Развитие
#статьи

«Если нет работодателей для людей с РАС, я сама им стану!»: рассказ создательницы кафе «Разные зёрна»

Юлия Володина открыла инклюзивное кафе, чтобы помочь людям с расстройствами аутистического спектра приспособиться к рабочим условиям.

Фото:  официальная страница  кафе «Разные зёрна»  во «ВКонтакте»

Юлия Володина

Основательница «Школы профессий» и инклюзивного кафе «Разные зёрна».

Недавно я училась в Московской школе профессиональной филантропии, и у нас было задание: вспомнить, какие события юности или детства повлияли на то, что мы пришли в благотворительность. Оказалось, что я занимаюсь этим с самого детства.

В школе мы носили продукты ветеранам. А ещё в нашем районе было учреждение для слабослышащих людей и мы с одноклассниками часто приходили к ним в гости. Наверное, это моя первая «прививка» внимательности и бережности к людям с особенностями. Потом я работала в компании, у которой был подшефный детский дом. И, даже уволившись, продолжала участвовать в жизни учреждения. Затем была работа в фонде «Подари жизнь». На первый взгляд кажется, что всё это какие-то случайные, не связанные друг с другом эпизоды. Но если задуматься — наверное, я всегда (сознательно или нет) искала возможность помогать особенным людям.

Как профориентация для детей превратилась в проект для ребят с РАС

В 2013 году я открыла «Школу профессий», где мы помогали детям от пяти до 12 лет «примерить» на себя разные специальности (это был коммерческий проект). «Школа» быстро стала популярной, потому что ничего не подобного тогда не было. Мы делали встречи с необычными специалистами: к нам приезжали вулканолог, энтомолог, палеонтолог, хранитель музейной коллекции. Ещё мы организовывали детско-родительские выезды в усадьбы, парки и походы.

Занятия в «Школе профессий» в 2014 году
Фото: «Школа профессий» / «ВКонтакте»

Не прошло и года, как в наших группах появились нейроотличные дети — те, кто быстро уставал, не мог долго сидеть на месте или сосредоточиться на занятии, постоянно разговаривал. Я растерялась: не знала, с чем это связано, и не могла помочь нашим спикерам и ведущим мероприятий.

По счастью, примерно через полгода в нашу компанию пришла Полина Богорад, специалистка по сопровождению детей с расстройством аутистического спектра (РАС). Именно она предложила поменять вектор «Школы» и делать специальные занятия для детей с такими расстройствами.

Сначала мы создали курсы для ребят с РАС на основании тех программ, которые у нас уже были: на них дети учились строить скворечники и занимались эбру. Но было ощущение, что этих занятий недостаточно.

Кулинарный мастер-класс для детей с РАС
Фото: Юлия Володина

Мы познакомились с трудами Элизабет Логесон по коммуникативному развитию детей с РАС и пересмотрели свою концепцию. Стало понятно, что профессиональная интеграция ребят с РАС невозможна без развития навыков общения. Тогда мы стали собирать коммуникативные группы.

Коммуникативная группа — это методика развития ребят с РАС. Мы выбираем формат занятия — например, читательский клуб, киноклуб, путешествие или школа комикса — и обустраиваем среду, в которой ребята могут общаться со сверстниками, тренировать речь и эмоциональные реакции, играть, исследовать и проявлять активность. Средства могут быть разными, но цель всегда одна: научиться выстраивать коммуникацию, общаться вербально и невербально.

Группа сложилась довольно быстро, потому что семьи с подростками с РАС активно ищут возможности развивать социальные контакты и очень ценят их. А ещё такие ребята не любят привыкать к новым условиям, им гораздо проще узнавать новое в уже знакомой среде, поэтому семьи в группе были готовы следовать за нами и участвовать в новых образовательных мероприятиях.

Наша первая коммуникативная группа была по современному искусству, затем мы переключились на театральное мастерство — за год успеваем поставить целых четыре спектакля! Ещё мы ездим в музеи разных городов.

Также у нас есть «Школа комикса», которую ведёт Алексей Иорша. Проект интересен тем, что с помощью комиксов — коротких рисованных историй — ребята с РАС могут выражать мысли и чувства в понятном и доступном для них формате.

Мы работали над этим проектом несколько лет. Ребята из группы достигли совершеннолетия и столкнулись с новым вызовом — поиском работы. Всё это время мы развивали их навыки, однако оказалось, что этого недостаточно: работодатели неохотно нанимают нейроотличных людей.

Почему людей с РАС не берут на работу

В чём проблема? Одни работодатели боятся брать на работу сотрудников с ментальными особенностями, потому что не понимают, чего от них ждать, другие не готовы создавать особые условия.

А для меня ребята из группы стали уже такими родными, что я решила: если сложно найти работодателя для них, я сама стану работодателем. Так родилась идея инклюзивного кафе «Разные зёрна», где люди с ментальными особенностями смогут получить опыт работы.

Чтобы открыть кафе, я прошла курсы по сопровождаемому трудоустройству фонда «Обнажённые сердца», участвовала в разных инициативах, училась в Московской школе профессиональной филантропии. Это помогло среди прочего развитию сообщества вокруг проблемы. Когда занимаешься благотворительностью, очень важно говорить о своей идее. Неравнодушных людей и организаций много. Нужно встречаться с ними и предлагать возможности помочь. Тогда всё получится.

Программа «Начни иначе» в Impact Hub Moscow. Проект Юлии стал призёром в 2023 году
Фото: Impact Hub Moscow / «ВКонтакте»

Как работа делает людей с РАС самостоятельными и счастливыми

Это может показаться странным: зачем вообще людям с РАС работать, если они получают неплохую пенсию по инвалидности? Но тут дело не только в деньгах. Судите сами: в России около 200 тысяч людей с ментальной инвалидностью, и 68% из них могут и хотят работать. Но реально работают только 5%. А ведь работа даёт не только заработок, но и самостоятельность, возможность структурировать своё время, приносить пользу, чувствовать свою важность и нужность, иметь постоянный круг общения.

Наше кафе работает полтора года, и за это время ребята очень выросли и изменились: кто-то перестал пить антидепрессанты, потому что постоянная занятость и близкое общение уменьшают тяжесть социальной дистанции. Кто-то научился рассчитывать финансы и время. Кто-то переехал от родителей и теперь живёт отдельно.

Команда кафе «Разные зёрна»
Фото: «Кафе „Разные зёрна“» / «ВКонтакте»

Работодатели мало знают об особенностях работы с людьми с РАС, поэтому заранее боятся и стигматизируют их. Однако в реальности люди с РАС так же обучаемы, как и нормотипичные. Они хорошо справляются с понятными, чётко прописанными и рутинными задачами.

Какие особенности обычно есть у людей с РАС:

  • Медлительность. Работа в высоком темпе людям с РАС точно не подойдёт. Иногда им нужно чуть больше времени на обучение.
  • Людям с РАС сложно подстроиться под изменения, поэтому им не подойдёт работа с большим объёмом неопределённости. Зато они хороши в монотонной работе, где нужно выполнять инструкции, следовать технологическим картам.
  • Часто им необходим короткий рабочий день. В большинстве случаев люди с РАС быстро устают, так как взаимодействие с другими даётся им непросто и отнимает колоссальный объём энергии.
  • Гиперчувствительность. Кто-то может не переносить громкие звуки и резкие запахи, а кто-то — большие компании. Однако это может сыграть и положительную роль — люди с РАС часто обращают внимание на то, что нормотипичный человек может пропустить. Например, однажды к нам в кафе пришла семья: мама, ребёнок и папа, у которого была рука в гипсе. Наша официантка Полина спросила мужчину, не болит ли его рука. Он был так тронут, что даже расплакался. Оказывается, он ходит с гипсом уже некоторое время и никто ни разу не спросил его, как он себя чувствует.

При этом у людей с РАС есть важные положительные качества, о которых стоит знать работодателям:

  • Они мотивированы работать: если создать понятный деятельностный трек, они будут эффективны, исполнительны, сконцентрированы, всегда будут действовать согласно правилам.
  • Они надёжные и постоянные: нет такого, что человеку с РАС через полгода предложат какие-то другие условия и он сбежит в другое место. Частая смена мест работы — это вообще не о них.

Вообще, люди с РАС очень разные. Кто-то хорошо приспособлен и довольно быстро учится, а кому-то в течение нескольких месяцев будет нужна помощь.

Одно из решений этой проблемы — сопровождаемое трудоустройство. Человек с РАС может при поддержке специалиста успешно трудиться, пройдя поэтапную подготовку (мастер-классы, стажировки, обучение в специально оборудованном тренировочном цехе). У нас в «Разных зёрнах» работают куратор и тьютор, которые помогают настроить коммуникацию между ребятами. А все остальные сотрудники прошли обучение, чтобы понимать особенности людей с РАС.

Если вы, как Юлия, занимаетесь благотворительными и социальными проектами, то вам может быть полезно присоединиться к сообществу Московской школы профессиональной филантропии. Школа проводит обучение для менеджеров и лидеров НКО, помогает им системно изменить подход к благотворительности в России.

Попробуйте новую профессию на практике — бесплатно

Курсы за 0 р. для тех, кто ищет себя

Проверьте свой английский. Бесплатно ➞
Нескучные задания: small talk, поиск выдуманных слов — и не только. Подробный фидбэк от преподавателя + персональный план по повышению уровня.
Пройти тест
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована