Маркетинг
Маркетинг
#Интервью
  • 1956

«Cломанный позвоночник не повод останавливаться». Интервью с Анастасией Нифонтовой

Первая в мире девушка, прошедшая ралли «Дакар» без техподдержки, рассказала, почему выбрала гоняться по бездорожью и как чуть не погибла на трассе.

Краткая справка

Анастасия Нифонтова — мастер спорта международного класса по мотоспорту. Она первая в истории девушка, которая прошла ралли «Дакар» без техподдержки. Единственная девушка в России, вошедшая в тройку сильнейших в пяти видах мотогонок: мотокросс, эндуро, кросс-кантри ралли, супермото, шоссейно-кольцевые гонки. Теперь Анастасия гоняет на багги, воспитывает двоих детей и преподаёт в Skillbox на курсе «Личный бренд спортсмена».

В интервью Анастасия поделилась:

Во второй части мы поговорили с Анастасией про важность личного бренда, экспертность и борьбу с негативом в соцсетях.



Валерия Лозовская

Новичок в digital. Берёт интервью для Skillbox и изучает коммерческий копирайтинг. В журналистике с 2016 года.


— Болельщики видят в вас сильную и волевую спортсменку. Помните момент, когда впервые ощутили сами себя такой?

— Наша спортивная дисциплина, ралли-рейды, — это в принципе одно большое преодоление. Гонки длятся по несколько дней, а иногда и недель. В это время ты постоянно борешься со своими слабостями. Финиш — это победа над собой и над трассой.

Сразу вспоминаю мою первую гонку в далёком 1999 году — «Баха Селигер», это недалеко от Москвы. Я ещё на мотоцикле толком не ездила, а тут на нём нужно было проехать 360 километров. Целый день! На финише я ощутила невероятное удовлетворение. И захотелось пробовать ещё и ещё.

— А какие чувства у вас были на «Дакаре-2019»?

— Выступление на ралли-марафоне «Дакар» — это самая фееричная история моей карьеры. Она громко звучала во всех СМИ: на гонке я стартовала в специальном зачёте Original by Motul. Это значит, что участников лишают помощи механиков, машины техподдержки и комфортабельных домов на колёсах с душем. Вместо этого у тебя минимум сна и отдыха в палатке и полное самообслуживание своего мотоцикла.

Я не была уверена в своих силах, когда собиралась на тот «Дакар». Не видела шансов на успех. Поэтому, чем ближе я была к финишу, тем больше удивлялась самой себе.

— Выходит, гонка оказалась легче, чем вы её себе представляли?

— Да, но тут всё зависит от того, как ты себя настроишь перед стартом. Я ехала на «Дакар» и думала: будет так тяжело, как никогда не было. Я держала эту мысль в голове, и поэтому процесс гонки казался мне терпимым. А сейчас я смотрю видео своего финиша на одном из спецучастков и понимаю, какой же это был кошмар.

Мы, люди, в принципе такие: заранее придумываем себе что-то и потом отталкиваемся от нарисованных ожиданий. Это часто играет злую шутку. Например, когда я ехала на свой первый «Дакар» в 2017 году, думала: да этот «Дакар» просто раздут рекламой! Ну да, две недели, да, сложно, но чего мы не видели в этой жизни? В итоге на том «Дакаре» я, конечно, финишировала, но гонка далась очень тяжело.

Анастасия на «Дакаре» в 2017 году

— Неужели «Дакар-2019» прошёл совсем без происшествий?

— Если бы! На восьмой день гонки, ближе к финалу, я переехала дюну и упала. Сразу за мной ехал десятитонный гоночный грузовик.

Здесь нужно объяснить: мы, мотоциклисты, когда поднимаемся на дюну, можем повертеть головой и посмотреть по сторонам — «заглянуть за край дюны», как это называется. У автомобилистов всё иначе: водители привязаны к сиденью. Они заезжают на дюну и видят перед собой только чистое небо.

И вот я сижу на этом песке и понимаю, что шансов остаться целой и невредимой у меня практически нет: пилот меня просто не увидит. Повезло, что гонщик оказался опытным: он услышал предупреждающий об опасности сигнал (специальная система срабатывает, если в радиусе 500 метров объект не движется) и сразу дал по тормозам.

Передними колёсами грузовик слегка задел мой мотоцикл и протащил его по песку. Я оказалась буквально в паре сантиметров от капота этой громадины. Потом мы вытащили мой мотоцикл из-под грузовика, я отъехала чуть в сторонку, и меня затрясло. Я десять минут не могла прийти в себя от мысли, что была близка к летальному исходу.

— И это всего лишь день из десятидневного ралли… Наверное, морально на такое не настроишься. А как вы физически готовились к гонке?

— Спортсмены, которые собираются на «Дакар», тренируются не только обслуживать мотоцикл и ездить на нём, но и быть выносливыми. У меня есть личный тренер, с которым я каждый день занимаюсь в зале. Но, естественно, в дакаровских условиях бодрость тела не может сохраняться вечно. Где-то на пятый день гонки накапливаются усталость и недосып, начинают болеть мышцы, беспокоят полученные синяки и мини-травмы.

Те, кто не готовится, теряют форму уже на второй день. А ездить уставшим очень опасно. Когда ты не сконцентрирован, ты по неосторожности можешь серьёзно травмироваться.

— Как вы учились обслуживать мотоцикл?

— Мой механик проводил мне инструктаж: показывал, как менять цепь, звёзды, каким гаечным ключом работать и в какой последовательности. Это важно, так как во время гонки ты проводишь на мотоцикле по 17–19 часов день: хочется оперативно диагностировать поломку, чтобы осталось время на отдых.

Гонки по бездорожью, марсианские пейзажи и любовь к пустыням

— Почему вы выбрали гоняться по бездорожью, а не на треке?

— Когда-то я участвовала в шоссейно-кольцевых гонках, но мне было неинтересно — после десятка кругов по замкнутому треку кружилась голова. А бездорожье — это 3D-перемещение: вверх-вниз, влево-вправо. Сменяются рельеф, погода. Сперва идёт ливень, потом выглядывает солнце, утром холодно, в обед жара — под все эти условия надо подстраиваться. Гонка по бездорожью — это настоящее путешествие. Ты попадаешь в такие места, куда обычные туристы вряд ли доберутся.

— Вы много путешествуете. Какие места вас впечатлили больше других?

— Меня манят пески, барханы, дюны. Моя любимая пустыня — Руб-эль-Хали на Аравийском полуострове, в Эмиратах. Это одна из самых засушливых пустынь мира, температура там постоянно около 40 градусов. Ещё я как-то гонялась по Белой пустыне в Египте. Она называется так не зря, там и вправду белоснежный песок! А на его фоне возвышаются огромные камни причудливых форм. Очень живописно, как будто едешь по Марсу.

Кстати, «Дакар-2019» проходил в Перу, где песчаные дюны достигают огромных размеров — до 600–700 метров. Настоящие горы из песка. А потом эта дюна уходит вниз и плавно перетекает в пляж и океан — словами такое зрелище описать тяжело.

— Выходит, для вас красота пустыни всегда вне конкуренции?

— Да, у меня смещена сфера интересов, я очень люблю песок :) Но когда я еду, замечаю абсолютно всё. В Боливии, например, я гонялась у солончака Уюни — это абсолютный космос. Солёное озеро давно высохло, но иногда оно покрывается небольшим слоем воды: ты едешь по земле, но ощущение, что паришь в воздухе!

А на Africa Eco Race финиш гонки проходит в Сенегале, вокруг Розового озера. Это не просто название: цвет воды действительно розовый! У нас, кстати, в Астрахани есть подобные озёра.

Сломанный позвоночник и музыка дорог

— На гонке Africa Eco Race 2016 вы сломали позвоночник, но не сошли с дистанции, а отъездили ещё целый гоночный день. Как такое вообще возможно?

— Мотоспорт в принципе очень травматичен. Если всё время обращать внимание на боль, можно вообще никуда не уехать :) Обычная ситуация у мотоциклиста: потянул ногу, ноет синяк, болят мышцы. Да, неприятно, но двигаться можно. Потерпи чуть-чуть, выпей обезболивающего и доедь до финиша — не бросать же всю работу в помойку.

Есть много историй, когда мотоциклисты доезжают до финиша даже со сломанной ключицей. Это гораздо больнее позвоночника — рукой вообще не пошевелить. Из-за таких случаев ходит молва, что мотоциклисты совсем отмороженные. С одной стороны, да, а с другой — ты готовился к гонке целый год, она обошлась тебе и твоим спонсорам в приличную сумму. Взять и слить это всё в унитаз? Не пойдёт.

— Я просто не понимаю: у вас всё болит, нужно следить за трассой, управлять мотоциклом… Как вы успеваете рассмотреть пейзажи вокруг?

— Во время гонки поле зрения и правда сужается до ширины дороги, но часто красивый вид оказывается как раз по пути :)

К тому же наша гонка состоит не только из гоночных отрезков, но и из лиазона. Лиазон — это кусок дороги, где мы едем по дорогам общего пользования, не наперегонки. Добираемся либо до старта спецучастка, либо до финиша. На этом отрезке ты едешь спокойно, соблюдаешь скоростные правила и как раз смотришь по сторонам.

Я ещё успеваю слушать музыку. Вставляю специальные наушники в шлем, включаю песню и смотрю вокруг: как и в каких условиях живут люди — это всегда очень интересно.

Анастасия с местными жителями в ОАЭ

— У вас есть любимый трек, который вы включаете на финише?

— Нет, музыку я выбираю под настроение. Начиная от классических композиций и заканчивая жуткой попсой. Кстати, есть стереотип, что мотоциклисты слушают тяжёлый рок или металл. Я не из них — мне хочется лирики.

«Спортсмены бьются до конца»: о допинге и «Дакаре-2017»

— Перед началом «Дакара» в 2017 году с вами приключилась неприятная история. Допинг-проверка нашла в крови мельдоний. Как так вышло?

— Я тогда была очень занята поиском денег на поездку, на покупку и обслуживание техники, на тренировки. И вдруг случились проблемы со здоровьем. Пошла к самому обычному врачу в самую обычную поликлинику. Я не говорила, что спортсменка, ну он и выписал мне какое-то лекарство как простому пациенту. В составе оказался мельдоний.

Тогда мне даже в голову не пришло с лупой изучать рецепт и выяснять компоненты лекарства. Сейчас, имея такой неприятный опыт, я отправляю знакомым врачам каждый рецепт, и они выносят вердикт: можно принимать или нет.

— Учитывая бэкграунд российского спорта, слово «мельдоний» звучит безысходно. Как вас допустили к гонке?

— Я не член олимпийской сборной, а просто частный гонщик. И я решила бороться. У меня не было личного врача, массажиста или юриста. Пришлось стать человеком-оркестром и самой защищать себя. Собрала пакет документов, подтверждающий, что принимала препарат по медицинским показаниям. Переписывалась с федерацией WADA. Друзья-юристы помогали советом. В этом плане я не пример, которому стоит следовать. В идеале ты нанимаешь себе команду из менеджера, юриста, врача, массажиста, эсэмэмщика — они за тебя работают, а ты только занимаешься спортом.

— А вы не хотите делегировать эти задачи?

— Я пока не могу понять, насколько это выгодно финансово. Нужно проанализировать, будет ли человек отрабатывать эти деньги, а потенциально — приносить сверху? Это необходимо тщательно взвесить. Кстати, на курсе по созданию личного бренда я затрону вопрос отстройки бизнеса в спорте с нуля. Принцип такой: если ты хочешь замутить что-то новое — нужен первоначальный капитал. Этот капитал — и есть мы, наш мозг, знания и умения. Чтобы оценивать чужой труд и брать кого-то в команду, сначала придётся самому наработать навыки во многих сферах.

Иначе ты сольёшь деньги впустую. К сожалению, даже у меня случались истории: приходит человек и говорит: «ох, сейчас раскручу тебе инстаграм!» Ты платишь за месяц, второй, а в итоге смотришь на работу и понимаешь, что сам делал бы лучше.

На «Дакаре» в 2017 году

— В итоге вас допустили до «Дакара-2017». Разрешение пришло буквально за пять часов до старта. Вы верили, что ситуация разрешится в вашу пользу?

— Конечно. В любой борьбе ты должен верить в победу и стремиться к ней, несмотря ни на что. Шансов, правда, было очень мало. Большинство людей, наверное, сразу бы опустили руки и сказали «да ну вас нафиг». Но спортсмены тем и отличаются от обычных людей: они бьются до конца. Я решила не сдаваться, а там — будь что будет. Это сработало: на гонку я поехала.

Очень атмосферная видеовизитка Анастасии

Обложка

Remo_Designer / cristiano barni / NickNack Ratchaphon / Shutterstock / Евгений Рыбкин / Skillbox

Курс

Личный бренд спортсмена


Вы научитесь создавать продающий личный бренд и освоите инструменты для его реализации. Сможете привлекать спонсоров, управлять карьерой спортсмена и монетизировать её.

Понравилась статья?
Да
2162

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪