Образование
#статьи

Что такое научение через наблюдение и почему обучение — это социальный процесс

Как теория социального научения Альберта Бандуры потеснила психоанализ и бихевиоризм и что она говорит о том, как мы учимся.

Zero Creatives / GettyImages

Из этой статьи вы узнаете:


В чём суть теории социального научения

Обучение происходит, когда мы в тишине и одиночестве сидим над учебниками, с гитарой в руке или в приложении для изучения языка. Но это только один из способов приобрести знания и навыки. Другая часть обучения требует взаимодействия с людьми, которые знают и умеют больше, чем мы.

На то, что обучение — это в том числе социальный процесс, указал ещё советский исследователь Лев Выготский. В возможности «в сотрудничестве подыматься на высшую ступень интеллектуальных возможностей» учёный видел саму суть обучения. То, что недоступно нам из-за отсутствия опыта, оказывается по силам при содействии наставника, размышлял он.

Социальным процессом считал обучение и канадо-американский психолог Альберт Бандура. Теорию, через призму которой Бандура предложил посмотреть на то, как мы учимся, в российской литературе назвали теорией социального научения (от англ. social learning theory). Одна из главных её идей довольно проста и хорошо известна молодым родителям: дети (как и взрослые) учатся не только на своём опыте, но и через наблюдение за другими.

«Научение было бы исключительно трудоёмким — не говоря уже рискованным — процессом, если бы люди, получая информацию о том, что делать, полагались бы исключительно на результаты собственных действий, — пишет Бандура в книге «Теория социального научения» 1977 года. — К счастью, в большинстве случаев человеческое поведение подлежит научению через моделирование».

Наши родители, друзья, персонажи книг и кино — все они служат для нас поведенческими моделями. Наблюдая за ними, человек формирует представление о том, как должно осуществляться подобное поведение, закрепляет эту информацию в памяти и позже использует её как руководство к действию. Этот процесс Бандура назвал моделированием.

Кто такой Альберт Бандура

Фото: Wikimedia Commons

Альберт Бандура (1925–2021), уроженец Канады с польскими и украинскими корнями, в конце 1940-х переехал в США. Там он за пару лет получил сначала магистерскую, а затем докторскую степень по психологии, а в 1953 году начал преподавать психологию в Стэнфордском университете, где оставался больше полувека.

За это время он выпустил несколько книг, принёсших ему популярность. Среди них — «Принципы модификации поведения» (англ. Principles of Behavior Modification, 1969), «Теория социального научения» (англ. Social Learning Theory, 1977), «Социальные основы мысли и действия: социально-когнитивная теория» (англ. Social Foundations of Thought and Action: A Social Cognitive Theory, 1986) и другие. Признание со стороны коллег было огромным: в 2002 году он удостоился четвёртого места в рейтинге самых выдающихся психологов XX века — после Скиннера, Пиаже и Фрейда.

Наибольшую известность Бандуре принесли ряд исследований, которые пресса окрестила общим названием «Эксперимент с куклой Бобо». В ходе этих опытов начала 1960-х Бандура с коллегами показывали детям взрослых людей, избивающих куклу. Когда вслед за этим детям предлагали поиграть с куклой, они копировали поведение взрослых.

Другая же группа детей, которой показывали взрослых, аккуратно обращающихся с куклой, не прибегала к агрессии. Более поздние исследования Бандуры показали, что даже демонстрация фильма с содержанием сцен насилия приводила к похожим результатам. На то, усвоят ли дети это поведение, впрочем, влияло то, поощрялись или наказывались поступки взрослых моделей.

Почему теория Бандуры так важна, несмотря на её простоту

Эксперименты Бандуры противоречили популярной тогда психоаналитической идее о том, что наблюдение за агрессией, например, в кино приводит к катарсису, снижая потребность вести себя агрессивно.

Фото: Iakov Filimonov / Shutterstock

Ещё одна популярная теория тех лет, с которой не согласовывались выводы Бандуры, — бихевиоризм. Если Бандура считал, что мы учимся в том числе просто наблюдая за другими, бихевиористы полагали, что любое обучение происходит лишь через взаимодействие с окружающей средой. Поведение и животных, и человека сторонники этой теории рассматривали всего лишь как реакцию организма на внешние стимулы, подкреплённую предыдущим опытом — через поощрения и наказания.

Как отметил коллега Альберта Бандуры, профессор психологии из Стэнфорда Ли Росс: выводы бихевиоризма имели смысл, когда речь шла о голубях или крысах, но были менее убедительны, когда дело касалось человека.

«Если бы действия определялись исключительно внешним вознаграждением и наказанием, то люди вели бы себя подобно флюгерам, постоянно меняя направление, чтобы приспособиться к сиюминутным влияниям, набрасывающимся на них», — писал Бандура в книге «Теория социального научения», вступая в спор с бихевиоризмом.

Человек действительно подвержен влиянию внешней среды, однако его поведение не сводится к результату внешних вознаграждений и наказаний, считал Бандура. Люди сами отбирают стимулы, «со всех сторон обрушивающиеся на них». Устанавливая для себя личные стандарты, мы учимся сами вознаграждать и наказывать себя.

Пример тому — писатели. «Писателям не нужно, чтобы кто-то сидел рядом, избирательно подкрепляя каждый написанный фрагмент до тех пор, пока не получится удовлетворительная рукопись. Вместо этого у них имеется некий стандарт того, чем определяется приемлемый уровень выполненной работы», — пояснял Бандура.

Если бихевиористы считали, что любое обучение приводит к изменению в поведении, то с точки зрения Бандуры мы способны усваивать новую информацию, не меняя своих поступков. Тем, что мы перенимаем не всякое поведение, за которым наблюдаем, мы обязаны как раз способности к саморегуляции. Но как мы вообще усваиваем чужое поведение через наблюдение?

Как устроено обучение с точки зрения Бандуры

На то, как эффективно мы осваиваем наблюдаемое поведение, влияют несколько факторов:

  1. Внимание.
  2. Запоминание.
  3. Повторение.
  4. Мотивация.

Внимание

Люди мало чему учатся при наблюдении, если они недостаточно внимательны, объяснял Бандура в «Теории социального научения». Из множества составляющих поведения модели люди избирательно наблюдают лишь за некоторыми. Внутренние установки влияют на то, поведение каких моделей кажется привлекательным, а какие модели мы игнорируем или отвергаем. Кроме того, внимание может зависеть от отношения модели к наблюдателю. Если, например, учитель или родитель не замечает ни успехов, ни неудач ребёнка, тогда он будет демонстрировать посредственную имитацию их поведения, писал Бандура.

Важно также отметить, что при наличии нескольких моделей наблюдатели редко копируют поведение лишь одной из них. «Не усваивают они и все подряд атрибуты даже самых предпочитаемых моделей», — замечал психолог. Вместо этого наблюдатели создают комбинацию из разных характеристик моделей. Так происходит, например, когда в одной и той же семье дети моделируют совершенно разное поведение.

Запоминание

«Наблюдение за моделями не в состоянии оказать на людей сколько-нибудь заметного влияния, если они не будут запоминать наблюдаемое поведение», — писал Бандура. Наблюдаемое поведение сохраняется в долговременной памяти в форме символов и абстракций. Благодаря этому человек способен в том числе и к отсроченной имитации, то есть может продемонстрировать поведение модели не сразу после наблюдения, а спустя какое-то время.

Фото: Frame Stock Footage / Shutterstock

Дети, по наблюдениям Бандуры, в основном склонны к непосредственной имитации, но с возрастом способность к отсроченному подражанию улучшается — с развитием навыков символического мышления.

Моделирование становится более абстрактным. Человек уже не просто копирует чужое поведение, а выделяет в нём общие принципы и правила.

Кроме того, с развитием языковых навыков, поведенческое моделирование постепенно вытесняется вербальным. С его помощью можно выразить «практически бесконечное множество типов поведения, которые было бы неудобно или нереально моделировать, прибегая лишь к наглядным примерам», заключал Бандура.

Повторение

Идеи, однако, редко сразу и без ошибок преобразуются в правильные действия, предупреждал психолог. На помощь приходят многократные повторения.

«Когда люди про себя репетируют или даже на самом деле воспроизводят моделируемые типы реакций, вероятность того, что они забудут пройденное, намного меньше, чем если бы они не думали об этом и не пытались практиковаться», — писал Бандура и сделал вывод: «Невозможно усовершенствовать навыки в ходе одного лишь наблюдения, равно как и невозможно развить их исключительно методом проб и ошибок».

Поэтому лучше всего научение через наблюдение работает, когда поведение сначала моделируется и репетируется мысленно, а затем демонстрируется открыто и меняется благодаря корректирующим усилиям человека и обратной связи наблюдающих за ним.

Мотивация

«Теория социального научения проводит различие между научением и исполнением, так как люди не следуют всему тому, чему они научились, поскольку люди на деле не реализуют на практике всё подряд, чему они научились», — писал Бандура. На совершение действия человека должны мотивировать его вероятные последствия.

«Человек с большей вероятностью воспримет поведение модели, если оно приводит к полезным результатам, нежели если оно оказывается неэффективным или даже вредным, — объяснял он. — Мы стараемся действовать так, чтобы получать самоудовлетворение, и отбрасываем то, что лично не одобряем».

Фото: New Africa / Shutterstock

Что такое самоподкрепление и самоэффективность

На закрепление нового поведения влияет, по мнению Бандуры, и отношение к нему самого человека. «Люди с готовностью принимают то, что кажется им достойным похвалы, но в то же время сопротивляются тем новшествам, которые нарушают их социальные и нравственные убеждения», — пояснял психолог. Собственные положительные реакции людей на их же действия Бандура называл самоподкреплением.

К понятию самоподкрепления Бандура добавил ещё и самоэффективность, которую подробно описал в работе 1997 года «Самоэффективность: осуществление контроля» (англ. Self-Efficacy: The Exercise of Control). Суть в том, что, работая над задачей, человек сравнивает свой прогресс с целью. Ощущение продвижения повышает чувство самоэффективности и мотивирует продолжать работу.

В позднем варианте своей теории социального научения, которую Бандура назвал социально-когнитивной теорией, психолог отводил таким процессам саморегуляции центральное место. «Люди ведут себя так или иначе не просто, чтобы соответствовать предпочтениям других. Очень многое в их поведении мотивируют и регулируют внутренние стандарты и самооценочные реакции на их собственные действия», — заключил Бандура в книге 1986 года «Социальные основы мысли и действия».

Как выводы теории социального научения применяют на практике

Университет западных губернаторов американского штата Миссури (англ. Western Governors University, WGU) предлагает три варианта практического применения теории Альберта Бандуры.

Первый способ — методика перевёрнутого класса. На традиционных уроках большую часть времени занимают рассказы учителя на тему занятия. А при перевёрнутом обучении новый материал ученики осваивают дома самостоятельно, на занятиях применяя усвоенные знания на практике под присмотром учителя. С теорией социального научения этот метод связан тем, что он позволяет ученикам наблюдать за поведением одноклассников и реакцией на него учителя, объясняют сотрудники WGU.

Ещё один вариант — геймификация и симуляция. С помощью геймификации можно превратить урок в игру, добавив награды за правильные ответы. А симуляция судебного процесса или, например, городской жизни даст ученикам шанс опробовать свои знания в ситуациях, близких к реальным. Наблюдая за тем, как удачливых игроков поощряет учитель, ученики, вероятно, будут перенимать их модели поведения, рассуждают авторы руководства WGU.

Наконец, примером социального научения может стать взаимное обучение — когда ученики выступают учителями друг для друга.

Ещё несколько примеров практического использования теории социального обучения предлагает образовательная организация Valamis. Эти примеры больше подойдут для корпоративного обучения.

Таблицы лидеров, например, создадут здоровую конкуренцию между коллегами. Модели поведения преуспевающих в этом соревновании сослуживцев, вероятно, будут копировать другие. Знакомство с лучшими практиками и историями успеха тоже будет повышать мотивацию. А корпоративы и другие неформальные встречи с коллегами, в том числе из других отделов, важны, потому что чем чаще мы наблюдаем поведение каких-либо моделей, тем выше вероятность, что мы начнём его имитировать.


Курс

Методист образовательных программ

Вы с нуля пройдёте полный цикл создания образовательного продукта. Научитесь проектировать учебные программы для онлайн- и офлайн-курсов. Станете универсальным специалистом – сможете запустить свой проект или устроиться методистом в крупную компанию.

Узнать про курс

За какие профессии в образовании хорошо платят?

Подробнее
Обучение: Методист образовательных программ Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована