Образование
#истории

Как питерский студент создал платформу, где школьники учат школьников

У платформы Tensy большая миссия — трансформировать систему образования, а ещё избавить от домашки... родителей.

tesla / youtube

Tensy

Суть проекта

Онлайн-платформа, где школьник или родитель может задать любой вопрос по учёбе или прислать фото задания из домашней работы и через одну-три минуты получить индивидуальный урок со старшеклассником или студентом, который уже разобрался в теме


Год запуска

2020


город

Москва


СсылкА


Создатель Tensy Савва Антонюк учился в СПбГУ на физика-ядерщика и, может быть, пошёл бы работать по специальности, но консервативная вузовская система довела молодого человека до разочарования как в будущей профессии, так и в образовании вообще. Он решил кардинально изменить положение вещей и создал платформу, где любой школьник может получить помощь от своих сверстников в разборе учебных тем и домашних заданий, а старшеклассники и студенты первых курсов — подзаработать.

Савва рассказал Skillbox Media:

  • почему будущее за горизонтальным обучением;
  • как вышло, что проект для вузов в итоге превратился в решение для родителей;
  • сколько времени родители могут сэкономить на проверке домашних заданий;
  • какое полезное предложение на рынке образования в итоге не сработало на платформе;
  • зачем школьникам становиться педагогами и как необычное обучение превращается в экосистему;
  • интересуются ли проектом инвесторы и как на него зарабатывали разработчики.

Начало: от желания менять систему до десяти часов домашек

Когда я учился в вузе, мои знакомые из IT-сферы активно участвовали в хакатонах по блокчейну и разрабатывали децентрализованные приложения. У них не сразу стало получаться, но они пробовали и вскоре даже стали выигрывать деньги. Было видно, что в этом направлении есть «движуха», поэтому я и сам к ним присоединился.

А в это же время в университете нас обучали по книжкам больше чем 30-летней давности, и преподаватели на лекциях рассказывали, как ректорат забирает у них помещения. Речь не шла о каком-то развитии, занятии наукой — всё это вызывало раздражение. Поэтому мне захотелось децентрализовать сферу образования.

Как появилась идея сделать процесс образования горизонтальным

Пока что в образовании есть жёсткая вертикальная система, которая давно потеряла актуальность. Когда-то занятия в виде стандартных лекций позволяли государству продвигать единую линию, синхронизировать повестку и управлять людьми, поднимать общий уровень образованности. Формат, когда один человек рассказывает что-то сотне других, развился, поскольку не было других альтернатив — знания принадлежали только определённой категории людей, у большинства просто не было к ним доступа.

Система всё ещё идёт по этому пути. И нет готового решения, которое дало бы возможность всё пересобрать, сделать процесс более прозрачным, открытым и доступным, с применением современных технологий, переформатировать вертикальное образование в горизонтальное. Только в горизонтальной системе каждый человек может не только получать, но и передавать знания — это мотивирует развиваться и учиться быстрее.

Ведь лучший способ чему-то научиться — это научить другого. Например, я понял, как решать задания части С в ЕГЭ по математике, только после того, как два года проработал репетитором по математике и физике. Когда я сдавал экзамен, то был уверен, что всё знаю и понимаю, но суть решений действительно дошла до меня только после того, как я сам кому-то несколько раз их объяснил.

В этом была идея проекта: человек может чему-то научиться, сразу кому-то свои знания передать и тем самым закрепить их, а ещё заработать и получить заряд мотивации для продолжения обучения.

Моя боль из-за проблем в образовании наложилась на любовь к децентрализованным технологиям, в том числе к блокчейну, — и появился Tensy. Я не изобретал что-то новое ради изменения системы, а скорее хотел внедрить в систему новую технологию.

Никто не рождается готовым предпринимателем, а я в любом случае хотел сделать сферу образования чуть лучше и доступнее.

К чему привели первые эксперименты

Собственный образовательный проект я решил сделать в 2017 году, когда оканчивал вуз. Идею презентовал знакомым из сферы EdTech — и когда они меня поддержали, решил действовать. Через пару недель после этого я попросил знакомого, такого же студента, как и я, помочь с технической частью проекта, его разработкой — так ко мне присоединился Алексей, он отвечает за общую архитектуру платформы. В течение года к нам присоединились тестировщик, фронтенд-разработчик и специалист по коммуникациям.

За несколько месяцев мы создали первый прототип платформы и полтора года тестировали гипотезы: что-то оставляли, что-то отбрасывали, запускали пользователей, сталкивали наши идеи с реальным рынком и аудиторией.

Гипотез у нас было много — удачных и не очень. Например, поначалу мы думали сконцентрироваться на помощи вузам. Были убеждены, что они сами придут к нам в качестве клиентов и будут платить за использование нашего ресурса.

Эта гипотеза в итоге оказалась самой странной и провальной. Уровень своей самонадеянности мы поняли, когда приехали на международную конференцию стартапов и разговорились с коллегами из других проектов. Они нам открыли глаза и объяснили, что вузы никогда не будут платить за наш продукт.

Тогда мы решили заняться проблемами среднего образования. Проверить связанные с этим направлением гипотезы нам помогли друзья из питерской частной школы «Пять с плюсом», где экстерном готовят ребят к поступлению в вузы. На их базе несколько месяцев мы проверяли свои идеи, но и к другим школам пробовали обратиться.

В течение года мы узнавали у учителей, какие есть вопросы у ребят, темы на закрепление и повторение. В итоге мы создали платформу, куда загружали задания для выполнения пройденного материала. Если ребята что-то не понимали, то можно было получить помощь у тех, кто успешно прошёл тему. Процесс оказался очень долгим: пока кто-то разберётся в материале, пока найдётся тот, кто готов помочь… В общем, мы поняли, что такой вариант нам совсем не подходит.

Но были и удачные находки. Например, выяснилось, что для подключения школы к платформе необязательно разговаривать и договариваться
с директорами. Учителя сами готовы это делать уже после первого общения с нами — и их появлялось всё больше и больше.

В 2017–2018 году мы провели несколько сотен глубинных интервью с учениками и их родителями, поскольку наш сервис так или иначе попробовали более восьми тысяч пользователей. Мы следили за фидбэком, анализировали ответы и обрабатывали трафик.

В итоге выяснилось, что чётко выраженная «боль» есть только у родителей. Это они переживают за выполненные задания и успеваемость. А детям важно, чтобы от них отстали, ну ещё хочется оценки повыше, подтянуть тему, подготовиться к ОГЭ и ЕГЭ. Но для этого и так существует множество ресурсов.

Кроме того, оказалось, что в существующем на тот момент продукте цепочка получения ценности для пользователя была слишком длинной и для MVP не подходила. К платформе нужно было подключить очень много пользователей-школьников, чтобы быстро нашёлся кто-то со свободным временем и возможностью объяснить ту или иную тему, — и в тот момент это вряд ли бы сработало.

В 2019 году мы со новыми наработками приняли участие в хакатоне Hack.Moscow и решили сделать попытку pivot — двинуться в другом направлении. Проанализировали зарубежный рынок и пришли к выводу, что нужно создать платформу, где школьник задаёт вопрос, а ему на помощь сразу же приходит другой пользователь и объясняет тему или решение соответствующей задачи.

Мы тогда победили с нашими разработками, если бы не это, то, может, и не стали бы развивать проект дальше. Победа добавила команде веры, сплотила нас. Поэтому с января 2020 мы переключились с создания тяжеловесной платформы на ту, которая существует сейчас.

Суть: от «боли» родителей к школьникам-наставникам

После смены концепции мы поняли, что главный враг детей и родителей — домашки. Мы изучили разные исследования (например, The Guardian или Mail.ru), сопоставили их с «школьной» статистикой (количество учебных недель, количество школьников со второго по восьмой класс в России и среднее количество детей на одного родителя).

Оказалось, что родители тратят в среднем более десяти часов в неделю, помогая детям выполнять домашние задания. Причём не только в России — например, в США показатели схожие, то есть проблема действительно глобальная. Можно только представить, сколько родители смогут заработать или, наоборот, как хорошо отдохнуть, если дети будут сами справляться со своими заданиями. Со стоимостью подписки это несравнимо. А ещё это огромный рынок и реальная помощь.

Как правило, родители более-менее помогают детям до седьмого класса, а потом начинается алгебра, геометрия, химия, физика, то есть предметы, содержание которых большинство взрослых людей давно забыло. Из-за этого часто появляется провал в знаниях у детей — им не от кого получить дополнительные пояснения по теме. Многие родители просто не обращают на это внимания и думают: «Не получается — и ладно». Кто-то видит первые тройки в четверти, злится и списывает это на пубертат, который на самом деле не играет никакой роли. А кто-то ищет репетитора по предмету и платит за это десятки тысяч рублей в месяц.

И вроде бы ничего особенного, но эта «яма», в которую попадают дети, катастрофична. Они остаются один на один со сложным предметом, и если нет репетитора или родителя, который готов всё свободное время тратить на объяснения, то нагнать потом будет очень тяжело.

Так определилось ядро аудитории Tensy — школьники со второго по восьмой класс. Хотя иногда к нам стали обращаться старшеклассники, мы на них не ориентируемся, поскольку они больше сконцентрированы на итоговых экзаменах и не так нуждаются в нашей платформе.

Как устроен проект

Опыт участия в хакатоне привёл нас к предложению помогать с проверкой домашних заданий. Сейчас мы предлагаем либо проверить решение, либо объяснить какую-то тему — этим занимаются наставники. Есть даже вариант с «напоминалкой»: наставник звонит ученику в определённое время и предлагает приступить к работе — вместе они за полчаса прорабатывают основные сложности, а потом ученик делает всё самостоятельно.

У нас была и тестовая функция со списыванием. Мы добавили на сайт кнопку «Хочу готовое решение». Выяснилось, что на неё жмёт около 22% всех наших пользователей, то есть большинству нужно не списать, а именно разобраться в теме.

Родители подключают ребёнка к платформе, а потом он сам может выбрать, какая помощь ему нужна. Занятия проходят прямо на нашей площадке в формате мини-уроков по 15 минут. Для этого у нас есть чат, аудиочат и онлайн-доска, где можно рисовать формулы, выводить нужные картинки и так далее.

Пример запроса на платформе Tensy. Изображение: Tensy

Для родителей мы создали историю запросов и уроков, чтобы они могли посмотреть её и понять, какая помощь потребовалась школьнику, какие пробелы есть. В дальнейшем мы планируем наладить систему полных отчётов, а пока стремимся к тому, чтобы просто снять с родителей ответственность за проверку домашек. Даже если мы сэкономим им половину времени на такую работу — это уже огромный вклад.

Работу сервиса мы решили организовать по подписке — на месяц, три месяца или на год. Оказалось, что родители предпочитают сразу покупать годовую (её стоимость со скидкой составляет около десяти тысяч рублей).

Получать помощь можно по любому предмету в любых объёмах. Мы специально не стали ограничивать количество запросов или, например, минут. Тогда ученик может с любыми вопросами обращаться к наставникам и не бояться лишний раз что-то уточнить, не думать, что будет глупо выглядеть. Глупых вопросов не бывает, а дурак тот, кто их не задаёт.

Наставники у нас заменяют репетиторов. Это школьники-отличники, олимпиадники или студенты первых курсов, которые хорошо знают определённый предмет и могут объяснить его другим, — такая система отражает запрос на горизонтальное обучение. Цена на услуги при этом оказывается в несколько раз ниже, чем у профессиональных репетиторов. Да и скорость получения помощи совсем другая: на подбор репетитора могут уйти недели, а в Tensy школьник в среднем уже через минуту будет общаться с наставником по дисциплине, в которой ему нужна помощь.

Чат с наставником на платформе Tensy. Изображение: Tensy

Чтобы обеспечить практически мгновенный подбор подходящего наставника, мы разработали уникальный алгоритм подбора, то есть мэтчинга. Для каждого запроса он использует более десяти параметров, в том числе данные об ученике, наставниках и конкретных пожеланиях пользователя. Для более эффективного учёта этих параметров мы используем искусственный интеллект, а в будущем хотим, чтобы он мог «сводить» наставников и школьников по типу личности.

Почему школьникам полезно быть наставниками

Основная масса наших наставников — ученики одиннадцатых классов, как ни удивительно. Казалось бы, у них не так много свободного времени, впереди поступление. Но пока они готовятся, им полезно повторять какие-то старые темы. Я считаю, что самое эффективное закрепление материала — это когда ты кому-то его объясняешь. Убедился в этом ещё во времена своего репетиторства. Поэтому совершенно логично, что вместо профессиональных преподавателей у нас молодые ребята, которые говорят с учениками на одном языке.

За всё время существования проекта у нас было более 400 наставников. Самых активных — порядка пятидесяти. Этого хватает, чтобы время реагирования на запрос учеников не превышало двух минут.

Подать заявку на наставничество может любой желающий через Google-форму, но мы и сами приглашаем ребят с хорошей успеваемостью, олимпиадников, первокурсников топовых вузов.

Мы даже хотели создать свою экосистему, поэтому подключали к проекту целые школы. Учреждение ничего не платит, ребята могут бесплатно получать и предоставлять помощь, а у нас остаются ценные кадры, которые потом приходят работать на платформу. Получается, что школы — это инкубаторы наставников. Но пока сотрудничество с ними мы приостановили, этот процесс был длинным и неудобным.

Перед тем как подключить наставника к платформе, мы проводим интервью, чтобы в разговоре выяснить, сможет ли человек работать. Главное — понять, умеет ли он задавать наводящие и правильные вопросы: это гораздо эффективнее, чем просто объяснить тему и сделать домашку за кого-то. Потом мы организуем вебинары, на которых общаемся, делимся советами, рассказываем, как вести себя на уроках, как объяснять и так далее. Чтобы нашим наставникам было проще сориентироваться, у нас есть специальные гайды-инструкции, где все процессы очень подробно и пошагово расписаны.

Доска и шкала оценки урока на платформе Tensy. Изображение: Tensy

Труд всех наставников оплачивается. Но мы не берём процент за использование платформы, как в обычных агрегаторах. Вместо этого за работу ребята получают баллы, а потом решают — вывести ли их на свой счёт или обменять на что-то в нашем магазине, например, на девайсы, поездки, сертификаты, скины для компьютерных игр. Если они хотят именно зарабатывать, то оформляются как самозанятые или их родители заключают с нами договор. Кстати, разрешение родителей на работу нам не нужно, если наставник старше 14 лет. Формально они просто общаются с другими учениками и сами несут за себя ответственность.

Для поддержания качества мы не занимаемся жёсткой проверкой каждого урока, а используем рейтинги — качественный и количественный. Количественный рейтинг складывается из объёма уроков, которые провёл наставник. А качественный — из оценок, которые ставят ученики. Если наставнику ставят низкие оценки, то профиль замораживается и в ситуации разбираются модераторы. Это наставники постарше, у которых высокий рейтинг и сложившаяся репутация. Мы им доверяем и можем делегировать проверку уроков других.

Как зарабатывали на проект и привлекали первых клиентов

В начале 2020 года мы опубликовали на своих личных страницах в соцсетях посты, что ищем первых пользователей, которые протестируют новую платформу. Так мы набрали около 20 семей, в которых дети находились на домашнем обучении. Но когда в апреле 2021 года мы начали привлекать учеников с помощью таргетированной рекламы и открыли продажи, то оказалось, что наш сервис привлекает и тех, кто учится в школе очно.

Тем не менее пока подписки приносят нам небольшой доход, так что мы существуем за счёт других источников. Если раньше это были хакатоны, то теперь — гранты и небольшие вложения инвесторов. Например, наш проект попал в акселератор ВШЭ, мы стали сотрудничать с коллегами из Эстонии. Благодаря зарубежным партнёрствам привлекли инвестиции из Европы. Инвестиций проект привлекает пока немного, поскольку у нас нет трекшена. Хотя мы, по сути, сделали репетиторство намного доступнее и удобнее — а это гораздо ценнее, чем если бы мы просто зарабатывали на чём-то неинновационном.

А ещё нам очень помог грант от «Инноваций в образовании» от Агентства стратегических инициатив. Эти средства пошли на развитие инфраструктуры Tensy и зарплату нашим наставникам.

Что получили родители и как реагировали школы

О реакции родителей можно судить по цифрам: 80% тех, кто узнал о нас через соцсети, берут подписку сразу на год, а средний рейтинг урока на нашей платформе — 4,8 из 5. За всё время существования проекта нас ни разу не попросили вернуть деньги, хотя мы предлагаем такую возможность, если что-то не понравилось. Это хороший показатель.

У нас были и примеры, когда родители обращались к нам с темами, которые годами не могли объяснить ребёнку. Мы предлагали им приходить на тестовые уроки, чтобы разобрать тему с наставником и потом рассказать своими словами ребёнку. И у них получалось. В результате школьник мог решить сложную задачу и объяснить логику этого решения.

Мы регулярно обзваниваем родителей и спрашиваем об успехах их детей. По нашим впечатлениям, прогресс от занятий на Tensy есть, и большой.

Мы также учитываем важный психологический фактор: если у ребёнка репетитор, то мало родителей реально интересуется, как там занятия, что он с ребёнком вместе делает. А наши пользователи могут запросить подробную историю уроков, обсудить, как идут дела.

Сами школьники особой обратной связи не дают, поскольку мы работаем больше с родительской «болью». Но они тоже довольны. Во-первых, когда наставник помог с домашкой, то можно идти тусоваться — это супер. Во-вторых, ребёнок получает дополнительную опору в лице наставника и может поделиться с ним какими-то переживаниями. Я знаю случаи, когда наставники с подопечными начинали общаться вне уроков, таким вот образом находили себе друзей.

Что касается более широкой аудитории и сферы образования, то наш проект очень тепло встречают. А вот помочь хотели не все, исключения можно пересчитать по пальцам. Например, инициативу поддержал «Рыбаков Фонд». Мы участвовали в его конкурсе — давали возможность школам бесплатно регистрироваться на нашей платформе.

Сообщество фонда помогло выйти на директоров школ и установить с ними контакт. Но сейчас школы — не главный наш фокус, это направление вообще формально закрыто. Такое масштабирование требует много сил на проверку большого числа гипотез. Ресурсов на это у нас пока нет.

Рост: что происходит с проектом сейчас

С точки зрения бизнеса — наша платформа растёт автоматически. Нам не нужно постоянно «отжимать» репетиторов у других сервисов, интервьюировать их. Мы сделали так, чтобы пользователи-школьники, которые прошли через внутренние фильтры, возвращались к нам в качестве наставников. Сейчас ты ученик, а через какое-то время уже сам помогаешь другому школьнику с математикой или физикой. Это даёт большие возможности для масштабирования, увеличивает скорость подбора и снижает стоимость услуг. Именно так они становятся доступными для большинства семей.

К концу года планируем привлечь более трёх тысяч новых клиентов с годовой подпиской. А успехом для нас будет, если хотя бы каждый второй родитель, получив пользу от платформы, будет рекомендовать нас знакомым. Правда, мы планируем не только масштабироваться в России, но и выходить на международные рынки. Сейчас стали тестировать латиноамериканский — во время летних каникул в нашей стране активности нет, а там в это время разгар учебного года.

Что касается фактической окупаемости, то в подобных проектах ставить вопрос об этом нецелесообразно. Те же Tesla или Uber не окупаемы. Вложения пока больше прибыли, но они отобьются через несколько лет, когда продукт вырастет и станет популярным. Сейчас важнее инвестировать, чтобы занять рынок, чем зарабатывать уже сегодня. А чтобы получать деньги через несколько месяцев, можно открыть палатку с шаурмой.

Успех же для нас — это если мы из миллиардов часов, которые уходят у родителей на помощь детям с учёбой, сэкономим хотя бы десятую их часть.

Корпоративное обучение

Развиваем компетенции ваших сотрудников: линейных специалистов и управленцев

Узнать подробнее

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована