Дизайн
#статьи

Адриан Фрутигер: классик шрифтового дизайна

Рассказываем о создателе главных шрифтов XX века.

Иллюстрация: jcomp / Freepik / Olyasnow для Skillbox Media

Адриан Фрутигер — шрифтовой дизайнер, которого называют отцом швейцарской типографики, несмотря на то что большую часть жизни он проработал во Франции. Фрутигер разработал системный подход к проектированию шрифтовых систем и создал более 30 гарнитур. Без некоторых из них — например Univers, Frutiger, OCR-B, Avenir — уже невозможно представить шрифтовой дизайн XX века.

Рассказываем про:


Наставники

Адриан Фрутигер родился в 1928 году в городке Унтерзеен в Швейцарии. В подростковом возрасте он заинтересовался каллиграфией и уже в 15 лет знал, что хочет связать свою жизнь со шрифтами. Но отец, владевший ткацкой мастерской, был против решения сына стать «голодающим художником»: «Изучи сначала ремесло, и тогда ты сможешь делать всё, что захочешь».

Адриан Фрутигер. Изображение: Wikimedia Commons

Фрутигер устроился учеником наборщика в типографию Otto Schaeffl в Интерлакене, а затем поступил в Школу прикладных искусств в Цюрихе, где начал изучать шрифтовой дизайн.

Его преподавателями были Альфред Виллиман и Вальтер Кэх. Они показали, что букву формируют не только чёрные штрихи, а её важный элемент ― белое пространство, познакомили с главными дизайн-принципами. Фрутигер не во всём соглашался с Виллиманом и Кэхом, но именно их он считал своими наставниками.

Начало карьеры и первые коммерческие шрифты

После окончания Цюрихской школы прикладных искусств Фрутигер разослал дипломную работу в разные типографии и получил приглашение стать шрифтовым дизайнером в Deberny & Peignot, известной словолитне в Париже. Работа была посвящена историческим формам латинского письма, и директору Шарлю Пеньо понравились примеры, выгравированные на деревянных досках. Они показывали скрупулёзность Фрутигера и знание им буквенных форм.

Разворот брошюры с дипломной работой Адриана Фрутигера. Изображение: abebooks.co.uk

Первым коммерческим шрифтом Адриана был Président — набор заглавных букв для типовых визитных карточек, выпущенный в 1954 году.

Шрифт Président. Изображение: youworkforthem.com

Новый шрифт был хорошо принят во Франции, и в нём уже отчётливо прослеживался фрутигеровский стиль, в котором соединилось влияние учителей дизайнера и собственное представление о форме.

В этом же году после Président вышел необычный каллиграфический шрифт Ondine, название которого отсылает к французскому слову onde — «волна».

В пятидесятые годы был очень популярен шрифт Mistral, для которого дизайнер Роджер Эскоффон взял свой почерк и будто бы повторил его широкой кистью. Шарль Пеньо хотел, чтобы в словолитне Deberny & Peignot появилось декоративное начертание, повторяющее успех этого шрифта.

Шрифт Ondine. Изображение: Адриан Фрутигер / e-daylight.jp

Фрутигер работал над Ondine чуть больше месяца. Однако французам оказался чужд росчерк широкого пера, и популярности новый шрифт набрать не смог. Фрутигер считал эту работу потраченными впустую временем и силами и, по его словам, даже испытывал чувство вины перед своими преподавателями.

В шутку Фрутигер называл Ondine своим «горчичным» шрифтом, потому что единственной компанией, которая выбрала его для корпоративного дизайна, была фабрика по производству горчицы в Дижоне.

Эти и остальные шрифты Адриан считал просто практикой. По его мнению, первой серьёзной и одной из лучших его работ стал Méridien — наборный шрифт без засечек, сконструированный для продолжительного чтения объёмных текстов. При его создании Фрутигер вдохновился антиквами Николя Жансона — французского типографа эпохи Возрождения.

Проектируя Méridien, я хотел избежать жёсткости в формах — считал, они должны иметь более естественную линию. Моё главное соображение заключалось в создании шрифта, который был бы одновременно разборчивым и эстетически приятным.

Адриан Фрутигер

Шрифт Méridien. Изображение: Wikimedia Commons

Параллельно с Méridien Фрутигер начал работать над своими первыми шрифтами для фотонаборных машин. Новая технология принципиально меняла подход к производству шрифта ― если в металлическом наборе каждая литера или строка представляла собою металлический штамп, создающий оттиск, то в фотонаборе шрифт проецировался на светочувствительную плёнку.

Первые фотонаборные машины появились в США в 1949 году, на европейский же континент они пришли позже ― сборка первого станка началась лишь в 1954-м. Шарль Пеньо сыграл большую роль в становлении этой технологии в Европе, а его компания Deberny & Peignot начала работу над шрифтами.

Фрутигер должен был создать новые рисунки уже существующих шрифтов и адаптировать их для новой технологии. Он переработал для Lumitype такие антиквы, как Bodoni, Garamond, Baskerville, Janson, Caslon, Perpetua.

Я многому научился, работая над этими классическими шрифтами. Все они должны были быть переработаны для новой технологии. Когда я копировал и правил их, закрадывалась и частичка моего собственного восприятия формы. Хотя я считал себя работником, который должен адаптировать шрифты к очень определённой системе, а вовсе не «художником».

Адриан Фрутигер

Мировая известность: шрифт Univers

По-настоящему известным Фрутигер стал после разработки шрифта Univers в 1957 году.

Шрифт Univers. Изображение: Wikimedia Commons

По мере того как в Deberny & Peignot продолжалась работа над фотонаборной машиной и для неё были созданы первые антиквы, речь зашла о гротесках. Шарль Пеньо хотел, чтобы Фрутигер адаптировал для Lumitype модную в то время Futura (или Europe, как его называли во Франции), который в двадцатых годах разработал немецкий типограф Пауль Реннер. По мнению же Адриана, Futura уже устарела и не соответствовала духу времени, к тому же этот шрифт не очень хорошо воспринимался в виде наборного текста. Так появился Univers, в основу которого легли ученические эксперименты Фрутигера ещё в Цюрихской школе.

Эскизы, сделанные во время учёбы. В заметках на полях прописаны основные принципы дизайна шрифта и видно желание уравновесить все знаки, чтобы они оптически стремились к одной пропорции. Изображение: Adrian Frutiger Typefaces. The Complete Works / Schweizerische Stiftung Schrift / Birkhäuser

Univers ― яркий пример неогротеска, а его особенность заключалась в том, что это был не просто шрифт, а полноценная шрифтовая система. Гарнитура включала в себя 21 комплект знаков, разных по насыщенности и ширине. Логично выстроенные, они сочетались друг с другом и выглядели как единое целое.

Неогротески ― группа шрифтов, появившаяся в середине ХХ века и получившая расцвет вместе с ростом популярности швейцарского стиля в дизайне. В основе лежат старые гротески, однако её отличительная черта ― равноширинность, вертикальные оси овалов, а верхние выносные элементы равны росту прописных знаков. Эти шрифты не имеют ярко выраженного характера и лишены индивидуальности, что делает их практически универсальными. Ещё одна отличительная черта неогротеска ― в качестве курсива используется наклонное начертание.

Чтобы с таким количеством начертаний было удобно работать, Фрутигер предложил метод двузначных цифровых обозначений: первая цифра отвечала за насыщенность, а вторая — за пропорции. Отправной точкой был шрифт Univers 55, а из него выводились уже все остальные варианты. Этим система Univers в какой-то степени напоминала периодическую систему Менделеева.

Univers ― первая гарнитура, разработанная системно. Со временем количество начертаний было увеличено до 35, а в 1997 году Фрутигер вместе с компанией Linotype переработал шрифт, расширив его до 63 начертаний и дав уже трёхзначную нумерацию.

Инфографика, демонстрирующая сходство гарнитуры Univers и таблицы Менделеева. Изображение: Remy Peignot / Deberny & Peignot / Bijzondere Collecties UvA

Изначально Univers предназначался для фотонаборных машин, но его выпустили и для металлического набора.

Шрифт стал популярным во всём мире благодаря известным типографам Эмилю Рудеру и Рудольфу Хоштеттлеру. Эмиль Рудер, с которым Фрутигер советовался во время разработки шрифта, написал очерк для профессионального журнала «Типографический ежемесячник», а потом выпустил целый специальный номер, посвящённый всем возможностям Univers.

По мнению Рудера, шрифт без засечек универсален и может использоваться даже для книг и газет. «Типографический ежемесячник» издавал Рудольф Хоштеттлер, и, как подтверждение слов Эмиля Рудера, он выбрал Univers в качестве основной гарнитуры для своего журнала.

Фрутигер хотел создать международный шрифт, поэтому придумал для него рабочее название Monde, что по-французски означает «мир». Но от этого слова пришлось отказаться, потому что в немецком языке оно бы означало «луна».

Тогда Шарль Пеньо предложил назвать шрифт Univers — по-французски «Вселенная».

Даже спустя полвека Univers продолжает работать в брендинге и айдентике — например, его выбрали корпоративным шрифтом Fedex, BP, eBay. В аэропортах Франкфурта, Афин, в метро Монреаля он используется для навигации. Студенты Великобритании сдают тесты, набранные Univers, поскольку он легко читаем и в нём чётко выражена разница между заглавной I и единицей.

Univers — это не только «вселенная», но и универсальный шрифт, за внешней скромностью которого стоит безграничная палитра оттенков, делая его привлекательным для практически любых дизайнерских задач XX и XXI века.

Шрифты шестидесятых годов

В середине века одной из самых крупных американских компаний, выпускавших машины для металлического набора, была американская Monotype. Но когда к шестидесятым годам из-за появления фотонабора спрос на монотипы и линотипы начал падать, ей пришлось освоить новое производство: машины для фотонабора назвали Monophoto.

Шрифт Apollo. Изображение: fontshop.com

Сначала компания адаптировала для новых машин уже существующие шрифты, но в 1961 году она обратилась к Фрутигеру с просьбой создать для Monophoto собственный шрифт. Так появился Apollo, первый шрифт, полностью разработанный специально для Monophoto. Как говорил о нём сам Фрутигер, «классический, но, возможно, немного скучный». Над созданием Apollo Адриан работал вместе с дизайнером компании Джоном Дрейфусом, поэтому не считал его по-настоящему своим.

Адриан Фрутигер проработал в Deberny & Peignot более восьми лет и в 1962 году вместе с типографами Андре Гюртлером и Бруно Пфаффли открыл в Париже свою студию Atelier Frutiger + Pfäffli.

Среди важных работ Фрутигера шестидесятых годов — разработка машиночитаемого шрифта OCR-B для оптического распознавания текстов, которое использовалось в финансовой и банковской сферах.

Его предшественником был шрифт OCR-A, созданный в США в 1961 году, но не принятый в Европе из-за своего роботизированного вида. Европейская ассоциация производителей компьютеров хотела, чтобы новый шрифт не только легко можно было распознать с помощью считывателей, но и чтобы, в отличие от OCR-A, он обладал большей эстетикой и был удобен для восприятия.

При создании машиночитаемого шрифта Адриан думал и о технологиях, и об эстетике, балансируя между возможностями оптического распознавания текста и гармоничностью форм. И ему удалось создать такой шрифт. Первая опубликованная версия OCR-B появилась в 1965 году, а в 1973 году он был утверждён как международный стандарт.

Шрифт OCR-B используется до сих пор, и сейчас его можно встретить на платёжных формах, в номерах штрихкодов или удостоверениях личности.

Навигация и любимый шрифт дизайнера

Первый опыт конструирования навигационного шрифта у Фрутигера был ещё в Deberny & Peignot. В 1959–1960 годах компания работала над проектом навигации для парижского аэропорта Орли. Руководил проектом Шарль Пеньо, который поручил Фрутигеру создать шрифт на основе гарнитуры Peignot, популярной в сороковые годы и использовавшейся на рекламных плакатах. Получившийся Alphabet Orly имел только заглавные буквы, для которых требовался широкий межбуквенный интервал и нужно было много места. Это делало шрифт неидеальным для системы навигации. Не со всеми предложениями Шарля Пеньо Фрутигер был согласен, но сделать с этим пока ничего не мог.

Моя критика такова: заглавные слишком велики для системы навигации. Если у вас гигантские вывески, то вы сможете прочесть заглавные буквы, но на таких вывесках вы не сможете разместить достаточно текста. Что касается проблемы пространства, Шарль Пеньо попросил меня создать два алфавита — один пошире и другой поуже. Если оставалось много места, использовали более широкий, если же было мало места, то выбирали узкий. Второй момент — разграничение двух языков: обычный шрифт для французского и курсив для английского одинаковых цветов; это действительно было не очень хорошим решением.

Адриан Фрутигер

К созданию шрифтов для навигации Фрутигер вернулся в 1970–1971 годах. Архитектор Поль Андрё предложил ему участвовать в проектировании системы навигации для нового международного аэропорта Шарль-де-Голль, расположенного в местечке Руасси недалеко от Парижа (другое название аэропорта — «Руасси — Шарль-де-Голль»).

Univers с закрытыми формами для этих целей не подходил — он был спроектирован для наборного текста и на расстоянии работал уже не так хорошо.

Основное требование к навигационному шрифту — различимость. В системе визуальной навигации текст должен легко и быстро считываться с большого расстояния и при слабом освещении, а каждая отдельная буква — быть чётко узнаваемой.

Шрифт Orly по-прежнему используется на вывесках на фасаде аэропорта. Фото: Fotos593 / Shutterstock

Адриан обратился к эскизам шрифта семилетней давности — Concorde. Он был разработан совместно с типографом Андре Гюртлером для компании Sofratype и предназначен для печати новостей, но его быстро сняли с продажи.

Исследовав различимость Concorde и переработав его, Фрутигер создал новый шрифт Roissy, названный по имени аэропорта. Отвечая требованиям к навигационному шрифту, Roissy был удобочитаем и различим под разными углами и на любом расстоянии, имел заметные верхние и нижние выносные элементы, а также открытую апертуру — это позволяло легко отличать буквы друг от друга.

На вывесках в аэропорту на тёмно-жёлтом фоне чёрным цветом был написан текст на французском, белым — на английском.

Система навигации в аэропорту Шарль-де-Голль, семидесятые годы. Фото: Museum für Gestaltung Zürich

В 1974 году компания Linotype обратилась к Фрутигеру с предложением переработать Roissy для печати. Так появился один из самых главных шрифтов дизайнера, названный его именем, — Frutiger. Несмотря на то что это шрифт широкого применения, новый гуманистический гротеск сохранил все признаки навигационного шрифта — в нём подчёркнуты индивидуальные характеристики каждого знака, а буквы имеют весьма заметные выносные элементы.

Шрифт Frutiger. Изображение: Wikimedia Commons

Гуманистические гротески появились в тридцатых годах в Англии как реакция на чрезмерно геометризированную форму ранних гротесков. Они имеют открытый рисунок и небольшой контраст, что делает их разборчивыми, а по своей форме, структуре и пропорциям близки к антикве старого стиля. Это выражается, например, в увеличенной длине выносных элементов.

В 2009 Linotype решила обновить шрифт, выпустив Neue Frutiger — расширенную версию оригинального шрифтового семейства Frutiger. Совместно с дизайнером Акирой Кобаяши Фрутигер, которому на тот момент было уже 80 лет, значительно увеличил количество начертаний, сделав их в десяти насыщенностях.

Мой шедевр — Univers, но мой любимый шрифт, если честно, оригинальный Frutiger.

Адриан Фрутигер

Frutiger стал популярен благодаря своей повышенной удобочитаемости, связанной с сильной различимостью каждого знака. Американский шрифтовой дизайнер Стив Маттесон описал этот шрифт как «лучший выбор для различимости практически в любой ситуации», а в 1997 году на основе Frutiger дизайнер Эрик Шпикерманн разработал гарнитуру FF Transit для Berliner Verkehrsbetriebe.

Поскольку в основе Frutiger лежит навигационный шрифт, то его нередко выбирают для указателей и табло — он используется в аэропорту Парижа, на дорожных указателях в Швеции, для навигации в учреждениях. Но этот шрифт универсален — свою айдентику ему доверяют не только компании, но и целые страны — так, например, его можно встретить на обложке швейцарского паспорта.

Фрутигер работал над шрифтами для глобальных систем навигации не только аэропортов, но и метро. На основе Univers он сконструировал Alphabet Métro c заглавными буквами, цифрами и несколькими специальными символами, использовавшийся в метрополитене Парижа до 1996 года.

Вывеска на станции метро с шрифтом Alphabet Métro. Фото: Wikimedia Commons

В 1978 году вышла трилогия Фрутигера «Человек и его знаки», в которой он изложил все свои знания о шрифте и системе знаков. В основу этой трилогии легли лекции по истории письма, конструированию шрифтов и семиотике, которые он читал в Школе Эстьен и Высшей национальной школе декоративных искусств.

Поздние работы: шрифт Avenir

К восьмидесятым годам снова стали популярными геометрические гротески. Наблюдая за их популярностью, Фрутигер обратился к Linotype с предложением сконструировать для них современную версию геометрического шрифта, которого ещё не было в коллекции компании.

Так в 1988 году появился Avenir — по словам Фрутигера, самый трудный шрифт, над которым ему приходилось работать. Причём гордился он не идеей, а мастерством воплощения.

Геометрические гротески появились в начале века в Германии, но главным толчком в их развитии послужил расцвет идей конструктивизма и Баухауса. В основе этих шрифтов лежат простейшие геометрические фигуры: круг, квадрат, равносторонний треугольник. В соответствии с веяниями модернизма новые гротески позиционировались как «новая типографика», где форма следует за функцией и нет места украшательству и декору.

Вдохновлённый гарнитурами Kabel и Futura, Адриан создал «современную интерпретацию конструктивистского гротеска», сделав геометрические формы более приятными для человеческого глаза. Отправной точкой стала строчная буква «о», которую Адриан, в отличие от своих предшественников, отрисовал без циркуля, чтобы отойти от формы идеального круга.

Шрифт Avenir. Изображение: Wikimedia Commons

В переводе с французского Avenir означает «будущее» — это была прямая сознательная аллюзия на Futura.

Avenir был шрифтом предвыборной кампании бывшего французского президента Франсуа Олланда, использовался в качестве официального шрифта Евровидения. Компания Apple использовала этот шрифт для карт на iOS 6, а для Амстердама Avenir ― главный коммуникационный и навигационный шрифт. Логотипы AliExpress, Spotify, Aol., Toyota ― это всё также Avenir.

Avenir стал одним из главных шрифтов дизайнера, заняв место рядом с другими его известными гротесками — Univers и Frutiger.

«Шрифт как ложка»

В работе Фрутигер всегда придерживался принципа, что шрифт — не способ самовыражения дизайнера: это в первую очередь инструмент, который делает текст удобным для читателя. Красота, читаемость и в какой-то мере банальность, по его мнению, очень близкие понятия: правильная буква должна стираться перед читателем и просто служить пониманию прочитанного.

Шрифт как ложка: и если вечером человек вспомнит, какой ложкой он ел на обед суп, значит, это была плохая ложка.

Адриан Фрутигер

Главным делом своей жизни дизайнер считал создание гротесков. При этом он не отказывался от шрифтов с засечками и разрабатывал их, считая, что они идеально подходят для чтения текстов. Однако, по мнению Фрутигера, в антикве любой недочёт можно скрыть с помощью засечек, поэтому «нарисовать гротеск гораздо сложнее».

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Научитесь: Шрифт в дизайне Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована