Образование
Образование
#статьи
  • 1452

Что доктор прописал: когда EdTech полезен для школ, а когда — не очень

Цифровизация обещает преобразить школьное обучение. Но эксперты предупреждают: технологии не универсальное лекарство. Их надо назначать с умом.

Из этой статьи вы узнаете:

  • кто наблюдает за результатами цифровизации образования в разных странах;
  • какие эффекты от технологий интересуют исследователей;
  • в каких случаях «цифра» улучшает школьное обучение;
  • кому идут на пользу технологии самообучения.

В России множатся государственные технологические инициативы в сфере образования. Профильные министерства наперебой внедряют цифровые образовательные среды, создают модели цифровой школы и цифрового университета, запускают суперсервисы на «Госуслугах». Со всех сторон мы слышим, что новые технологии сделают учёбу более персонально ориентированной и продуктивной, облегчат процессы как для учащихся, так и для учителей.

Но EdTech-проекты — даже лучшие по замыслу и технической начинке — не панацея. Какие образовательные проблемы они действительно помогают решить, а какие нет? При каких условиях решения будут успешными? За этим наблюдают исследователи центра Университета Вирджинии по изучению образовательной политики EdPolicyWorks: там давно уже проводится обзор результативности проектов по цифровизации образования в развивающихся странах.


Екатерина Ерохина

Обозреватель Skillbox Media. Магистр по научной коммуникации, интересуется социологией науки, историей и будущим образования.


Что это за обзор

Сейчас исследование «Образовательные технологии в развивающихся странах» охватывает 81 научную работу о внедрении цифровых технологий в образование 36 стран. Самая ранняя из них опубликована в 2002 году.

Мы обсуждаем один из рабочих документов исследователей EdPolicyWorks. Обзор продолжается и ещё будет дополняться, поэтому его выводы не могут считаться окончательными. Но около половины включённых в него работ — завершённые исследования. Они опубликованы в рецензируемых журналах, признанных научным сообществом.

Автор исследования Даниэль Родригез-Сегура убеждён: прежде чем внедрять цифровые технологии в образование на государственном уровне, стейкхолдеры и политики обязаны выяснить, как выбранные решения влияют на образовательные результаты. И очень важно учесть, где именно эти решения применяли раньше, в каких условиях их влияние оценивали. Что это были за школы? Как живут их ученики? Как там работают учителя? Условно говоря, то, что сработало в США, может провалиться в Индии. Поэтому так важно изучать образовательные технологии в контексте конкретных условий.

В основном обзор охватывает исследования EdTech-вмешательств в развивающихся странах Латинской Америки, Средней, Южной и Юго-Восточной Азии, а также Африки южнее Сахары.

Два исследования в обзоре выполнены в странах других регионов — Израиле и России. На момент проведения этих исследований они относились к развивающимся экономикам по таким признакам, как размер ВВП на душу населения.

Большинство включённых в обзор стран всё же можно однозначно считать развивающимися. У их жителей низкие доходы, у школ зачастую проблемы с доступом и к интернету и даже к электричеству, а иногда и к тетрадям и классным доскам. Но ключевые выводы исследования будут интересны и нам. Особенно с учётом того, что положение российских школ в маленьких населённых пунктах в глубинке может сильно отличаться от условий, к которым привыкли столичные школы.

В обзоре выделено четыре направления цифровизации образования:

  • доступ к технологиям;
  • поведенческие вмешательства;
  • улучшение преподавания;
  • самообучение.

В каждом из этих направлений технологии работают только для некоторых целей и не в любом контексте.

Чтобы понять, подходит ли конкретное технологическое решение для вашей ситуации, нужно знать ответы на такие вопросы:

  • на решение каких проблем оно нацелено?
  • как оно может повлиять на образовательные результаты?
  • насколько оно экономически эффективно?
  • что может стать препятствием в его реализации?

Вот как автор обзора отвечает на эти вопросы для каждого из четырёх направлений цифровизации.

1. Доступ к технологиям

Первый шаг к цифровизации образования — создание инфраструктуры и обеспечение оборудованием. Так, в России сейчас реализуется государственная программа по подключению всех образовательных организаций страны к интернету и по оборудованию цифровых рабочих мест педагогов. В развивающихся странах пытаются снабжать учеников техникой.

Когда ваша цель — улучшить образовательные результаты, простая раздача гаджетов ученикам и учителям не поможет, предупреждает автор обзора.

Так, ряд исследований в странах Латинской Америки (например, в Гондурасе и в Перу) показал: замена учебников на ноутбуки не оказывает никакого эффекта на обучение. Единственное, что улучшается, — навыки работы с компьютером. Но возможен и негативный эффект, когда ученики начинают проводить больше времени за новым ноутбуком, чем за выполнением домашнего задания.

Собранные в обзоре исследования проводились до пандемии. В ситуации, когда школа закрыта и учиться можно только онлайн, иметь дома ноутбук и интернет попросту необходимо. Но при очном обучении нет принципиальной разницы, читают дети бумажные учебники или электронные с ноутбуков.

Это не значит, что не нужно подключать школы к интернету или раздавать технику. Многие государственные программы по техническому оснащению вполне успешны. Например, раздача планшетов неплохо влияет на усвоение школьной программы. Но только если вместе с гаджетом ученик получает от учителя или волонтёра инструкцию, как его использовать для учёбы. В таких случаях проект по доступу к технологиям — только первый шаг перед внедрением следующей инициативы.

Решает такие проблемы, как:

  • нехватка гаджетов, без которых нельзя внедрить цифровизацию образовательных процессов;
  • недостаток цифровой грамотности.

Образовательный эффект:

  • практически нулевой или негативный (кроме повышения компьютерной грамотности).

Экономическая эффективность:

  • низкая из-за дорогого масштабирования: чтобы охватить ещё одного ребёнка, придётся купить ещё один компьютер.

Препятствия:

  • технику могут использовать не в учебных целях.

2. Поведенческие вмешательства

Бывает, что корень проблем не в нехватке учебников, а в поведении участников образовательного процесса. Например, частые прогулы занятий учениками или отсутствие учителя в классе большую часть урока. Технологии могут помочь и здесь.

Самый популярный вариант — держать родителей в курсе школьных дел, чтобы они могли вовремя повлиять на поведение детей. Например, привычной частью российской школы в последние годы стали электронные дневники. Некоторые варианты таких систем, как «Московская электронная школа» (МЭШ), позволяют родителю отслеживать приход ребёнка в школу и уход из неё и даже контролировать его питание в школе.

Российские проекты здесь не уникальны: подобные инструменты тестировали давно. Несколько примеров из развивающихся стран попали и в обзор исследователя из EdPolicyWorks.

Цель таких проектов — изменить поведение участников образования в лучшую сторону. Обзор показывает, что при должной подготовке технология работает как задумано: родители реже пропускают школьные собрания, ученики меньше прогуливают и хулиганят на переменах, учителя уделяют классу больше внимания. Но чудесных изменений в качестве образования от таких решений ждать не стоит.

Чтобы добиться поведенческих изменений, подчас достаточно самых простых технологических решений. Например, в Чили для успеха хватило регулярных СМС родителям. Сообщения содержали информацию об учебных результатах и поведении детей. Уже в первые четыре месяца после запуска проекта ученики стали вести себя более ответственно: выросла посещаемость, стало меньше конфликтов в школе. Улучшились и результаты тестов по школьным предметам, но всего на несколько процентных пунктов, этот эффект оказался небольшим.

Подобные инструменты можно применить и для контроля за педагогами. Например, одна из распространённых школьных проблем в развивающихся странах — отсутствие учителя на рабочем месте в учебное время. Камеры в классе помогают её решить, но на учебные результаты учеников это влияет опосредованно и не очень сильно.

Решает такие проблемы, как:

  • недостаточная информированность учеников и их семей;
  • низкая ответственность, невыполнение обязанностей.

Образовательный эффект:

  • невысокий.

Экономическая эффективность:

  • высокая: не требуются сложные оборудование и софт; такие решения довольно просто масштабировать.

Препятствия:

  • технические проблемы (например, сообщения не доходят из-за плохой связи);
  • непродуманный дизайн проекта. Понадобятся предварительные исследования, чтобы точно знать, какие поведенческие проблемы влияют на обучение, с чем они связаны и как их исправить.

3. Улучшения в преподавании

Со второй половины XX века в развивающихся странах выросло количество школ, но остались две проблемы. Первая — образованием не охвачены дети в самых удалённых и малонаселённых районах. Вторая — там, где школы есть, они перегружены, средний учитель работает со втрое большим классом, чем его коллеги в развитых странах. При этом и квалификация самого учителя часто невысока, а привлечь в школы побольше сильных профессиональных педагогов не удаётся из-за низких зарплат.

Справедливая зарплата для учителей, конечно, очень важна. Но исследования, упомянутые в обзоре исследователя из EdPolicyWorks, показывают: сам по себе факт увеличения оплаты работы педагогов не приводит к улучшению результатов обучения.

Например, ни через два, ни через три года после двукратного роста зарплаты учителей в Индонезии дети не стали учиться лучше, хотя удовлетворённость педагогов работой определённо выросла. Но без мер по развитию педагогического мастерства и по изменению отношения учителей к результатам своей работы это никак не сказалось на качестве обучения.

Может ли EdTech помочь решить проблему нехватки или низкой квалификации учителей? Да, но работает это не везде, считает автор обзора.

Технологии полезны в поддержке учителей: они упрощают доступ к повышению квалификации в передовых институтах или к методическим материалам — например, к готовым сценариям уроков. В удалённых районах хороший эффект даёт дополнение живых уроков (или даже полная их замена) цифровым контентом. В разных проектах использовались записанные заранее лекции педагогов из лучших школ, телевизионные эфиры.

Важен контекст, следует из обзора. В отдалённом районе, где не хватает учителей и школы слабо оснащены, теле- или онлайн-уроки ведущих педагогов будут очень полезны. Когда из-за эпидемии школы оказались закрыты, видеоконтент тоже очень пригодился. Но если ситуация не патовая, новые форматы заинтересуют лишь часть учеников.

В худшем варианте резкий переход на новые рельсы может даже снизить образовательные результаты. Пример одного исследования из Коста-Рики доказывает, что изменять преподавание надо постепенно. Главной составляющей этого эксперимента была смена педагогических методов от лекций учителя к «активному обучению». Проект затронул обучение геометрии в старших классах 85 школ. Одновременно с внедрением нового метода обучения классы перевели с мела и тетрадей на интерактивные доски и компьютерные лаборатории. И получили отрицательные результаты: ученики стали заниматься хуже! Авторы исследования предположили, что учителя в абсолютно новых условиях потеряли контакт с учениками.

Решает такие проблемы, как:

  • нехватка учителей и (или) пробелы в их знаниях;
  • отсутствие некоторых учебных курсов в очном формате на конкретной территории;
  • ограниченный доступ к образованию в целом в чрезвычайных ситуациях и в изолированных поселениях.

Образовательный эффект:

  • от среднего до высокого.

Экономическая эффективность:

  • достаточно высокая: качественный контент стоит дорого, но его можно распространить на любое число учеников.

Препятствия:

  • к новому требуется привыкнуть. С резкими множественными изменениями, которые проводятся одновременно, учителя и ученики, скорее всего, не справятся.

4. Самообучение

Во всех странах мира актуальны технологии, которые помогают ученику выстроить личную траекторию обучения. И не всегда эта потребность возникает как ответ на особенные интересы и таланты детей. Зачастую она связана с тем, что стандартные образовательные программы оказываются чрезмерно амбициозными — они перенасыщены информацией и задают слишком высокий темп, за которым не все дети поспевают.

Многие развивающиеся страны, указывает обзор, унаследовали свои школьные программы из колониального прошлого. Другие торопливо выстроили (или переделали) их по модным зарубежным образцам. В результате от учеников нередко требуют слишком много и слишком быстро, а освоению базовых навыков письма, счёта, чтения не уделяют достаточно внимания.

Для тех, кто за программой не успевает, обычно никаких специальных мер поддержки не предусмотрено, а времени учителя на весь класс не хватает.

В этих условиях EdTech-инструменты помогают удовлетворить индивидуальные учебные потребности ученика, подобрать учебный материал и задания с учётом его уровня знаний, трудностей и интересов. У учителя никогда не будет сил и времени подготовить столько индивидуальных вариантов задач для 30 детей в классе.

Обзор показывает, что технологии самообучения чаще других дают позитивный образовательный эффект. Это ещё и выгодно: внедрить готовый онлайн-сервис или приложение можно уже сегодня, а на подготовку дополнительных учителей и тьюторов понадобятся годы.

Но при этом технологии самообучения — самая сложная категория образовательных инноваций.

Во-первых, для них требуется подготовить большой пул качественных учебных заданий, которые соответствовали бы программе, возрасту, особенностям детей, и разработать алгоритмы доставки этих заданий ученикам. То есть создать специальные онлайн-платформы, организовать доступ к ним.

Во-вторых, при внедрении проектов для самообучения нельзя с уверенностью сказать, что конкретно помогло детям лучше учиться: наличие дополнительной практики (дополнительных заданий) или технологии, с помощью которых эти практики реализованы. Кто сказал, что для организации самостоятельных занятий обязательно нужны траты на «цифру», — может, достаточно раздать детям бумажные материалы? Два исследования из обзора говорят, что это тоже зависит от контекста.

В Китае и в Сальвадоре сравнивали результаты обучения математике двумя способами: с помощью компьютеров и на дополнительных занятиях в традиционном формате. Математические знания учеников везде оказались в плюсе. Но в Китае разница между компьютерным и обычным обучением была незаметна, а в Сальвадоре цифровая технология оказалась эффективнее.

Автор обзора видит причину в условиях. В Китае школьная система достаточно устоявшаяся, у учителей больше опыта и лучше подготовка. В Сальвадоре низкий экономический уровень и политическая нестабильность ведут к слабости педагогических традиций. Цифровое обучение просто оказалось качественнее.

Минус таких проектов цифровизации в том, что самый заметный эффект от самостоятельной работы получают самые способные ученики. Чтобы помочь отстающим, нужны другие инструменты — тут без личной вовлечённости педагога всё-таки не обойтись.

И ещё один нюанс: если после часа занятий в приложении ученик понял тему лучше, это не значит, что после второго часа он будет понимать её в два раза лучше. Иначе говоря, образовательный эффект не связан с продолжительностью использования технологии.

Несмотря на высокую эффективность технологий самообучения, их тоже нужно применять с оглядкой на контекст. Нужны ли в конкретном случае цифровые инструменты, или того же, а может, и лучшего результата получится добиться при помощи дополнительных занятий в обычном формате? Сколько дети должны заниматься дополнительно, чтобы получить результат? От ответов на все эти вопросы зависит, пойдёт ли на пользу учёбе EdTech-вмешательство.

Решает такие проблемы, как:

  • индивидуальные пробелы в знаниях или неудовлетворённые дополнительные потребности в знаниях учеников;
  • не подходящий ученику темп обучения;
  • нехватка практики на уроках.

Образовательный эффект:

  • высокий.

Экономическая эффективность:

  • высокая, если с одного устройства или аккаунта может заниматься любое число учеников.

Препятствия:

  • сложность разработки.

Итог: всё есть яд, и всё есть лекарство

У всех EdTech-решений, конечно, есть ограничения и подводные камни. Главный вывод, который можно сделать из десятков исследований по всему миру, — сами по себе технологии ни хороши, ни плохи для образования. Каждое устройство или приложение может и отвлечь от учёбы, и стать для неё подспорьем. Дело в контексте и в том, насколько хорошо его понимают те, кто принимает решение о внедрении технологии, разрабатывает и запускает её.

Вот несколько итоговых замечаний из обзора:

  • Важно чётко понимать, какую образовательную проблему должна решить технология, которую предполагается внедрить. И трезво оценить, подходит ли эта технология для решения такой задачи. Например, если принимается решение об обеспечении школ и учеников интернетом и планшетами, нужно чётко осознавать, зачем и как именно они должны использоваться в учебных целях. Плохо продуманный проект может перегрузить учителей и учеников, но не повлиять на реальную образовательную проблему.
  • Надо разрабатывать проекты с учётом всех возможных ограничений и предусматривать способы преодоления возможных трудностей. Даже хорошую идею может обратить во вред плохая реализация: проблемы с техникой, интернет-соединением, недостаточное информирование участников проекта.
  • Обычно запуск массового проекта по цифровизации начинается с локального эксперимента, а потом масштабируется на всю сферу. Для успеха проекта в целом очень важно, чтобы масштабирование происходило так же тщательно, как пилотные испытания (это часто упускается из виду). К тому же условия в других школах и регионах могут существенно отличаться от тех, где решение показало эффективность при экспериментальном использовании.

Понравилась статья?
Да
2112

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪