Бизнес
#статьи

Почему учёные и визионеры не ждут ничего хорошего от метавселенных. И вам не стоит

Кибердиктатура, воскресший бен Ладен и засилье инфоргов. Что принесёт человечеству метавселенная и почему «децентрализованный» Web 3.0 нас не спасёт.

Иллюстрация: Альберто Блинчиков для Skillbox Media

Метавселенные стали главным технологическим хайпом 2021 года. Пока ещё мало кто понимает, что именно хотят построить технологические гиганты, но деньги в эту сферу уже текут рекой. В октябре Цукерберг переименовал Facebook* в Meta и обещал сделать разработку метавселенной главным направлением развития корпорации, а в декабре Baidu организовала первую в истории конференцию в виртуальном пространстве. Про метавселенные говорит даже Владимир Путин.

Такой ажиотаж возник совсем не на пустом месте. Эксперты говорят, что метавселенная — неизбежное будущее интернета, которое откроет перед нами невообразимые возможности. Но вместе с тем нас ждут и новые риски. Разбираемся, что такое метавселенная, какие риски она в себе таит и при чём тут Web 3.0.


Разбираемся, что такое метавселенная и Web 3.0

Web 3.0  — предполагаемая новая стадия развития интернета. На этом этапе должны решиться многие проблемы Web 2.0 — нынешней версии глобальной сети, подконтрольной небольшой группе мультимиллиардеров и принадлежащих им платформенных компаний. Апологеты Web 3.0 уверены, что с наступлением новой эпохи рядовые пользователи получат контроль над данными, а корпорации не будут ограничивать их действия. Базовая технология Web 3.0 — блокчейн и всё связанное с ним: криптовалюты, NFT, децентрализованные и защищённые модели управления. Всё это существует и развивается сегодня — сторонники Web 3.0 уверены, что переход на новый этап разворачивается у нас на глазах.

Метавселенная (или метавселенные) — это объединение цифрового, биологического и физического миров. Мир, в котором виртуальная реальность дополняет жизнь человека и открывает перед ним новые возможности для коммуникации и получения впечатлений. Метавселенная — это скорее видение развития цифровых технологий в среднесрочной перспективе, а не какой-то конкретный набор технологий. Для её создания потребуются мощности обработки и хранения данных, которых сейчас у человечества нет, — нужен как минимум повсеместно распространённый 6G.

Скриншот: Roblox

Провозвестники метавселенной — сервисы, которые дают пользователю возможность создать свой цифровой аватар и взаимодействовать с другими людьми в виртуальном трёхмерном мире. К таким платформам относится, например, Roblox, приложение для работы с несколькими виртуальными мониторами через VR-очки Immersed, Horizon Workrooms от Meta и виртуальный храм life.church. Но на метавселенные будущего они пока мало похожи.

Сегодня между понятиями «метавселенная» и Web 3.0 часто ставят знак равенства, но это неверно. На самом деле Web 3.0 — конкретный набор технологий, а «метавселенная» — гораздо более абстрактное и при этом обширное понятие. Однако именно Web 3.0 должен стать одной из технологических основ метавселенной — наряду с VR, AR, интернетом вещей и нейроинтерфейсами.

Миф о децентрализации. Что не так с Web 3.0?

Главное преимущество Web 3.0 — в децентрализации, благодаря которой рядовые пользователи должны получить гораздо больше возможностей и конфиденциальности. Но пока о таком переходе речи не идёт. За исключением самого блокчейна, вся имеющаяся инфраструктура Web 3.0 работает на тех же «вредных» принципах Web 2.0.

Одним из первых на это обратил внимание криптограф и основатель защищённого мессенджера Signal Мокси Марлинспайк. В январе 2022 года в своём блоге он раскритиковал зависимость Web 3.0 от централизованных платформ.

Чтобы «децентрализованное» приложение на устройстве пользователя могло взаимодействовать с блокчейном, ему нужна развёрнутая на удалённом сервере нода. Но заводить собственный сервер никому не хочется, поэтому появились компании, которые продают API-доступ к ноде как услугу. Сегодня, пишет Марлинспайк, на этом рынке всего два игрока — Infura и Alchemy. При этом обе компании никак не проверяют состояние блокчейна или подлинность ответов клиента. Это рушит всю безопасность и децентрализованность блокчейна.

Также Марлинспайк указал на фактическую беззащитность NFT. Невзаимозаменяемый токен сам по себе — это лишь записанная в блокчейне ссылка на веб-страницу, на которой хранится произведение. И почти всегда эта страница не защищена хеш-шифрованием. Любой, у кого есть доступ к серверу, может изменить или удалить объект, якобы надёжно защищённый NFT.

Чтобы испытать эту систему, Марлинспайк создал NFT, который меняет внешний вид в зависимости от того, кто его просматривает. Картинка под токеном выглядит по-разному для пользователей разных платформ, а для купившего она неизменно превращается в изображение эмодзи с фекалиями.

Всего через несколько дней OpenSea, главная торговая площадка для NFT, удалила работу Марлинспайка. Поддержка сослалась на нарушение условий предоставления услуг, хотя никакие правила не запрещали создание такого NFT. Вскоре картинка пропала и из всех криптокошельков разработчика. Платформа просто уничтожила цифровую собственность пользователя.

Это нарушает логику Web 3.0, согласно которой данные клиента якобы защищены с помощью блокчейна и приватны. На самом деле криптокошелёк пользователя (например, MetaMask или Rainbow) всего лишь отображает NFT. Реальным владельцем произведения является тот, кто контролирует сервер.

Несмотря на обещание победить платформы, Web 3.0 вновь консолидируется вокруг них, отмечает Марлинспайк. Объяснение простое — обыватели и даже многие компании не хотят запускать собственные серверы. Им гораздо легче пользоваться услугами посредника.

При этом децентрализация отнюдь не панацея. Марлинспайк напоминает, что протоколы всегда развиваются медленнее, чем платформы. Например, спустя 30 лет электронная почта всё ещё остаётся незашифрованной, в то время как разработчикам WhatsApp понадобился всего год для внедрения полного E2E‑шифрования. То есть децентрализация вполне реально тормозит развитие среды, если сравнивать её с централизованными платформами. Но хуже всего, если два этих подхода объединяются.

«Как только распределённая экосистема для удобства централизуется на базе платформы, она вбирает худшее из двух систем: централизованный контроль, но всё ещё достаточно распределённый, чтобы застрять во времени».

Мокси Марлинспайк,
основатель мессенджера Signal

Программист отмечает, что OpenSea работала бы куда эффективнее, если бы избавилась от всех элементов Web 3.0. Но это невозможно — внимание и деньги в эту сферу привлекает именно «децентрализация».

Чтобы решить существующие проблемы, Марлинспайк предлагает:

  • создавать архитектуры с оглядкой на то, что пользователи никогда не будут создавать свои серверы, и попытаться сделать отношения между клиентом и сервером более защищёнными и доверительными;
  • упростить процесс создания программного обеспечения — только это поможет сделать технологии более ориентированными на широкие цели человечества, а не на интересы тех, кто способен нанять большую команду программистов и платить им деньги.

Метавселенная — утопия или антиутопия? Западные учёные о рисках новой технологии

Метавселенную часто описывают как мир, где у человека появятся возможности сделать почти всё, о чём он мечтает. Цифровой аватар будет совсем не похож на персонажа Second Life или Sims. Он станет полноценной проекцией тела, способной передавать оператору весь спектр ощущений. Это позволит людям путешествовать не выходя из дома, летать, вернуться в реконструированное виртуальной реальностью прошлое или побывать на других планетах.

Для кого-то такая перспектива звучит как утопия, а для кого-то — как ужасный конец человечества. Негативные последствия полного слияния физической и виртуальной реальности — довольно популярный сюжет, который использован во множестве произведений, начиная с романа «Футурологический конгресс» Станислава Лема и заканчивая «Матрицей» или «Первому игроку приготовиться».

Значительная часть такой критики сводится к тому, что виртуальная реальность, проникшая в материальный мир, сможет полностью заменить людям настоящую жизнь и открыть путь самой чудовищной эксплуатации со стороны корпораций или государства.

Кадр: фильм «Матрица»

«Метавселенная распространит контроль на людей, которые… станут конститутивным элементом в матрице, поместившей само бытие работника внутрь машины, — пугают исследователи интернета Хуан Ортис Фройлер и Мария Фернанда Сория Крус. — Мир виртуальной реальности станет посредником между всеми нашими чувствами. Больше не будет естественных циклов, предполагающих общее ощущение времени. Не будет реальных времён года или закатов. Вся среда, в которой происходят человеческие взаимодействия, будет подчинена циклам и ритмам корпоративной машины».

Пока нельзя понять, сбудутся ли эти апокалиптические прогнозы. Но некоторые опасности метавселенной видны уже сегодня.

Big Tech может монополизировать отрасль?

С развитием метавселенной появится огромное количество новых стартапов и компаний. Они будут оказывать услуги, которые мы в настоящее время не можем даже представить. Но пока ресурсы на разработки в этой сфере есть лишь у Big Tech. Технологические гиганты вполне могут остаться крупнейшими игроками на рынке метавселенных — точно так же, как основанная более 100 лет назад IBM успешно прошла через несколько технологических революций и сохранила лидерство.

Главный апологет нового направления развития интернета — Марк Цукерберг. Ребрендинг Facebook* в Meta и увлечение компании метавселенной началось вскоре после того, как WSJ опубликовала масштабное расследование о её злоупотреблениях в соцсетях, а инсайдер издания дал показания против руководства в Конгрессе США. Возможно, с помощью метавселенной Цукерберг хочет освежить имидж своей компании и увести в отрасль, где былые претензии не будут ничего значить.

Для Meta главный ресурс — данные пользователей, которые компания использует не только для заработка, но и, как считают американские прокуроры, для выдавливания конкурентов с рынков. Американский исследователь инноваций в управлении Том Уилер убеждён, что, став пионером в метавселенных, корпорация продолжит недобросовестно использовать данные. Только их объём будет во много раз больше.

«Первенство в метавселенной достанется тем, у кого есть данные, которые позволят сделать новые виртуальные действия актуальными для пользователя, — пишет Уилер. — Это ничем не будет отличаться от того, как в нынешнем онлайн-мире те, у кого есть данные, накапливают их, чтобы контролировать рынок».

Решением проблемы Уилер считает активное участие государства в регулировании новой индустрии. Именно оно, а не частные компании, должно создавать стандарты функционирования метавселенной, убеждён исследователь.

Аватар бен Ладена на виртуальной скамейке. Как метавселенные помогут террористам?

Повсеместное распространение интернета стало огромным подарком для мирового терроризма — это позволило вербовать новых сторонников со всего земного шара. Например, проект «Исламское государство» (запрещённая в России террористическая организация) сумел так широко распространить своё влияние именно благодаря соцсетям.

Исследователи американского Национального контртеррористического центра Джоэл Элсон, Остин Доктор и Сэм Хантер считают, что метавселенная станет для террористов ещё более удобным пространством, чем соцсети. Вот какие опасности видят специалисты:

Метавселенная — отличный инструмент для вербовки сторонников. Сегодня террористы могут записывать видео и распространять их. Но в новой реальности искусственный интеллект, воплощённый в аватаре воскресшего бен Ладена, будет общаться с потенциальными сторонниками террористической организации «прямо на цифровой скамейке».

Метавселенная предоставит огромные возможности для коммуникаций, планирования и подготовки атак. Террористы смогут отрабатывать захваты самолётов и правительственных зданий, учиться использовать оружие и технику, к которым в других условиях у них бы не было доступа.

Уже сегодня террористы активно используют куплю-продажу предметов в компьютерных играх и донаты на Twitch для нелегальных денежных переводов. В метавселенной такие операции станут ещё удобнее.

Персонаж Усамы бен Ладена
Скриншот: игра Kuma\War / Kuma Reality Games

Наконец, сама метавселенная может стать целью для атак террористов.

«Представьте себе свастики на [виртуальных] синагогах, атаки на разные виртуальные учреждения — например, банки и магазины, на рабочие места и общественные мероприятия, — пишут Элсон, Доктор и Хантер. — Так, мемориальная служба 11 сентября в виртуальном пространстве могла бы стать заманчивой мишенью для воинствующих экстремистов, желающих воспроизвести падение башен-близнецов. Свадьба в метавселенной может быть сорвана злоумышленниками, которые против такого религиозного или гендерного сочетания».

Эксперты считают, что единственный способ предотвратить всё это — создать жёсткие стандарты борьбы с экстремизмом в метавселенных ещё до его массового распространения.

Какие возможности могут дать метавселенные преступникам?

В метавселенной люди смогут продавать, покупать и создавать ценные объекты, работать по найму и инвестировать. Это будет отдельная экономическая система, которая со временем по своим масштабам может сравняться с экономикой реального мира. И ей обязательно воспользуются преступники разных мастей.

Как отмечает бывший финансовый консультант Morgan Stanley и основатель медиапроекта о финансовой киберпреступности Shadow Banker Media Тимоти Ллойд, метавселенные наверняка добавят в арсенал криминала новые инструменты и схемы. Это развяжет преступникам руки, ведь государственный контроль в виртуальной реальности, скорее всего, будет слабым.

Сильнее всего устройство метавселенной будет располагать к следующим правонарушениям:

  • Отмывание денег через NFT, криптовалюты и внутриигровые деньги. Так, ещё в 2019 году киберпреступники легализовали миллионы долларов через Fortnite и Counter Strike: Global Offensive.
  • Мошеннические схемы с использованием интернет-рекламы — например, отмывание денег с помощью искусственного трафика.
  • Кражи или незаконный сбор персональных данных и их незаконное использование.
  • Мошеннические схемы, в которых людей обманом заставляют сделать платёж.
  • Педофилия — аватары открывают почти безграничные возможности для введения в заблуждение и совращения детей.

Российский визионер о влиянии метавселенных на политику и человеческий разум

О том, как метавселенные изменят государства и мышление человека, мы поговорили с одним из первых руководителей российского подразделения IBM, основателем компании Witology и автором Telegram-канала «Малоизвестное интересное» Сергеем Кареловым.

По его словам, влияние метавселенных на человеческий разум и мышление станет лишь продолжением того влияния, которое на них уже сегодня оказывают социальные медиа.

«Сами по себе метавселенные не являются каким-то негативным фактором, — рассказывает Карелов. — Но то, что люди всё больше времени проводят вне реальной, физической среды и общаются с другими не вживую, а через электронные средства, уже имеет свои последствия. Это другая медиасреда, и избежать её влияния невозможно».

Как объясняет эксперт, человечество тысячи лет обменивалось информацией вживую и получало её в небольших количествах. В недавнем прошлом люди стали читать газеты, смотреть телевизор и слушать радио, но и здесь объём данных вырос не сильно. А вот с наступлением электронной эпохи человек получает во много раз больше информации.

Эти перемены нужно воспринимать как трансформацию среды обитания. Она неизбежно повлекла за собой изменения в мышлении — причём как положительные, так и отрицательные.

«Люди научились быстро обрабатывать большие объёмы информации и переключаться между её источниками, ориентироваться в цифровых медиа — поясняет Карелов. — Но многое человек и потерял. Исследования показывают, что дети, выросшие в цифровую эпоху, имеют значительно больший IQ, чем дети 1970-х и 1990-х. Но у них сильно упали умения, связанные с физическим миром: счёт в уме, сенсорное восприятие, понимание размеров или текстуры предмета. Современные дети не крутят кубики в руках, а водят пальцем по экрану айпада».

Фото: Gala Kovalchuk / Shutterstock

Для старшего поколения это выглядит как деградация, но на самом деле это всего лишь адаптация разума, умения и ценностей человека к виртуальной реальности, которая становится для них основной средой существования, сказал эксперт.

Многие люди сегодня проводят в цифровой реальности больше часов, чем спят, — вслед за итальянским философом Лучано Флориди Карелов называет их инфоргами. Он уверен, что инфорги будут отличаться от предыдущих поколений так же сильно, как современный человек отличался от неандертальца, и в течение поколений вытеснят «нецифровых» людей.

Гораздо более тревожный прогноз Карелов дал тому, как метавселенные повлияют на политику. Он убеждён, что те помогут государствам расширить контроль над людьми и довести его до тотального проникновения. Уже сегодня уличные камеры и технологии мониторинга интернет-активности позволяют узнать о человеке очень многое. Однако после объединения цифрового, физического и биологического миров возможности для слежки расширятся ещё сильнее.

«Сейчас человека, участвовавшего в митинге, могут отследить с помощью камер для распознавания лиц, а в Сети его антиправительственные комментарии собирают и анализируют боты. Но в эпоху метавселенных будет достаточно отследить, как меняются его пульс, давление или потоотделение, когда он смотрит на портрет национального лидера. Это позволит сделать вывод о том, является ли человек потенциальным диссидентом».

Сергей Карелов,
бывший топ-менеджер российского IBM, основатель Witology, автор Telegram-канала «Малоизвестное интересное»

Карелов уверен, что возможности слежки за людьми в эпоху метавселенных станут тотальными. И ещё больше они возрастут через несколько десятилетий, когда разовьются технологии когнитивного контроля, позволяющие более глубоко анализировать мыслительный процесс и реакции человека. Причём эксперт подчёркивает, что это произойдёт во всех странах — как демократических, так и авторитарных, если их правительствам будет это выгодно. Он напоминает, что полиция и в авторитарном Китае, и в демократических Америке и Европе, и в России уже сегодня работает совершенно одинаково — использует слежку за телефонами и повсеместные камеры наблюдения.

* Решением суда запрещена «деятельность компании Meta Platforms Inc. по реализации продуктов — социальных сетей Facebook* и Instagram* на территории Российской Федерации по основаниям осуществления экстремистской деятельности».

Курс

Разработчик VR с нуля до PRO

Вы освоите разработку проектов виртуальной реальности, научитесь писать игры и приложения. Соберёте портфолио и сможете начать работу в студии или на фрилансе.

Узнать про курс

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Интернет-маркетинг 2022 — актуальные инструменты!
Научитесь эффективному digital-продвижению, от инструментов до стратегий.
Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована