Образование
Образование
#статьи
  • 563

Гибридная цифровизация: как МВА-образование пережило пандемию и стало сильнее

MBA — образование, для которого критично важно живое общение. Что произошло с ним во время локдауна? Эксперты считают, что оно стало востребованнее.

Из этой статьи вы узнаете:


В последние годы МВА-образование переживало падение спроса, по крайней мере, у себя на родине — в США. Количество ежегодных заявок на обучение снижалось, некоторые бизнес-школы — как, например, университет Иллинойса — закрывали часть своих программ. Казалось, что приход пандемии и сопутствующего кризиса должен был сильно ударить по этому традиционному и чересчур дорогому бизнес-образованию, но случилось наоборот. МВА сегодня переживает свой новый расцвет и меняется на глазах, адаптируясь под реалии пандемии, но не теряя при этом своих корней.


Филиппо Валоти-Алебарди

Журналист, фотограф и писатель. Профессиональный дилетант, постоянно расширяющий темы своих текстов. Сотрудничал с «Такие дела», «Батенька, да вы трансформер», The Village, агентством ТАСС и ныне почившим, но немного культовым FurFur.


Пандемия и кризис неопределённости

Весной 2020-го эпидемия коронавируса постепенно забирала страну за страной и регион за регионом. Неопределённость нарастала как снежный ком и вторгалась буквально в каждую сферу нашей жизни и экономики. Бизнес-школы, предлагающие МВА-образование, встали перед сложной дилеммой. В ситуации, когда по всему миру закрываются границы, рвутся торговые связи, а экономика уходит в пике, нужно было в срочном порядке решать, что делать с образовательными программами, главная особенность которых заключается в тесном взаимодействии обучающихся в аудиториях, обмене опытом и наработке профессиональных связей.

«Особенность МВА в том, что знание создаётся в аудитории, — объясняет Сергей Мясоедов проректор РАНХиГС, директор Института бизнеса и делового администрирования. — На таких программах учатся люди с практическим опытом в разных отраслях. Преподаватель-модератор должен бросить им проблемы, которые они в процессе решения наполняют своим опытом. Этот опыт в конце занятия преподаватель обобщает. Такую вещь сделать в онлайне возможно, но намного сложнее, а качество получается хуже».

Такого же мнения придерживается руководитель программы MBA «Стратегическая логистика» в МИРБИС Вячеслав Белобжецкий. «Просто представьте себе программу „Что? Где? Когда?“. Даётся одна минута на решение вопроса, а знатоки сидят перед экранами своих ноутбуков и поднимают руку, чтобы высказать своё мнение. Как думаете, они уложатся в одну минуту? Я думаю, нет», — объясняет эксперт.

Дилемма перехода на дистант, которая встала перед бизнес-школами, хорошо заметна по майскому исследованию ассоциации бизнес-школ AACSB. Из 227 школ, участвовавших в опросе, лишь 31% приняли решение о переводе на чистый дистант, остальные или колебались, или принимали решение о переносе старта обучения.

«В большом количестве вузов, в том числе топовых, был хаос. Я знаю кейсы, когда учёба прерывалась на месяц и никто не понимал, что происходит», — рассказывает Виктория Сусакова, директор по Восточной Европе и Центральной Азии в департаменте международного развития бизнес-школы IE.

Пандемия несла мощный заряд неопредёленности, и бизнес-школы, продающие образовательные курсы стоимостью в десятки и сотни тысяч долларов, не могли позволить себе оступиться. В такой ситуации в выигрышном положении оказались в первую очередь те институции, где дистанционные форматы обучения развивались уже давно.

«Там, где гибкие смешанные форматы практиковались и реализацией программ занимались профессионалы, снижения качества, как правило, не происходило, — объясняет профессор РЭУ им. Г. В. Плеханова Лариса Карташова, — тесное взаимодействие и командная работа в период пандемии не прекращались».

С ней согласна Виктория Сусакова. По её словам, в испанской бизнес-школе IE — blended (смешанный) формат, предполагающий блоки онлайн- и офлайн-занятий, появился ещё в начале нулевых. И когда началась пандемия, сотрудникам школы нужно было лишь масштабировать процессы на все семь тысяч студентов бакалавриата, магистратуры и программ МВА.

Виктория уверена, что их школе переход на дистант дался без потери качества за счёт опыта профессоров, привыкших работать в условиях онлайна, и за счёт собственной информационной инфраструктуры.

«В нашем кампусе уже много лет находится wow room, комната, в которой преподаватель ведёт онлайн-занятия. Там есть большой экран со всем необходимым функционалом: преподаватель может в один клик разбить класс на команды или на пары, создать специальные совещательные комнаты или использовать мультимедийные возможности. Во время пандемии мы создали софт wow room in a pocket, который можно устанавливать на обычный компьютер, чтобы профессор вёл лекцию из дома», — делится Виктория Сусакова.

Другим же бизнес-школам приходилось обращаться к программе Zoom или другим готовым решениям. И не всегда этот опыт был положительным. «Серьёзного сбоя это [перевод на онлайн — Прим. ред.] не вызвало, но внесло некоторую сумятицу. Информационные технологии на тот момент не совсем соответствовали. Все стали пользоваться Zoom, но Zoom не был к этому готов», — рассказывает Вячеслав Белобжецкий.

Первая реакция на дистант, цифровые кампусы и перенос занятий

Сложности перехода на дистант прекрасно иллюстрирует исследование Bloomberg Businessweek. Летом 2020-го журнал опросил 3 532 студента из 95 бизнес-школ и пришёл к выводу, что не все обучающиеся довольны тем, что происходило с их МВА-программой. В школах, где образование стоило больше 70 тысяч долларов в год, 54% студентов заявляли о том, что сожалели о своей инвестиции.

С одной стороны, это объясняется разницей в стоимостях онлайн- и full-time-программ. С другой стороны, студенты жаловались не только на отсутствие скидок. Многие говорили о сложностях, которые испытывали преподаватели при переходе в онлайн. Но главное — студентам не хватало личного общения с однокурсниками, той системы неформальных связей, которая позволяет выстроить нетворкинг и является одним из ключевых преимуществ МВА-образования.

«Любой из нас идёт по жизни с теми людьми, с которыми учился либо в школе, либо в институте, — объясняет Сергей Мясоедов. — Здесь — шанс для взрослых успешных людей завязать несколько десятков знакомств с такими же взрослыми успешными людьми из разных регионов страны. В онлайне это сделать тяжело. Нужно посмотреть в глаза друг другу, вместе выпить вина, сходить на мини-корпоратив. Всё это за два года МВА и происходит».

Некоторые бизнес-школы стали искать необычные способы решить эту проблему. Например, французская NEOMA создала полностью виртуальный университетский кампус, похожий на упрощённый вариант игры Sims, где каждый из персонажей — настоящий студент или работник бизнес-школы, а каждая интеракция может действительно повлиять на жизнь и карьеру студента.

Другие бизнес-школы уходили в Zoom, Slack и другие готовые инфраструктуры — устраивали там совместные занятия спортом, концерты, кулинарные мастер-классы и заседания клубов по интересам. Ещё часть школ — как, например, Alliance Manchester и Институт бизнеса и делового администрирования РАНХиГС — приняли решение о переносе занятий, лишь бы не лишать студентов всех возможностей full-time-программ.

«Студенты, которые пришли на „нормальную“, не онлайн-программу МВА, которые хотят познакомиться и сами создавать знания внутри аудитории, сказали нам, что будут ждать. Мы остановили все занятия по нашим обычным программам с конца марта прошлого года и возобновили занятия в самом конце июля. Три последующих месяца мы нагоняли упущенное и сейчас идём в обычном ритме», — рассказал Сергей Мясоедов.

Как рынок МВА отреагировал на пандемию

Несмотря на все сложности, бизнес-школы успешно преодолели вызовы пандемии. Согласно исследованию AMBA & BGA, большая часть студентов положительно оценила свой опыт получения МВА-образования. Так, 25% студентов оценило обучение как «превосходное», а 43% назвало его «очень хорошим».

О том, что бизнес-школы успешно прошли через пандемию, говорит и ежегодное исследование GMAC, которое проводилось с июля по сентябрь 2020 года. Согласно этим данным, 67% программ МВА в 2020 заявили о росте числа заявок студентов. Общее число заявок увеличилось на 2,4%, в то время как в непандемийном 2019-м общее число заявок, наоборот, упало более чем на 3%.

Но рост числа заявок не единственный тренд, отмеченный в исследовании. GMAC также сообщает, что 2020-й стал годом, когда бизнес-школы проявляли максимальную гибкость по отношению к своим студентам: увеличивали сроки подачи заявок и размеры стипендиальных фондов, продлевали сроки оплаты, предлагали отложенное зачисление на курс, то есть возможность перенести учёбу на один или два потока, и даже снижали планку требований при поступлении.

«Среди топовых школ были кейсы, когда школы снижали вступительные требования. Некоторые условно отменили требования о том же GMAT [стандартизированный тест для определения способности успешно обучаться в бизнес-школах — Прим. ред.]. Для многих кандидатов это стало дополнительным толчком к тому, чтобы пойти учиться здесь и сейчас», — объясняет Виктория Сусакова.

Среди других причин возросшего интереса к МВА-программам эксперты, опрошенные организацией GMAC, называют закрытие границ, которое увеличило число местных студентов в бизнес-школах. Так, в канадских бизнес-школах 90% full-time-программ заявило о росте студентов из числа местных жителей. Также повлиял фактор кризиса, который заставил многих пересмотреть свои карьерные треки и вложиться в обучение, чтобы быть конкурентоспособным в условиях меняющегося рынка.

«Во время кризисов интерес к образованию увеличивается. Для кого-то это возможность переждать шторм. Для кого-то — желание себя обезопасить, сделав свою кандидатуру в глазах работодателя более привлекательной. Для кого-то, если мы говорим о программе уровня executive, где учатся люди, работающие на серьёзных позициях, это хорошее время потому, что бизнес-активность снижается и у них физически появляется время на что-либо помимо работы», — рассказывает Виктория Сусакова.

По её словам, количество заявок в бизнес-школе IE только увеличилось с пандемией и эта тенденция характерна для всего мира, включая Европу и Россию.

Однако не все программы МВА одинаково выиграли от пандемии. Согласно тому же исследованию GMAC, 8% программ заявили о снижении числа заявок более чем на 20%, а 6% программ — о падении в рамках 11–20%.

«Как всегда в период кризиса, усиливается дифференциация рынка, — объясняет Лариса Карташова. — Слабые бизнес-школы, не готовые к качественному blended-learning-обучению, вынуждены были уйти с рынка. Сильные игроки укрепили свои позиции благодаря развитию цифровых и личностных компетенций преподавателей, онлайн-технологий, способных обеспечить необходимое качество обучения».

Цифровизация и гибридное обучение

В эпоху пандемии онлайн и цифровизация стали основными трендами в образовании, и МВА — не исключение. Wall Street Journal отмечает, что многие традиционные бизнес-школы США, которые раньше всерьёз не рассматривали дистанционные форматы, за последний год разработали свои дистанционные программы. Так, онлайн-МВА появились, например, в Говардском университете, а также в университетах Джона Каролла и Уэйк-Форест.

Развитие онлайна хорошо заметно и на примере России. Согласно исследованию Smart Ranking, общая выручка онлайн-программ бизнес-школы «Сколково» составила более 500 млн рублей, что в 248 раз превысило доход за предыдущий год. О большом росте онлайн-сегмента говорит и исследование GMAC. По данным этой организации, 86% онлайн-МВА-программ заявило о росте в 2020 году.

Значит ли это, что дистант стал доминирующей моделью МВА-образования? Как ни странно, нет. Полное отсутствие физического контакта и возможности получить знания в аудитории устраивает лишь небольшое количество студентов.

Так, согласно опросу Bloomberg Businessweek, 90% студентов считает, что в программе МВА должно быть не больше 40% онлайна.

«Те, кто идёт на чистый онлайн, — это некая новая аудитория, — объясняет Сергей Мясоедов. — Пока она составляет 10–15% от общего числа тех, кто стремится получить МВА. Эти люди — другие, они и мыслят по-другому. Они хотят всё в онлайн, они говорят, что хотят учиться на дистанте потому, что и работать собираются на дистанте. Эта доля людей будет расти, но пока она небольшая».

Вероятно, именно поэтому большинство МВА-программ по возможности вернулось в аудитории и сейчас существует в различных гибридных форматах, объединяющих онлайн- и офлайн-возможности. Согласно исследованию MBA Roundtable, в котором участвовали представители 118 бизнес-школ по всему миру, 59% МВА-программ сегодня — гибридные.

Отчасти это связано с вынужденными ограничениями пандемии. Мир до сих пор не восстановил тот уровень свободы передвижения, что был до коронавируса. И сам коронавирус ещё не побеждён. Поэтому, например, в Гарвардской школе бизнеса не только проводятся постоянные ПЦР-тесты, но и введена система, благодаря которой в аудитории физически находятся лишь 25 человек, а остальные обучающиеся участвуют в занятии дистанционно. Различные варианты гибридных форматов сейчас предлагают почти все топовые бизнес-школы: и британская LBS, и американский Стэнфорд, и испанская IE.

По словам Виктории Сусаковой, кампус IE Business School работает с середины лета, но часть студентов по-прежнему учится на расстоянии. Для этого бизнес-школа пошла по пути дальнейшей цифровизации, переоборудовала все аудитории, добавив экраны и новую систему микрофонов.

«Мы объединили виртуальный и реальный класс и хотим, чтобы этот формат оставался с нами и после пандемии. Чтобы студент в любой момент мог выбрать, какой формат для него удобнее — присутствовать физически или учиться из другой страны. Это здорово отражает современные реалии, когда люди хотят успевать всё и сразу», — рассказывает Виктория Сусакова.

По её словам, если раньше обучающемуся приходилось прерывать свою работу и отказываться от интересных проектов ради учёбы, то теперь студенты смогут просто перевести учёбу на дистант.

Другие эксперты также подтверждают, что смешение онлайн- и офлайн-программ и дальнейшая цифровизация — это тренды, которые МВА-образование подхватило и будет развивать в будущем. Преподаватель РЭУ имени Г. В. Плеханова Лариса Карташова отмечает, что этот тренд был и раньше, но распространился с пандемией. Она добавляет, что рынок МВА пойдёт по пути дальнейшей диверсификации и гибкости.

Максим Арзуманян, академический директор программы MBA от ВШМ СПбГУ и Skillbox, считает, что сегодня нет смысла говорить отдельно про офлайн- или онлайн-образование.

«Эти слова уходят, — говорит он, — современное образование не может не включать аспекты дистанционного формата и электронных образовательных ресурсов. Онлайн даёт те самые гибкость, независимость и возможность эффективнее планировать своё время. Офлайн-формат, естественно, неизменен и незаменим в общении для создания нетворкинга и атмосферы».

Однако цифровизация — процесс дорогостоящий, и не все игроки смогут одинаковым образом подхватить этот тренд. А значит, разрыв между топовыми бизнес-школами и остальными игроками будет лишь увеличиваться. В этом уверена Виктория Сусакова: «Это требует существенных финансовых вложений. С одной стороны, это вопрос технологического оснащения, а с другой стороны, это очень сильно увеличивает нагрузку на профессоров, ведь иногда получается, что занятия нужно проводить два раза из-за разницы во времени. А время преподавателей в бизнес-школах стоит дорого».

В том, что в будущем рынок МВА-образования изменится, уверен и Максим Арзуманян. «В ближайшее время мы увидим, как часть сильных игроков трансформируются, будут предлагать новые продукты и услуги, возникнут новые игроки, а некоторые уйдут с рынка, как это обычно и бывает», — подытожил эксперт.

Понравилась статья?
Да
2239

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪