Образование
#статьи

DQ: что такое цифровой интеллект и важен ли он в современном образовании

Разбираемся, встанут ли цифровые компетенции в один ряд вместе с IQ и EQ.

Кадр: фильм «Железный человек — 2»

Растущая востребованность метакомпетенций и софт-скиллов, таких как эмоциональный интеллект (обычно он обозначается как EQ, от английского Emotional Intelligence Quotient), заставляет задуматься о других компетенциях и качествах, которые могут быть важнее «классического» IQ.

В 1997 году бизнес-ментор Пол Штольц выпустил книгу «Коэффициент сопротивления неудачам: превращение преград в возможности». В ней автор рассуждает о существовании AQ (от англ. adversity quotient) — коэффициенте сопротивления неудачам, который, по его мнению, играет порой даже большую роль, чем уровень интеллекта.

А в 2013 году американский журналист Томас Фридман выдвинул теорию о PQ и CQ — коэффициентах энтузиазма (англ. passion quotient) и любознательности (англ. curiosity quotient), высокие показатели которых, по мнению автора, помогают человеку адаптироваться в стремительно меняющемся мире.

Фото: AlesiaKan / Shutterstock

Многие из этих концепций так и не вызвали настоящих научных дискуссий, из-за чего новые «Q» теперь часто встречают с недоверием. И всё же сейчас учёные и педагоги всерьёз заговорили о цифровом интеллекте и его коэффициенте DQ (от англ. digital quotient). Разбираемся, действительно ли эти идеи обоснованы и несут ли они какую-то педагогическую ценность.

Кто придумал DQ и что измеряет этот коэффициент

Теорию цифрового интеллекта и DQ разработала в 2015 году южнокорейский педагог Пак Юхён вместе с коллегами из Наньянского технологического университета. В тот же год её команда создала онлайн-платформу DQ Institute, которая продвигает идеи цифрового интеллекта, анализирует ситуацию с ним в мире, а также разрабатывает стандарты DQ. Организация даёт следующее определение цифровому интеллекту:

«Цифровой интеллект — это совокупность социальных, эмоциональных и когнитивных способностей, которые позволяют людям противостоять вызовам и адаптироваться к требованиям цифровой жизни».

Дискуссии о цифровом интеллекте вышли на мировой уровень в 2018 году, когда тему подняли на Всемирном экономическом форуме. А в период пандемии
СOVID-19, когда буквально весь мир перешёл в онлайн-режим, эти обсуждения стали ещё актуальнее. Именно локдауны обнажили недостаток цифрового интеллекта у современного общества — неумение правильно реагировать на киберугрозы и эффективно взаимодействовать с другими людьми с помощью технологий.

В конце 2020 года международная некоммерческая организация IEEE (англ. Institute of Electrical and Electronics Engineers, Институт инженеров электротехники и электроники), которая разрабатывает стандарты по электротехнике, вычислительным системам и сетям, одобрила первый стандарт цифрового интеллекта. Его поддержал Всемирный экономический форум. Разработка во многом опирается на фреймворк DQ Institute.

Основные цели, озвученные амбассадорами DQ, — развивать цифровые навыки и грамотность, а также готовить общество к будущим технологическим изменениям. Стандарты и фреймворки должны ускорить и упростить эти процессы. А развитый цифровой интеллект, по мнению экспертов, в перспективе улучшит не только взаимодействие между людьми онлайн, но и экономическую ситуацию во всём мире. Ведь, поскольку технологии становятся неотъемлемой частью нашей жизни, всё больше профессий будут задействовать IT-сектор.

Согласно фреймворку DQ Institute, понятие цифрового интеллекта включает 24 основные компетенции. Они получили название DQ24.

Схема DQ24, разработанная DQ Institute. Каждая из компетенций при этом подразумевает ещё несколько связанных навыков, отсюда эти «ветки» DQ 1.1, DQ1.2 и так далее / Источник: DQ Institute. Инфографика: Майя Мальгина для Skillbox Media

DQ24 соотносятся с восемью критически важными сферами цифровой жизни:

  • самоидентичность;
  • личная безопасность;
  • эмоциональный интеллект;
  • использование технологий;
  • техническая безопасность;
  • цифровая грамотность;
  • коммуникация;
  • цифровые права.

Эти восемь критериев развиваются на трёх уровнях: гражданство, творчество, конкурентоспособность. Схематично DQ24 выглядит так:

Основные тезисы каждой из компетенций в соответствии с восемью сферами цифровой жизни на трёх уровнях. Инфографика: Майя Мальгина для Skillbox Media

Чтобы понять, какие навыки и умения необходимы в той или иной сфере, организация также разработала мини-сертификацию для каждой из DQ24. Например, техническая безопасность на «гражданском» уровне подразумевает, что человек легко распознаёт распространённые схемы кибермошенничества, умеет защищать свои устройства от вирусов и использует сложные пароли. Эти навыки оцениваются по трём ступеням: базовый уровень, средний и продвинутый. Так, «гражданскую» техническую безопасность на разных уровнях можно интерпретировать следующим образом:

  • базовый — способность защитить себя и свои цифровые данные на уровне обычного интернет-пользователя;
  • средний — способность хладнокровно реагировать и применять накопленные знания в критических ситуациях (например, во время хакерской атаки);
  • продвинутый — способность демонстрировать эти навыки в профессиональной деятельности.

Уровень этих компетенций соотносится со списком ключевых навыков, которые Всемирный экономический форум выделяет как самые актуальные на ближайшие несколько лет. Например, согласно фреймворку DQ, организационные навыки менеджера подразумевают, что он в состоянии защитить собственные данные хотя бы на базовом уровне. А среди компетенций на продвинутом уровне требуются цифровой тайм-менеджмент и умение работать с конфиденциальными данными компании.

То есть предполагается, что в профессиональной среде фреймворки DQ должны работать следующим образом: рекрутер выделяет общие ключевые навыки для должности, соотносит их с DQ24, проверяет эти цифровые компетенции и делает выводы.

Как оценивается DQ

У DQ Institute есть онлайн-тест, который позволяет комплексно оценить главные цифровые компетенции. Однако, чтобы получить доступ к тестированию, необходимо зарегистрировать образовательное учреждение на платформе DQ Institute — открытый доступ организация, к сожалению, не предоставляет.

Пример результата тестирования DQ. Инфографика: Майя Мальгина для Skillbox Media. Источник: DQ Institute

Если верить DQ Institute, то система самостоятельно рассчитывает DQ на основе полученных ответов, а затем сравнивает их с другими результатами в базе данных. В итоге пользователю выдаётся общий балл DQ, сравнение со средним значением по миру, а также инфографика, отображающая слабые и сильные стороны вашего цифрового интеллекта. После прохождения теста DQ Institute также предлагает программу по развитию недостающих компетенций.

Однако, помимо закрытого доступа, другим главным минусом теста является отсутствие чётких разъяснений — как именно тест измеряет DQ и на основании чего выставляет баллы. Несмотря на грамотные отчёты, конкретно о методиках и инструментах оценивания DQ организация почему-то пишет общими словами, не углубляясь в подробности:

«Методики измерения DQ разработаны на основе набора инструментов оценки из различных надёжных источников и существующих исследовательских проектов».

DQ Institute не уточняет, какие именно источники и проекты использованы. При этом в отчёте за 2019 год DQ Global Standards Report 2019 есть множество ссылок на серьёзные образовательные учреждения вроде Министерства образования Сингапура или Открытого университета Великобритании. Но почти все они либо устарели (страницы по многим приведённым URL просто не открываются), либо отсылают на материалы, из которых так и не становится понятно, как DQ Institute интегрирует фреймворки и оценивает DQ. Не исключено, что эту информацию можно получить, лишь напрямую сотрудничая с организацией.

Где и как DQ используется в образовании

DQ Institute стремится не только развивать профессиональные компетенции, но и обезопасить пользователей интернета, в особенности несовершеннолетних, в цифровом пространстве.

Если верить данным DQ Institute, то среди детей от 8 до 12 лет 60% хотя бы раз сталкивались с киберопасностями:

  • 45% пострадали от кибербуллинга;
  • 29% невольно сталкивались с контентом сексуального или жестокого характера;
  • 17% вступали в контакт с недобросовестными незнакомцами офлайн после общения через интернет — некоторые случаи завершались насилием по отношению к детям;
  • у 13% диагностировали игровую зависимость;
  • у 7% диагностировали зависимость от социальных сетей;
  • 39% столкнулись с репутационными угрозами (например, шантажом в соцсетях);
  • 28% столкнулись с кибератаками и мошенническими действиями (вирусами, взломами, махинациями с банковскими картами).
Фото: Peter Galleghan / Shutterstock

В конце десятых организация запустила движение #DQEveryChild, а в 2020-м инициировала проект COSI (англ. Child Online Safety Index — индекс безопасности ребёнка в Сети). Индекс составляется на основе шести критериев: кибербезопасность, дисциплинированное использование технологий, компьютерная грамотность, социальная инфраструктура, образование и качество Сети. Согласно информации, представленной на сайте, DQ-программы уже прошли более миллиона детей в 85 странах.

Помимо полноценных учебных планов и программ для образовательных учреждений, организация разработала детский краш-курс для самообучения. DQ Institute утверждает, что через восемь дней DQ ребёнка может увеличиться на 10%, но что самое главное — это должно усилить «иммунитет» к киберугрозам на 15%. Учебный проект реализован в виде интерактивного приложения, поэтому родителям остаётся только отслеживать процесс.

DQ Institute также заявляет, что программа развивает критическое мышление, эмпатию и социальные навыки. Однако прозрачных данных, которые подтвердили бы эти заявления, организация не предоставляет.

Что касается России, то любопытно, что в нашей стране понятие «цифровой интеллект» нередко ассоциируется в первую очередь с цифровизацией бизнеса. По русскоязычным запросам «Яндекс» и Google показывают сначала материалы о том, как усилить «цифровой IQ» именно компании. А, например, у компании ABBYY даже есть решения, консультации и тест, которые связаны исключительно с управлением бизнесом с помощью технологий.

Так получилось, что, помимо цифровизации бизнеса, о DQ в русскоязычном пространстве говорят преимущественно в контексте компьютерной грамотности. Например, образовательный ресурс «Готов к цифре» позиционируется как проект по развитию цифровой грамотности в рамках национальной программы «Цифровая экономика». Платформа ориентирована на пользователей всех возрастов и с разными цифровыми потребностями. На сайте можно найти как тесты, которые оценивают цифровую осведомлённость, так и продукты партнёров вроде Kaspersky Safe Kids, предназначенные для контроля цифровой активности ребёнка и его безопасности.

Ближе всего к деятельности DQ Institute в России оказалась Региональная общественная организация «Центр интернет-технологий» (РОЦИТ). Ресурс предлагает не только доступный образовательный контент для детей и советы родителям, но и рассказывает о таких вещах, как закон о «праве на забвение» и правила цифрового этикета.

Фото: Ivanova Ksenia / Shutterstock

Примечательно, что РОЦИТ также делала попытки оценить цифровые компетенции — только вместо DQ организация предлагала «индекс цифровой грамотности россиян». Он составлялся на основе результатов опросов. Правда, инициативу так и не стали развивать — в свободном доступе в интернете на 2021 год можно найти только отчёт за 2016 год.

Так ли нужен DQ?

Если отбросить споры о терминологии (например, можно ли вообще набор навыков называть типом интеллекта), а также недостаток в свободном доступе данных о том, как именно измеряется DQ, концепцию цифрового интеллекта пока мало кто всерьёз критиковал. Тем не менее исследователь высшего образования в Университете Ланкастера Джемма Деррик отметила, что высокий DQ может усыпить бдительность родителей:

«Беспокоит тот факт, что родители могут посчитать, что им больше не нужно ограничивать время, которое их дети проводят перед экраном, поскольку результаты DQ и так говорят о высокой самодисциплине».

Другая проблема DQ — слишком размытые формулировки. В частности, социолог университета Западного Мичигана Уитни ДэКэмп отмечает, что многие концепции цифрового интеллекта слишком обобщаются. Например, ребёнок, который посещает сайт с контентом сексуального характера, и ребёнок, который разговаривает с незнакомцами в интернете о сексе, по сути попадают под одну категорию цифрового риска. Однако, как считает ДэКэмп, вторая ситуация представляет гораздо большую опасность и нуждается в других воспитательных мерах.

Учитывая серьёзные намерения IT-гигантов создавать метавселенные, виртуальный мир будет развиваться дальше. Даже если некоторые концепции DQ Institute пока кажутся недоработанными, умение пользоваться технологиями и жить в цифровом мире станет только актуальнее. Игнорировать цифровые компетенции не стоит хотя бы потому, что киберпреступники становятся опаснее традиционных злоумышленников.

Нейросети для работы и творчества!
Хотите разобраться, как их использовать? Смотрите конференцию: четыре топ-эксперта, кейсы и практика. Онлайн, бесплатно. Кликните для подробностей.
Смотреть программу
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована