Геймдев
#истории

«Как страйкбол привёл меня в геймдев»‎

Алексей владел бизнесом, управлял ресторанами и заправкой, но его хобби показало путь поинтереснее.

Colowgee для Skillbox

Алексей Барцев

Россия, г. Киржач



Достижения

Сменил профессию, передумал жить в Москве и открыл студию разработки игр.


В интервью Алексей рассказал:


О работе в ресторане и на заправке и учёбе на MBA

— Твой путь довольно нестандартный для геймдизайнера: ты начинал не с программирования, а с работы в ресторанном бизнесе… Расскажешь подробнее?

— Я бы начал с того, откуда я родом — из Владимирской области, маленького городка Киржача в ста километрах от Москвы. Зарплаты там маленькие, покупательная способность у населения низкая, заняться нечем… И несмотря на это, я попал в ресторанный бизнес. Арендовал помещение, создал своё ООО и стал гендиректором. Вот так я и начал свой путь: владел бизнесом, проработал там почти десять лет.

— И как это было?

— Скажем так, были свои взлёты и падения. При этом в Киржаче мы считались одними из лучших: мы первыми сделали заведение с суши и автоматизировали бизнес — чтобы не считать всё на бумажках. Даже конкурсы выигрывали.

— А почему ты ушёл из бизнеса спустя десять лет?

— Бизнес сложный, требует постоянного внимания, ещё и гости все разные: надо к каждому найти подход. Хотя дело скорее в том, что я достиг своего потолка в этом бизнесе. Я был ограничен, например, той же покупательной способностью населения: люди не могут позволить себе какие-то блюда дороже условных 300 рублей. Вести бизнес в таких условиях невыгодно.

— И что ты делал?

— Я занялся другим бизнесом. Мне предложили работать в местной сети АЗС управляющим и автоматизировать что можно. Я подумал, что вид деятельности и правда можно сменить: в конце концов, нефтепродукты — штука востребованная. Так что я закрыл компанию и ушёл налаживать всё это.

Мне сулили золотые горы, а в итоге оказалось, что я попал на тонущий корабль. Я пытался что-то придумать, но дела у бизнеса шли плохо. К тому же работа была монотонной: я планировал закупки, проверял техническое состояние заправок, общался с персоналом. А ещё тогда должны были появиться новые конкуренты: открывалась заправка «Газпрома». В общем, я понял, что тут уж точно всё, помог найти арендатора заправок и ушёл. Тогда я пошёл учиться на MBA в Москву.

Фото: из личного архива

— Крутой поворот!

— Да, я пошёл в Московскую международную высшую школу бизнеса на программу стратегического менеджмента. Хотелось как-то встряхнуть себя, чему-то новому научиться, познакомиться с интересными людьми. И вот я проучился там два года — было невероятно. Я столько всего узнал, общался со столькими спикерами, с топ-менеджерами… За дипломную работу получил хорошую оценку и понял: у меня есть аппетит к учёбе.

Поиск сокровищ, Ближний Восток и Красная Шапочка

— Закончив учёбу, ты всё равно вернулся в родной город. Почему?

— Я понял, что не хочу оставаться в Москве, так что поехал в Киржач и устроился в охотхозяйство на небольшую базу отдыха. Я и сейчас там работаю — заместителем директора, отвечаю за гостевой сервис. Именно в Киржаче я с новой силой занялся страйкболом — это моё хобби с 2013 года.

Фото: группа «Страйкбол в Киржаче» во «ВКонтакте»

Это игра на честность: никто не узнает, что в тебя попали, если ты сам не сознаешься. Нужно вытащить красную тряпку, чтобы показать это. Ещё в страйкболе оружие похоже на реальное, иногда даже отличить невозможно.

Игровой процесс в страйкболе требует организации. Некоторые делают ролевые игры по «Сталкеру», Fallout или Warhammer. Я тоже организовывал игры: у меня хорошая фантазия, так что в какой-то момент я стал ответственным за сюжет, причём мог придумать его на абсолютно разные темы — и поиск сокровищ, и какие-то конфликты на Ближнем Востоке, и даже Красная Шапочка.

— Очень похоже на то, как придумывают компьютерные игры.

— Да, и, по сути, это и стало первым шагом к геймдеву. Я писал сценарии, постепенно получалось всё лучше и лучше, но я на этом не зарабатывал. И вот однажды один парень рассказал мне о курсах в Skillbox. Благодаря тому эпизоду я и сделал себе подарок на Новый год — записался на курс по геймдизайну.

Фото: группа «Страйкбол в Киржаче» во «ВКонтакте»

— И как тебе учёба?

— В первую очередь — интересно. Одним из спикеров был Николай Дыбовский, и он, конечно, подкупает своей харизмой. Он уже на первом занятии всех ошарашил: дал задание придумать игру, которой ещё нет. То есть мы должны были описать всё, что существует, и по жанру, и по стилю, но придумать своё.

Я придумал свою игру со второго раза. Она называется «Убей снеговика или спаси снеговика», там нужно либо растопить его как можно быстрее, либо, наоборот, сохранить в целости. Подручных средств полно: лампы, лопаты, зеркала… А побеждает тот, кто растопит быстрее или сохранит снеговика целым дольше.

А потом — пошло-поехало! В Skillbox я очень ценю внутреннее комьюнити — столько классных ребят вокруг. Особенно крутая находка — это Gamebox. Мы объединились с ещё парочкой студентов и стали звать геймдизайнеров на наш Discord-сервер, общаться с ними. Мы и интервью у кого-то брали — как правило, у тех, кто уже работает в индустрии и делает игры.

О своей студии и разработке игр

— А что у тебя было с Gamebox?

— Сперва я подал туда свою работу, проект настольной игры, но мне отказали: мол, я чуть-чуть недотянул. Пробовал попасть в другой набор — опять не получилось.

И примерно тогда я познакомился с девушкой по имени Татьяна Белоусова, которая тоже занимается геймдевом. Вот она-то попала в Gamebox! А до этого она тестировала мои настольные игры, присылала фидбэк, помогала.

На одном из геймджемов я познакомился с программистом на Unity Лёшей, мы решили вместе с ним и его женой — она тоже немножко занимается геймдевом — попробовать себя в разработке. Тогда мы сделали игру про енота, который катится по комнатам домов, сшибая всё на пути. Из разрушенных вещей высыпаются вкусняшки, которые он поедает.

— С этого, получается, и началась история твоей Bardak Studio?

— Да, именно. Причём Бардак — это имя кота, он как раз живёт у Лёши и его жены.

— Двойной смысл!

— Да, с одной стороны, есть питомец, а с другой — это такая идея, что даже из бардака может родиться что-то прикольное. Кстати, та игра про енота получила хорошие отзывы, мы даже попали в сотню лучших — а ведь там было несколько тысяч участников со всего мира! Естественно, нас это окрылило.

После этого я стал искать новых ребят в команду: программиста, художника, разработчика моделей. Всего в нашей команде 10 человек.

Мы начали осенью 2020-го и до Нового года сделали где-то шесть игр. Они были абсолютно разными и в жанровом смысле, и по размеру. Мы участвовали в джемах, потом пошли на хакатон в Skillbox, и уже по его итогам попали в Gamebox.

— Можешь рассказать о какой-нибудь игре Bardak Studio, которой ты занимаешься?

— У нас недавно вышел первый релиз в Google Play, игра TowerPod. Там 10 уровней, это логическая головоломка про рыцаря, который спасает принцессу из башни: чтобы сделать это, ему надо прыгать через платформы, которые разрушаются под ногами. Здесь нужно продумывать наперёд: какая-то клетка ни к чему не приведёт, и ты проиграешь.

Но эта игра — некоммерческая история. Мы просто хотели сделать первый полноценный релиз для портфолио. Конечно, к нам ещё может прийти какой-то издатель, мы и не против её продать, но пока надо чуть-чуть доделать. Сейчас мы уже задумались о новой игре: хотим сделать что-то в славянском сеттинге, может, про богатырей, Кощея Бессмертного…

— Почему именно в славянском сеттинге?

— На самом деле идея пришла случайно, мы могли выбрать совершенно любой сеттинг, хоть космический, хоть средневековый. Но я решил, что детей надо приобщать к нашей истории, мифологии. Мало кто из них понимает, зачем это, почему это интересно и важно, а ведь игру о русской культуре можно сделать интересной.

Нас этому и учил Дыбовский: надо отстраниться от стереотипов и посмотреть на знакомые вещи по-новому. Именно это привлечёт внимание аудитории.

— Сейчас такие игры не очень популярны…

— Хотя долгое время был очень высокий интерес к скандинавской мифологии! Её так много, это так нравится людям во всём мире. Почему славянскую мифологию нельзя также показывать миру? Мне кажется, русские сказки отличаются от многих других, учат чему-то… Да, не всё идеально, тот же Иван Дурак — это, наверное, не самый удачный пример. И всё же это так близко нашему духу.

— Ты работаешь только в одном проекте?

— Нет, помимо своего проекта я занимаюсь играми в команде Татьяны Белоусовой: она как-то делилась со мной своими проектами, одной игрой про заражённый город на Unity, и я кое-что подсказал, сделал свои замечания.

А потом я спросил её, почему она не хочет сделать из этого полноценную игру, почему оставляет на уровне проекта. Я предложил свою помощь — стать нарративщиком и улучшать сюжет. И она согласилась.

Теперь я работаю в двух командах: своей собственной, Bardak Studio, и в команде Татьяны. Именно с последней я выиграл в хакатоне Skillbox, компания пообещала помочь нам с продвижением. Либо нам найдут издателей, либо привлекут внимание к проекту, создадут информационный шум.

— А что за игрушка, с которой победила команда Татьяны? Расскажешь?

— Это игра Plague City про город во время чумы, где каждый приходит к мэру со своим обращением: пользователь как раз таки и играет за мэра. Процесс разработки в любом случае ещё идёт, всё делается на чистом энтузиазме, без денег. Но мы надеемся, что всё получится.

Фото: из личного архива

О страхе провала и мечтах

— Ты давно задумался о том, чтобы разрабатывать игры?

— Однажды меня отговорили. Взрослые считали, что на разработке не заработаешь, и я послушал их. А сейчас с завистью смотрю на тех, кто вопреки словам родителей пошёл за мечтой. Те, кто сейчас работает в больших студиях, начинали одновременно со мной: просто я пошёл туда, где быть не хотел, а они делали так, как считали нужным.

Время показывает, что лучше всего — слушать себя.

Кстати, я ведь чуть не попал в геймдев ещё давным-давно, в начале 2000-х годов. Я тогда был студентом, любил разные игрушки, и мне нравилась компания Nival. Я написал небольшой концепт игры и просто так отправил его им на почту. И мне повезло! Со мной связался геймдизайнер, мы встретились, обсудили идею. Он сказал, что всё отлично, но надо написать диздок. Какой диздок?! Тогда в интернете такого нельзя было найти, я вообще не понимал, о чём речь, — ну и не сделал. Хотя в тот момент меня судьба фактически поставила на развилке: «Давай, иди в геймдев, вот он, перед тобой». А я пошёл по более понятной, более предсказуемой дорожке — по крайней мере, мне так казалось.

— Не было страшно возвращаться к своей мечте уже после 30?

— Было! И я понимаю молодых ребят, которым страшно идти за мечтой. Кто-то из них не знает, чего хочет, хотя есть выбор. А когда я оканчивал школу, то тем более не мог этого понять: тогда не было уроков по профориентации, мы не то что не знали, чего хотим, а не понимали, куда вообще можно пойти. Родители или учителя внушали что-то своё: «Надо быть юристом!» — или: «Надо быть медиком!». А ты-то сам хочешь?

Я вот так и поступал в абсолютно разные университеты, на инженера и менеджера. Почему? Да потому, что хотел по баллам пройти, и всё.

— Тебе удалось преодолеть этот страх?

— Сейчас мои страхи связаны с работой, я ведь пока не получаю денег за разработку игр. Геймдев я совмещаю с работой на базе отдыха, она и приносит деньги. Я рассылаю резюме по разным студиям и компаниям и в целом готов пойти на позицию джуна, но мне не отвечают. Могу понять почему: мне уже 37 лет, опыт связан со сферой бизнеса и обслуживания, а в геймдев пришёл недавно.

У меня, например, нет полного понимания пайплайна. Просто потому, что он везде свой: да, ты можешь копаться самостоятельно, но всё равно в каждой студии есть что-то своё.

— Если не берут в компании, какие есть варианты?

— У меня есть история по этому поводу. Я пересёкся с Николаем Дыбовским зимой 2021-го и решил обсудить с ним свою ситуацию. Он ведь человек опытный, подскажет. И Николай посмотрел на меня, подумал и сказал: «С таким опытом и знаниями, как у тебя, надо просто открывать свою студию. Зачем изобретать велосипед?»

Мой главный страх — это что я открою студию и ничего не получится, я облажаюсь. Например, я думаю о том, чтобы привлечь новых людей в команду: но им ведь надо платить деньги, они не могут сидеть без зарплаты. А разработку игры в пару месяцев не уложишь.

И ведь у всех есть семьи, дети, со мной работают люди, которые в основном старше 30 лет. Никто из них от основной работы отказаться пока не может. И чем платить? В этом смысле команду надо строить на сильной мотивации, пытаться поддерживать в ней энтузиазм. А он может иссякнуть в любой момент.

— Как быть тогда?

— Нарабатывать опыт, знакомиться с людьми в индустрии, наблюдать за работой других команд, общаться с тимлидами, учиться у них. Мы все в индустрии взаимодействуем, и я могу понять, в какую сторону вообще иду. И поэтому, конечно, растёт и моя уверенность.

Благодаря такой уверенности я уже сейчас рассчитываю, что новая игра — та самая, в славянском сеттинге — будет успешным коммерческим проектом. Сделаем прототип, поймём, насколько это интересно и круто, и я займусь поиском инвестиций. Но пока надо сформулировать концепцию, обсудить её с куратором, а дальше и с командой работать.

— А чем бы мог заниматься, кроме геймдева?

— Преподавать в Skillbox, например. Мне нравится, что ребята смотрят в будущее, в этом плане компания выглядит гораздо привлекательнее каких-нибудь вузов. У меня есть 11-летняя дочь, я смотрю на неё и думаю: «Куда она пойдёт дальше?» Медицина, менеджмент, финансы — всё это будет трансформироваться. И, возможно, всё это перейдёт в онлайн: кто знает, вдруг моя дочь вообще будет учиться в Skillbox, как и я? Она так обожает игры — не оторвёшь!

О любимых играх и будущем

— Скажи, а остаётся ли у тебя вообще свободная минутка? Ты же работаешь и занимаешься разработкой игр…

— Да, есть, конечно, и обычно я посвящаю свободное время страйкболу. Ещё люблю мототехнику: катаюсь на мотоцикле, квадроцикле, снегоходе. Поскольку работаю в охотничьем хозяйстве, бывает, и на охоту хожу — но не то чтобы она мне нравится. Я скорее фанат оружия.

— Ты, наверное, вообще довольно много играешь?

— Да, я всегда любил игры, ещё с детства. Мои первые любимицы — это Warcraft II и Jagged Alliance 2. Конечно, раньше обожал играть в Mario, Dendy… Вот сейчас я не могу определиться с жанрами, мне нравится всё — везде ведь есть жемчужины.

— Думаю, через полгода или год ты уже будешь давать интервью про свой успех и коммерческие игры.

— Посмотрим! Разработка игр не даёт быстрого результата, конкуренция растёт: в пандемию COVID-19 ведь вырос геймдев. Тут много денег, и многие люди за ними и идут. А я ориентируюсь не совсем на это, я за золотую середину: и интерес, и самобытность, и драйв, но и заработок, конечно.

В этом смысле тот же Николай Дыбовский — мой пример. Вот его игра «Мор. Утопия» — она же культовая! Я сам не хочу, чтобы игра просто приносила мне миллиарды и всё. Я хочу оставить след в истории — надеюсь, смогу вместе со своими ребятами.



Нейросети для работы и творчества!
Хотите разобраться, как их использовать? Смотрите конференцию: четыре топ-эксперта, кейсы и практика. Онлайн, бесплатно. Кликните для подробностей.
Смотреть программу
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована