Код
#статьи

Alter-эго Андрея Бреслава: психотерапия, годовой отпуск и бизнес с социальной миссией

Создатель Kotlin Андрей Бреслав — о том, как предпочёл свой сервис подбора психотерапевтов работе в JetBrains.

Colowgee для Skillbox Media

Андрей Бреслав рассказал Skillbox Media, как стал бизнесменом, над чем работает сейчас и почему хочет, чтобы как можно больше людей познакомились с психотерапией.

Куда я ушёл после Kotlin

Я руководил разработкой языка программирования Kotlin десять лет. В декабре 2020 года я передал дела своим коллегам и ушёл из проекта и из компании JetBrains. После такого длинного и интенсивного проекта мне нужен отдых. Я договорился с собой, что как минимум 2021 год я в основном отдыхаю.

Я по-прежнему сооснователь и технический директор проекта Alter (сервис по подбору психологов), посвящаю ему столько же времени, сколько и раньше, — около 10 часов в неделю — и участвую во всех стратегических обсуждениях, крупных технических решениях и найме разработчиков.

Фото: из личного архива Андрея Бреслава

Почему я делаю сервис по подбору психологов

Психотерапия — один из самых эффективных и одновременно самых недооценённых инструментов для изменения своей жизни, доступных людям. Она не только помогает справляться с болью, кризисами или внутренними тупиками. Психотерапия — отличный способ повышения осознанности: того, что ещё можно назвать «пониманием себя». И, что, наверное, даже более важно, — инструмент, который позволяет взять инициативу в свои руки, изменить себя и свою жизнь.

Здесь стоит сделать небольшое теоретическое отступление. Мы так устроены, что в начале жизни много и быстро учимся, зачастую сами об этом не подозревая. Часть этого обучения всем заметна и понятна — это знания и навыки (ходьба, речь, счёт, чтение, рисование, спорт или игра на музыкальных инструментах, изучение различных наук и так далее).

Но очень многое мы усваиваем незаметно и неосознанно — особенно в раннем детстве. Мозг выучивает паттерны, взаимосвязи и эмоциональные реакции, которые во многом формируют наш характер и интуицию. Ребёнок не может выбрать, какие паттерны ему усваивать, но они фиксируются на всю жизнь и во многом определяют наши эмоциональные реакции и поведение.

Взрослый человек, в отличие от ребёнка, способен гораздо более осознанно принимать решения. Однако многие интуитивные, ещё в детстве усвоенные реакции и мысли, которые мы никак не «заказывали», приходят из неосознанного как бы «сами по себе» и формируют наше поведение. Психотерапия позволяет вернуть себе право на осознанный выбор и даже поменять некоторые паттерны, сформированные в прошлом.

Что-то, как правило, более явное и лежащее на поверхности, можно изменить довольно быстро, а на изменение глубинных паттернов могут уйти месяцы и даже годы. В любом случае изменить можно многое — и это здорово, ведь в жизни часто повторяются ситуации, в которых мы вообще не хотели бы оказаться. Простой пример: люди нередко оказываются в отношениях, которые быстро становятся похожи на их предыдущие отношения, личная история идёт по кругу. И так может происходить не только с партнёрами, но и с работой, жизненными целями и так далее. Психотерапия поможет сделать осознанный выбор и разомкнуть этот круг.

Поэтому я считаю, что всем или почти всем людям психотерапия может принести пользу. Для большинства людей она не необходима, конечно, но чем дальше, тем, я думаю, больше людей будут её использовать.

Мне самому психотерапия дала очень много. Например, я довольно быстро перестал бессмысленно ревновать — это был один из первых видимых результатов психотерапии, хотя я даже не ставил себе такую цель. Ещё у меня поменялась самооценка: я стал гораздо более свободно принимать решения, связанные с общением, легче вступать в коммуникации, воспринимаю себя гораздо спокойнее, перестал бояться, что кому-то не понравлюсь. Конечно, что-то ещё осталось — но многое удалось исправить.

Фото: Tengyart / Unsplash

Я верю в бизнес с социальной миссией, но никогда не хотел делать благотворительный проект

Как бы высокопарно это ни звучало, мы создали Alter, потому что хотели изменить мир. Лично у меня было ощущение, что психотерапию используют слишком мало людей, хотя она могла бы быть полезной большинству. Я стал искать возможности сделать её популярнее и в итоге познакомился с Ольгой Китаиной, мы быстро пришли к взаимопониманию и стали делать проект вместе.

В самом начале я не думал о том, что Alter будет приносить мне какую-то материальную выгоду. Я говорил тогда знакомым, что — почти дословно — «готов потерять на этом проекте миллион рублей», так как не был уверен, что из этой затеи вообще хоть что-то получится. Я понимал, что у меня нулевой опыт в бизнесе, что параллельно я занят на большом проекте по основной работе (Kotlin) и что в принципе любой стартап — это риск. Но мне хотелось попробовать сделать что-то значимое для всех людей, а не только для программистов.

Здесь можно задуматься: а почему тогда с такими «чистыми помыслами» мы стали делать бизнес, а не создали благотворительную организацию? Честно говоря, я тогда этот вариант даже не рассматривал, как-то очень далеко от меня находилась благотворительность. Я исходил из того, что нужно сделать компанию, которая будет обеспечивать себя сама: платить зарплаты сотрудникам, делать контент, продвигающий терапию и так далее. У меня не было мыслей о том, что можно вместо этого основные усилия направить на сбор пожертвований.

И в какой-то момент бизнес-составляющая проекта меня увлекла, мне было интересно узнавать новое, учиться разным коммерческим вещам. Кроме того, успех бизнеса сильно связан с тем, насколько мы востребованы, то есть насколько хорошо мы помогаем людям. Важно не забывать свою миссию и строить бизнес не ради бизнеса, а ради той пользы, которую компания приносит людям. Если всё делать правильно, то успех бизнеса — лучший способ измерить пользу, которую получают наши клиенты. Это вопрос баланса, и у нас пока, кажется, получается его удерживать. Сегодня Alter — это прибыльный бизнес, который зарабатывает деньги и помогает людям.

Другой вопрос, что многие люди не могут позволить себе терапию, потому что у них не хватает на это свободных денег. Было бы здорово сделать эту услугу более доступной — пока у нас это не получилось, но мы об этом думаем и даже сотрудничаем с благотворительными проектами. Например, «Тебе поверят»: ребята стараются решить проблему по-своему, а мы помогаем им по мере возможностей.

Фото: Hybrid / Unsplash

Нуждаться в помощи психолога — это норма

Одна из задач, которую нужно решать всем, кто работает на рынке психотерапии, и в частности Alter, — это просвещение, информирование людей о том, что такое психотерапия. Нам нужно постепенно замещать те мифы и страхи, которые связаны с этой областью, реальными достоверными данными.

Например, для многих психотерапия всё ещё сильно стигматизирована: она ассоциируется с чем-то стыдным, с тем, что стоит скрывать. В последние годы мы видим: среди образованных людей появился общий тренд на толерантность — и отношение к терапии меняется. Частично это происходит через дестигматизацию психиатрии: помогают примеры успешных людей с диагностированными психическими расстройствами — люди живут и работают с ними и это их не инвалидизирует.

С другой стороны, всё больше людей узнают, как психотерапия способна помочь даже тем, у кого никаких расстройств нет. Таким образом из чего-то экзотического или стыдного она переходит в разряд нормы. В информационном поле появляется много материалов, которые позволяют более зрело посмотреть на эту сферу, а мы стараемся способствовать этому процессу. Публикуем такую информацию, кейсы, статьи и так далее. В конечном итоге мы видим, что всё больше людей используют психотерапию, чтобы улучшить свою жизнь.

Этот тренд, конечно, помогает нам расти как компании. За прошлый год Alter вырос в шесть раз. Другой признак роста этой сферы — появление целой плеяды компаний-конкурентов, которые делают похожие продукты. Люди поняли, что у этого рынка серьёзный потенциал — и мы в него тоже верим.

Психотерапия и IT

С самого начала работы Alter среди наших клиентов было много IT-специалистов. Мне кажется, кроме моего личного влияния (которое не стоит переоценивать), этому есть несколько основных причин:

  • Во-первых, IT-специалисты хорошо зарабатывают и поэтому могут позволить себе психотерапию.
  • Во-вторых, IT-компании жёстко конкурируют за сотрудников, и это приводит к разным улучшениям условий труда и выходу ментального благополучия сотрудников на повестку.

В частности, IT-компании первыми начинают задумываться о том, чтобы включать психотерапию в свой соцпакет. Мы предлагаем таким компаниям программы софинансирования психотерапии для сотрудников, когда работодатель оплачивает часть стоимости сессии с психологом. Этому тренду в России, пожалуй, чуть больше года.

Некоторые компании пока оплачивают всего несколько сессий на сотрудника, но уже есть крупные компании, которые софинансируют сколько угодно сессий, не ограничивая сотрудников. Думаю, что за этим вариантом будущее. Через несколько лет софинансирование неограниченного количества сессий будет частью стандартного соцпакета.

Другое направление корпоративных услуг — это чат-поддержка для сотрудников, когда психологу можно написать в любой момент в течение дня и получить оперативный ответ. Это тоже интересное направление развития, и мы в него вкладываемся.

Фото: Natalia Bostan / Shutterstock

Найти хорошего психотерапевта — настоящая проблема

Если вернуться к тому, какую пользу Alter приносит клиенту, мы для себя формулируем это так:

  • Alter делает эффективную и безопасную психотерапию доступной.

В этой фразе важны все слова. Мы обеспечиваем клиентам доступ к тем психологам, которые работают эффективно и безопасно, то есть к настоящим профессионалам. Почему это важно: дело в том, что психологами могут называться люди, получившие очень разную подготовку (даже если не брать шарлатанов, которые никакой подготовки не получили), и далеко не все из них умеют проводить психотерапию.

Например, человек с дипломом о высшем образовании по психологии может быть исследователем, или социальным психологом, или преподавателем психологии, но никакой вуз в России не учит своих студентов психотерапии. Для этого надо учиться дополнительно, и обучение занимает очень много времени: несколько сотен часов.

Есть, разумеется, и врачи, получившие специализацию по психиатрии. Неожиданный для многих факт в том, что им тоже нужно специально дополнительно учиться, чтобы проводить вербальную психотерапию, а не только назначать курс медикаментозного лечения.

В результате очень сложно разобраться, к кому стоит обращаться. С самого основания Alter мы решаем в первую очередь эту проблему. Мы выстроили систему отбора специалистов: проверяем документы о базовом образовании, смотрим, что кандидат проходит личную психотерапию и регулярную супервизию.

Кроме этого, нужно пройти опросник и интервью, которые разработали для нас учёные из лаборатории, изучающей эффективность психотерапии в Психологическом институте РАО. Наша методика оценивает общую квалификацию, знания о моделях психики, позицию терапевта и так далее. Так мы делаем вывод, насколько хорошо кандидат подготовлен и можем ли мы доверить ему клиентов.

В следующей статье Андрей Бреслав расскажет, какие фильмы ему нравятся, какие ошибки он совершил, работая над языком программирования, и каково это — жить с мыслью, что Kotlin может остаться твоим самым великим проектом.


Глубоко, бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Расписание

Курс

Профессия Python-разработчик

На Python пишут веб-приложения и нейросети, проводят научные вычисления и автоматизируют процессы. Язык просто выучить, даже если вы никогда не программировали. На курсе вы создадите Telegram-бота, полноценный магазин и задачник для портфолио, а Центр карьеры поможет найти работу Python-разработчиком.

Узнать про курс
Профессия Python-разработчик Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована