Кино и музыка
#истории

«На показе моего документального кино многие прослезились»: как химик стал режиссёром

Съёмки фильма об известном конезаводчике, личная страничка на «Кинопоиске» и участие в трёх творческих мастерских. И это ещё не все успехи Нанамори.

Фото: личный архив Нанамори Кейта

Нанамори Кейта

Россия, Москва



Достижения

Снял документальный фильм, рекламу и сериал. Сейчас разрабатывает сценарий собственного проекта.


Нанамори рассказал:


«Когда мы снимали дневные сцены ночью, я был просто поражён работой осветителей!»: о знакомстве с миром кино

По образованию я химик полимерных соединений, а в творческую среду попал случайно. Сферой кино заинтересовался благодаря своему другу: он периодически подрабатывал на съёмочной площадке и однажды попросил меня выйти вместе с ним на смену, так как его напарник заболел. Подробностей о задачах, которые нужно будет выполнять, он не сообщил, однако я всё равно согласился помочь.

К тому же мне сказали, что на площадке будет Нонна Гришаева. Не то чтобы я был её фанатом, но имя знал — всё-таки актриса известная. Тут-то и понял, что попаду на настоящие и серьёзные съёмки. Позже оказалось, что сериал готовили для одного из федеральных каналов.

У меня были забавные, но очень важные задачи. Я выполнял роль рабочего-постановщика — того, кто перед дублем расставляет реквизит по местам. Например, если актёр во время съёмки сцены переносит кружку с одного места на другое, то после команды «Стоп» постановщик берёт эту кружку и возвращает на исходную позицию.

В одном из кадров я и вовсе ловил микроволновку! По сюжету герой якобы бросал её на пол, но по-настоящему она, конечно, не падала. Всё-таки сцена снимается в несколько дублей и на каждый таким недешёвым реквизитом просто не запасёшься. Поэтому передо мной поставили задачу: лёжа на спине на полу, мягко и бесшумно её поймать. Было весело 🙂

Самое большое впечатление на меня тогда произвела работа осветителей. Мы снимали сцену ночью, а они с помощью грамотной расстановки искусственного света создали ясный день. Я был в шоке! Возможно, скажу банальную фразу, но со стороны мне показалось, что без волшебства там точно не обошлось. Настолько их работа меня поразила.

Путь в кино через рекламу: от работы в Студии Артемия Лебедева до обучения в Skillbox

И всё-таки даже после интересного опыта на площадке о переходе в киносферу я задумался далеко не сразу. В то время я работал в рекламе, менеджером в Студии Артемия Лебедева, и планировал своё развитие именно в этой отрасли. Кстати, в неё я тоже попал волей случая. Как-то мне на подобное везёт. Видимо, удача меня любит.

Как это случилось: одна моя подруга работала в команде Артемия Лебедева — делала макеты для уличных баннеров Нью-Йорка. И вот однажды она позвала меня на фотосессию в качестве модели, так как американское руководство просило её отразить в снимках побольше diversity. Кстати, я периодически сталкиваюсь с такими предложениями и никогда не отказываюсь. Люблю общаться и работать с интересными людьми. Да и в целом я человек лёгкий на подъём: всегда стараюсь вписываться во всё прикольное.

Фото: личный архив Нанамори Кейта

Так вот, после фотосессии я пошёл пить кофе с фотографом и менеджером. Мы приятно поболтали, и в конце разговора они предложили мне присоединиться к их команде: «У нас сейчас как раз проходит стажировка для новых менеджеров, попробуй подать заявку. Мы тебя на первом этапе собеседования порекомендуем, а дальше уже сам». Я посчитал это классной идеей и согласился.

То, что в менеджменте я ничего не смыслил, меня совершенно не смущало. Я следовал принципу: «Невозможно допустить ошибку, если ты в целом не знаешь, как правильно» 🙂 Так что о результатах отбора совсем не волновался. Возможно, именно поэтому каким-то чудом попал на неё, прошёл все тестовые задания, затем испытательный срок и в итоге стал сотрудником Студии Артемия Лебедева.

В студии я в основном подготавливал презентации и работал с документами. С самим Артемием взаимодействовал по минимуму, так что вряд ли расскажу о нём что-то интересное. Периодически запрашивал у него необходимые подтверждения, отправлял готовые документы — и всё. Понимаю, что со стороны рассказ обо всех этих задачах звучит очень скучно, но, поверьте, в студии работали настолько крутые ребята, что менеджерить процессы коллектива было гораздо веселее, чем может показаться.

Было лишь одно но. Все вокруг меня занимались творчеством. А я — нет. Это обстоятельство сильно меня угнетало. Ведь, несмотря на моё химическое образование, к креативу меня тянуло всегда.

Чем дольше я работал среди творческих людей, тем чётче осознавал, что занимаюсь не своим делом. Со временем именно по этой причине неосознанно стал хуже выполнять свои задачи. В конце концов уволился из студии и устроился в рекламное агентство, где, можно сказать, и начался мой осознанный путь в режиссуру.

В агентстве я работал креативщиком: придумывал механики для продвижения проектов — сочинял квизы, лендинги, тексты. Писал коротенькие сценарии для рекламных видеороликов. Последнее, кстати, выходило у меня не очень хорошо, поэтому я решил учиться сценарному мастерству.

Стал погружаться в тему и заметил, что и текст не всегда способен точно передать идею, настроение, интонацию персонажа или его эмоцию. Сколько ни крути речевые обороты — иногда одной лишь их силы бывает недостаточно. «Значит, научусь передавать свои задумки через кадр», — решил я и купил курс по режиссуре.

«Мечтаю снять фильм про дикие племена Африки»: почему Нанамори выбрал документальное кино

Изначально я шёл на курс лишь за теоретическими знаниями. А в итоге получил гораздо больше: рабочую практику и, что более ценно, друзей. Да-да, мой лучший друг появился в моей жизни именно благодаря обучению, участию в «Видеомастерской» и совместным съёмкам.

Я поработал в трёх «Видеомастерских». В первый раз прошёл на поток по документальному кино. В качестве тестового задания нас попросили посмотреть неигровой фильм и написать по нему небольшой анализ. С этим я успешно справился.

Трейлер фильма «Неприметная история», снятого в рамках второй «Видеомастерской». Режиссёр-постановщик — Нанамори Кейта

Помню, в тот момент я был твёрдо уверен, что документалистика — это на все сто процентов моё призвание. Дело в том, что долгие годы я вынашивал одну задумку для фильма, которую мечтаю экранизировать до сих пор. Мешает её воплощению лишь то, что мои предполагаемые герои пока не согласны на участие.

Сейчас объясню свой концепт: я бы хотел снять фильм про необычные малийские племена. Мой папа родом из Мали, и благодаря ему я про них и узнал. Интересны они своими поверьями. Например, малийцы уверены, что в ту же секунду, как в их племени рождается ребёнок, в лесах неподалёку на свет появляется животное, навечно связанное с этим младенцем. Можно сказать, зверь становится аватаром или патронусом малыша, если переводить на язык современной поп-культуры 🙂

Члены племени убеждены: если некая антилопа сломала ногу, у человека, который с ней связан, нога тоже сломается. Даже если в этот момент он будет неподвижно сидеть на месте. Более того, есть внутренняя иерархия: к разным семьям привязаны разные животные. К одним — львы, к другим — пантеры и так далее.

Самое прикольное, что каждый член племени старается познакомиться со своим животным и взять его под опеку. Во всяком случае, почти все малийцы ходят в лес и ухаживают за «своими» зверями: вычёсывают их, вытаскивают из их лап застрявшие травинки и занозы, полагая, что таким образом лечат и самих себя.

Несколько раз через папу я пытался уговорить представителей этих племён поучаствовать в моих съёмках, но, увы, пока они не готовы к разговору. Но, надеюсь, это только пока и однажды они всё же передумают.

«События для докфильма нередко нужно провоцировать. А для этого придётся взрастить в себе цинизм»

Мне было жутко интересно снять своё кино, вне зависимости от успеха этой затеи. Героем моего первого документального фильма стал известный наездник, своего рода легенда в мире скачек, Николай Иванов. Ему, как он сам говорит, уже «60 лет или даже больше», он цыган и всю жизнь увлекается конным спортом.

Документальный фильм «Кони, люди». Режиссёр-постановщик — Нанамори Кейта

Несколько раз Николай выигрывал чемпионаты России, у него огромная конюшня, в которой он когда-то держал около сотни лошадей. Одних продавал, других — тренировал. А ещё устраивал бесплатные соревнования, бега, куда приезжали люди чуть ли не изо всех городов России. И вот практически в одночасье всё это он потерял.

Дело в том, что ввели закон, запрещавший содержать лошадей в посёлках городского типа. А Николай жил как раз в таком. Вот ему и пришлось попрощаться со всеми своими питомцами, и с тех пор его огромнейшая конюшня пустует.

Когда я только задумал снять фильм о коневодстве и скачках, то был полон энтузиазма, хотя ничего не знал о теме. Стал активно в неё погружаться: каждую неделю ходил на скачки и выискивал среди посетителей или спортсменов того самого своего героя. Знакомился с местными дедушками (основная аудитория конных забегов) и даже научился без подсказок определять, какая лошадь придёт первой.

Наконец, встретил Николая и мы стали снимать. А дальше я почти сразу понял, что, несмотря на увлекательность процесса, пока не готов стать режиссёром-документалистом.

Дело в том, что для документального фильма события зачастую приходится провоцировать, вызывать. Задавать герою неэтичные, возможно, даже психологически тяжёлые вопросы, выводить его на эмоции. Для всего этого нужно обладать определённой долей цинизма, который я пока не могу и не хочу в себе взращивать.

Поделюсь наглядным примером: с тех пор как Николай лишился лошадей, он ни разу не ходил на свою конюшню, старался даже не смотреть в её сторону. Мы же со съёмочной командой убедили его туда зайти и, зайдя, спросили, что он чувствует. Николай ответил, что ощущает пустоту внутри, что больше не знает, чем заниматься в этой жизни, что хочет уйти из этого мира. После этих слов я как человек чувствовал себя просто ужасно, хотя как режиссёр получил хороший материал.

Во время показа готового фильма «Кони, люди» некоторые прослезились. До сих пор не понимаю, приятно мне или нет. Всё-таки я старался не уходить совсем в драму.

Герой сам по себе вполне жизнерадостный человек, и его воспоминания о лошадях похожи на детские рассказы о любимых игрушках. Именно поэтому я попросил свою пятнадцатилетнюю двоюродную сестру нарисовать для этого фильма иллюстрации, похожие на детские рисунки.

Несмотря на то что педагоги высоко оценили и мой режиссёрский ход с иллюстрациями, и в целом подбор героя и фильм, я пока всё же не готов снимать новые документалки. Теперь предпочитаю их исключительно смотреть. Хотя, конечно, есть вероятность, что однажды я передумаю.

«Видеомастерская — это песочница, в которой мы с командой „лепим“ кино и вместе растём»: о работе и планах

Вторая «Видеомастерская», в которой я участвовал, была посвящена созданию сериалов. Когда отбор закончился, мы с участниками стали вместе думать над идеями. Некоторые из них дошли до питчинга, а победила в итоге задумка сериала-альманаха, в котором каждый эпизод — отдельная история, где у персонажей что-то происходит впервые.

Сериал так и назвали: «Первый раз». Он, кстати, скоро выйдет для широкой аудитории. Более того, у меня благодаря этим съёмкам даже появилась собственная страничка на «Кинопоиске»! Прямо как у серьёзного режиссёра 🙂

А сейчас я учусь в своей третьей «Видеомастерской» по рекламе, там я тоже выполняю роль режиссёра. В моём понимании «Видеомастерская» — это песочница, где мы совместно с другими творческими людьми «лепим кино»: придумываем, пишем сценарий, ищем локации. Это возможность не только снять свою первую работу, но и ближе познакомиться с другими кинопрофессиями, посмотреть и разобраться, за что отвечают коллеги. Подобная коммуникация для меня очень важна.

Рекламная работа «Видеомастерской»

Да и вообще, большинство классных событий в моей жизни произошло именно благодаря моей общительности и «прикольности». Мне иногда так и говорят: «Нанамори, а ты прикольный, не хочешь поучаствовать в нашем проекте?» Так что в любой работе я в первую очередь уделяю большое внимание коммуникации с людьми.

Что касается планов: скоро я планирую стать тем самым человеком, который, условно говоря, бросит всё ради мечты и купит камеру Red 🙂 Я уверен в своём пути и своей профессии, ведь прежде ничто не приносило мне такого широкого спектра ярких эмоций, какой даёт режиссура. Я получаю дикое удовольствие от каждых съёмок. Сейчас, кстати, пишу сценарий для игрового кино и хочу экранизировать его уже в этом году.

Онлайн-школа для детей Skillbox Kids
Учим детей программированию, созданию игр, сайтов и дизайну. Первое занятие бесплатно! Подробности — по клику.
Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована