Образование
#Руководства

5 типичных трудностей, которые возникают у методистов с экспертами онлайн-курсов

Опытные методисты рассказывают, что важно предусмотреть заранее в общении с теми, кто даёт вам фактуру для курса и выступает его «лицом».

Иллюстрация: Michael Schueller / Pixbay / cookie_studio / benzoix / Freepik / Дима Руденок для Skillbox Media

Из этой статьи вы узнаете:

  • как избежать ситуации, когда эксперт считает методиста секретарём;
  • что делать, если у спикера нет времени, мотивации и вообще желания работать;
  • какие сложности могут возникнуть со звёздными экспертами и почему методистам приходится иногда «пободаться» с вузовскими преподавателями;
  • как действовать, если спикер впадает в ступор при виде камеры;
  • по каким признакам сразу вычислить токсичного человека и почему не всякое хамство вызвано токсичностью.

Для тех, кто не знаком с внутренней кухней создания онлайн-курсов, поясним: экспертом в этом процессе называют того, кто выступает в курсе преподавателем. Этот человек — профессионал в теме курса (например, опытный маркетолог в курсе по маркетингу), и его задачи — предоставить учебный материал и записать на камеру лекции.

В идеальной картине мира методист, зная аудиторию, на которую ориентирована программа, и принципы построения хорошего курса, подсказывает эксперту, как лучше структурировать материал с точки зрения восприятия информации, какие блоки включить, а какие выбросить, какую информацию дать в лекции, а какую оставить для дополнительных материалов и так далее. А эксперт в этой идеальной картине мира, доверяя профессионализму методиста, прислушивается к нему. Но в реальности так бывает не всегда.

Вот перечень типичных трудностей, с которыми чаще всего сталкиваются методисты, общаясь с экспертами. К счастью, в большинстве случаев они преодолимы.

Проблема №1


Эксперт не знает или не понимает функций методиста

До сих пор далеко не все, к сожалению, знают, что же это за профессия такая — «методист онлайн-курса». И некоторые просто додумывают, что специалист перед ними — кто-то вроде секретаря или личного помощника.

Верные признаки того, что эксперт так считает:

  • он предлагает методисту переложить его видеолекцию в текст; 
  • хочет просто наговорить материал на встрече, «ну а вы расшифруйте и дальше как-то сами переформатируйте и оформите, как вам надо»;
  • даёт все материалы в письменном виде и думает, что методист сам переведёт их на понятный и доступный язык;
  • предлагает методисту оформить презентации.
Фото: Master1305 / Shutterstock

Причин для этого может быть несколько.

«Обычно такие проблемы возникают, когда эксперт не забрифован на работу над программой. Например, если заранее не оговорено, что разработкой контента занимается он. Так бывает и когда работа эксперта мало оплачена, тогда он просто хочет минимизировать своё вовлечение», — объясняет методист направления «Дизайн» в Skillbox Любовь Суханова.

Что сделать, чтобы этого не произошло

Проблема может и не возникнуть, если вовремя «подстелить соломки»:

  • Заранее подготовьте бриф, в котором будут прописаны обязанности и задачи всех участников процесса. После встречи с экспертом можно также создать чат для тех, кто работает над курсом, и продублировать туда этот документ.
  • Проговорите эту же информацию во время встречи с экспертом. Выделите 10–15 минут на то, чтобы подробно рассказать о вашей роли и принципах работы над онлайн-курсом. В идеале нужно сопроводить выступление презентацией на 3–5 слайдов, которые продемонстрируют структуру команды и роли в ней, процессы и этапы разработки курса, советует тимлид команды методистов направления «Программирование» в Skillbox Дмитрий Сухов.

Что делать, если онбординг прошёл неудачно

Выход один: лично объясниться с экспертом и ещё раз проговорить свою роль.

Естественно, не стоит вступать в конфронтацию без повода, акцент лучше сделать на том, чем методист на самом деле будет полезен.

«Если эксперт не понимает, чем же занимаются методисты, то я стараюсь объяснить на примерах, в чём настоящая ценность нашей помощи. Ведь мы не просто записываем чьи-то мысли, а помогаем вычленить главное, чтобы вписаться в тайминг урока, подобрать понятные аудитории примеры, структурировать информацию», — комментирует методист Skillbox Тамара Бурлева.

Я — эксперт, как быть?

Постарайтесь с вниманием отнестись к организационным моментам в начале сотрудничества. Если сомневаетесь, уточните, кто какие функции выполняет в команде по подготовке курса, что именно ожидается от вас, а что возьмёт на себя методист. Это устранит недоразумения в процессе.

Проблема №2


Эксперт не готов к полноценной работе

«Эксперт выходит на прогоны исключительно с телефона, во время переездов или перелётов между разными локациями. Присылает презентации со слайдами-пустышками, на которых только заголовки, а самого „мяса“ нет. Презентации присылает за пару минут до выхода на созвон», — приводит стиль общения некоторых экспертов Василиса Лавриненко, методист направления «Маркетинг» в Skillbox.

Проще говоря, у эксперта может не быть либо желания, либо возможности полноценно работать в команде с другими специалистами или подготовить качественный курс. Проблема эта на самом деле достаточно распространённая, а решения её зависят от причин такого поведения.

У эксперта и правда нет времени — он нарасхват

Здесь работает правило из предыдущего пункта: лучше на берегу проговорить, сколько потребуется времени на разработку и подготовку курса. «Если человек поймёт, что он не готов тратить столько времени и сил, то будет проще, если он откажется от работы на этапе брифа, а не в середине курса», — комментирует методист-геймдизайнер школы инноваций и креативного мышления IKRA Елизавета Лобанова.

Фото: Tijana Simic / Shutterstock

Отказаться может, конечно, не только эксперт: если команда разработчиков курса понимает, что он всю встречу отвечал на звонки, — это тоже повод задуматься, стоит ли продолжать сотрудничество.

Но что, если разработка уже идёт? Первый вариант — мягко напомните эксперту, что результат его работы будут оценивать студенты. И по итогам курса составят представление не только об онлайн-школе, но и о нём лично как об эксперте по теме курса. «Здесь важно подчеркнуть, что мы на стороне спикера и хотим, чтобы он был настоящей звездой нашего курса», — считает Василиса Лавриненко.

Второй вариант — пойти на крайние меры и подключить дополнительных экспертов. Правда, отмечает методист, делать это стоит в том случае, если приоритет курса высокий, а времени на подготовку мало.

«Например, основной спикер готовит материалы, а всем оставшимся (допами, домашками, тестами) занимается другой человек. Это актуально для разработки продвинутых курсов для специалистов уровня senior. Там часто спикеры такого уровня, что они действительно сверхзагружены, и перестраховка в виде дополнительного человека очень помогает», — комментирует она.

Я — эксперт, как быть?

Главное, что нужно учесть, принимая решение о создании своего курса или об участии в каком-то большом курсе в качестве одного из экспертов, — вам потребуется выделить на это время. Методисты не могут сделать курс полностью за вас так, чтобы вы только наговорили текст на камеру. Их задача — помочь вам структурировать материал, а вот подобрать и осмыслить экспертную информацию для курса нужно вам. И не только для того, чтобы продумать содержание лекций, но и для составления практических заданий студентам. Лучший вариант — сразу прикинуть с методистом, сколько времени вам нужно будет выделить, и объективно оценить, можете ли вы это сделать, а если нет — есть ли у вас хороший помощник, которому вы можете доверить часть работы над содержанием курса.

У эксперта проблемы с мотивацией

«Неготовность к работе иногда говорит о нелюбви спикера к рутинным задачам, которую он может скрывать даже от самого себя. Однажды такая ситуация сложилась с моим экспертом, и я открыто предложила обсудить вопрос о его мотивации, спросила, чем могу помочь. Мы договорились о распределении задач и выделяли время для совместной проработки контента, чтобы было минимум желания не выполнить задачу», — комментирует методист направления «Дизайн» в Skillbox Наталья Гаврилова.

Да, порой приходится быть «немножко психологом».

Эксперт хочет не учить, а показать себя

Когда специалист соглашается стать экспертом курса, им может двигать мотив развития своего профессионального имиджа («Я запустил классный курс») и желание развить карьеру — расширить аудиторию, добавить что-то новое в портфолио. Вообще-то это вполне нормальная мотивация — вопрос только в том, готов ли эксперт ради этого давать для курса действительно качественный контент, полноценно участвовать в процессе или он думает, что только «работает лицом».

Фото: Master1305 / Shutterstock

Елизавета Лобанова приводит такой пример: у эксперта уже был свой курс, но ему хотелось масштабировать его через крупную платформу. Сотрудничество, конечно, предполагало и изменение исходной программы — новые материалы, примеры, домашние задания, игры. К этому спикер оказался не готов: не мог найти время для звонка, забывал про встречи. Методистам пришлось делать всю работу за него, в лучшем случае — по голосовым сообщениям.

«Конечно, иногда можно сделать курс и так, но студенты отметят сыроватость материалов, и это скажется на их впечатлении об обучении», — предупреждает Елизавета.

Если звёздный эксперт ничего не успевает и готов только поговорить на камеру, а сотрудничество взаимовыгодное (то есть школе интересно привлечь этого спикера в курс), то ему можно предложить другую форму взаимодействия.

«Если спикер нужен курсу по имиджевым соображениям, то это не значит, что с ним обязательно делать учебный модуль. Можно предложить ему провести воркшоп со студентами, сделать с ним бонусный урок-„размышлялку“, который изначально позиционируется не совсем как урок, а как размышления эксперта на заданную тему. То есть нужно применить его умение говорить и уникальный опыт в более подходящем формате, который не требует такой структурированности и подготовки», — советует Любовь Суханова.

Я — эксперт, как быть?

Приготовьтесь к тому, что подготовка и создание онлайн-курса потребует много времени и сил. Если ресурсов не хватает, а передать знания всё же хочется — можно подумать, в какой форме взаимодействие со школой или платформой будет выгодным и для вас, и для неё. Например, на один вебинар или воркшоп уйдёт гораздо меньше времени, чем на разработку целого курса.

Проблема №3


Эксперт хочет делать всё по-своему

Такой специалист, как правило, приходит со своей авторской программой, большим багажом знаний и опыта. Вроде бы замечательно, что человек уже структурировал материалы. Но нередко возникает проблема: менять готовый материал эксперт не хочет, знаний по теме у него действительно много, а вот понимания студентов — мало («Зачем им это объяснять, это же очевидно!»). Бывают и другие крайности — например, эксперт-перфекционист, который готов всё переделывать множество раз, но при этом дедлайнов для него не существует («Лучше не делать вообще, чем сделать неидеально!»).

У эксперта нет гибкости

Елизавета Лобанова отмечает, что чаще всего такая ситуация складывается с опытными университетскими преподавателями: признание в своей среде и академический статус порой приводит к полному нежеланию слушать методистов («Я лучше знаю, как надо! Я двадцать лет преподаю!»). При этом они могут не понимать разницы между форматами преподавания в вузе и создания онлайн-курса — и уверены, что выступление в онлайне будет точно таким же, как и на обычной лекции.

«У меня был такой яркий случай. Я просматривала презентацию от спикера: почти 100 слайдов как из 2007 года — очень много плотного текста, резкие цвета, огромные таблицы. Я написала много комментариев почти по каждому слайду, предложила, как сделать лучше. На это спикер ответил, что с такой презентацией выступает уже десять лет и менять ничего не будет. Пришлось нам с дизайнерами самим приводить это в соответствующий вид», — рассказывает методист.

В идеале важно завоевать авторитет вашего эксперта ещё на первой встрече с ним и тогда же рассказать про отличия онлайн-формата от обычных лекций. А ещё лучше использовать такой же академический подход — показать исследования, которые подтверждают вашу позицию, и апеллировать к ним в случае разногласий.

Фото: Master1305 / Shutterstock

«Высший пилотаж — объяснить эксперту, что необходимая работа поможет не только методисту, но и ему самому. Можно сделать акцент на качестве курса,
под которым подпишется автор», — комментирует Елизавета Лобанова.

Эксперт не понимает аудиторию, но и методиста слушать не хочет

Если у методистов всегда в голове вопрос, как сделать процесс восприятия учебной информации наиболее простым и удобным для учащихся, как подобрать наиболее удачные примеры и интересные домашние задания, то эксперты, бывает, не могут взглянуть на учебный материал глазами студентов. Однако и к методистам они прислушиваться при этом не всегда готовы. По словам методистов, это чаще случается не с академическими спикерами, а, наоборот, с теми, кто пришёл из бизнеса.

«Например, мне однажды пришлось буквально уговаривать эксперта включить в программу курса по стилю блок про цветовой круг, ведь цвет — это сложная тема. Но преподаватель отвечал, что цветовые круги студентам не нужны, это слишком сложно. Хотя целям и результатам программы блок соответствовал», — рассказывает Елизавета Лобанова.

А вот пример от Василисы Лавриненко: «В одном курсе я работала с экспертом по анализу в сфере продаж. Я предлагала все схемы анализа объяснять на живых, настоящих кейсах, чтобы курс был практичным. Но эксперт очень сопротивлялся, не видел ценности в таком подходе, говорил, что сначала нужно научиться ползать и уже потом начинать ходить и бегать».

Здесь будет полезным ещё раз напомнить эксперту о целевой аудитории и подробно объяснить, почему работают подходы, предложенные методистом.

Я — эксперт, как быть?

Советы методистов обусловлены не «вкусовщиной», а подходом к созданию курса, принятым в соответствующей онлайн-школе, и исследованием потенциальной аудитории вашего курса (какой у них базовый уровень, какие цели учёбы). В каждом учебном заведении свои особенности, и онлайн-школы — не исключение. Поэтому будет лучше, если вы прислушаетесь к советам методистов: именно они знают, что хорошо сработает у аудитории, как лучше донести до неё ваши экспертные знания и ценный опыт, чтобы слушатели остались довольны. Например, студенты вуза и учащиеся онлайн-школы, покупающие курс, могут иметь совершенно разные ожидания от учебного контента, поэтому то, что хорошо воспринимается первыми, может совсем не удовлетворить вторых. Если сделать всё по-своему, не прислушиваясь к методисту, то велик риск, что ваши усилия просто не окупятся и не очень хорошо скажутся на вашем экспертном имидже.

Проблема №4


У эксперта что-то не получается

Может быть, ваш специалист и рад бы рассказать красиво, написать отличный текст или сделать презентацию короче и проще, только вот не знает как. Это самая простая из описанных проблем — при условии, что вы с экспертом готовы идти навстречу друг другу.

Он «не умеет в диджитал»

Всё бывает, и, возможно, у эксперта просто не было необходимости работать с какими-то программами (даже с банальными Google Docs), а учиться с нуля — тратить время. Выход в такой ситуации один: помочь ему и сделать за него то, что у него не получается.

«В таких ситуациях я обычно выступаю неким связующим звеном между тематическим экспертом и диджитал-миром. Например, один эксперт к нашей с ним онлайн-встрече подготовил учебные материалы в виде рукописных записей. Во время встречи он читал материал, а я записывала тезисы в табличку, параллельно расшаривая экран и обсуждая со спикером варианты перестановок смысловых блоков. В итоге у нас была готовая крупноблочная программа с модулями и уроками», — рассказывает Наталья Гаврилова.

Спикер не дружит с камерой

Он может и сам об этом не подозревать (вроде бы имел опыт выступления перед большой аудиторией, не стеснялся), но как только звучит заветное слово «Пишем!» — впадает в ступор, начинает заикаться, бубнить себе под нос или говорить путано.

«Вопрос с подачей материала — один из самых сложных, так как работа с камерой часто даётся сложно даже тем, кто много выступал, в том числе на онлайн-мероприятиях. В этом случае очень важно успокоить человека, объяснить, что всё нормально и он скоро привыкнет», — комментирует Наталья Гаврилова.

Фото: Tijana Simic / Shutterstock

Методисты предлагают несколько решений для таких ситуаций:

  • Выделите дополнительное время на репетиции. И постарайтесь убедить эксперта сделать прогон, а лучше несколько. Кстати, в первые 10–15 минут записи можно поговорить с экспертом на какую-то отвлечённую тему и пошутить, чтобы он успел расслабиться и привыкнуть к обстановке.
  • Пропишите подробный сценарий. «Если подача связана не с уверенностью, а с постановкой речи, то в таких ситуациях мы готовим подробные скрипты, которые предварительно редактируются мной как методистом и продюсером. Спикер тренируется по отредактированному материалу с выстроенными оборотами и записывается тоже по нему», — отмечает Наталья Гаврилова.
  • Обязательно поддерживайте. В практике методиста направления «Код» в Skillbox Анастасии Гетман был такой случай: на прогоне спикер очень монотонно рассказывал, использовал множество непонятных профессиональных терминов и сухих определений. Курс был рассчитан на новичков, и они вряд ли что-то поняли бы, да и просто до конца не дослушали бы.

    «Я честно призналась эксперту, что ничего не понимаю, хотя имею представление о данной теме, и боюсь, что студентам с нуля будет ещё тяжелее, чем мне. А потом использовала университетский приём — „забудь всё, что написано в сценарии“. Тогда человек отвлёкся от сухого текста, начал своими словами мне объяснять, вовлёкся в процесс, и у него даже глаза загорелись. Я сразу начала хвалить: „Вот это просто супер — то что надо!“ — просто записывала за ним на ходу наиболее удачные естественные фразы и добавляла их в сценарий взамен сухих терминов», — рассказала она.
  • Меняйте формат. Даже если с камерой спикеру подружиться так и не удалось, у него вполне могут быть другие сильные стороны — и их можно использовать.

    «Наш эксперт, просто замечательный профессионал в своей области, приехала на тестовый прогон с камерами. Смотрелась она в кадре отлично, но вот расслабиться за четыре часа так и не смогла, очень переживала. В результате приняли решение отказаться от видеоформата курса и заменить его лонгридами. Получилось замечательно — написание ёмких и лаконичных текстов с симпатичной визуализацией оказалось сильной стороной нашего эксперта», — говорит Анастасия Гетман.

Я — эксперт, как быть?

Если вы знаете, что не дружите с какой-то техникой или программами, боитесь камеры, не уверены в себе как в спикере — обязательно предупредите об этом, чтобы всем членам команды (и вам тоже) было комфортно работать друг с другом, а процесс шёл без сбоев. Постарайтесь отрепетировать своё выступление, это можно сделать не только с методистом или продюсером, но и просто с кем-то знакомым — чтобы получить обратную связь и подкорректировать что-то в случае необходимости.

Проблема №5


С экспертом тяжело коммуницировать

Это уже не просто про недостаточную гибкость, а про грубое и токсичное поведение. К сожалению, методистам приходится иногда сталкиваться с этим явлением.

«Если начинаются такие проблемы, то обязательно надо выяснить, в чём дело. Может быть, за этой коммуникацией стоит какая-то причина. Главное правило: не стоит отвечать агрессией на агрессию. Сперва нужно проявить эмпатию», — советует Елизавета Лобанова.

У эксперта обычное раздражение или есть конкретная проблема, о которой никто не знает

«У нас был спикер, который часто отвечал в пассивно-агрессивном стиле и на все предложения говорил: „Я это скажу голосом“ или „Это не нужно объяснять (добавлять, говорить, показывать)“», — рассказывает Василиса Лавриненко.

«Это был действительно сильный эксперт, и он очень серьёзно относился к учебному материалу. Просто его раздражало дополнительное внимание методиста, он воспринимал меня как плохого полицейского. Ситуацию решили постоянными встречами раз в две недели — обсуждали, что происходит с курсом, как его можно улучшить. Я много и подробно объясняла ему свою роль — что я его партнёр в этом процессе, а не надсмотрщик. В итоге всё закончилось хорошо: эксперт начал реагировать намного мягче и даже сам на прогонах или проверке материалов уже предугадывал, что я могу спросить, и комментировал заранее», — добавляет она.

Фото: Tijana Simic / Shutterstock

Бывает, причина грубости — в неудачном стечении обстоятельств, так что методисту очень важно держать себя в руках, чтобы не потерять эксперта. «В моей практике был эксперт, который открыто сомневался в моем профессионализме, постоянно переносил встречи, а на одну встречу и вовсе не пришёл, даже не отвечал на звонки. Но потом выяснилось, что у него была тяжёлая жизненная ситуация в тот момент, которая не позволила сообщить об отмене встречи заранее», — рассказывает Елизавета Лобанова.

Я — эксперт, как быть?

Примите во внимание: методисты досаждают вам множеством вопросов не потому, что они «альтернативно одарённые» и не понимают с первого раза. Их цель — сделать так, чтобы программа имела успех у учащихся. Для этого они стараются смотреть на содержание курса глазами студента — как самого слабого, так и, наоборот, самого пытливого. Поэтому они постоянно задаются вопросами: «Будет ли это понятно начинающему?», «Это очевидная информация для новичка, который ещё не в теме, или она требует пояснений?», «Что здесь может вызвать вопросы?», «Что здесь может быть понято неправильно?», «Что по этому поводу дополнительно может захотеть узнать самый любопытный студент?» и так далее. Поверьте, это важно для успеха курса. Ну а если у вас в процессе работы над курсом случился форс-мажор, мешающий полноценной вовлечённости, не стесняйтесь честно об этом сказать. Команда подумает над переносом сроков или поищет другой выход.

Эксперт просто такой человек, никаких особых причин
для грубости нет

Увы, так тоже бывает — токсичные люди встречаются в любой сфере. Ещё на этапе отбора эксперта для курса стоит обратить внимание на несколько характерных звоночков, советует Елизавета Лобанова:

  • спикер опаздывает и не извиняется;
  • ведёт себя высокомерно, не слушает то, что вы говорите;
  • перебивает;
  • сомневается в вашем профессионализме и критикует любые предложения;
  • занимает негибкую позицию.

«Если мы сталкиваемся с просто невоспитанным человеком, то мой совет — ни в коем случае не стесняться постоять за себя и своё достоинство. Нужно объяснить ему, что коммуникация подобного рода является оскорбительной для вас и неэффективной для проекта. Хорошо будет поделиться ситуацией с продюсером и руководителем, чтобы все были в курсе контекста», — резюмирует Елизавета.

Я — эксперт, как быть?

У всех бывают неудачные обстоятельства, проблемы и плохое настроение — даже если это случилось с вами, то не поскупитесь на одно сообщение об отмене встречи или созвона. Ведь всё плохое пройдёт, а вот менять неприятное впечатление о себе придётся ещё долго.

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее

Курс

Профессия Методист с нуля до PRO

Вы прокачаете навыки в разработке учебных программ для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете более востребованным специалистом.

Узнать про курс
Профессия Методист с нуля до PRO Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована