Образование Корп. обучение
#статьи

Почему взрослые люди зачастую отвергают новые знания

Психологические границы крепнут в течение жизни и защищают нас от хаоса бытия — но в то же время мешают учиться новому.

Иллюстрация: Dana Moskvina / Skillbox Media

Тому, как человек воспринимает и осмысляет реальность, придумывает категории и сам себе создаёт границы, чтобы объяснить окружающий мир, и как всё это влияет на динамику отношений в группах и организациях, посвящена книга «Личность и групповая динамика». В этом году она вышла в издательстве «Альпина Паблишер». Её автор — доктор философии, член Международного общества психоаналитического исследования организаций и консультант по групповой динамике Лайонел Стэйпли.

Среди тем, которые затронул автор, — способность человека обучаться на протяжении всей жизни, а также барьеры, заставляющие нас отвергать всё новое, если оно противоречит имеющимся представлениям о мире. С разрешения издательства мы публикуем фрагмент из книги, в котором речь идёт именно об этом.

Границы

«Итак, в процессе восприятия мира нам нужно его классифицировать и упорядочивать. Без системы, позволяющей извлечь смысл из полного хаоса, уникальность настоящего момента была бы невыносимой. Категоризируя и классифицируя, мы делаем бесконечно разнообразный мир доступным для восприятия. Объекты мира не предстают перед нами уже классифицированными: категории, на которые они разделены, создаём мы. Используя символы, чтобы отделить один класс вещей или действий от другого, мы создаём искусственные границы в поле, которое изначально непрерывно. Хотя эти границы не имеют физических измерений, мы всё равно воспринимаем их как реальные.

Классический пример создания искусственных границ в непрерывном поле касается человеческого поведения. Представим ситуацию: проходит рабочая встреча с руководителем, которого мы, конечно же, знаем достаточно хорошо, а другие люди на встрече не знают совсем. После они могут сказать нам что-то вроде: „Ваш босс немного тиран, да?“ А мы ответим: „Нет, он приятный человек, когда узнаешь его получше, просто сегодня слегка не в духе“. С нашей точки зрения его поведение на встрече — это всего лишь часть цельного поля. Для новичков же единственный опыт общения с руководителем ограничен этой встречей. В результате этого опыта они создают искусственную границу, формируя образ „немного тирана“.

Кадр: фильм «Форс-мажоры» / Netflix

Ещё один пример: сотрудница, которая в определённый момент неохотно соглашается с решениями, принятыми и навязанными ей руководством без обсуждения с ней. Долгое время она считалась очень хорошей сотрудницей, однако, желая разобраться со сложившейся неприятной ситуацией, её начальник решает, что она „неудобный человек“. Так он отделяет её от других людей, которых в целом считает готовыми помочь, и создаёт вокруг неё искусственную границу. С другой стороны, у неё единственной из всех сотрудников могло бы быть достаточно знаний и опыта, чтобы заметить проблему в решении, принятом руководством. Но опасность в том, что, как только её начальник провёл границу, он уже вряд ли прислушается к её мнению.

Можно выделить три типа границ: пространственные, временные и психологические. Пространственные границы формируются вокруг территории. Примеры искусственных пространственных границ — соседские дворы и границы между странами. Наиболее очевидным примером временных границ послужит разделение времени на часы и минуты. Ещё один пример — социальное время, которое похожим образом разделено на индивидуальные переходы от одного социального статуса к другому в виде периодических прыжков. Всё это варианты искусственных границ. Поскольку процесс категоризации — часть нашего выученного и проживаемого опыта в обществе, придерживающемся определённого порядка, жизнь без границ может показаться очень трудной. Тем не менее я хочу подчеркнуть, что это не делает их менее искусственными.

Я не собираюсь углубляться в тему пространственных и временных границ, но хочу отметить, что, размышляя о них, мы действительно кое-что понимаем о том, как создаём смыслы. Похоже, нам действительно нужны границы для нашего собственного комфорта и благополучия. Следовательно, данное понятие пригодится в рассмотрении третьего типа — психологических границ.

Когда мы отвечаем на вопрос „Кто я?“, когда объясняем, описываем или просто ощущаем собственную самость внутри себя, происходит нечто очень простое. Догадываемся об этом или нет, на самом деле мы проводим ментальную границу по всей области своего опыта, и всё, что остаётся внутри этой границы, мы ощущаем или называем „собой“, а то, что оказывается за её пределами, — „не собой“. Другими словами, наше самоопределение полностью зависит от того, где и как мы проводим эту границу.

Мы чувствуем „я это, а не то“, проводя границу между „этим“ и „тем“, а потом признаём своё тождество с „этим“ и отсутствие тождества с „тем“. Например, наши ценности в отношении жестокости к животным могут быть предельно ясны, поэтому мы проведём чёткую границу между собой и теми, кто причиняет животным боль. Либо мы можем считать себя строгими последователями психологии и верить, что изучение человека — это фундаментальная наука. Таким образом развивается представление о „себе“, и всё, что я психологически считаю „собой“, находится внутри границы, а всё, что я психологически не считаю „собой“, — вне её. Так мы создаём психологическую границу между собой и не собой. В результате мы начинаем оценивать всех, кто „не я“, на основе их личных убеждений и действий. Мы выносим суждения о других на основании их включённости в группу или исключённости из неё. Например, мы можем решить, что люди из области психологии будут включены в нашу границу, в то время как социологи со знаниями в сфере психоанализа и верой в социальную психологию окажутся за её пределами.

Фото: Dean Drobot / Shutterstock

Как будет более подробно рассмотрено далее, психологические границы — это также важный аспект групп. Подобно границам отдельно взятого человека, психологические границы во многом точно так же определяют, кто принадлежит и не принадлежит к группе: мы переходим от понятий „я“ и „не я“ к „мы“ и „они“. Это помогает понять, как члены группы отличают внешние границы, разделяя членов группы и посторонних, от внутренних, в случае с которыми распространено такое явление, как поиск козлов отпущения. Принятие или отвержение отдельных членов группы связано с формированием внутренних психологических границ.

Определение и понимание границ полезно, поскольку мы наделяем свой опыт смыслом, а сам опыт при этом находится на границе двух миров — внешнего взаимодействия и внутренней интерпретации. Осознавание возникает в точке их соприкосновения — на границе. Впрочем, как можно предположить, осознавание может оказаться неоднозначным опытом. Часто внутренний набор знаний и внешние впечатления не совпадают. Неоднозначность, создающаяся на границе между знаниями и тем, что мы воспринимаем в данный момент, может стать источником тревожности, и в этом случае важны именно границы. Ощущая конфликт между внутренним и внешним миром, мы, как правило, фокусируемся на различиях, а не на чертах сходства. В результате мы начинаем чувствовать, что маркеры границ имеют особую ценность — они или священны, или табуированы. Соприкосновение — это точка, где границы человека („я“) встречаются с другими границами, например общественных систем („не я“). Граница находится на месте отношений, где отношения и разделяют, и связывают.

Иначе говоря, ощущая конфликт между внутренним и внешним мирами, мы, как правило, упираемся и держимся собственных границ. Как было отмечено выше, формирование психологических границ даёт чувство комфорта и благополучия. Когда нам кажется, что границы под угрозой, мы испытываем потребность в самосохранении — словно опасность угрожает самому нашему существованию. В подобных обстоятельствах соприкосновение „меня“ и „не меня“ может быть очень раздражающим.

Проблема границ в том, что они могут превращаться в фиксированные структурные концепции, которые препятствуют обучению. Допустим, руководитель пытается внедрить в организации изменения и вдруг сталкивается с упорным неприятием со стороны сотрудников. Вначале он пытается объяснить необходимость изменений и убедить принять их. Но если сделать это не удаётся, руководитель начнёт беспокоиться, что не сможет достичь цели. В этот момент он может настоять на своём, после чего взаимодействие между ним и другими членами команды приобретает противоречивость. Теперь граница становится фиксированной, и всякое взаимное обучение и сотрудничество могут прекратиться.

Кадр: фильм «Форс-мажоры» / Netflix

Концепция границ, которые создаются вокруг системы личности, применима почти ко всем. То же относится и к тестированию на реальность — способность отличать внутреннее от внешнего, то есть различать внешнее взаимодействие и внутреннюю интерпретацию. Адекватное восприятие и способность разбираться с поступающим материалом, применяя логическое мышление, требуют правильного функционирования границ. Когда адекватное восприятие становится невозможным, личная граница нарушается, а мышление начинает опираться скорее на фантазии (когда темнеет, стволы деревьев кажутся угрожающими силуэтами).

С точки зрения границ личности регрессия означает движение в сторону нарушения границ, а развитие, напротив, способствует их восстановлению и усилению. Можно сказать, что именно к этому моменту подошёл руководитель из примера выше. Он утратил чёткие границы, а реалистичность исчезла из его мышления до такой степени, что он больше не способен воспринимать чужие взгляды. На этом этапе чувства и фантазии могут превалировать, и руководитель начинает видеть в сотрудниках упрямую иррациональную группу, которая не любит его лично и намеренно пытается навредить.

На границе-контакте человек отделяет себя от остальных. Если воспринимаемая информация нам знакома, психика соотнесёт её с уже имеющимися знаниями и поступит с ней определённым образом, в зависимости от того, нравится нам эта информация или нет. Но когда мы получаем новый опыт, о котором не имеем никаких знаний, возникает проблема. И нам нужно понять, как её решить. Один из способов справиться с новой информацией — попытаться понять незнакомое, принимая неприятную ситуацию и работая над ней. Другой способ — связать её с какой-то старой категорией, к которой новая информация, по нашему мнению, подходит. Наконец, третий способ — это отрицать её существование и выбросить из головы. Понятно, что, выбрав один из последних двух вариантов, мы либо примем очень плохое и неподходящее решение, либо вообще избежим его принятия».

Попробуйте новую профессию на практике — бесплатно

Курсы за 0 р. для тех, кто ищет себя

Запишите ребёнка на бесплатный урок в Skillbox Kids ➞
Учим детей программированию, веб-дизайну и разработке игр. Преподаватель — IT-эксперт — подберёт курс по интересам ребёнка. Подробности — по клику.
Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована