Бизнес
#статьи

«Метавселенная — это далёкое будущее». Почему проект Цукерберга сегодня обречён на провал?

Корпорации взяли курс на создание виртуальных миров. Разбираемся, зачем им это нужно и каковы шансы, что метавселенные появятся при нашей жизни.

Кадр: фильм «Первому игроку приготовиться»


В июле Марк Цукерберг объявил о планах по созданию метавселенной. Три месяца спустя компания Facebook* сменила название на Meta, чтобы ассоциироваться с будущим продуктом. Также в 2021 году разработку собственных метавселенных анонсировали такие гиганты, как Epic Games и Microsoft.

Метавселенная в представлении авторов концепции — это цифровой мир, объединяющий повседневную жизнь и виртуальную реальность. Люди смогут подключаться к этому цифровому пространству в виде аватаров и делать там всё то же, что и в реальном мире, — примерно как в фильме «Матрица».

Skillbox Media разбирается, как метавселенные могут изменить нашу жизнь, зачем их продвигают IT-гиганты и почему идея может так и остаться утопией.

Как возникла идея метавселенной и в чём её суть

Первыми о метавселенной заговорили не IT-гиганты, а писатели-фантасты. Считается, что сам термин придумал Нил Стивенсон в культовом киберпанк-романе «Лавина», вышедшем в 1992 году. Книга описывает мир, который объединяет виртуальная реальность, управляемая крупными корпорациями. Согласно «Лавине», метавселенная — правопреемник современного интернета. К ней можно подключиться как аватар и совершать те же действия, что и в реальном мире. При этом социальные роли человека в метавселенной и реальности могут различаться: например, в первом случае он магнат, а во втором — рядовой уборщик. Метавселенная по Стивенсону существует обособленно от реального мира.

Похожие концепции выдвигались и в других произведениях — например, в романе «Первому игроку приготовиться» Эрнеста Клайна (в 2018-м по этой книге сняли одноимённый фильм).

Кадр: фильм «Первому игроку приготовиться»

Роман «Лавина» вдохновил некоторых разработчиков попытаться воплотить идею метавселенной в видеоиграх. Например, в 2003-м появился симулятор Second Life — виртуальный мир, где аватары игроков могли общаться, участвовать в активностях, покупать и продавать виртуальные предметы. В 2010-х с развитием технологий возникли VR-платформы — например, игра VRChat, где пользователи создавали собственные 3D-миры и коммуницировали. В последние годы прототипы метавселенных совмещают функциональность социальных сетей и возможности виртуальной реальности, но все они пока далеки от того, что представлял Стивенсон в «Лавине», — и технологически, и идеологически.

Главный эксперт Агентства искусственного интеллекта Владимир Степаньков объяснил Skillbox Media, что метавселенная предполагает расширение объективной реальности современными цифровыми технологиями. При этом интерфейс взаимодействия пользователя и виртуального мира напоминает привычное взаимодействие людей друг с другом и с объектами в реальной жизни. «Метавселенная даёт альтернативу. Можно сходить в торговый центр, а можно посетить виртуальный магазин, сидя на диване, и не заметить разницы благодаря возможности рассмотреть 3D-модель товара и примерить понравившуюся обувь на своём цифровом двойнике. Можно сходить в бар, а можно собраться с друзьями в виртуальном помещении с антуражем любимого ресторана», — рассуждает о возможностях метавселенных Степаньков.

Кто развивает проекты метавселенных

О создании полноценных метавселенных в полный голос заговорили в 2021 году. Так, в июле компания Facebook* начала формировать для этих целей команду, которая станет частью Facebook* Reality Labs (занимается VR- и AR-проектами). Вице-президент корпорации Эндрю Босворт отметил, что пользователи метавселенной смогут ощущать физическое присутствие другого человека сквозь цифровое пространство. В свою очередь, глава Facebook* Марк Цукерберг назвал метавселенную «преемником мобильного интернета».

Кадр: Meta / YouTube

Чтобы подчеркнуть серьёзность своих намерений, в октябре компания Facebook** сменила название на Meta. Технологический гигант продолжит развивать соцсети Facebook** и Instagram*, а также мессенджер WhatsApp, но при этом сконцентрируется на создании метавселенной. В интервью The Verge глава Meta рассказал о том, что уже сейчас разработкой метавселенной заняты 10 тысяч сотрудников компании. Из слов Цукерберга следует, что контент в метавселенной будет представлен голограммами, а люди — аватарами. Кроме того, пользователи не будут привязаны к конкретной соцсети, а также смогут создавать и масштабировать собственные проекты в метавселенной. Ещё в ближайшие годы Meta собирается выпустить гарнитуру и очки дополненной реальности — Project Cambria и Project Nazaré соответственно.

Кроме Facebook*, проектами метавселенных занимаются и другие IT-гиганты.

  • Весной 2021-го Epic Games (создатель игры Fortnite) привлекла 1 млрд долларов на развитие метавселенной. По словам основателя Epic Games Тима Суини, задуманный компанией цифровой мир станет общим пространством для пользователей, творцов и брендов, которые смогут взаимодействовать и реагировать на различные события. Предприниматель утверждает, что люди смогут переходить из одного мира в другой, при этом сохраняя внешность и оставаясь социально связанными друг с другом. Однако для создания метавселенной потребуется принципиально иная модель программирования, которой пока не существует, констатировал Суини.
  • В мае 2021-го проект своей метавселенной анонсировала Microsoft. Как рассказал глава корпорации Сатья Наделла, компания планирует реализовать идею на базе сервисов облачной платформы Azure. Первый шаг в этом направлении уже сделан. В марте Microsoft представила платформу Mesh, которая позволяет общаться и работать в смешанной реальности. К ней можно подключиться через VR-очки, смартфон, компьютер или фирменную AR-гарнитуру HoloLens 2.

Метавселенная — это хайп или реальное будущее?

Несмотря на быстрое развитие технологий дополненной реальности, проекты метавселенных пока что больше похожи на маркетинговый ход, рассказал Skillbox Media руководитель проекта по созданию цифровых двойников VIRperson и эксперт в сфере ИИ Роман Душкин. Похожего мнения придерживается и CEO компании Trinity Monsters Мик Вайсман, который считает, что заявления о метавселенных — это хайп.

Глава VOVA digital agency Павел Воропаев уверен, что метавселенные — это не ближайшее будущее, а вполне реальное настоящее: «Весь вопрос в том, что именно называть метавселенными. Например, в играх World of Warcraft, Minecraft и других уже есть свои сообщества, в которых люди проводят значительную часть жизни. Там покупают виртуальные блага — одежду и оружие. Эти вещи порой могут стоить больше, чем физические вещи — машины и квартиры. В то же время IT-компании хотят сделать что-то более футуристичное и технологичное, похожее на фильм „Первому игроку приготовиться“. Всё упирается в интерфейс».

С ним согласен главный эксперт Агентства искусственного интеллекта Владимир Степаньков. По его словам, множество проектов по организации виртуальных рабочих пространств существовали и 10 лет назад, а пандемия коронавируса лишь ускорила развитие этих платформ. Кроме того, существует множество успешных игровых проектов, которые привлекают миллионы людей разного возраста и социального положения.

«Они проводят в виртуальных мирах значительный процент своего свободного времени, и, как правило, им интересна не сама игра, а возможность общения с друзьями и заведение новых знакомых», — подчеркнул эксперт.

Руководитель медиапроекта о видеоиграх Player One Антон Городецкий считает, что проекты метавселенных — это логичное развитие интернета с точки зрения технологий. «Это попытка людей представить, как будет выглядеть далёкое будущее. Тем, кто считает метавселенную футуристическим абсурдом, стоит напомнить, что интернет и электричество тоже появились в нашей жизни не по щелчку пальцев», — сказал он.

IT-гиганты уже заявляли о революции в интернете — и ничего не случилось. История повторится?

Метавселенные — это не первая технология, которая преподносится IT-компаниями как революционная. Например, в 2016 году Google анонсировал VR-платформу Daydream и вместе с ней представил гарнитуру Daydream View, с помощью которой люди могли использовать приложения и игры в виртуальной реальности. Руководитель команды Google VR Андрей Дороничев называл технологию «революцией в игровой индустрии».

Однако уже через три года в Google начали постепенно отказываться от Daydream. Как поясняли представители компании, платформа не стала востребованной у пользователей и разработчиков, а интерес к ней уверенно падал. В результате Google свернул проект.

Роман Душкин считает, что провал Daydream не может говорить о том, что все следующие амбициозные проекты, касающиеся VR-технологий, окажутся неудачными. «Широкие возможности IT-гигантов позволяют экспериментировать с разными проектами и идеями. Какая из них выстрелит — ту и будут развивать. В 2016 году у Google не получилось — возможно, потому, что тогда корпорация работала одна. Если сейчас в случае с метавселенной произойдёт коллаборация компаний, ситуация может быть другой. Кроме того, за пять лет серьёзно развились технологии, а в Google сделали выводы из негативного опыта», — полагает эксперт.

Владимир Степаньков также убеждён, что неудача с Daydream не повлияет на будущее проектов по созданию метавселенных. Разработками в области VR/AR занимаются как крупные корпорации вроде Microsoft, Huawei и Google, так и многочисленные небольшие стартапы. «Венчурные фонды с удовольствием инвестируют в них миллиарды долларов. Если посмотреть на портфели ведущих фондов, то можно обнаружить, что 5–7% инвестиций приходится именно на проекты разработки продуктов в области метавселенных. Это весьма немало, и, скорее всего, доля будет только расти», — отметил Степаньков. По его мнению, гарнитуры виртуальной реальности станут проводниками в метавселенные и Google шёл в правильном направлении, когда представил Daydream.

Изображение: Google

Чтобы проекты метавселенных оказались успешными, они не должны быть слишком революционными, убеждён Павел Воропаев. «Представьте: люди привыкли жить одной жизнью, а им вдруг скажут, что всё поменялось и жизнь никогда не будет прежней. Так нельзя. Чтобы проект метавселенной стал успешным, он не может быть радикальным. Изменения должны быть плавными», — сказал эксперт.

Как метавселенные могут поменять мир и какие вопросы о них остаются без ответов

Метавселенные в теории смогут изменить мировую экономику и систему труда, считает Антон Городецкий. «В идеальной метавселенной люди смогут выполнять другую работу и получать за неё вознаграждение. Это уже отчасти происходит сейчас: например, в видеоиграх, когда люди получают деньги, развивая персонажей для других игроков в свободное время. Метавселенная подарит больше возможностей для заработка», — считает Городецкий. Эксперт подчёркивает, что перспективы могут быть не только радужными: «Человечество имеет свойство переносить во все новые среды любые тёмные стороны социума. Поэтому всё, с чем люди борются, появится и в метавселенной».

Кроме того, метавселенные могут использоваться корпорациями для усиления контроля над потребителями, уверены эксперты. Компании борются за внимание пользователей и время, которое люди проводят на их платформе. Проекты метавселенных помогут увеличить вовлечённость потребителей и сформировать у них комплексную зависимость от цифровых продуктов корпораций.

«Если там будут удобные инструменты для заказа продуктов, проведения встреч, занятий с репетитором для ребёнка и других обыденных вещей, то можно надеть гарнитуру — и на день пропасть в виртуальной реальности», — объясняет Роман Душкин.

«Если оценить это с культурологической позиции, то корпорации рисуют будущее, лишённое живого общения и человеческого объединения. В результате люди-личности окончательно заменяются потребителями. Если не начинать заниматься популяризацией созидательных технологий, мы придём к тотальному разъединению людей, у которых не будет мотивации даже покидать свой дом», — говорит Мик Вайсман.

Роман Душкин видит две крайности, которых можно ожидать от развития метавселенных. При негативном сценарии человечеству грозит рост социальной напряжённости. Он будет вызван разрывом между двумя реальностями — например, если живущие в нищете люди станут в виртуальном пространстве крупными бизнесменами. Кроме того, есть вариант, что в мире будет много метавселенных, никак не связанных друг с другом, и это усложнит их использование. В качестве позитивного сценария эксперт называет переплетение реальной и виртуальной жизней, которое поможет решить стоящие перед человечеством задачи. «Если в мире будет единая метавселенная, а не так, что у каждой корпорация своя, то вопросы коммуникации внутри неё будут легко решаться. Платформа может собирать команды для выполнения задач, зная компетенции, экспертность и успешные кейсы каждого человека», — предполагает Роман Душкин.

Кадр: фильм «Первому игроку приготовиться»

Эксперт считает, что в итоге человечество получит что-то среднее между двумя крайностями. «Скорее всего, мы окажемся с десятками разных метавселенных, где не будет выполнен принцип интерабельности, когда через один аккаунт можно путешествовать по любой точке метавселенной. Поэтому в Facebook* будет одна личность, а в Microsoft — другая. Это окажется большой проблемой», — резюмирует Роман Душкин.

Проекты метавселенных вызывают много вопросов, один из них — стандартизация технологических процессов во всех областях. Пока непонятно, как один аватар сможет переключаться между разными платформами и ПО. На данном этапе корпорации не склонны к сотрудничеству и воспринимают друг друга как конкурентов, поэтому, очевидно, встанут вопросы о перемещении между метавселенными. Помимо этого, есть вопросы регулирования: как государство отнесётся к метавселенным и как будет на них реагировать?

Поскольку до конца не ясно, как будут выглядеть метавселенные, сложно представить, как на них можно заработать. Тем не менее эксперты советуют вкладываться в эти проекты, если такая возможность представится. «Можно инвестировать временем, деньгами и вниманием. Стоит отдавать себе отчёт, что эти инвестиции могут дать хоть какой-то выхлоп нескоро. Непонятно, когда метавселенная появится не только на словах, но и на деле», — говорит Павел Воропаев.

Когда ждать первые метавселенные

Метавселенную от Meta можно будет увидеть уже через пять лет, заявлял Марк Цукерберг в июне. Позднее представители корпорации уточнили, что метавселенная — это долгосрочный проект, на который потребуется 10–15 лет.

По мнению Владимира Степанькова, в ближайшем будущем метавселенная как симуляция реального мира не появится. «Есть ряд математических научных работ, доказывающих несостоятельность предположений, что можно создать подобную симуляцию. Для начала человечество всё же должно ответить на вопрос, что такое тёмная материя и энергия. Мы даже этого сейчас не знаем, а говорим о возможной симуляции мира», — указывает эксперт.

По словам Степанькова, люди пока очень слабы в моделях человеческого сознания и технологиях создания сильного ИИ. «Скорее всего, метавселенная — это далёкое будущее. Возможно, наша цивилизация до этого не дойдёт вовсе», — допускает он. Но подчёркивает, что потребность в метавселенных существует, поскольку население планеты растёт и физической инфраструктуры для всех уже не хватает.

Руководитель медиапроекта о видеоиграх Player One Антон Городецкий уверен, что до полноценных метавселенных человечеству ещё очень далеко, поскольку люди не добились необходимого технологического прогресса. «Нам точно нужен куда более мощный, надёжный и быстрый интернет, продвинутое оборудование, VR-хедсеты, мощные костюмы для передачи ощущений, системы отслеживания движений и камеры», — говорит он.

Сотрудники стартапа NullSpace VR в разрабатываемых ими костюмах Hardlight, 2016 год. Фото: официальный аккаунт NullSpace VR в Twitter

Роман Душкин тоже не думает, что в ближайшее десятилетие произойдёт всеобъемлющее погружение в виртуальную реальность, но советует отнестись к концепциям метавселенных со всей серьёзностью. Одним из главных рисков метавселенной Душкин называет массовое неприятие технологий. «Вполне реально, что первые пользователи метавселенной столкнутся с неврологическими и психологическими заболеваниями. Это может выплеснуться наружу, и произойдёт полное отторжение технологии», — предполагает он.

Антон Городецкий допускает, что проекты метавселенных могут оказаться неуспешными, потому что это «очень сложно, долго и дорого». «В перспективе метавселенная — интересная новая технология, которая может решить много проблем, но при этом она оставляет не меньше вопросов», — резюмирует он.

* Решением суда запрещена «деятельность компании Meta Platforms Inc. по реализации продуктов — социальных сетей Facebook и Instagram на территории Российской Федерации по основаниям осуществления экстремистской деятельности».

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать

Курс

Профессия Разработчик VR

Вы освоите разработку проектов дополненной и виртуальной реальности, научитесь писать игры и приложения – и за один год получите перспективную профессию будущего.

Узнать про курс
Профессия Разработчик VR Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована