические лидеры», университет собирает больше информации — они добровольно проходят IQ-тесты, оценку мотивации и коммуникативных навыков. Анализ этих данных с использованием искусственного интеллекта помогает точнее предсказывать успеваемость, давать рекомендации самим студентам и их преподавателям.

Но есть и ограничения: не решён вопрос, а есть ли вообще у вуза право собирать информацию о психологических характеристиках студента. Некоторые из них специально сообщают в исследованиях неверную информацию, когда считают, что университет хочет знать слишком много.

Интересное новшество в цифровой инфраструктуре Высшей школы экономики — автоматизированная система записи на дополнительные модули (майноры). Чтобы самые популярные из них не разбирали сразу же после открытия записи, в информационную систему внедрили алгоритм, который отдаёт приоритет студентам с самым высоким рейтингом. Остальные могут получить в итоге запись не на тот модуль, который отметили как наиболее им интересный, если он оказался слишком популярным. Вместо этого они попадут на курсы, которые отметили как вариант №2 или №3. Следующий шаг в развитии этих технологий — рекомендательные системы, которые помогут студенту выбрать подходящую дисциплину.

Дальше всего в создании таких рекомендательных систем в России продвинулся Университет 20.35. Как рассказал на конференции Андрей Комиссаров, директор направления «Развитие на основе данных» в этой организации, индивидуальные образовательные траектории в Университете 20.35 строятся на основе цифрового следа пользователей онлайн-программ обучения. Разработчики учли, что ИОТ — путь в рынок труда, поэтому траектория должна базироваться не только на действиях и предпочтениях пользователя, но и на актуальных моделях компетенций для разных профессий.

Как рассказал Комиссаров, по цифровому следу алгоритмы Университета 20.35 определяют два важных момента для построения индивидуальной траектории: как студент продвигается к образовательному результату (например, как меняется его понимание предмета) и что в программе ему нравится, что вовлекает и вызывает эмоциональный отклик, а что нет.

Цифровой след собирается не только по результатам взаимодействия пользователя с учебным контентом, но и по его общению в чатах с сокурсниками. Все данные складываются в цифровые профили пользователей, а от них отстраиваются траектории развития в течение всей жизни.

При этом алгоритмы Университета 20.35 по построению ИОТ и другие сервисы доступны на его цифровой платформе для тех учащихся, которые проходят размещённые на этой платформе курсы партнёров организации. Студенты российских университетов могут присоединиться к платформе, например, через проектные интенсивы Университета 20.35.

Создаются общеуниверситетские «МФЦ для студентов»

Все докладчики говорили, что системы искусственного интеллекта должны работать в одном направлении с человеческой поддержкой. При внедрении ИОТ роль тьютора в университете становится практически обязательной. Но этим перестройка системы поддержки учебного процесса не ограничивается.

В вузах появляются студенческие офисы, единые деканаты. В Тюменском госуниверситете вместо отдельных учебных частей факультетов и институтов образовали единый «студенческий МФЦ». А в МИСиС студенческий офис работает как единое окно для всех запросов студентов. Это логично в ситуации, когда отдельное подразделение университета, например, факультет, уже не отвечает за весь образовательный путь студента.

Опыт ТюмГУ показывает, что изменения выгодны: хотя в вузе появилось много новых центров и служб, количество сотрудников на административных позициях сократилось. Например, ставок специалистов, которые занимаются сопровождением студентов, стало вдвое меньше, а тех, кто составляет расписание, — в 2,3 раза меньше.

Фото: Campaign Creators / Unsplash

Используется внешний образовательный контент

На пленарной дискуссии конференции неслучайно говорили о том, что лишь немногие вузы могут своими силами обеспечить всё многообразие индивидуальных траекторий — для ответа на какие-то запросы студентов в университете может просто не быть специалистов.

Сегодня университеты активно включают в образовательный процесс открытые онлайн-курсы и курсы в сетевом формате с другими вузами. Например, в Уральском федеральном университете студенты программ, на которых внедряются ИОТ, могут выбирать не только дисциплину, но и формат её освоения — курс своего института, другого подразделения внутри вуза или онлайн-курс на внешней платформе. Для ВШЭ в этом направлении важно ещё и межкампусное взаимодействие: студенты из разных городов обучаются в смешанном формате на одних и тех же курсах.

Пространство университета тоже меняется

Один из явных вызовов на первом этапе перехода к ИОТ — логистика. Как организовать тысячи индивидуальных расписаний, когда вся инфраструктура университета годами работала на несколько групп каждого курса? Как отметил проректор МИСиС Александр Волков, в расписании студентов неизбежно появятся «окна». А если есть перерыв, значит, в вузе должно быть место, где его провести с пользой. Нужны свободные холлы и коворкинги, библиотекам и лабораториям надо быть открытыми всё время, пока идут занятия, а не по ограниченному расписанию.

Придётся менять, напомнил Волков, и комнаты для занятий. Многоярусная лекционная аудитория не подходит для проектной работы или перевёрнутого класса, а таких занятий будет всё больше.

Без чего ИОТ не заработают

Завершением конференции стал открытый разговор со студентами «Выбор, траектория и свобода воли», который провёл научный руководитель Института образования ВШЭ Исак Фрумин. В беседе участвовали пять студентов МИФИ, ТюмГУ и МГИМО. Итоги разговора только отчасти совпадают с позициями руководителей и преподавателей вузов.

Для студентов ИОТ — не главное

Оказалось, что почувствовать персональное отношение и получить важную для своего индивидуального развития информацию можно и без ИОТ.

Разговор начался с примера от второкурсника МИФИ Дмитрия. Он рассказал, как на обязательной для всех классической лекции преподаватель находит возможность ответить на узкие вопросы, разъяснить сложные темы за пределами программы, порекомендовать дополнительные материалы по запросам студентов. Каждый студент ищет, что ему интересно и важно, и обучение для него вовсе не выглядит как конвейер.

Получать высшее образование можно по-разному

Несколько раз Исак Фрумин обратил внимание собеседников и аудитории, что, несмотря на внешнее единообразие системы высшего образования, в разных вузах России студенты получают принципиально разный опыт:

  • Судя по примерам из МИФИ, там собственные траектории студенты формируют (на основе личного выбора) внутри общего потока.
  • В ТюмГУ студенты собирают собственный образовательный путь из разных специальностей, так что нередко он получается эклектичным. Например, можно набрать курсы и по переводу, и по преподаванию иностранного языка, дополнить это психологией и в итоге получить уникальную квалификацию на стыке трёх областей (при этом всегда найдутся критики, которые скажут, что ты не стал профессионалом ни в одной из них).
  • В Школе перспективных исследований (SAS) ТюмГУ к этому добавляется необходимость искать возможности — конференции, конкурсы, летние школы — вовне, а не только выбирать курсы из «меню» университета.
  • В МГИМО такое тоже возможно, но в центре индивидуальной траектории — выбранная узкая специализация, на которую нанизываются необходимые компетенции.

В основе всего — индивидуальность

Общее для всех имеющихся и будущих подходов, считает Исак Фрумин, — субъектность студента, его стремление учиться:

«В основе индивидуализации лежит представление индивида, субъекта о себе и будущем образования. И в этом случае происходит learning. Мы можем сервировать teaching как комплексные обеды или как шведские столы, но при этом, если там нет субъекта, это всё будет пустая трата денег на цифровую инфраструктуру».

А это значит, что один из самых важных вопросов для вузов — как пробудить индивидуальность и стремление выстраивать личный образовательный путь к своим целям у студента, который никогда прежде об этом не думал, в школе следовал указаниям учителей, а в вуз попал по решению родителей.

Студенты — участники беседы предложили несколько вариантов. Например, к собственным целям можно прийти через выход из зоны комфорта в образовательных практиках, которые заставляют делать что-то непривычное, сложное, работать над проектами с другими студентами и преподавателями. Может помочь ментор-старшекурсник или профессиональный тьютор.

Но всё это, подытожил Исак Фрумин, только поддержка. Да, было бы здорово, если бы цифровые технологии помогали всем студентам найти такую поддержку, связаться с наставниками. Но основой для создания индивидуальной образовательной траектории всегда будет образ собственного будущего, сложившийся у студента.


Курс

Методист образовательных программ

Вы пройдёте полный цикл создания образовательного продукта. Научитесь проектировать учебные программы для онлайн- и офлайн-курсов. Станете универсальным специалистом – сможете запустить свой проект или устроиться методистом в крупную компанию.

Узнать про курс
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована