Образование
Образование
#истории

Былое: Елизавета Водовозова — о том, как учились и сдавали экзамены в Смольном институте

Что мы сейчас знаем о настоящем «натаскивании», когда говорим про ЕГЭ? Публикуем отрывок из мемуаров бывшей институтки, которая потом стала педагогом.

«Начальство делало выставку решительно из всего, — всё должно было иметь показную сторону. Перед приёмом высоких посетителей на видные места помещали красивых воспитанниц. Они же должны были в первых рядах танцевать перед ними на балах. Выпускные, публичные экзамены были пустою формальностью, — каждая знала, что ей придется отвечать; сочинение писали заранее, учитель поправлял его, и оно зазубривалось слово в слово, — выученные наизусть сочинения задавали писать на публичных экзаменах. В конце концов жизнь для выставки, жизнь напоказ так въедалась в нравы воспитанниц, что они учились только для хорошей отметки, поступали хорошо только тогда, когда надеялись получить похвалу. Красивого наряда для выпуска требовали даже те, матери которых в отчаянии ломали руки, не зная, как справиться, чтобы устроить дочери мало-мальски сносный туалет для её выхода, который сразу требовал огромных издержек».

«Как мало знаний выносили мы из преподавания, какими поразительными невеждами оканчивали курс, будет видно из следующего очерка; к сказанному же прибавлю только, что большая часть наших учителей сами были людьми невежественными и никуда не годными педагогами. Даже по внешности, кроме француза, они представляли, точно на подбор, отовсюду набранных, отживших стариков, навсегда сданных в архив в эту, так сказать, учительскую богадельню Смольного. Случалось, — впрочем, крайне редко, — что вследствие болезни или смерти тот или другой из престарелых педагогов выбывал из строя, и его место замещал ещё не совсем старый человек, но после нескольких уроков такие учителя обыкновенно исчезали с нашего горизонта по неизвестной для нас причине. Один из них был удалён после пяти или шести уроков только за то, что сказал:

— Девицы, вы передаёте всё в зубрежку и плохо рассказываете оттого, что ничего не читаете, — просите начальство снабдить вас книгами для чтения».

Источник: Водовозова Е. Н. «На заре жизни». Мемуары в двух томах.


Редакция Skillbox

Пишем о событиях, явлениях и понятиях из мира дизайна и программирования, геймдева, образования и бизнеса.


Контекст

Елизавета Николаевна Водовозова (1844–1923) была детской писательницей, а также автором статей и книг на тему педагогики. В юности училась в Смольном институте благородных девиц (окончила его в 1862 году). Оставила увлекательные мемуары о детстве и юности, в том числе — об учёбе в Смольном, который описала без прикрас.

В её воспоминаниях Смольный предстаёт местом, где образования как такового девочки не получали, за исключением знания французского языка, Закона Божия и хороших манер. Предметы изучались очень поверхностно, не по учебникам, а по запискам, надиктованным учителями, которые зачастую и сами имели весьма слабое представление о том, что преподавали. Чтение не приветствовалось, а, наоборот, осуждалось, да и условий для него не было — книг в Смольном не водилось. Даже литературу институтки «изучали» со слов преподавателя, без чтения самих литературных произведений. Вся «учёба» заключалась в бездумной зубрёжке — понимания никто не требовал, а задавать учителям вопросы считалось дерзостью. Естественные науки и вовсе не были включены в курс.

Всё стало меняться после того, как инспектором Смольного института назначили молодого гения педагогики Константина Дмитриевича Ушинского. Это произошло в 1859 году — Елизавета Водовозова как раз застала его приход и устроенные им преобразования. Именно он разбудил в ней интерес к получению новых знаний и полностью перевернул представление о том, что такое учёба. Об этом — в следующих наших выпусках.


обложка: Wikimedia Commons / Ольга Скворцова / Skillbox Media

Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪