Код
#статьи

Айтишники без интернета: как протесты в Казахстане повлияли на местных программистов

В январе 2022 года в Казахстане прошла волна протестов и массовых беспорядков. Программисты из Алматы и Караганды рассказали, как жили в эти дни.

Фото: ABDUAZIZ MADYAROV / Getty Images

2 января в Казахстане из-за резкого повышения цен на газ начались протесты. В течение нескольких дней требования протестующих из экономических превратились в политические, начались массовые беспорядки. В стране объявили чрезвычайное положение, отправили в отставку правительство, ввели войска ОДКБ и на несколько дней отключали интернет. Эти события так или иначе повлияли на всех, в том числе и на айтишников. Два программиста рассказали нам о своём личном опыте — как и чем они жили в это время, что делали и что чувствовали.

Истории получились почти зеркальными. Одна — из Алматы, где происходили основные действия, другая — из Караганды, где на улицах было спокойно. Герой одной истории работает на удалёнке, другой — из офиса. В одной истории герой сумел обойти блокировку интернета, хотя без выхода в Cеть ему даже понравилось, а с героем другой произошло ровно противоположное.

Как программист из Алматы обошёл блокировку интернета и приобщился к медиааскетизму

Автор просил редакцию «Кода» об анонимности, поэтому мы не публикуем его имя.

Я работаю бэкенд-разработчиком в крупной компании и пишу на Scala. Знаю Python, Java, Java Script. Python использую для своих мелких нужд типа shell script. Также знаю разные базы данных — всё, что нужно для работы и других проектов.

Я учусь на первом курсе MBA, в бакалавриате изучал программирование. В январе семестр должен был начаться очно, но из-за коронавируса и событий в стране всё перенесли в онлайн. Это нормально, старшие курсы уже два года учатся дистанционно — опять-таки из-за пандемии. Благодаря дистанционному формату удобно совмещать учёбу и работу, тем более что пары проходят после шести вечера.

Потом отключили интернет, и начало семестра вовсе отложили на неделю. Но без доступа в Сеть вуз не мог сообщить нам об этом сразу — это выяснилось позже, когда интернет всё-таки включили часа на четыре ночью. К середине января его восстановили окончательно, и мы вернулись на дистанционку, а с 7 февраля часть пар стали проводить и в вузе.

Работаю я тоже на удалёнке, поэтому из-за вынужденного офлайна у меня случилось несколько незапланированных выходных. Но через пару дней компания сделала VPN-туннель, и я смог вернуться к работе. Кроме этого, с работой никаких проблем не было. У нашей компании в Алматы несколько офисов, но они от беспорядков не пострадали.

У некоторых других компаний не было доступа к VPN, и они просто не работали. Пятое и шестое января в Казахстане — рабочие дни, затем были рождественские праздники, сразу после них выпали выходные. А так как пятого и шестого не было интернета, то они вышли на работу только десятого-одиннадцатого числа.

Фото: Wikimedia Commons

Как я обходил блокировку интернета

Я имел доступ к рабочему VPN, но на нём была большая нагрузка, поэтому использовать в личных целях его было нельзя. Сначала друзья скинули мне по SMS прокси для Telegram, чтобы я мог выйти в интернет самостоятельно. Затем кто-то, кто поднимал сервер, скинул небольшой туториал, как это сделать.

Я прочитал, что, возможно, интернет не отключили рубильником, а логически блокировали все IP-адреса, чтобы нельзя было выйти за пределы страны.

Как устроен любой VPN? Где-то в другой стране, где всё работает, есть сервер. Между этим сервером и устройством пользователя образуется VPN-туннель, и весь трафик по нему выходит наружу. Так что когда интернет внутри страны не работает, ты можешь выйти в него в обход блокировки.

С помощью облачной платформы DigitalOcean я поднял свой VPS (virtual private server) — личный сервер с выходом в интернет, через который можно проводить трафик. Когда регистрируешься в DigitalOcean, тебе дают 100 долларов на два месяца, а содержание сервера стоит всего 5 долларов в месяц. Я поднял себе самый дешёвый, потому что мне было нужно просто гонять трафик.

Так я пробил себе доступ в Telegram. Прокси работал для всего интернета, но если в Telegram можно просто в настройках вставить ссылку на прокси, то для остальной части интернета был нужен VPN-клиент.

Мне скинули его всё в том же Telegram. В этом приложении всё работало на интернет-протоколе SOCKS5, через который VPN-туннель и прокладывался. VPN-клиент использовал мой прокси, и всё заработало. В результате без выхода в интернет я был всего пару дней, хотя остальные сидели в офлайне гораздо дольше.

Развернуть VPN на своём VPS-сервере — интересная задача, но она выполнима, только если у тебя уже есть опыт в программировании, хотя бы базовые знания о Linux и поднятии серверов. Обычный человек без подобного бэкграунда вряд ли справился бы.

Фото: Mohammad Rahmani / Unsplash

Мне повезло, что я программист, — хотя даже я смог сделать это только благодаря помощи знакомых разработчиков. Мой внутренний программист был рад, что я справился. Это крутое ощущение, когда у всей страны интернета нет, а у меня есть.

Я мог делиться сервером, но предоставлял его только своим домашним, потому что чем больше подключений, тем медленнее он будет работать. Были люди, которые поднимали серверы публично и всем их раздавали.

Многие программисты начали создавать Telegram-каналы и раздавать прокси для Telegram. Благодаря этому у них пошёл поток подписчиков. У моего знакомого в Telegrame-канале было сто с чем-то подписчиков, а за ночь набралось 66 тысяч.

Это дало людям хоть какой-то доступ в интернет, но только в Telegram. Там тоже много что есть: смотрели новости, скачивали фильмы, сериалы и всё, что только можно скачать. А то вдруг потом интернет выключат, что делать? Скучно.

Что показывали по телевизору и что было в интернете

Во время беспорядков было страшно. Сидишь дома и не понимаешь, что происходит за окном. Это непривычно и абсолютно незнакомо.

Больше всего ужаснулись люди, которые жили в центре. Один из бывших коллег, чей дом находится возле площади Республики, рассказывал, что он и его соседи четыре дня не подходили к окнам. Жители были в шоке: будто война под окнами.

В те дни, когда у меня ещё не было интернета, я узнавал новости по телевизору. Хотя все каналы либо государственные, либо окологосударственные, некоторые из них освещали события максимально близко к действительности.

В какой-то момент многие центральные телеканалы перестали показывать, потому что их штаб-квартиры находились в центре Алматы, на площади Республики. Они остались там ещё со времён Советского Союза. Всех сотрудников эвакуировали, и каналы прекратили трансляцию. Продолжили вещание лишь те, кто находился в Астане.

После того как у меня появился интернет, новости я узнавал в Telegram-каналах и в Twitter. Между тем, что показывали по телевизору, в интернете, и тем, что говорили алматинцы, глобальной разницы я не заметил. Информация одна и та же, просто где-то больше деталей, а где-то меньше.

Хотя и фейки тоже были. Я видел много однобоких и довольно агрессивных вбросов со стороны СМИ других стран. У них не было точной информации, и они писали всё что угодно.

После того как у меня появился интернет, было интересно заходить в Twitter и другие соцсети: все знакомые офлайн, ты единственный в сети, и пообщаться не с кем. Это напомнило мне время, когда на карантине все сидели по домам: если выйдешь на улицу, то никого не найдёшь. Было точно так же, но в онлайне. В итоге идёшь дальше смотреть телевизор или играть в PlayStation, потому что в интернете заняться нечем. Интернет — это люди.

Как я отдохнул от интернета и вернулся к гитаре

Все «горячие» дни я сидел дома с родителями и никуда не выходил. Был запас продуктов на неделю, плюс работали магазинчики возле дома. В нашем районе всё было спокойно. По расположению он ни туда ни сюда: близко к центру, но не центр, спальный, но не совсем.

Магазины работали, но хлеба там не было, поэтому герой пёк его сам
Фото: предоставлено Skillbox Media

Беспорядки же были в центральной части города, в двух-трёх километрах от нас. Мы слышали шум с улицы, но поблизости было довольно безопасно. Моих друзей и близких произошедшие события, к счастью, тоже не коснулись.

В декабре я купил на распродаже Assassin’s Creed Valhalla для PlayStation — как знал, что пригодится. А интернетом я особо не пользовался, и мне даже понравилось без него. Пусть за окном непонятная ситуация, зато получилось немного расслабить мозг, получить разгрузку от постоянного потока информационного мусора. Была возможность отдохнуть от всего мира.

Я сидел и смотрел кино, появилось время поиграть на басу и на гитаре. А что ещё делать? Мы с друзьями смеялись, что вернулись в 2000-е: пишем SMS, смотрим кино и звоним друг другу. Один раз я спросил у знакомого, который тоже сидел без интернета, что он делает. Получил ответ: «Четвёртую книгу за день читаю». А если бы с интернетом сидел, то ни одной не прочитал бы.

Чем меньше ты в Сети, тем проще фокусировать внимание — с развитием интернета людям становится всё труднее концентрироваться. Тем более сейчас популярен TikTok, а там всё происходит за пару секунд. Люди готовы потреблять информацию только так. Из-за этого даже сильно снизился трафик видео на YouTube.

Моя работа связана с компьютером — от него тоже нужно отдыхать. Может быть, я даже в будущем куплю себе телефон с небольшой диагональю, как у iPhone 13 mini (5,42 дюйма): в маленький экран неудобно залипать. Специально создам неудобства, чтобы меньше заходить в интернет и не отвлекаться. Главное — много памяти для хранения музыки.

Как отреагировал и восстанавливался город

Дома я сидел с четвёртого января, а на улицу впервые вышел одиннадцатого. Ужаснулся. Очень неприятно видеть, что мой красивый город разнесли.

Тем не менее жизнь в город вернулась очень быстро. Пара дней, и всё стало как раньше. Был мусор, но его оперативно убрали, да и местные волонтёры с этим помогли.

Первое время я выходил только в магазин поблизости за продуктами и понемногу оглядывался: всё равно страшно и нет чувства безопасности. Потом, когда я понял, что вокруг всё стало окей, это прошло.

Фото: ALEXANDR BOGDANOV / Getty Images

А уже 14 января я поехал встретиться с друзьями в центр. Он пострадал сильнее всего, потому что события происходили там. А чем дальше от центра, тем всё было целее. Тех, кто жил за городом, разрушения вообще не коснулись. Хотя даже в центре многие магазины не пострадали — это меня удивило.

К моменту моей встречи с друзьями уже открылись торговые центры и более или менее целые кафешки. Мы отправились во что-то среднее между небольшим ресторанчиком и крутым фастфудом. Он находился как раз в одном из ТЦ.

16 января наша компания снова собралась и поехала в горы, они недалеко: 20—30 минут езды на машине или автобусе. Там приятно гулять и очень красиво, есть и каток. Отправились мы туда потому, что пятого января у меня был день рождения, а я не мог его как следует отпраздновать: просто сидел дома и провёл день с семьёй. И ещё у одной девушки из нашей компании день рождения был во время беспорядков — шестого января. Вот так запоздало и совместно отметили.

Почему я хочу переехать в Сиэтл, США

Глобальных изменений в моей жизни после январских событий я не заметил. Разве что всё ещё больше ушло в онлайн, но такие вещи для программистов не проблема. Если работаешь на удалёнке, то, пока сидишь дома, всё окей.

Хотя к середине января стало стабильно и безопасно, во время беспорядков было много стрёма. Когда непонятно, что происходит, и вокруг информационный вакуум, многие задумываются о переезде.

Тем более что желание уехать из страны есть у всех наших программистов: Казахстан в IT-сфере ещё не очень развит. Есть ощущение, что за границей платят больше, возможности шире, проекты интереснее, да и качество жизни лучше. Мне давно хотелось попасть в зарубежные компании, и сейчас хочется не меньше. А у кого-то такое желание за январь наверняка стало ещё сильнее.

Для программиста нет особой разницы между офисом и домом. В этом есть плюс, потому что можно устроиться на аутсорс где-нибудь за рубежом, получать заграничную зарплату и очень хорошо жить в Казахстане. Или не в Казахстане.

До своего основного университета я два с половиной года жил в Сиэтле и учился в местном общественном колледже на инженера-механика. Потом перевёлся в Миннесоту, там проучился полгода. В 2019 году мне пришлось вернуться в Казахстан, потому что начался кризис и образование стало дороже.

Есть желание переехать в Сиэтл: это знакомое место, к которому я привык. Я понимаю, что там есть, и могу сравнивать. Ещё мне всегда нравились страны Скандинавии. Хотя в Алматы тоже есть свои плюсы: много что ближе и дешевле. В любом случае, если появится возможность переехать, то буду её рассматривать — почему бы и нет?

Как программист из Караганды жил в информационной изоляции и понял, что не может без интернета

Дмитрий. Веб-разработчик, фулстек. Пишет на PHP и JS.

Во время январских протестов в Караганде на центральной площади собралось около ста человек. Они что-то покричали, попели, и на этом всё закончилось. Но события в стране всё равно довольно сильно меня цепанули: интернет отрубили.

В Казахстане на интернете завязано многое: госуслуги, платежи, получение информации, доступ к различным ресурсам и многое другое. И когда его отключили, да ещё и вместе с телефоном, то все ощутили это на себе.

У меня, например, нет ни кабельного, ни радио. Когда всё случилось, было непонятно, чего ждать и где брать информацию. И таких, как я, оказалось много.

Фото: ALEXANDR BOGDANOV / Getty Images

Как я встретил отключение интернета

Когда всё отрубили, я сидел на работе. Кажется, это было пятого января. Интернет весь день работал ужасно. Мы с коллегами обрывками получали какую-то информацию о митингах. Некоторые говорили: «Довели народ, наконец-то люди собрались и решили что-то сделать с правительством», — но это, на мой взгляд, странные разговоры.

Кто-то сказал, что начали стрелять в людей, и после этого всё резко вырубилось. Мы офигели: раньше ничего подобного не происходило. Запереживали, конечно, но в панику никто не впал.

Наша организация работает на российскую компанию, и без интернета основные каналы связи оборвались: продолжать что-то делать было невозможно. Тогда мы созвонились с головным офисом и сказали, что какое-то время придётся подождать. Сотрудников просто отпустили по домам, и где-то с неделю мы ничего не делали. Работодатель сказал, что приезжать в офис никакого смысла нет.

Было непонятно, что происходит и чего ожидать. Я никогда ничего подобного не видел в Казахстане — это ни на что не похоже. Да и до сих пор не совсем понимаю, что именно всё-таки произошло.

Что я делал в информационной изоляции

Без интернета я сидел пять дней. В первые два из них (5 и 6 января) у нас ещё и связь отключили: нельзя звонить, нельзя отправлять SMS.

Я поначалу растерялся, конечно. У меня ещё и автомобиль был в ремонте, так что никуда не мог поехать. Такси тоже вызвать нельзя — не позвонишь ведь. Надо было выходить и ловить мотор, как лет 10–15 назад. Но ситуация напряжённая, ещё и комендантский час по всей стране объявили. Лишний раз появляться на улице не хотелось, поэтому я просто сидел дома без всякой информации.

Но даже в это время я себя не накручивал — а зачем? Мне более или менее понятно, как устроен мир и как нужно действовать в разных ситуациях, так что такие вещи меня особо не пугают.

Под конец второго дня телефонную связь вернули, хотя сотовые операторы работали по-разному: одни лучше, другие хуже. Я начал обзванивать друзей. У некоторых работал телевизор, и они мне рассказывали, как обстоят дела. Причём вещало в основном российское телевидение, и только потом наладили казахстанское. То есть получилось, что сначала информацию люди получали из России.

В остальном ни меня, ни моих родных и близких январские события никак не коснулись. Просто все мы на какое-то время попали в информационный вакуум, а в остальном жизнь шла своим чередом. Не отключили тепло и свет — уже хорошо.

У меня есть друзья в Алматы, и с ними тоже всё в порядке. После появления интернета я несколько дней им написывал — без ответа. Оказалось, что им его включили ещё позже. Когда нам всё-таки удалось связаться, ничего нового я от них не узнал. Просто пересказывали друг другу видео очевидцев. Те, кто какой-то кипиш сам наблюдал, тоже особо ничего интересного не говорили: «Ну, люди бегали, орали, камни кидали».

Почему я не могу жить без интернета

В отсутствие интернета я читал книги, ходил в гости, занимался домашними делами. Литературу читал специализированную и даже художественную: начал «Тихий Дон». Роман мне понравился, но тяжеловатый слог напрягал. Я встречал много незнакомых слов и думал: «Блин, что это значит?» — и ведь не загуглишь. Это сбивало: много так не прочитаешь. Но всё равно было очень интересно сравнивать описание быта людей в те времена с тем, как мы живём сейчас.

А когда интернет вернулся, читать я, конечно, бросил: на фиг оно мне надо? Это всё не нужно, когда снова работают YouTube, TikTok, Instagram*.

Кому-то опыт жизни без интернета понравился, но мне — вообще нет. Тем более что фильтровать информацию я умею самостоятельно и время от времени сажусь на информационную диету. Ведь почему люди сидят во всяких инстаграмах* и тиктоках? Потому что так они получают быстрый и дешёвый дофамин: что-то посмотрели, кайфанули от этого и продолжили листать бесконечную ленту с бесконечными рекомендациями. В этой области нужно, конечно, себя ограничивать.

Но совсем отказаться от интернета, как это произошло в начале января, — невозможно. Ту же информацию по работе мне регулярно нужно искать в интернете. Если раньше я покупал книжки, потом скачивал их во всяких PDF-файлах, то сейчас для решения задач есть огромное количество ресурсов и они дают множество вариантов. Да и общение с людьми тоже происходит через интернет — в тех же мессенджерах. Без интернета этих инструментов нет.

Что изменилось в жизни и в стране

Когда всё только началось, я начал готовить планы отступления. Дело в том, что в Казахстане время от времени подогреваются различные националистические настроения, а я русский. Хотя раньше с национализмом я сталкивался максимум на бытовом уровне, но всё равно опасался, что события могут перерасти в националистический бунт. В качестве одного из вариантов рассматривал переезд в другой регион. В итоге всё вышло совсем не так.

Когда туман войны рассеялся, всё вернулось на круги своя. Я решил, что мне ничего не угрожает, и поэтому пока оставил всё как есть. Моя жизнь не изменилась и идёт дальше абсолютно так же, как шла до этого.

Хотя после произошедших событий начали удивлять новости: намечаются изменения, которые на первый взгляд выглядят положительными. В правительстве происходят странные движения: дело в том, что в Казахстане есть люди, которые занимали руководящие должности в течение длительного времени, и ни у кого никогда не возникало вопросов, почему они на своих постах, а сейчас вдруг появились. Президент в последнее время стал всё больше говорить о социальных реформах.

Возникает ощущение, будто начинают происходить изменения к лучшему, но это кажется очень странным, и внутренне я жду подвоха. Хотелось бы верить, что происходит что-то хорошее. Хотя только время покажет, что на самом деле творится и к чему всё это приведёт. Будем посмотреть.

* Решением суда запрещена «деятельность компании Meta Platforms Inc. по реализации продуктов — социальных сетей Facebook и Instagram на территории Российской Федерации по основаниям осуществления экстремистской деятельности».

Курс

Профессия Веб-разработчик

Веб-разработчик создаёт сайты, сервисы и приложения, которыми мы ежедневно пользуемся. Он разрабатывает интернет-магазины, онлайн-банки, поисковики, карты и почтовые клиенты. Веб-разработчик проектирует внешний вид сайта – фронтенд и программирует сервисную часть – бэкенд.

Узнать про курс

Учись бесплатно:
вебинары по программированию, маркетингу и дизайну.

Участвовать
Обучение: Профессия Веб-разработчик Узнать больше
Понравилась статья?
Да

Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies 🍪

Ссылка скопирована