Образование
#статьи

Что не так с обратной связью в наших школах и как это исправить

Эксперты рассказали об исследованиях и инструментах для качественной работы с обратной связью.

Иллюстрация: Катя Павловская для Skillbox Media

В апреле в рамках Московского международного салона образования (ММСО-2022) состоялась панельная дискуссия «Обратная связь, или фактор оценивания в образовательном процессе». Участники поделились результатами исследований, историями из жизни и наработками из педагогической практики. Вот что они обсудили:


Понятие «обратная связь» используется в педагогическом процессе реже, чем более привычное «оценивание». Однако обратная связь — гораздо больше, чем оценка. Учёный-педагог Джон Хэтти в мировом педагогическом бестселлере «Видимое обучение» последовательно доказывает, что обратная связь — важнейший ресурс качественного образования. Она помогает ученику осмыслить сделанную работу, заметить свои успехи и слабые места, сформировать план на будущее.

Фото: MARIYA Y / Shutterstock

Обратная связь показывает ученику ту самую зону ближайшего развития — пространство, в котором, согласно концепции Льва Выготского, он может вместе с педагогом учиться тому, чего пока не умеет сам.

Все учителя это понимают — но что происходит с обратной связью на практике?

Какие есть проблемы с обратной связью

Доцент Института педагогики СПбГУ Анастасия Азбель рассказала об исследованиях культуры обратной связи в школе, которые она провела с коллегами.

В 2020 году подростки 14–18 лет из 56 регионов заполнили анкеты с открытыми вопросами о качестве обратной связи, которую они получают. Результаты этого опроса опубликованы в журнале «Вопросы образования».

Опросили также и педагогов. Им, как и ученикам, задавали один и тот же вопрос: «Как вы считаете, в процессе обратной связи учителя чаще указывают на ошибки или показывают точки роста?» Оказалось, большинство педагогов (80%) считают, что чаще показывают точки роста, а вот большинство учеников (70%), наоборот, думают, что учителя чаще указывают им на недостатки.

При этом 61% учителей перекладывают ответственность за то, что дают обратную связь в таком негативном ключе, на внешние обстоятельства — стандартизацию образования, чрезмерный контроль за своей работой и личные качества учеников.

«Это виновата система, это виноваты сами дети, потому что они ориентированы на оценки и ничего, кроме оценок, от учителя получать не хотят. В общем, кто угодно виноват, только не сам учитель», — прокомментировала Анастасия Азбель типичные педагогические установки.

И лишь 23% педагогов признались в том, что не умеют давать полезную и развивающую обратную связь.

Тезис о том, что если детей критиковать, то они будут больше стараться, в исследованиях не подтверждается. Азбель рассказала, что критический стиль обратной связи, присущий большинству российских педагогов, отрицательно сказывается на мотивации учеников: 43% опрошенных школьников отметили, что содержание критического отклика не помогает им развиваться, а демотивирует.

В этом большом исследовании упоминается понятие feedback literacy — если перевести с английского дословно, это грамотность обратной связи, то есть умение правильно давать и получать её. Это умение включает четыре компонента:

  • рационального: «Я знаю, как давать обратную связь и как её запрашивать»;
  • эмоционального: «Я после получения обратной связи могу справиться со своими эмоциями»;
  • ценностного: «Я понимаю, зачем получать обратную связь от кого-то»;
  • деятельностного: «Получив обратную связь, я могу продолжать что-то совершенствовать и двигаться к своей цели».

Такая грамотность нужна не только учителю, её важно взращивать и у детей, потому что по-настоящему развивающая обратная связь предполагает равнозначную субъектность учителя и ученика. Проще говоря, чтобы учиться эффективно, детям нужно уметь запрашивать обратную связь и воспринимать её правильно.

Исследователи спросили учителей, чему именно следует учить школьников для развития этой субъектности, и получили такие ответы:

  • 43% учителей уверены, что школьникам нужно учиться формулировать мысли и задавать вопросы;
  • 26% считают важным развивать рефлексию и навыки самооценки;
  • 21% считают, что школьникам нужно развивать навыки уважительной и конструктивной коммуникации;
  • 10% говорят об умении управлять эмоциями, преодолевать страх и застенчивость.

«Учителя сами себе, что называется, продиктовали домашнее задание», — пошутила Азбель.

Она резюмировала, что в целом исследование показывает не очень радужную картину: педагоги и их ученики всё ещё понимают обратную связь скорее как инструмент оценки. И только очень небольшой процент учителей осознаёт, что мало просто дать и получить обратную связь. Важно сделать ещё и следующий шаг — вместе с учеником построить план действий на основе полученных комментариев. Этот процесс Азбель обозначила принятым в англоязычной академической среде термином feedforward — по аналогии с feedback, означающим «обратная связь», это новое слово можно перевести как «связь относительно будущего».

Дарья Островская, руководитель проекта «Измерение знаний» платформы «Учи.ру», напомнила, что Джон Хэтти тоже писал о том, что обратная связь должна работать на перспективу. Её суть в том, чтобы ученик с учителем вместе наметили действия, которые приведут к большим знаниям и успехам.

Кстати, вывод из исследования того, как школьники воспринимают обратную связь, получился таким: подростки видят в ней в первую очередь ресурс, которым пользуется учитель, а не они сами. То есть элемент feedforward в школах пока, к сожалению, отсутствует, над ним надо работать.

Какой должна быть обратная связь

Константин Лёвушкин, действующий преподаватель школы «Летово», назвал три важных качества обратной связи.

Первое — своевременность. Это значит, что ученик должен быть готов обсудить качества своей работы. Если момент выбран неудачно, обратная связь может остаться неуслышанной или даже привести к сильному демотивирующему результату.

«Обратная связь — это тоже общение, и она подчиняется правилам общения. Какие-то слова могут быть сказаны вовремя, какие-то невовремя. Зависит прежде всего от собеседника. <…> Можно спросить человека: „Готов ли ты сейчас поговорить об этой работе?“ И взрослый, и ребёнок на этот вопрос совершенно точно может дать ответ», — пояснил он.

Второе — соразмерность. Важно понимать, сколько обратной связи ученик сможет принять. Перебор с критической информацией может демотивировать. Но соразмерность — это не только про количество информации, а ещё и про тему. Константин предлагает прямо спрашивать учеников: «Какую обратную связь вы хотите от меня получить? О чём?» Сформулировать ответ им может быть непросто. Но если всё-таки получится — это гарантирует, что разговор будет успешным.

Третье — позитивность. В обсуждении работы ученика крайне важно отметить успешные стороны, потому что признание мотивирует на дальнейшую работу. В английском языке есть хорошее слово appreciation — благодарность или признание заслуг человека.

«У нас этой традиции практически нет, — считает спикер. — Я это много раз видел после докладов учеников, после докладов взрослых — что угодно люди делают, только не признают и не благодарят».

Константин Лёвушкин напомнил, что, хотя обратная связь и похвала — не одно и то же, иногда эти понятия важно сближать.

Он поделился, что в своей практике довольно часто отходит от принципа объективности, заменяя обратную связь обычной похвалой, — и делает это как раз ради принципа соразмерности и своевременности. Похвала при этом, конечно, должна быть предметной, конкретной, информативной, а не просто «ты молодец».

Важность своевременности и соразмерности обратной связи Константин проиллюстрировал случаем из собственной студенческой жизни. Учась в магистратуре, он отправил на проверку преподавателю свою работу и получил много критических замечаний. Они были по делу, и преподаватель, очевидно, искренне старался действовать во благо, показывая сразу все недостатки и недочёты, даже мелкие. Проблема в том, что их получилось слишком много для одного раза. Буквально весь документ пестрел красными пометками: комментариями общего характера относительно всей работы и по поводу отдельных её фрагментов, а также прямыми исправлениями. Количество этих исправлений повергло Константина в шок.

«Конкретно в тот момент я совершенно точно не был готов получить такую разрушительную обратную связь. Она меня очень сильно демотивировала. И я ушёл с этой программы, расстроенный тем, что всё так вышло», — признался он.

Алексей Турчин, руководитель департамента методологии «СберОбразование», дополнил названные Константином Лёвушкиным принципы ещё двумя: обратная связь должна быть адресной, то есть её важно давать по каждому выполненному заданию. И она должна быть прозрачной, то есть опираться на чёткие критерии, чтобы у ребёнка не осталось непонимания: «А почему у меня три?» С ним согласилась и Дарья Островская: снова напомнив о книге Хэтти, она подчеркнула, что развивающая обратная связь должна быть основана на фактах и доказательствах, а не на субъективных оценках учителя.

Что мешает наладить правильную обратную связь в школах и в чём тут польза от технологий

Почему же ученики так редко получают от учителей позитивную, своевременную и развивающую обратную связь, если это, по сути, основа педагогики? Все спикеры указали на две причины.

Во-первых, грамотная обратная связь — искусство действительно сложное. Такая коммуникация требует от человека осознанности и развитого эмоционального интеллекта.

Во-вторых, существуют очевидные для всех системные препятствия. Где учителю взять время на подробную обратную связь для каждого ученика в урочной системе с классами по 30–40 человек?

Фото: fotosparrow / Shutterstock

И если в решении первой проблемы может помочь лишь планомерное обучение учителей, как давать правильную обратную связь, то проблему нехватки времени вполне могут облегчить технологии. Избавляя педагога от рутины, они освобождают ему время для более качественного и глубокого общения с учениками. Участники дискуссии рассказали про два таких примера.

Автоматическая проверка и самопроверка. Алексей Турчин считает, что проблему нехватки времени можно решить, если использовать цифровой ресурс для проверки типовых заданий. Эта идея реализована на цифровой платформе помощи учителю «СберКласс»: типовые задания (в системе шкалирования это задания типа 2.0) на платформе проверяются автоматически с помощью заданных алгоритмов, что освобождает учителю время для откликов на более творческие задания и проекты.

Ещё один инструмент — самоанализ и самооценка. В «СберКлассе» школьники после выполнения работы получают ключи, по которым могут самостоятельно проверить её.

«Задания, которые работают на отработку какого-то навыка, не должны отвлекать учителя от предоставления действительно качественной обратной связи. Эти функции на себя может взять цифровой продукт. Это один из наших основных принципов», — поясняет спикер.

Конечно, существуют задания, которые требуют максимально развёрнутого ответа и развивающей обратной связи, а не только проверки по ключам. Вот как раз в них и велика роль учителя, считает Турчин.

Наконец, третий инструмент — оценивание друг друга (peer-to-peer), когда одноклассник оценивает одноклассника. Здесь, кстати, тоже важна роль учителя — он может научить правильно давать обратную связь другому.

Тестирование с качественной аналитикой. Дарья Островская рассказала, как упрощает учителям задачу подготовки обратной связи новый сервис «Учи.ру» — мониторинг. Это электронное тестирование для учеников 2–9-х классов, адаптированное для разных УМК и программ.

Дарья признаёт, что система пока не может научить педагога давать обратную связь грамотно, правильно беседовать с учениками. Но она, по крайней мере, может снабдить его инструментами, которые облегчат понимание, по поводу чего надо дать эту обратную связь.

Сервис проверяет основные навыки и умения, которыми должны обладать ученики, а затем даёт обобщающие выводы: какие задания оказались самыми сложными для значительной части класса, кто из учеников лучше и хуже всего справился с тестом. В результате учитель получает очень объективную картину успеваемости, что позволяет исключить предвзятость в обратной связи и сделать её более предметной. А ещё сервис формирует по итогам тестирования задания, которые позволят ученикам закрыть пробелы. И всё это — автоматически.

Нужны ли такие подсказки учителям или они и сами всегда в курсе, какие темы вызвали у ребят трудности, кто из учеников молодец, а кому требуется помощь? По словам Дарьи, сервис провёл исследование, в ходе которого 51% опрошенных педагогов отметили: мониторинг помог им выявить новые проблемы учеников. Это значит, что действительно бывают слепые зоны, которые педагогам хорошо бы подсветить.

Кстати, этот мониторинг работает на перспективу. В исследовании «Учи.ру» учителя показали, как они использовали результаты текста. Почти половина из них (48%) разобрали в классе те темы, которые оказались не до конца понятны детям, и 37% отправили своим ученикам автоматически созданные задания.

А ждут ли дети подробной обратной связи?

Результаты проведённого Анастасией Азбель и её коллегами анкетирования показали, что большинство школьников хотели бы получать развёрнутый комментарий от учителей по поводу своей работы.

Этот вывод подтвердил и модератор дискуссии Леонид Ильюшин, профессор педагогики Санкт-Петербургского государственного университета, историей из собственного школьного детства.

Как-то в его класс пришёл новый учитель, который постоянно ставил большинству ребят в письменных работах отметку «См.» — то есть просто уведомлял, что работу он посмотрел, но никаким мнением о ней не делился. Детям это не понравилось, они привыкли к более внятной реакции. Тогда они сами преподали урок обратной связи своему учителю и сделали это с юмором. Когда пришло время снова сдавать тетради с очередной работой, они отдали их учителю, сделав к его предыдущим «См.» творческие приписки: «У кого-то было дописано: „Смешно“, у кого-то было дописано „Смело“, у кого-то — „Смутно“. В общем, каждый что-то придумал».

«Надо сказать, что конфликта не случилось. Учитель понял, что мы читаем его „См.“ и нам не очень нравится, что это только „См.“. И дальше как-то так диалог наладился. Я желаю вам, чтобы вы меньше получали в своих виртуальных или реальных тетрадках этого самого „См.“, а получали, и хотели бы, и умели давать полноценную обратную связь», — резюмировал спикер.


Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Научитесь: Методист образовательных программ Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована