Образование
#новости

Минобрнауки утвердило аккредитационные показатели для вузов

Их перечень оказался гораздо меньше, чем ожидалось.

О чём речь

В конце марта стало известно, что аккредитацию и лицензирование вузов планируют сделать бессрочными. Необходимость разработки нового подхода, в частности, аргументировали тем, что нужно исключить дублирование требований, которое есть сегодня. А почти месяц спустя раскрыли первые подробности — например, о частоте проверок и последствиях отказа в аккредитации.

Изменения затрагивают все образовательные организации, которые реализуют основные образовательные программы (за исключением программ для дошкольников и аспирантуры) и основные программы профобучения. То есть школ и организаций системы СПО это тоже касается. Но пока в большей степени всё же обсуждают аккредитацию именно университетов.

Новые правила вступают в силу с 1 марта 2022 года.

Что за аккредитационные показатели

Процедуру аккредитации сведут к выявлению степени соответствия учебных заведений заранее определённым критериям. И как раз они не были известны до недавних пор.

В июне появились первые предположения о содержании аккредитационных показателей, касающиеся квалификации преподавателей, уровня подготовки студентов и качества приёма.

А в октябре опубликовали проект приказа, в котором содержится список этих показателей. Они касаются нескольких тематических блоков — это:

  • студенты;
  • выпускники;
  • преподаватели;
  • научные публикации вузов;
  • образовательные программы вузов;
  • финансирование и оснащение.

Наконец, 29 ноября на портале правовой информации появился приказ Минобрнауки, зарегистрированный Минюстом. Перечень показателей значительно сократился по сравнению с первой редакцией проекта этого документа. Из него убрали три последних тематических блока. Да, непосредственно образовательные программы и оснащение оценивать не будут.

О чём говорится в этом документе

Приказ, как и правила аккредитации, вступает в силу с 1 марта 2022 года, но будет действовать до 1 сентября 2024-го. Вероятно, за это время предполагается оценить объективность и действенность новой системы.

В документе содержатся три вида показателей:

  • для государственной аккредитации образовательной деятельности (нужно получить не менее 90 баллов);
  • для осуществления аккредитационного мониторинга (не менее 70 баллов);
  • для проведения государственного контроля (не менее 60 баллов).

Каждый из этих разделов содержит свой список аккредитационных показателей, которые имеют свои вес и градации для начисления баллов. Сами критерии во всех трёх списках одинаковые. Однако их количество и вес меняются в зависимости от цели, для которой эти критерии используются.

Итак, всего показателей девять:

  1. Средний балл ЕГЭ абитуриентов, поступивших на бакалавриат и специалитет очной формы обучения. Такой же пункт есть и для вступительных испытаний, но применяться он будет только к программам бакалавриата.
  2. Наличие электронной информационно-образовательной среды.
  3. Доля научно-педагогических работников, которые имеют учёные степени и звания, награды и премии (в том числе международные, которые признаны в России) в соответствующей профессиональной сфере.
  4. Доля работников, которые имеют трудовой стаж в области, связанной с реализуемым направлением подготовки.
  5. Доля студентов, которые выполнили 70% и более заданий диагностической работы.
  6. Наличие внутренней системы оценки качества образования.
  7. Доля студентов, успешно завершивших обучение.
  8. Доля выпускников, которые выполнили обязательства по договорам о целевом обучении.
  9. Доля выпускников, которые трудоустроились в течение года после окончания учёбы.

Что всё это значит? И при чём здесь ЕГЭ?

С одной стороны, для многих стало неожиданностью, что в список аккредитационных показателей не вошли такие названные в проекте критерии, как:

  • доля обучающихся — победителей олимпиад и конкурсов по направлениям подготовки, а также стобалльников по итогам ЕГЭ;
  • доля преподавателей, прошедших программы дополнительного профобразования за последние 3–5 лет;
  • наличие актуальной программы развития учреждения и доля выполненных показателей из неё;
  • объём финансового обеспечения реализации образовательной программы и ряда других.

С другой стороны, по сравнению с изначальным проектом приказа, этот документ не перегружен показателями, которые не имеют прямого отношения к качеству образования. Например, таких:

  • численность обучающихся, которые осваивают отдельные курсы, дисциплины, модули и онлайн-курсы (не только внутри вуза);
  • соотношение численности штатного профессорско-преподавательского состава и преподавателей, которые не являются штатными сотрудниками;
  • количество публикаций в ведущих отечественных и зарубежных рецензируемых научных изданиях.

Тем не менее пользователи соцсетей довольно неоднозначно восприняли грядущие изменения. По мнению некоторых из них, принятые критерии не являются маркерами именно качества знаний студентов. Кроме того, считают комментаторы, такие показатели, как средний балл ЕГЭ абитуриентов и доля трудоустроившихся выпускников, напрямую не зависят от вузов.

Однако с этим мнением не согласились эксперт в области высшего образования Александр Молчанов и Михаил Свердлов, директор по развитию бизнеса в Skypro и заведующий кафедрой Skyeng в Институте образования ВШЭ. Они считают, что баллы ЕГЭ абитуриентов — «ценность», то есть подтверждение того, что конкретный вуз и конкретные программы выбирают сильные ребята с высокими показателями. Кроме того, вуз может повлиять на этот показатель, увеличив минимальный балл. Но те, кто критикует эту систему, считают, что она вредна для региональных университетов, так как самые сильные выпускники традиционно стремятся в столичные вузы, а повышение минимальных баллов может закончиться для вуза недобором.

Что касается трудоустройства, то в этот показатель заложены такие критерии, как востребованность выпускников конкретного университета на рынке труда, узнаваемость вуза, а также его умение работать с целевой аудиторией, разъясняет Александр Молчанов.

«Чем две схожих по названию программы в МФТИ и в региональном вузе будут отличаться, кроме цены и условий попадания в вуз? В чём преимущество одного вуза перед другим? Тут работают полностью рыночные механизмы в определении уникального торгового преимущества как программы, так и бренда вуза в целом», — подчеркнул он, комментируя в профильной группе Facebook «Высшее образование в России» логику введения показателей.

А Михаил Свердлов считает, что этот критерий стимулирует вузы не просто формально давать студентам знания, читая лекции, а помогать им стать востребованными специалистами.

То есть всё объективно, да?

Пожалуй, всё же не совсем. Напомним, в этом году поменяли и правила приёма в вузы. Наибольшей критике подверглась отмена второй волны поступления. Из-за этого нововведения даже олимпиадникам не хватило положенных им бюджетных мест. Поскольку абитуриенты понимали, что второго шанса на зачисление у них не будет, многие ребята с достаточно высокими баллами ЕГЭ выбирали более безопасные варианты и подавали документы в вузы послабее, считая, что у них там больше шансов пройти по конкурсу.

В связи с этим в ряде топовых университетов на некоторых направлениях (например, в МГУ) произошёл отток наиболее успешных абитуриентов и заметно снизились проходные баллы, потому что зачислили ребят с посредственными результатами ЕГЭ, зато готовых рискнуть и дождаться финала конкурса. Выходит, не всё зависит от качества работы учебного заведения.


Александра Лапина

Редактор новостей об образовании в Skillbox Media. Магистр в области международных отношений. Интересуется сферой образования, изучением иностранных языков и с удовольствием путешествует.


Курс

Профессия
Методист с нуля до PRO

Вы научитесь разрабатывать учебные программы для онлайн- и офлайн-курсов. Освоите современные педагогические практики, структурируете опыт и станете востребованным специалистом.

Узнать про курс
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована