Не надо учиться «впрок»: основатель Pressfeed рассказал о своей зависимости от обучения

Мы поговорили с Константином Бочарским, создателем первого в России сервиса работы со СМИ, о его подходе к самообразованию.

— Расскажи, как журналист решил создать собственную бизнес-платформу.

— Во мне живут два человека: один — «про буквы», второй — «про технологии». В 2008 году я работал в «Коммерсанте» редактором отдела «Перспективы». Писал о технологиях, ездил в Google, Microsoft, брал интервью у Сергея Брина. Наблюдая за техническим прогрессом, задавался вопросом: как принести технологии в мою профессию?

Журналист — это ремесленник. Промышленная революция будто бы обошла нас стороной. Даже с появлением компьютера журналистам приходится работать вручную, а каждый наш продукт — штучный. Это отнимает много времени. Множество рутинных процессов замедляют работу. Тратя на статьи дни и недели, думаешь: «Боже, куда уходит это время?!» Тогда и начал думать, как оптимизировать работу.

Олег Уппит

Охотник за авторским контентом — ищет спикеров, помогает им делать авторские колонки, берёт интервью. Писал тексты для TJournal, vc.ru, Reed.media, Apparat, «Секрета фирмы», Accent.


Первый успешный опыт в программировании вылился в сервис для поиска бэкграундов для публикаций. Мой поисковик изучал источники в интернете по заранее составленным запросам. Например, я писал заметку про стартап 23andme — доступный сервис получения анализа ДНК. Чтобы разобраться в теме, журналист ресёрчит интернет: статьи в Techcrunch, Forbes, Venturebeat, научные доклады, интервью и прочее. Алгоритм собирал по ключевым словам нужные материалы так, что я смог получать быструю сводку. Помню, когда показал коллегам программу, меня по-дружески похлопали по плечу. Было приятно. Но главное — сервис был полезным, я реально использовал эту «машинку» в работе.

Следующим опытом в разработке был уже Pressfeed. Как и в первый раз, нужно было решить рутинную задачу. Журналисту для написания статей нужно постоянно искать спикеров. Помимо социальных сетей, я рассылал письма пиарщикам. У меня была специальная подборка почт тех, кому можно написать «Спроси у своих» или «Нет ли у вас тех, кто может прокомментировать?». Это был закрытый, VIP-список из 200 контактов. Некоторые даже просили меня лично занести их в «базу „Секрета фирмы“».

В 2004 году издание было еженедельником. Выпуск журнала требовал бешеного темпа работы. Ночёвка в офисе на сдаче номера была обычной практикой. Со стороны это казалось безумием. Мы старались ускорять каждый процесс создания материала. Но тебя мог подвести спикер, от которого ждали комментарий. Один внезапно исчезал, второй не давал нужной информации, третий не предлагал ничего, кроме рекламы. При этом было очень удобно запостить свой вопрос в соцсетях и получить отклик там — было сразу видно, будет ли от этого спикера толк. И это здорово экономило время. Тогда и появилась первая идея создать площадку, связующую спикеров и журналистов.

Однако в 2006 году «Секрет фирмы» перешёл на ежемесячный формат. Темп работы снизился, а идея отправилась в долгий ящик. Спустя год в США запустился HARO (Help a Reporter Out), взорвавший индустрию журналистики и пиара. Только в 2014 году я вновь вернулся к проекту. В июле начал разработку, а в декабре уже запустил в свет. После продажи «Секрета фирмы» Rambler & Co я уже не стал искать работу журналиста и полностью посвятил себя Pressfeed.

— Оба сервиса ты написал сам, у тебя есть какая-то подготовка программистская? Почему в итоге стал журналистом?

— Если начинать издалека, то моё первое образование — техническое. Я закончил вуз по специальности «инженер-робототехник автоматических систем управления». В университете учили программировать, но веб тогда и сейчас — совершенно разные штуки. Мы изучали Ассемблер, Фортран, Паскаль, программировали на мейнфреймах, а первые персоналки казались чем-то диковинным. И мне это абсолютно «не зашло». Обычно в семьях ребёнка отправляют в технический вуз, если тот получает пятёрки по математике и физике. Так произошло и со мной. Был ли я доволен результатом? Нет.

Ещё не закончив первое образование, я уже получал второе высшее — экономическое. В девяностых все мечтали быть «менеджерами» и работать в «фирме», толком не понимая, что это такое. Окончив университет, я попал в одно из крупнейших рекламных агентств Петербурга, и это было почти как в «Generation П». Я работал в отделе размещения — сегодня бы это назвали медиабаингом и медиаселлингом. Закупая рекламу, я познакомился с руководителями СМИ и перешёл в медиа. Сыграло роль моё хорошее знание рекламного рынка. Руководил выпуском бесплатной рекламной газеты, участвовал в запуске делового издания, где и пробовал писать тексты. Оказалось, что это у меня хорошо получается и, главное, нравится мне.

В 2000 году я поехал на стажировку в одну из крупнейших шведских газет — Göteborgs-Posten. Это буквально взорвало голову — настолько всё, что я там увидел, казалось невероятным, профессиональным и даже футуристичным. Огромное здание редакции, беспроводной интернет, несколько тысяч человек работали над толстенной ежедневной газетой — в крохотной Швеции с населением 8 млн человек.

В Göteborgs-Posten я радикально изменил своё представление о редакционном процессе, выпуске СМИ, правилах и процессах работы редакции. После стажировки решил не оставаться в родном Санкт-Петербурге. Переехал в Москву, уже не видел себя вне журналистики. Так вскоре я и попал в «Коммерсант».

— Всё же не очень понятно, как ты прошёл путь от программирования на Ассемблере до «машинки» для сбора данных в интернете :)

— В 2000 году медиа буквально вросли в интернет. Появились ЖЖ, Facebook и другие контентные площадки. Одна публикация в социальной сети уже могла собрать охват как у целого СМИ! Я запускал собственные блоги на WordPress: «Территория идей», «Медиапедиа». Писал то, что не попадало в «Секрет фирмы», — наблюдения, профессиональные рекомендации, вовлекал коллег. Хотел развивать интернет-медиа, но не было технических знаний.

Уже тогда были идеи первых простых «машинок» для оптимизации рутины в моей деятельности. Для их создания я пытался привлекать программистов, платил, правда, довольно скромные гонорары — и получал нулевой результат.

Был этап, когда я думал, что проблема — в моих ТЗ. И будет проще, если показывать исполнителям проект наглядно. Чтобы создавать макеты, я освоил Photoshop, изучал веб-дизайн, UI/UX, прототипирование. В итоге стал довольно неплохо в этом разбираться, а главное — делать. Однако, с макетом или без, проекты не двигались.

Это жутко бесило, и я твёрдо решил делать всё сам. Интересно, что почти 15 лет я был уверен, что знания инженерного вуза никогда не пригодятся. Но в тот момент был готов отдать всё, чтобы научиться программировать. Проходил курсы, читал книги, ходил к преподавателям Бауманки, но тщетно. Словно стена стояла между мной и кодом. Казалось, что это действительно не моё.

Однажды, после очередной попытки «укротить» код, я никак не мог уснуть. Рано утром взял ноутбук, поехал на работу, открыл какой-то самоучитель и вновь стал пытаться. Написал пару строчек на PHP, создал базу данных, ввёл тестовые данные, подключился, отправил запрос… и вдруг — получилось. Это был шок. Словно рухнула какая-то стена. Помните, как в последнем сезоне «Игр престолов» ледяной дракон разрушает Стену? То же самое произошло в моей голове. Будто что-то уничтожило барьер между мной и кодом.

Дальше всё пошло невероятно быстро. Учиться кодить оказалось гораздо проще, чем можно было представить. Я скупил практически все книги на русском языке по используемым мной технологиям. Также покупал через Kindle нужные книги на Amazon. Год я вставал в пять утра. Кодил до и после работы. Даже в метро, в бумажном блокноте. Да, именно так! Код в блокноте. Ехать до дома было долго, и я часто делал в блокноте наброски для статей. Привычка не изменилась, только теперь писал я уже на другом языке.

До сих пор не могу понять, в чём была природа того «барьера» и что именно помогло его сломать. Конечно, дело в том, что я очень хотел и очень старался. Но, возможно, мы просто сами ставим слишком сильные барьеры у себя в голове.

— Волновался, когда запускал Pressfeed?

— Не то слово! С каждым днём я все больше переживал, что кто-то выпустит нечто похожее раньше меня. Доходило до откровенной паранойи. В один из дней коллеги нашли некий сервис PR-компании. «Ой, смотри, а ты не такое делаешь?» — эти слова заставили моё сердце замереть. За секунды в голове сформировался план, что буду делать, окажись я вторым. Кстати, интересно, что это был не план сдачи, а план борьбы. К счастью, ничего подобного так и не появлялось.

Но всё равно я чувствовал себя как на пороховой бочке. Пора было решаться. В день запуска я просто включил утром компьютер, написал большой пост в Facebook, опубликовал, выключил компьютер и поехал на работу. Уже в офисе заглянул в сети и увидел настоящий взрыв. Лента была забита репостами. Друзья и коллеги поздравляли меня с запуском Pressfeed. В первые дни регистрации шли каждые 5 секунд. Это было невероятно круто: я сидел, считал до пяти, нажимал F5, и в статистике появлялся новый пользователь.

Однако времени для ликования особо не было. Проект был запущен в сыром виде. Например, в день запуска у меня даже не было функционала смены пароля. Я просто подумал: «К чёрту, надо запускаться». Помогло то, что первыми пользователями были коллеги и близкие друзья. Они писали мне, что поправить. С их помощью я вскоре смог закрыть самые вопиющие недоработки. Живая обратная связь отлично приоритезирует работу.

— Журналист, программист, бизнесмен. Я что-то забыл?

— Управление бизнесом — это постоянная учёба и постоянное освоение новых ролей. В одном только маркетинге несколько десятков довольно глубоких дисциплин, в которых надо разобраться. Я учусь постоянно. В моём расписании железно забронирован час в день на обучение. Если получается больше — я радуюсь.

Забавно, что, когда запускал Pressfeed, я был высокого мнения о своих познаниях в бизнесе. Богатый бэкграунд журналиста делового издания, сотни интервью с предпринимателями, прочитанных книг и разобранных по винтикам историй успеха. Но, как говорил Майк Тайсон: «У всех есть план на бой до первого пропущенного удара в голову».

И ещё хорошая фраза: «Когда начнётся заваруха, ты не поднимешься до уровня своих ожиданий, ты упадёшь до уровня своей подготовки». То, что ты думаешь о своей подготовке, и то, как ты реально поведёшь себя «в бою», — совершенно разные вещи. Управление, маркетинг, социальные сети, продажи — я не знал, как работать с этим.

Поэтому учился я сразу, «на ходу», и учился много. Это была как борьба за выживание. Когда у тебя бардак в продажах, разработке или маркетинге, твой бизнес погибнет, если ты быстро не разберёшься, в чём проблема и как всё исправить.

Всё, что изучал, применял на практике. Справедливо и обратное: учился только тому, что было необходимо в данный момент. Это тоже важное правило — не учиться «впрок». Не надо тратить драгоценное время на то, что не можешь применить сейчас. Обучением «впрок» ты воруешь ресурс (своё время, внимание) у приоритетных задач.

Моё обучение не закончилось и сегодня. Компания постоянно меняется и растёт. Управленческие процессы с двумя людьми отличаются от работы с 25 сотрудниками.

Ещё одна мысль, которая в своё время открыла мне глаза: «Уровень развития компании определяется уровнем развития её лидера».

Грубо говоря, единственный сдерживающий фактор в развитии компании — это её руководитель. В каждый момент времени уровень развития компании соответствует его уровню. Даже если говорить, что компанию делает команда, сотрудники (это правда), то нанимает их и задаёт правила игры руководитель. Я понимаю эту ответственность.

— Учиться в 45 тяжелее, чем в 30 или 20?

— Нисколько! Мне всегда это нравилось. Всю свою жизнь я учусь. Перед поездкой в Швецию я ходил сразу на три интенсива по английскому. Нужно было всего за месяц прокачать язык так, чтобы свободно общаться в редакции.

Когда пришёл в «Секрет фирмы», то считал новых коллег, звёздную команду «Коммерсанта», буквально богами. «Синдром самозванца» преследовал меня постоянно. И я старался как можно быстрее закрыть этот разрыв. Я понимал, что мне не хватает знаний, которые у моих коллег уже есть благодаря образованию или опыту работы в «Коммерсанте». И было очень круто, когда вскоре на одной из редколлегий мой текст назвали лучшим в номере.

Изучать новое — это самое приятное, что может быть в жизни.

Есть теория, что обучение провоцирует выброс дофамина, гормона счастья. Поэтому, на мой взгляд, учиться — не сложно. Мало того, здесь даже можно попасть в зависимость, и я знаю людей, с которыми это случилось. Они проходят бесконечные курсы, вебинары, они нуждаются в этой специфической эйфории. Но после окончания учёбы их жизнь не меняется, наступает разочарование, и требуется новый «дофаминовый всплеск». Поэтому мои принципы в учёбе очень простые.

  1. Учиться только тому, что мне требуется в данный момент, под задачу. Не учиться впрок.
  2. Совмещать обучение и практику. Рассматривать обучение только как процесс, встроенный в реализацию проекта. Не запускать обучение, не имея проекта, внутри которого этого обучение требуется.
  3. Учиться постоянно. Заложить время на учёбу в ежедневное расписание. Потому что уровень развития твоей компании, твой доход и успех людей рядом с тобой зависят от тебя, от уровня твоего развития.
  4. Учиться быстро. Использовать краткосрочные программы. Не втягиваться в длинные обучающие проекты. Agile в обучении. Узнал — тут же попробовал. Действовать короткими итерациями
  5. Понимать, что обучение — это не только академические знания. Помимо них, огромное значение имеет развитие личностных качеств, жизненных установок, мировоззрения и мышления. И чтобы, например, развивать силу воли или работать с целями и приоритетами, надо очень многое понять про себя. А это тоже знания и обучение.

Сегодня в моём списке из 100 целей — каждый день выделять 1-2 часа на обучение. Стараюсь выполнять.

— Есть ли возраст, когда человеку слишком поздно меняться?

— Я живой пример того, что поменять профессию — это просто. Из инженера — в журналисты, а после — в предприниматели. Это лишь вопрос желания. Изменить себя не получится из-под палки. Вы должны этого хотеть.

Другой вариант — столкнуться с проблемой. Критическая ситуация может вытянуть вас на активные действия. Создать Pressfeed мне очень хотелось. Научиться программировать меня толкало жгучее желание. Это было клёво и классно. А вот учиться развитию бизнеса меня толкает боль. Моя любимая цитата из «Малышки на миллион»: «Бокс — занятие противоестественное. Вместо того чтобы убегать от боли, боксёр бросается ей навстречу». Движение вперёд — эффективный способ уйти от боли. Возможно, это становится главным источником эндорфина для предпринимателей.

Ищите курсы, читайте книги, смотрите видео. Любой шаг вперёд — это изменение себя.

Курс

Копирайтинг от А до Я


Освойте полный цикл создания контента, научитесь писать тексты для любой аудитории, удерживать внимание читателя и распространять материалы в социальных сетях и других площадках. Вы научитесь создавать контент для бизнеса и генерировать идеи, а затем воплощать их в текстах баннеров, постов для соцсетей, рассылок и других каналов.

Хочешь получать крутые статьи по менеджменту?
Подпишись на рассылку Skillbox