Корп. обучение
#Интервью

«Нужно прежде всего над собой работать». Эксперт — о профессии бизнес-тренера

Организатор конкурса тренерского мастерства рассказала, кто идёт в бизнес-тренеры, какие есть мифы о них и что это за работа на самом деле.

Катя Павловская для Skillbox Media

Елена Долина

Генеральный директор компании Buro Akzent, куратор ежегодного профессионального конкурса «Тренерское мастерство» (проводится с 2005 года). Руководитель проектов по комплексному развитию и обучению руководителей, бизнес-тренер и сертифицированный бизнес-коуч (Европейский центр коучинга).

Елена объяснила:


О сути профессии бизнес-тренера

Некоторые идут в профессию, потому что им кажется, что здесь можно легко заработать много денег.

Это не так, я сразу хочу сказать. Потому что нужно пройти очень большой и серьёзный путь для того, чтобы твой труд высоко ценили, в том числе в материальном плане. Деньги — это скорее косвенный эффект от того, что ты стал экспертом, состоялся в этой профессии.

Тренерская профессия невозможна без понимания, ради чего ты этим занимаешься.

Надо хотеть обучать людей, а это дано не всем — не каждый человек любит делиться знаниями и думать о результатах других, хотеть, чтобы они были успешными. Когда человек готов делиться, он переживает, ему не всё равно, что будет с людьми из его команды.

Надо думать о других (как я могу помочь другим людям стать лучше), а не о себе (как мне выглядеть эффектнее, успешнее, умнее). Это ключевое.

Тут как в спорте: хороший тренер воспитывает спортсменов, чтобы они выигрывали на Олимпиаде.

«Преподаватель» — более академическое слово, связанное с теоретическими знаниями.

А «тренер» — от слова «тренировка». Цель бизнес-тренировки — изменить поведение человека в рабочей среде. Надо организовать процесс тренировки и дать новые инструменты так, чтобы люди стали их применять и в итоге научились что-то делать по-другому, лучше, чем раньше.

Заказчики от нас хотят, чтобы люди лучше делегировали задачи, вели переговоры, общались с коллегами, решали конфликты. Это не просто знания, но умения и навыки, которые должны проявиться в работе. Бизнес-тренер нацелен именно на это.

Мотивационный спикер — не то же самое, что тренер.

Тех, кто работает только в формате ярких выступлений, сложно назвать тренерами. Здесь точно надо понимать: если вы хотите тренинг, то, возможно, вам вообще не нужен звёздный спикер, а нужен просто хороший тренер, который будет учить людей. А если вы хотите, чтобы у вас открывали конференцию и вдохновляли 150–300 человек космонавты, как сейчас модно, то вам не нужен хороший тренер, вам нужен мотивационный спикер с красивой историей о том, как надо преодолевать трудности. Но это не тренерство.

Тренер должен понимать, что он делает, ради какой цели, к какому результату надо прийти.

Его работа состоит из двух больших частей: во-первых, он должен понимать, какая программа приведёт к нужному результату — это может быть уже готовая программа либо её надо разработать под конкретную задачу. И, во-вторых, он должен уметь проводить обучение по этой программе, то есть работать со взрослыми людьми так, чтобы они чему-то научились. Кстати, именно на основе этих двух частей работы тренера построены критерии оценивания в нашем конкурсе тренерского мастерства.

Елена Долина (вторая слева) с членами жюри всероссийского конкурса тренерского мастерства Михаилом Сартаковым (бизнес-тренером управления по обучению, оценке и развитию департамента по работе с персоналом торговой сети «Перекрёсток»), Аллой Великановой (руководителем отдела обучения и развития персонала «Гедеон Рихтер Фарма») и Павлом Донченко (руководитель отдела тренеров Корпоративной Академии Росатома). Фото предоставлено Buro Akzent

О мифах и заблуждениях

Со стороны кажется, что работа тренера — это такой праздник, где ничего особо делать не надо, только красиво выступай и деньги зарабатывай.

Или кажется, что это такая творческая профессия — тут столько всего интересного! На самом деле это достаточно стрессовая работа. Она требует моральных и физических сил, умения собрать себя. «За кадром» не видно серьёзной подготовки, внутренних ресурсов, которые требуются для проведения обучения. Если эта профессия и похожа на звёздное шоу, то только тем, что надо всегда хорошо выглядеть, не терять лицо, в каком бы состоянии ты ни находился.

Очень часто бизнес-тренеры выгорают.

Многим корпоративным тренерам приходится вести изо дня в день одни и те же программы. Поля для творчества у них остаётся мало. Или приходится постоянно ездить по регионам, чтобы проводить массовое обучение, и никто не спрашивает, хочешь ты эту программу или нет, — ты просто её ведешь. Тренер-фрилансер тоже очень часто не имеет возможности отказаться от работы, даже если плохо себя чувствует.

Заказчики бывают очень разные, не всегда прислушиваются, даже если тренер пытается им объяснить, как сделать лучше.

Иногда они хотят невозможного — условно говоря, дайте нам 15 тем за четыре часа на сто человек, и пусть будет результат! И никакие убеждения не действуют.

Здесь постоянно есть опасение потерять свою репутацию, поскольку это публичная профессия, и у нас узкий рынок, все друг про друга знают. Выходя в группу, каждый раз думаешь: «А что, если будут плохие отзывы, кому-то что-то не понравится, достигнем не тех результатов, которые нужны?»

В общем, идя в эту профессию, нужно видеть все оборотные стороны и быть к ним готовым.

Ко мне в компанию часто приходят менеджеры по работе с клиентами, желающие стать тренерами. И большинство из них, посмотрев на то, как эта профессия выглядит изнутри, передумывают, говорят, что лучше с клиентами будут дальше работать.

О том, как становятся тренерами

Типичный сценарий: был лучшим продавцом, начал постепенно учить и тренировать и решил сделать это своей профессией.

Или был руководителем, развивал свой персонал, потом тебя позвали учить других (сначала в рамках компании, где работаешь) — и ты стал тренером. Это достаточно частая история. Реже бывает, когда кто-то решил сразу после института: пойду в тренеры. Обычно это всё-таки путь из практики.

Я не очень верю в тех тренеров, которые никогда ничего сами не продавали, но зато успешно учат продажам.

И в тех, кто не имел опыт в управлении, но проводит тренинги для управленцев, тоже не верю. Надо сначала пороху понюхать, а потом уже, обладая экспертизой, нести в массы новые знания. Если люди знают, что ты на те же грабли наступал, проживал то, о чём рассказываешь, к тебе по-другому относятся.

Мы недавно проводили опрос среди тренеров, и один из вопросов был про базовое образование.

Большинство (около 80%) ответили, что их базовое образование либо педагогическое, либо психологическое. Но есть и те, у кого техническое, медицинское или другое. Такие люди приходят в тренерство другим путём.

Это не значит, что обязательно нужно фундаментальное, академическое психологическое образование.

Для работы бизнес-тренером настолько глубокие знания психологии не требуются. Психологические навыки просто позволяют более эффективно общаться с другими людьми, понимать их мотивы. А для этого можно читать книги по психологии и педагогике, ходить на краткосрочные курсы, но самое главное — нужно прежде всего над собой работать, в себе разобраться, быть здоровой и зрелой личностью.

Елена Долина с Яной Мироновой — победительницей конкурса «Тренерское мастерство — 2021» в номинации «Начинающий бизнес-тренер». Фото предоставлено Buro Akzent

Про обучение и развитие тренеров

Очень многие тренеры учились мастерству у своих коллег, у кого-то были наставники, которые делились знаниями.

Около 75% тренеров пришли в эту профессию без базового тренерского образования. То есть они учились непосредственно на опыте. Начинали вести первые программы под руководством старших коллег или подсмотрев, как это делают другие тренеры, почитав книги. И только через несколько лет некоторые из них (не все) пошли за систематизацией знаний на тренерские курсы. Такой путь у многих, и у меня тоже — я начинала с практики, потом догоняла теорию.

Я не слышала о длительных вузовских программах подготовки тренеров, но уже много лет существуют тренерские школы с серьёзными программами длительностью по полгода-год. И есть более краткосрочные курсы.

Систематизация накопленного опыта бывает критично важна для того, чтобы дальше развиваться.

Люди, которые опытным путем пришли в тренерство и имеют за плечами много лет проведения корпоративных или открытых обучающих программ, понимают, что им не хватает методической базы. Они сталкиваются с тем, что им сложно разрабатывать новые программы, не всегда есть полное понимание всего ассортимента тренерских инструментов и форматов.

Тренерство — это постоянное развитие без потолка, мы должны быть впереди всех.

Хотя последний год показал, что мы догоняли, а не опережали, но так уж получилось. А вообще, тренер всегда держит нос по ветру, всегда ищет, что можно почитать, на какой опыт коллег посмотреть, и рад послушать обратную связь от экспертов относительно себя. Надо периодически проходить ревизию, чтобы понимать, над какими зонами стоит поработать.

У нас на конкурсе даже те участники, которые не выходят в финал, а слушают комментарии жюри про других коллег, говорят, что это для них ценно — потому что можно узнать разнообразие мнений и увидеть какие-то находки, взять их в работу. Так что наш конкурс — тоже про развитие. Не только участников, кстати, но и организаторов, и членов жюри, ведь нам всегда надо думать, как сделать ещё лучше.

О харизме и звёздности тренеров

Необязательно иметь какой-то искромётный юмор или мощную энергетику, заинтересовать можно и тем, как вы выстроите программу.

Я бы сказала, что для тренера не столько харизма, сколько ораторские навыки важны. Надо уметь доносить информацию так, чтобы было интересно слушать и никто не уснул в процессе.

Можно быть хорошим корпоративным тренером, при этом размеренным, спокойным, структурированным человеком и методично вести людей к результату.

Иногда слишком харизматичные тренеры перетягивают одеяло на себя и не дают работать своей группе. А для формирования навыка необходима работа самих участников тренинга.

Так что вовремя отойти на задний план — очень важное умение. Нельзя всё время быть в центре внимания и доказывать, какой ты прекрасный и умный, какие у тебя интересные кейсы были, надо сделать так, чтобы участники включились, использовали свой опыт и пришли к инсайтам.

Для меня работа тренера качественно выполнена, когда он в процессе тренинга уходит с лидирующей роли на организационную.

Если, оставляя отзыв о тренинге, участники не пишут: «О, к нам сегодня бог приходил и такие прекрасные вещи говорил!» — а рассказывают больше про то, чего они достигли в плане результата и командной работы, то в моём понимании — это косвенный показатель правильной работы тренера. Но это, конечно, не означает, что тренер должен быть скучный, вялый и неэнергичный.

Светлана Хайретдинова, победитель конкурса «Тренерское мастерство — 2021» в номинации «Опытный бизнес-тренер», во время конкурса. Фото предоставлено Buro Akzent

Про неправильных тренеров

Плохо, если бизнес-тренер не спрашивает у заказчика, как обучение связано с теми задачами, которые сейчас есть у бизнеса.

И про то, как в компании собираются внедрять полученные навыки. Тренер считает — он провёл обучение и ушёл. А заказчик думает, что всё должно измениться волшебным образом, и тренер ему не рассказывает, что с его стороны тоже нужны усилия для того, чтобы результаты обучения прижились и поведение поменялось. Если тренер об этом на переговорах не рассказывает, то можно поставить ему минус за непонимание процесса системного обучения.

Есть тренеры, которые приходят в профессию, чтобы самоутвердиться за счёт других людей, хотя сами не всегда это осознают.

Это видно по тому, как они работают с людьми. Они ставят себя в позицию бога и носителя непреложной истины и явно демонстрируют это группе. Для взрослых людей такое очень неприятно и болезненно.

Работа со взрослыми — это работа на равных. Мы имеем дело с людьми, у которых есть собственный опыт и сложившееся мировоззрение. Они могут быть умнее тренера и даже в чем-то экспертнее.

Иногда тренеры специально применяют жёсткие и некрасивые манипуляции — якобы для того, чтобы подвести людей к каким-то инсайтам. Я не сторонник таких методов. Считаю это не профессиональной тренерской позицией, а наносящей вред людям, потому что одно неаккуратно брошенное слово может оказаться для человека серьёзным ударом, который запомнится на многие годы.

О тренерских качествах

Важны широта мышления, системность, логика.

Безусловно, нужен и кругозор, потому что тренер должен обладать пониманием очень разных сфер — и своей экспертной, и психологии, и устройства бизнес-процессов. А поскольку всё меняется во всех областях, то нужно и самому всё время учиться и знания пополнять. Надо уметь работать с группой, вести коммуникацию, диалог, давать обратную связь, помогать людям рефлексировать, получать инсайты — это очень важная составляющая тренерской работы.

Надо быть гибким в процессе, меняться в зависимости от ситуации.

Потому что, бывает, приходишь с одним планом на тренинг, но понимаешь, что для этой группы такой план не подходит. И тогда надо принять быстрое решение, перепланировать на ходу, сделать по-другому.

Сейчас компании хотят более современной «экспертизы», новых форматов, других подходов к мотивации и коммуникации.

Тренер должен уже не только очно уметь работать, но и в смешанных форматах. К сожалению, не у всех находятся силы и желание идти во что-то новое. Кто-то продолжает использовать то, что срабатывало вчера и ещё будет применяться какое-то время. Но, чтобы быть успешным послезавтра, нужно что-то менять уже сегодня.

Сейчас ты опытный и востребованный, у тебя много заказов, расписанных на два-три месяца, а то и на год вперёд, ты работаешь в потоке, и нет времени на собственное обучение. Это опасный момент, когда высокий спрос может затормозить развитие. Придёт кто-то другой, кто всё это время изучал новое, развивался, и ты останешься в прошлом.

О рынке тренерства эпохи пандемии и онлайна

Конечно, последний год серьезно на нас отразился, поменял структуру работы, некоторых выбил из колеи.

Не все смогли работать в онлайн-формате, к сожалению. Кто-то перестроился, кто-то только сейчас начинает это делать с опозданием, кому-то было тяжело, а кто-то не хотел перестраиваться, потому что не видел ценности в онлайне.

Поначалу многие вообще не знали, как подступиться к своим программам, которые были расписаны для очного формата.

Они пытались то же самое «упаковать» в онлайн-формат. Но это невозможно — онлайн с точки зрения инструкций, упражнений и времени требует изменений программы.

У этого формата есть своя специфика, как методическая, так и техническая: мы в нём по-другому общаемся с группой, у нас другие инструменты влияния на людей, мы по-иному должны выстраивать занятия — с учётом временных рамок, смены активностей, размера группы и того, сколько времени говорит тренер, а сколько — участники.

Тут нет возможности, как в очном формате, двигаться по залу и раздавать учебные материалы. Тренеру надо владеть цифровыми инструментами — например, Padlet, Kahoot, Miro, чтобы вовлекать людей. И в то же время нужно чувствовать, когда, наоборот, лучше не использовать никаких дополнительных платформ, а просто поговорить с людьми. Разнообразие инструментов и гибкость в онлайне приобретают особое значение.

Владение голосом, энергия, да даже умение видеть в экране участников и взаимодействовать с ними тоже требуют особого развития, иначе тренер рискует превратиться в скучную «говорящую голову».

Я думаю, требуются серьёзные усилия для того, чтобы коллеги в общей массе начали более эффективно работать в новых форматах.

Многие до сих пор пытаются действовать по-старому и в онлайне проводят не тренинги, а обычные вебинары — то есть просто делятся знаниями и предлагают минимальный интерактив. У нас есть курс «Онлайн-тренер», который мы проводим уже год, сейчас идёт пятый поток. И я всё думаю: «Ну, наверное, все уже всему научились, курс уже не актуален». Но всё равно приходят тренеры, которые не владеют цифровыми инструментами, не понимают, чем онлайн-тренинги отличаются от очного формата, и пытаются обычные программы в том же виде проводить.

Однозначно, часть компаний, особенно те, у которых много территориальных подразделений, будут и дальше использовать онлайн.

Это экономит им бюджеты и даёт возможность обучать большое количество людей по всей стране.

Но уже сейчас мы видим тенденцию и желание проводить очные тренинги для некоторых категорий сотрудников и по определённым темам. Например, навыки публичных выступлений сложно тренировать онлайн (хотя я знаю, что коллеги умудряются это делать). Стратегические сессии компании тоже предпочитают проводить очно, потому что эффект синергии, ощущения от командной работы в онлайне и офлайне разные.

Корпоративное обучение

Развиваем компетенции ваших сотрудников: линейных специалистов и управленцев

Узнать подробнее

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована