Дизайн
#подборки

Железобетон, церковь Ле Корбюзье и «стеклянные стены»: история французских архитекторов

Рассказываем, как три французских архитектора XX века меняли отношение к конструкции, застройке и быту современных людей.

tesla / youtube

На рубеже XIX–XX веков развивалась промышленность, строились фабрики и заводы, росло городское население. И архитекторы думали, как осовременить здания, чтобы они соответствовали техническому прогрессу и новому темпу жизни. Они всё больше стремились к простоте, минимализму и функциональности, а в качестве строительного материала использовали железобетон. Кроме технического прогресса, мироощущение изменила Первая мировая война. Старый мир рухнул, и нужно было строить новый.

В послевоенной Европе сделать это было не так просто из-за отсутствия ресурсов. Поэтому приходилось изобретать новые способы строительства.

Рассказываем про трёх великих архитекторов XX века и их впечатляющие проекты, которые отразили эпоху ограничений и прогресса и оказали влияние на отношение людей к своему жилью.

Из материала вы узнаете:

Огюст Перре: «Мой бетон прекраснее камня»

Фото: CNAM / SIAF / CAPA / Archives d’architecture du XXe siècle / Auguste Perret / UFSE / SAIF

Огюст Перре (1874–1954) в 1905 году основал со своими братьями архитектурное бюро и строительную компанию «​​Братья Перре, архитекторы, строители, железобетон».

Любимым материалом Перре был железобетон, он применил его в жилом строительстве. Конструкцию построек Перре можно описать формулой «колонна — балка — плита».

Также Перре читал лекции в Школе изящных искусств в Париже, был членом Академии изящных искусств, получил орден Почётного легиона и стал сооснователем Союза архитекторов.

Промышленное здание: гараж Понтьё в Париже

Снаружи фасад полностью отражает несущую железобетонную конструкцию. Все свободные поверхности стен застеклены.

Жилой дом на улице Рейнуар в Париже

Это не первое жилое здание из железобетона, но наиболее показательное. Раньше этот материал применяли в основном для фундаментов, полов и лестниц, для промышленных и общественных зданий и мостов. Перре же показал, что железобетон тоже может быть эстетичным.

Перре стремился одновременно подчеркнуть железобетонную конструкцию и привнести в неё строгие пропорции, симметрию и размеренный ритм — в этом он следовал принципам классической французской архитектуры. Например, он любил традиционное вытянутое французское окно и считал это одним из главных элементов жилого дома: такое окно не только даёт освещение, но и пропорционально членит стену.

Украшение постройки — железобетонный каркас, созданный таким образом, чтобы оставаться видимым внутри и снаружи.

Огюст Перре

Архитектурное бюро Огюста и Гюстава Перре и строительная компания братьев Перре на первом этаже. Все работали в едином пространстве, без перегородок. Фото: Alonso Pereira, José Ramón / Universidade da Coruña / «Perret & Piacentini. A comparative analysis of two parallel architectures», VLC arquitectura, Vol. 4, Issue 1

На последнем этаже находилась квартира Огюста Перре. В начале XX века в жилой архитектуре изменилась иерархия этажей. Если в XIX веке прислуга жила наверху, то теперь все помещения для персонала располагались внизу. При этом верхние этажи рассматривались как привилегированные — в них больше света, с них открываются виды. К тому же благодаря лифту доступ к ним стал проще.

Комната в квартире Огюста Перре в доме на улице Рейнуар. Внутри столбы из бетона, при этом стены отделаны деревом в более традиционном стиле. Фото: @cbarthalois / Twitter

Церковь Нотр-Дам-дю-Ренси

Огюст и Пьер Перре построили церковь в память о погибших в Первой мировой войне. Средства были ограниченные, поэтому архитекторы использовали экономичный железобетон. Применив его для церковной архитектуры, Огюст и Пьер показали — с помощью этого материала можно возводить духовные пространства и проектировать изысканные архитектурные формы.

32 бетонных столба поддерживают цилиндрические своды, а вместо несущих стен — лёгкие перегородки, заполненные витражами. Получился интерьер, напоминающий готические постройки. Из-за сходства со средневековой капеллой в Париже церковь даже называли «Сен-Шапель в бетоне».

Мастерская Ханы Орловой

Хана Орлова — скульптор еврейского происхождения, работавшая в Париже. Она заказала Перре дом-мастерскую. Подобное пространство требует много света, поэтому Перре спроектировал просторный зал на два этажа с остеклением почти на всю высоту.

Реконструкция Гавра — самый большой градостроительный проект Перре

В 1945 году Огюст Перре начал реконструкцию центра французского города Гавра, разрушенного бомбардировками во время Второй мировой войны. Это самая крупная и последняя его работа — строительство продолжалось ещё десять лет после его смерти.

После войны французское правительство запустило социальную программу строительства: нужно было строить быстро и дёшево, чтобы восполнить жилищный фонд. Проблему решали дома из отлитых на заводе железобетонных панелей.

Перре замыслил новый центр по единому регулярному плану. И широкое использование железобетонных конструкций показало, что опора-балка-плита — новый полноценный архитектурный ордер. Несмотря на массовое строительство, Перре придал городу благородный облик, используя разновидности бетона: на гранитном щебне, окрашенный, шершавый и гладкий.

При этом по пропорциям и колористике, использованию карнизов под крышей и колоннад в первом этаже здания сохраняли преемственность с привычной для Франции застройкой XIX века.

По замыслу Перре, в квартирах кухня, столовая и гостиная составляли «большую общую комнату, где протекает вся семейная жизнь […]. Отец может вести переписку или читать газету, дети играют или делают уроки, и мать остаётся с ними, даже когда готовит еду. Мы должны положить конец домашнему рабству женщин».

Внутреннее пространство гибкое благодаря раздвижным перегородкам, которые изолируют или объединяют пространство, облегчая работу по дому.

Мебель создал декоратор Марсель Гаскойн. Фото: © DR / unesco.lehavre.fr

Проект «Город башен» — город будущего

К концу XIX века в Париже назрел городской кризис: перенаселённость, узкие улицы, испорченные вода и воздух. Чтобы решить проблему, Огюст Перре предложил такую концепцию: более 250 небоскрёбов высотой более 200 метров соединены между собой, транспорт перемещается по многоуровневым магистралям, а на земле много озеленённых территорий. Эти идеи позднее развил в своих проектах другой французский архитектор — Ле Корбюзье.

Проект Огюста Перре «Город башен». 1922 год. В квадратных основаниях должны были располагаться торговые помещения и офисы. Изображение: Жак Ламбер по эскизам Огюста Перре, 1922 г. / Библиотека Конгресса США

Возведём новый город. Сначала покроем поверхность бетоном, и на нём устроим пути для общественного транспорта. Возведём очень высокие, доступные свету и воздуху дома. Вместо того чтобы быть распластанными на земле, эти жилища станут прекрасным убежищем, недоступным для пыли, микробов и вредных испарений.

У нас будет приятный здоровый город, в котором ряд башен выстроен среди зелени, настоящего парка.

Огюст Перре

Ле Корбюзье: «Дом — это машина для жилья»

Ле Корбюзье (1887–1965) — архитектор, художник и дизайнер швейцарского происхождения. Пионер архитектурного модернизма и функционализма. Он стремился преобразовать жизнь современников и будущих поколений.

В 1922-м Ле Корбюзье открыл своё архитектурное бюро в Париже. Его компаньоном стал двоюродный брат Пьер Жаннере.

Основатель Международного конгресса современной архитектуры.

При рождении Ле Корбюзье звали Шарль-Эдуар Жаннере-Гри, он взял себе псевдоним Ле Корбюзье, когда публиковал статьи в журнале L'Ésprit Nouveau.

Первый прорыв — Dom-Ino: жилой дом свободной планировки для серийного производства

В 1914–1915 годах Ле Корбюзье разработал конструктивный модуль дома со свободной планировкой — Dom-Ino. Идея появилась с началом Первой мировой войны — Ле Корбюзье думал о послевоенном восстановлении городов. И Dom-Ino давал возможность для массового строительства жилья: из одной ячейки можно было собирать здания разных форматов.

Ле Корбюзье. Модуль Dom-Ino. Конструкция держится на редко расставленных железобетонных столбах, поэтому можно делать любые стены и свободно планировать интерьер. Фото: © FLC-ADAGP / fondationlecorbusier.fr

Второй прорыв — «Пять отправных точек современной архитектуры»

В 1920-е годы Ле Корбюзье сформулировал принципы современной архитектуры:

  1. Столбы-опоры. Дом держат не несущие стены — он приподнят над землёй на железобетонных столбах. Освобождённое место используется для сада или парковочного места.
  2. Плоская крыша-терраса. Это место для отдыха, которое можно устроить по собственному желанию.
  3. Свободная планировка. За счёт железобетонного каркаса стены не были несущими, и планировка комнат не зависела от них.
  4. Ленточное остекление. Ещё одно следствие железобетонного каркаса.
  5. Свободный фасад. Внешние стены не были несущими, столбы-опоры располагались не на плоскости фасада, а внутри дома, поэтому фасады можно было оформлять как угодно.

Эти новые принципы Ле Корбюзье широко применил в строительстве частных, так называемых «белых вилл». Но, несмотря на чёткие критерии новой архитектуры, все постройки были уникальны. Ле Корбюзье удавалось привнести разнообразие при минимальных выразительных средствах.

Каждый раз Ле Корбюзье стремился подарить заказчикам «светлую, чистую и здоровую» архитектуру, сделать пространство удобным, когда одно помещение перетекает в другое и интерьер связан с улицей. Главная особенность дома — функциональность. «Дом — это машина для жилья», — как говорил Ле Корбюзье.

Вилла Савой в Пуасси

Загородная вилла, где семья предпринимателя Пьера Савой отдыхала и принимала гостей по выходным. Ле Корбюзье создал функциональный дом, который связан с окружением благодаря свободному пространству на первом этаже, террасе и ленточному остеклению с четырёх сторон.

Все помещения и пространства виллы взаимопроникают и раскрываются при движении по ней. Каждый этаж виллы выполняет собственную функцию.

Первый этаж. Здесь находятся гараж на три автомобиля, жильё водителя, вестибюль, прачечная, подсобные помещения и туалет. Отсюда винтовая лестница ведёт наверх.

Второй этаж. Здесь расположены гостиная, кухня и спальни.

Кухне Ле Корбюзье уделял не меньшее внимание, чем жилым помещениям. Он писал: «Кухня и гостиная — обе жилые комнаты». Он разработал пространство кухни, чтобы она была функциональной, гигиеничной и современной. Она даже напоминает лабораторию: все рабочие поверхности облицованы белой керамической плиткой, шкафы закрываются с помощью металлических дверей. Широкие окна дают хорошее освещение и позволяют проветривать помещение.

В спальнях предусмотрены ванные комнаты и встроенные шкафы. В родительской спальне почти нет границы с ванной комнатой — перегородкой служит просто занавеска.

Терраса. С неё хозяева могли наблюдать окружающие дом пейзажи. Солярий, окружённый изогнутыми стенами, защищает от ветра.

«План Вуазен», или Перестройка старого Парижа

Корбюзье полагал, что город может функционировать, только если он большой и с большим населением. Но в такой город нужно обязательно вернуть природу, повысить комфорт и обеспечить удобную сеть транспортных магистралей. И решить этот вопрос можно за счёт застройки: строить высокие дома-башни, территорию между ними озеленять, а на крышах разместить террасы. Подобные идеи высказывал и Огюст Перре.

Ле Корбюзье. «План Вуазен». 1925 год. Фото: © FLC-ADAGP / fondationlecorbusier.fr

План Ле Корбюзье был шокирующим — новая застройка должна была появиться на месте старой, на Правом берегу Парижа. Ле Корбюзье предлагал снести переуплотнённые районы. Власти Парижа отказались от проекта.

Марсельская жилая единица

«Жилая единица» — многоквартирный жилой дом, многофункциональный «город в городе». Ле Корбюзье планировал, что из них будут состоять новые города после войны. В качестве материала был использован самый недорогой — железобетон.

В Марсельском блоке Ле Корбюзье не только создал большой жилищный фонд, но и организовал определённый образ жизни, когда индивидуальное сочетается с коллективным. Индивидуальная часть — квартиры, коллективная — вестибюль, коридоры-улицы, прачечная, ресторан, торговая галерея, крыша с бассейном, спортзалом и детским садом. Подобный подход советские архитекторы воплощали ранее в домах-коммунах.

Ле Корбюзье спроектировал несколько типов квартир. Стандартная узкая (шириной четыре метра), двухуровневая и сквозная с балконами с двух сторон. Все квартиры отделены от бетонного каркаса шумоизоляцией и имеют двойное остекление — Ле Корбюзье считал, что тишина обеспечивала автономность жильцов.

По образцу Марсельского дома Ле Корбюзье построил ещё три «жилые единицы» во Франции (Резе, Брие, Фирмини) и в Берлине (Германия).

Капелла Нотр-Дам-дю-О в Роншане — революция религиозной архитектуры

Нотр-Дам-дю-О в Роншане был паломническим центром. Во время Второй мировой войны церковь разрушили, и Ле Корбюзье создал проект новой.

Он отошёл от привычной типологии католической архитектуры. В капелле религиозное переживание рождается не из узнаваемых форм, а из соотношения масс, пространства и света. Ле Корбюзье сделал объёмы пластичными и абстрактными, даже метафорическими. Как говорил архитектор:

Требования религии мало воздействовали на замысел. Форма была ответом на психофизиологию чувств.

Ле Корбюзье

Капелла в Роншане. 1950–1955 годы. Фото: Franck Legros / Shutterstock

План капеллы в Роншане. Закручивающиеся внутрь участки стены образуют капеллы. Снаружи их обозначают башни.

Вход в капеллу. Фото: Franck Legros / Shutterstock

Внутри белые стены контрастируют с грубой тёмной поверхностью бетона. Источники освещения комбинируются: разные по величине оконные проёмы, узкая щель между крышей и стеной.

Фото: Franck Legros / Shutterstock

Робер Малле-Стивенс: «Архитектура — искусство геометрическое»

Робер Малле-Стивенс (1886–1945) — один из главных архитекторов модернистской архитектуры в двадцатые-тридцатые годы и сооснователь Французского союза современных художников.

Как и Ле Корбюзье, он придерживался рационального подхода и считал, что архитектура должна быть прежде всего функциональной.

Улица Малле-Стивенса в Париже

Была полностью застроена Малле-Стивенсом и названа его именем при жизни. Вот что он писал о своём проекте:

Торговля здесь запрещена. Улица предназначена исключительно для проживания и отдыха. Это место, где жильцы смогут найти настоящий покой, вдали от движения и шума. И весь её внешний облик должен вызывать безмятежность.

Робер Малле-Стивенс

Малле-Стивенс построил несколько домов — все они уникальны, но составляют единое целое. В каждом здании проявились главные принципы архитектуры Малле-Стивенса:

  • Нет чёткой этажности. Вместо этого сочетание геометрических объёмов.
  • Многоуровневость. Использованы выступы, лестницы, углубления, террасы.
  • Смещение объёмов. За счёт этого можно было лучше распределить внутреннее освещение и обеспечить вентиляцию.
  • Гладкие поверхности. Это подчёркивало архитектурные объёмы, из которых Малле-Стивенс «собирал» здание.
Ул. Малле-Стивенса. Фотография 1927 года. Марк Вокс / Центр Жоржа Помпиду / Библиотека Кандинского / фонд Малле-Стивенса

По замыслу Малле-Стивенса, вдоль проезжей части расположились тротуары с широкими клумбами-газонами. Они не отгорожены от домов, а естественно примыкают к ним. Кроме того, у домов были посажены деревья. Таким образом, все дома как будто располагаются в одном большом саду.

Современный вид ул. Малле-Стивенса. Фото: Fred Romero / Wikimedia Commons

Каркас зданий выполнен из железобетона, а внутренние стены-перегородки — из пустотелого кирпича. Малле-Стивенс сравнивал этот метод с конструкцией зонтика: его каркас сделан из металла, который скрепляет шёлк.

В домах были современные удобства: центральное отопление, межкомнатная телефонная связь, сирены охранной сигнализации.

На улице располагалось несколько домов. Самые примечательные — дом мадам Райфенберг, дом-мастерская скульпторов Мартель и дом Малле-Стивенса.

Дом мадам Райфенберг. Он состоит из четырёх этажей, подвала и террасы. Внешний облик складывается из геометрических блоков со смещением объёмов и выступами.

Дом-мастерская скульпторов Мартель. В нём расположились мастерская — выходит на нас углом, с большим остеклением, над ней общая терраса — и три квартиры.

Дом Малле-Стивенса. Некоторые элементы напоминают облик океанских лайнеров. В двадцатые и особенно в тридцатые годы, архитекторы вдохновлялись их эстетикой. В доме Малле-Стивенса это заметно по круглому окну-иллюминатору и закруглённому углу террасы, напоминающему палубу. На первом этаже находилось агентство архитектора.

Вилла Кавруа в Круа

Малле-Стивенс построил её для семьи текстильного промышленника Поля Кавруа. Архитектор использовал все свои характерные приёмы: сочетание разных объёмов, отсутствие декора, чистые поверхности, крыши-террасы. Он встроил в дом всё современное техническое оборудование: вентиляцию, центральное отопление, лифт, телефонную линию и радиотелеграф в каждой комнате.

Все детали интерьера Малле-Стивенс создал сам. Он считал, что домашний декор должен отражать психологию жильцов. Семья Кавруа была состоятельной, и Малле-Стивенс выбрал в качестве материалов мрамор и драгоценные породы дерева.

В 2001 году государство приобрело виллу Кавруа, провело реставрации и вернуло зданию первоначальный облик.

Фото: Робер Малле-Стивенс / Вилла Кавруа

На кухне Малле-Стивенс уделял первоочередное внимание гигиене и функциональности. Он разместил встроенные шкафы, шкаф со льдом, газовую плиту, лифт для подъёма блюд на террасу, тройной водопроводный кран — для холодной, горячей и смягчённой воды.

Кухня. Стены облицованы белым фаянсом дома Barthels. Фото 1936 года. Фото: Робер Малле-Стивенс / Вилла Кавруа

В ванной комнате для родителей сочетаются роскошь и современные удобства: встроенные шкафы и душевая кабина с гидромассажем соседствуют с отделкой белым каррарским мрамором. Из мрамора сделана и ванна. Как и во всех помещениях, здесь обильное остекление, чтобы одновременно освещать и проветривать ванную.

Для каждой из спален Малле-Стивенс продумал оригинальный дизайн, учитывая возраст проживающих.

Спальня одного из сыновей. Восстановлена. Полихромность вдохновлена голландским движением De Stijl. Малле-Стивенс дружил с одним из его основателей — художником Тео Ван Дусбургом. Фото: Робер Малле-Стивенс / Вилла Кавруа

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать

Курс

Продвижение и коммуникации архитектурного бюро

Вы узнаете, как сформировать бренд, найти лояльных клиентов. Поймёте, как выделиться среди конкурентов. Сможете продвигать архитектурное бюро в СМИ, соцсетях и с помощью офлайн-мероприятий.

Узнать про курс
Обучение: Продвижение и коммуникации архитектурного бюро Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована