Образование
#статьи

«Настоящая боль и проблема»: как образование может изменить города и поднять экономику

Пересказываем одну из самых ярких дискуссий ММСО. Скептики, конечно, усмехнутся, но ведь и в идею полётов в космос когда-то не верили.

сайт LINGsCARS

В финале Московского международного салона образования прошла сессия «Строительство образовательных городов: сегодня и завтра». Её участники обсудили:

  • может ли образовательный центр сделать желанным местом жительства маленький город и экономически возродить его;
  • благодаря чему в США кампусы стали градообразующими;
  • какой пример благотворного влияния образования на регион уже есть в России;
  • какая модель финансирования могла бы сработать для строительства таких образовательных центров;
  • как некоторые девелоперы уже сейчас учитывают притягательность хорошего образования.

Может ли образование привести к возрождению малых городов

Тренд последних десяти лет — появление обособленных наукоградов или технопарков, таких как «Сколково» в Москве и Иннополис в Казани. Эти проекты уже показали свою эффективность, однако их обособленность привела к казусу: такие кампусы не очень влияют на развитие городов, к которым формально относятся, считает сооснователь и генеральный директор образовательной платформы Skillbox Дмитрий Крутов:

«Я не хочу никого критиковать, но мне кажется, что „Сколково“ или Иннополис были бы эффективнее, если бы всё это было встроено в городскую среду. Иннополис — прекрасный проект с прекрасными результатами, но если бы это было встроено в Казань, то Казань была бы обогащена сильно больше, чем сейчас».

Появление новых центров притяжения не решает проблему оттока молодёжи в большие города, из-за чего приходят в упадок как небольшие города, так и целые регионы. И решить эту проблему, по мнению руководителя Skillbox, могло бы развитие в малых городах образовательных центров. Такой центр создал бы в городе и особую развивающую среду, и рабочие места, что в целом стало бы драйвером возрождения.

«Мы наблюдаем критическую ситуацию с централизацией всего, и это не всегда хорошо. То, что происходит в малых городах, — трагедия. Я убеждён, и этому есть подтверждение мирового опыта, что образование и образовательные институции могут решить эту проблему», — поделился Дмитрий.

С этим мнением согласился директор по развитию и специальным проектам GeekBrains Никита Обидин:

«Общаясь на уровне губернаторов или министров в регионах, мы видим и слышим от них регулярную ключевую проблему: это отток людей из регионов в центральные федеральные округа, в Санкт-Петербург, Москву, Нижний Новгород. И для них действительно настоящая боль и проблема, что молодёжь едет не у себя внутри региона обучаться, а куда-то, и потом работает на благо экономики того региона — Москвы, Санкт-Петербурга или области».

По мнению эксперта, на эту проблему действительно можно было бы влиять созданием образовательных кампусов в коллаборациях между различными образовательными учреждениями, образовательными платформами, бизнес-корпорациями и государством.

«Я действительно верю в такие инициативы, что образовательные города будут выступать драйвером для регионов и закрывать конкретные цели, в том числе корпораций и государства, и в целом влиять сильно на отрасль как с точки зрения цифровой экономики, так и с точки зрения поведенческого фактора конкретных регионов», — поделился Никита Обидин.

При чём здесь поведенческий фактор? Директор EdTech-направления фонда «Сколково» Наталья Царевская-Дякина, объяснила это так:

«Человек, когда учится, хочет менять мир, поэтому здорово, что у нас стала учиться взрослая часть населения. Человек в процессе учёбы меняет мир. Если концентрация [таких] людей в какой-то точке станет больше, процесс изменения мира резко усилится. Я поклонник и апологет онлайн-образования, но в офлайне это будет гораздо сильнее и мощнее».

Фото: Jacob Lund / Shutterstock

При этом она напомнила примеры закрытых научных центров в СССР, а также более демократичных стран, где вокруг университетских кампусов благодаря научным техническим разработкам развиваются не только стартапы, но и огромные технические компании.

Идея строительства новых современных кампусов как инновационных центров уже попала в фокус внимания государства — напомним, в августе 2021 года правительство выбрало восемь площадок для возведения современных студенческих городков по международным стандартам.

Выбор пал в основном на мегаполисы с известными федеральными университетами, которые и так притягивают студентов. Однако у Дмитрия Крутова идея иная — что подобные инициативы могли бы возродить и малые города, где изначально не было популярных вузов.

В качестве примера и потенциальной площадки для такого проекта он предложил рассмотреть Вышний Волочёк в Тверской области — город между Москвой и Санкт-Петербургом с населением в 45 тысяч человек, не являющийся транспортным узлом.

«Если прийти с инициативой разместить университетский кампус не на отшибе города, а внутри города, тем самым восстановив его, создав правильную среду, сделать так, что студенты будут перемещаться по городу, то даже тысяча студентов изменят навсегда этот город», — считает Крутов.

Эта модель может стать способом перезапуска экономики, уверен сооснователь Skillbox. Ведь создав один такой удачный кейс, дальше его можно масштабировать на всю страну.

Причём это может быть кампус не одного-единственного вуза, а межвузовский, с разными образовательными программами, условно говоря, «десять факультетов от десяти университетов», на основе коллабораций вузов и бизнеса. Если делать образовательные программы практико-ориентированными, то это позволит даже студентам-второкурсникам попасть на стажировки и начать работать по специальности. А значит, бизнес как работодатель в этом тоже заинтересован. Идея проста: образовательный центр, интегрированный с бизнес-средой (а это рабочие места), развивает и социальную среду (людям нужны места отдыха, культурные центры, школы и кружки для детей, кафе и рестораны, магазины), и всё это тоже — рабочие места.

При этом одной из ключевых составляющих такого проекта, по мнению Крутова, должен стать девелопмент. «Без жилья ничего не получится, без доступного жилья, которое получает студент», — подчеркнул он и напомнил, что современный студент — это уже далеко не всегда 18-летний человек, только-только начинающий свой путь. Это может быть и 30-летний, и 50-летний человек, меняющий профессию. У него может быть семья, а значит, для него, скорее всего, очень важен квартирный вопрос. Если при переезде ради учёбы предоставлять студентам жильё на грантовой основе либо в минимальную аренду, с возможностью в дальнейшем получить его в собственность в течение какого-то времени, предположил Дмитрий, разве это не те условия, которые мотивируют релоцироваться многих людей?

Фото: VisionPro / Shutterstock

Жизнеспособная идея или красивая утопия?

Наталья Царевская-Дякина высказалась скептически относительно практической реализуемости подобного проекта, если взглянуть с точки зрения финансовой модели:

«У нас абсолютно убыточные школы, вузы, они не смогли коммерциализироваться, несмотря на два десятка лет каких-то попыток, хотя попытки слабые, не жёсткие, и существуют только с помощью государства. А мы тут на целый город замахнулись! Огромное спасибо за амбиции. Но мы ни школу, ни вуз не можем сделать. У нас это превращается в бизнес, как в некоторые частные вузы, имя которых не считается приличным упоминать в обществе, либо всё же в качественные педагогические истории, которые очень плохо коммерциализируются», — сказала она.

Наталья предложила в качестве реально работающего формата взглянуть на пример США. Почему там вокруг университетских кампусов растут города? Чтобы выпускники не уезжали ради заработка, на базе вуза наряду с образовательным процессом должен расти научно-технический процесс — появляться лаборатории, которые будут получать коммерческие и государственные заказы на разработки. Это задача за рамками образования, она гораздо шире.

В свою очередь Анатолий Валетов, руководитель фонда «Московский инновационный кластер», говоря про модель американских вузов, напомнил, что она была построена благодаря кредитам. Не секрет, что образование в среднем крепком вузе там стоит от 30 до 50 тысяч долларов: человек берёт на это кредит и потом почти всю жизнь расплачивается за него. В этой модели государство тоже играет какую-то роль, считает Валетов.

Одним словом, модель градообразующего образовательного центра вряд ли возможна без активного участия государства, и это мнение разделило большинство участников дискуссии.

Однако сооснователь и СЕО бизнес-клуба «Эквиум» Егор Евланников отметил, что образовательные города могут появиться как частная инициатива от бизнеса. Причём её успех будет напрямую зависеть от мотивов: бизнесмен должен видеть здесь не просто возможность заработать, а возможность оставить после себя наследие. Словом, двигателями таких проектов должны стать люди, «которым не всё равно, в каком мире будут жить наши дети», — подчеркнул он.

В качестве примера Евланников привёл предпринимателя и основателя iSpring Юрия Ускова. Несмотря на успех компании на международном рынке, её головной офис всё ещё находится в родном городе предпринимателя — Йошкар-Оле. По мере развития бизнеса Усков начал активно инвестировать там в образование: в том числе открыл программы в нескольких университетах, затем школу, а после и детский сад. По словам спикера, предприниматель выстроил полноценную образовательную траекторию — начиная с детского дошкольного образования и заканчивая профессиональным для конкурентных специалистов.

Фото: Jacob Lund / Shutterstock

«Сейчас он строит на 15 тысяч квадратных метров университет в самом центре города. Это человек-предприниматель, его в целом никто не поддерживал, он сам купил себе землю и сам всё развивает. И он же построил для своих сотрудников деревню, строит город, картинг-трассу. И у меня есть ощущение, что таких людей надо просто 40 человек вместе собрать», — рассказал Евланников.

Наталья Царевская-Дякина на это ответила, что для реализации таких проектов предпринимателю пришлось преодолевать сопротивление государственной системы, а примеров такого энтузиазма немного. «Я догадываюсь, где брать программистов, я не знаю, где брать Усковых», — подчеркнула она.

Дмитрий Крутов, в свою очередь, высказал идею, что это должна быть частно-государственная инициатива, а моделью финансирования могут стать эндаумент-фонды — традиционный для США и Европы формат, с которым уже знакомы и в России, хотя у нас его применение не лишено сложностей.

«Действительно, должна быть частно-государственная инициатива, где поддержка и фондирование происходит самостоятельно. Государство не способно регулярно, массово финансировать такие проекты. Мы должны создать кейс. За десять лет получить кейс, а дальше масштабировать на 20 городов, 30 городов», — заключил он.

Как девелоперы уже сейчас учитывают притягательность хорошего образования

Пока восстановление городов с помощью новых кампусов находится только на стадии идеи, в реальности уже есть примеры того, как образование может стать драйвером развития и своеобразным магнитом для жителей новых районов. Про такой опыт инвестиционно-строительного холдинга ГК «А101» рассказала его директор по коммуникациям Елена Платонова. Правда, для районов новостроек притягательными образовательными объектами являются пока школы, а не университеты. И при важном условии, что это — хорошие школы.

По закону застройщики обязаны вместе с жилыми домами строить школы с детскими садами, однако обычно дело ограничивается возведением обычной «коробки», а её наполнение девелоперов не очень заботит.

Однако в ГК «А101» изменили этот подход — там начали изучать зарубежный опыт проектирования школ, в том числе финский, датский, французский и японский. В результате компания стала создавать учебные учреждения, наполненные не только необходимым оборудованием, но и определёнными смыслами. Причём за смыслами, по опыту компании, лучше идти к тем, кто дальше будет в этих школах преподавать и учиться. Так, сейчас девелопер активно сотрудничает с педагогическими коллективами и профильными ведомствами, а также начал коммуникацию с родителями и самими школьниками.

«Летом мы запустили специальные программы, которые фактически дают нам возможность собрать базу заинтересованных родителей и детей. Зачем? Как только вы выясните, что нужно текущему составу родителей и их детям, вы перестанете плодить „бесконечные классы робототехники“. У нас есть, например, именная школа „Холст“ с огромным арт-блоком», — объяснила Елена Платонова.

Сейчас компания ставит перед собой ещё более амбициозную задачу — найти вузы, которые выступили бы кураторами уже открытых школ, а после договориться и о создании кампусов этих вузов в застраиваемых районах, чтобы развивать территории.

О схожем опыте рассказал и руководитель фонда «Московский инновационный кластер» Анатолий Валетов. В пример он привёл международный жилой комплекс «Росинка», который строился в основном для иностранных специалистов.

«Это было в первую очередь сообщество для экспатов, которые приезжали работать в Москву, как правило, на три года, на высокие позиции. Естественно, они все были с семьями. И мы выросли очень сильно, когда приняли решение построить школу по британским стандартам. Это было начало 2000-х, и школа по-прежнему является магнитом притяжения. Вот пример такого мини-города: там живёт порядка полутора тысяч человек, куча инфраструктуры, но главное — это школа», — объяснил он.

Словом, хорошее образовательное учреждение действительно может стать мотивом для того, чтобы переехать туда, где оно находится. Сработает ли это в гораздо более сложном проекте — не школы, а образовательного центра для взрослых, не в Москве, а в маленьком городе, — покажет время.

Нейросети для работы и творчества!
Хотите разобраться, как их использовать? Смотрите конференцию: четыре топ-эксперта, кейсы и практика. Онлайн, бесплатно. Кликните для подробностей.
Смотреть программу
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована