Дизайн
#Мнения

Стул из водорослей, плот и сказочная мебель: как прошла Миланская неделя дизайна — 2022

Мария Савостьянова — о маленькой сенсации выставки, конференциях и популярной теме леса.

Иллюстрация: Tom Dixon / Andrés Reisinger / Nilufar Gallery / Jubjang / Rawpixel / Annie для Skillbox Media

Мария Савостьянова

Историк искусства, критик. Преподаёт в школе дизайна при РАНХиГС. Заместитель издателя журнала о современном искусстве Russian Art Focus. Автор книги «Дизайн сегодня».

С 7 по 12 июня в Италии прошла Миланская неделя дизайна. Это крупнейшее событие в своей отрасли, о нём знают архитекторы-градостроители, труженики моды, графики, пиарщики всех мастей, веб-дизайнеры и стилисты.

Коммерческим ядром недели служит Salone Internazionale del Mobile — мебельная ярмарка в торгово-выставочном центре Rho. Однако самое интересное и вдохновляющее происходит в самом городе: выставки в галереях, поп-ап-инсталляции, мини-ярмарки (Alcova, Certosa Initiative x Beyond Space) и разные инициативы брендов.

С начала восьмидесятых Миланская неделя дизайна считалась отличной площадкой для глобального старта. И всё после триумфального выступления 64-летнего Этторе Соттсасса с молодыми коллегами в 1981 году, которое вошло в историю как дебют группы «Мемфис» (кстати, одна из тех «молодых коллег», 65-летняя Натали дю Паскье, пропагандистка камуфляжного орнамента, в этом году выступила с двумя проектами). Тогда у эпатажной мебели особого коммерческого успеха не было, зато стиль группы «Мемфис» быстро завоевал мир — через полгода половина баров на западном берегу США были отделаны с постмодернистским коллажно-цитатным драйвом. А Милан стал считаться трамплином для глобального прыжка.

Нынешняя неделя — особая. После отмены Salone del Mobile 2020 года и худосочного «Суперсалона» 2021 года ярмарка, которая трижды откладывалась, празднует одновременно пропущенное в 2021 году 60-летие и постпандемийное возвращение.

Инсталляция Старка

В этом году, как обычно, каждый мог выбрать зрелище себе по вкусу. Чьё-то сердце дрогнуло от маленькой сенсации: суперзвезда Филипп Старк снова в Милане — он представил инсталляцию для Dior в палаццо Читтерио. Это первая работа мэтра для прославленного французского Дома.

В основе фантастически срежиссированной сцены с запрограмированным светом и специально сочинённой музыкой (авторы Soundwalk Collective) — старый стул Dior Louis XVI Medallion. В 1947 году декоратор Виктор Гранпьер выбрал этот стул для показа на авеню Монтень, и с тех пор он стал фирменной мебелью Дома Dior.

Изначально стул был с деревянным каркасом и тканевой обивкой. Старк решил вылить его из алюминия, воспользовавшись навыками ломбардского мастера из города Брешиа. Однако в инсталляции не только алюминиевые стулья: некоторые отделаны бледно-розовой медью, чёрным хромом или золотом.

Фото: Miguel Medina / Getty Images

Мебель Тома Диксона

Том Диксон, британский идеал по части марьяжа дизайна и бизнеса, с душой отпраздновал 20-летие своей компании — выставкой Twenty в палаццо Сербеллони.

Он показал 20 вещей, причём некоторые произведения были изменены и обновлены. Например, стул S, изначально сделанный из переработанных резиновых шин, а затем — из восстановленной кожи и текстиля, в Милане получил блестящую латексную кожу. С ней Диксону помогал кутюрье Нанге Магро.

На выставке была представлена модернизированная версия стула Dixon’s Bird, изготовленного из водорослей, а также башни, сделанные из мицелия и «покрытые» новыми ароматами Dixon Root и Underground.

Площадка Alcova

Энергия пульсировала и на групповой площадке Alcova, на которой собрались экспериментальные дизайнеры со всего мира. Там было 70 экспонентов разных специализаций: например, дизайнер продуктов питания Лайла Гохар, итальянская керамистка Элиза Уберти, монреальский световой бренд Lambert & Fils, Objects of Common Interest, копенгагенская студия Tableau и прославленный голландский дуэт Studio Makkink & Bey.

В этом году в Милан приехало необычно много американцев. Например, в Alcovа принимала участие чикагская дизайнерская студия Refractory, созданная на базе литейного завода West Supply. Молодой бренд представил мебель, в которой использовался металл в окружении «палеонтологических» (со скелетами динозавров) фотографий американки Сары Уилсон.

Более того, в рамках Альковы гастролировал проект «Это Америка», старожилам напомнивший первое выступление нидерландского Droog Design в 1993 году. Кураторами проекта выступили Дженни Нгуен (бюро по глобальным коммуникациям Hello Human) и Альма Лопес-Мозес (студия Aditions). Они посчитали, что американский дизайн всегда был слабовато представлен в Милане, поэтому организовали выступление 15 участников, которые привезли в основном уникаты и малотиражные вещи. Почти у всего выставленного был сильный этнический привкус.

Тема лесов

Событие высокого интеллектуального градуса инициировала Prada Frames (линия очков) совместно c дуэтом Formafantasma. Последние — итальянцы Симоне Фаррезин и Андреа Тримарки, которые создают вещи, по-голландски концептуальные и по‑итальянски шикарные. В Национальной библиотеке Брера они устроили конференцию «В лесу», на которой выступали учёные, экономисты, архитекторы, дизайнеры, активисты и антропологи. Конференция была необычного формата. Во‑первых, назначить дизайнеров организаторами паблик-токов — революционно. Во‑вторых, каждый доклад был с изюминкой. Историк лесов Дэн Хандель рассказал о киберлесах и NFT-брёвнах, а также о лесах в Античности, Среденевековье и Ренессансе, напомнил об экологической безответственности XVI века (когда Венеция строила до 3000 кораблей, на каждый из которых тратили до 3000 зрелых дубов).

Индийский писатель Амитав Гош, автор романа «Калькуттская хромосома» поделился своими тревогами и догадками о состоянии современного мира. Паола Антонелли, глава отдела дизайна и архитектуры нью-йоркского Музея современного искусства (MoMA), вспоминала, как дизайнеры начали «кастомизировать» дерево ещё тридцать лет назад. Все выступления выложены на сайте Prada Frames.

Изображение: Formafantasma / Prada Frames

Вообще, тема леса прошла красной нитью в Милане. Архитектор Стефано Боери (Stefano Boeri Interiors) и бренд Timberland представили инсталляцию «Плавающий лес». В старинном водохранилище района Дарсена был сооружён плот, на котором высадили 600 растений 30 видов, отобранных с учётом экологических преимуществ для города.

Публика шла на плот не просто смотреть деревья, но и попользоваться VR и AR. Две программы были посвящены ботинкам, а вот третья вышла за рамки интересов обувного бренда и объяснила при помощи AR положительное влияние природы на городскую ткань Милана.

«Плавающий лес» — затея временная, но все деревья уже пожертвованы местной некоммерческой организации, а материалы плота будут повторно использованы после демонтажа.

Фото: Miguel Medina / Getty Images

«Лесом размышлений» пошли дизайнеры бруклинской Studio Calico, специализирующейся на обоях. Их выставка Forest of Reflection — исследование лесов, растущих на горных хребтах японского острова Хонсю, — посвящена запуску коллекции обоев Tableau.

Сказочная мебель Андреса Райзингера

Всегда интересны точки, в которых материальный объект соприкасается с цифрой. Самым очевидным примером оказался проект художника из Барселоны Андреса Райзингера, которого в этом году показывала галеристка Нина Яшар на своей площадке Nilufar Depot.

Райзингер известен реалистичными изображениями стульев и кушеток, покрытых лепестками. Он уже продал эти проекты как NFT, но для Миланской недели дизайна воплотил в жизнь свою сказочную мебель.

Оптимизм, интерес к ремесленным техникам, обилие цвета — все эти жизнеутверждающие усилия маркируют выход из пандемии, стремление очнуться, раздышаться и вновь запустить маховик индустрии. Но на смену чуме пришли новые беды, и отгородиться от этой тревоги невозможно даже при коллективном желании жить и процветать.

Впечатлением о выставке со мной поделился Павел Воловов, выпускник института Марангони, автор эффектных интерьеров в Москве, Петербурге, Берлине: «Мне понравились проекты с привкусом декаданса, которые по настроению ближе к реальности, в которой мы все оказались. У Dimore Studio, как обычно, эффектная инсталляция — интерьерные объекты в сценографии, дополненной засохшими цветами, дымом, лепестками роз на полу и музыкой, знаменитым „Адажио“ Томазо Альбинони. Конечно, мы все чувствуем горечь времени, и это очень точная эмоция.

Таким же „проектом с настроением“ мне показалось выступление британца Ли Брума — „Божественное вдохновение“. Он традиционно занимается светом, но в этом году представил масштабный проект-спектакль, занявший целое здание на Виа Палермо. Необычные световые скульптуры, в основе которых — воспоминания Брума о бруталистской архитектуре середины ХХ века».

Жизнь можно сделать лучше!
Освойте востребованную профессию, зарабатывайте больше и получайте от работы удовольствие. А мы поможем с трудоустройством и важными для работодателей навыками.
Посмотреть курсы
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована